на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  

 

ЦЕНТР СТРАТЕГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

119992, Россия, Москва, Кремлевская набережная, дом 1, строение 2

Тел .: (495) 331-81-81*** 8-915-350-9183***

Электронная почта: gusher_ai@mail.ru

 

 

 

 

 

 

Анатолий ГУШЕР

 

РОССИЯ И УКРАИНА
В ГАЗОВОМ КОНФЛИКТЕ
КОНЦА 2008-НАЧАЛА 2009 гг.

 

События, их подоплека, итоги и перспективы

 

 

 

Москва-2009

 

 

 

 

 

 

Россия и Украина в газовом конфликте конца 2008 - начала 2009 гг.

 

 

В истории российско-украинских отношений конец 2008 и первые двадцать суток января 2009 гг. отмечены второй за последние два года «газовой войной», которую иногда называли еще и «холодной». На этот раз она действительно оказалась холодной для европейских потребителей российского природного газа, так как Россия (компания «Газпром») ввиду срыва Киевом подписания договора на поставку газа Украине в 2009 г. была вынуждена с 10.00 1 января с.г. полностью прекратить подачу газа украинским потребителям. При этом подача газа для европейских потребителей продолжалась обычным порядком. В этих условиях украинское руководство не нашло другого аргумента для разрешения очередного конфликта российско-украинских экономических интересов, кроме как заблокировать транзит российского газа через территорию Украины в Европу в надежде, что Россия подвергнется сильному давлению со стороны Евросоюза и будет вынуждена серьезно смягчить свои условия для заключения нового договора на поставки газа Украине в 2009 году.

В ночь на 6 января 2009 г. Украина перекрыла три газопровода, по которым российский газ поступал в Европу. В результате  были полностью прекращены поставки российского газа в Венгрию, Сербию, Македонию, Хорватию, Болгарию, Грецию, Боснию. Были серьезно сокращены объемы поставок газа в Италию, Польшу, Францию, Чехию, Австрию, Словакию и Словению. Еще через сутки, в ночь на  7 января Украина перекрыла последний, четвертый транзитный газопровод. Практически весь предназначенный для Европы российский газ, подававшийся «Газпромом» в период с 1 по 6 января 2009 г. в газотранспортную систему Украины, уже по освоенной технологии был присвоен украинской стороной. Не больше и не меньше, как в известной пьесе: «Что было ваше, стало наше!» 

В сложившейся ситуации, когда все выходы российского газа с территории Украины были перекрыты, «Газпромом» по согласованию с руководством России 7 января 2009 г. было принято решение о прекращении подачи газа на границу с Украиной. Команду на приостановку потока транзитного газа на территорию Украины отдал центральный производственно-диспетчерский департамент "Газпрома" после генеральной сверки ситуации с доставкой российского газа европейским потребителям. Было установлено и запротоколировано: несмотря на продолжавшиеся поставки «европейского» российского транзитного газа через находящуюся на территории Курской области газоизмерительную станцию (ГИС) "Суджа" на Украину, с украинской территории российский транзитный газ к европейским потребителям не поступал, т.е. уводился во внутриукраинские газовые сети и хранилища.

 На завершающем этапе «газового конфликта», когда между Россией, Украиной и Евросоюзом были согласованы вопросы возобновления с 13 января с.г. российских газовых поставок в Европу и организации их контроля, украинская сторона препятствовала восстановлению транзита российского газа в Европу, перекрыв ему доступ в трубы своей газотранспортной системы уже на украинско-российской границе.

Детонаторами новой российско-украинской «газовой войны» стали нежелание Украины окончательно погасить накопившийся долг перед «Газпромом» (615 млн. долл. по состоянию на 31 декабря 2008 г.) и прекращение 31 декабря 2008 г. контрагентом российской компании «Газпром» украинским «Нафтогазом» переговоров по заключению договора о поставках российского газа Украине в 2009 г. В обоих случаях «Нафтогаз»  в лице своего главы Олега Дубины действовал согласно прямым указаниям  президента Виктора Ющенко. Но причин и поводов для развязывания новой «газовой войны» было (и остается) гораздо больше.

Сегодня совершенно ясно, что газовый конфликт с Россией планировался администрацией В.Ющенко заранее, а переговоры «Нафтогаза» с «Газпромом» в Москве велись на всякий случай (вдруг Россия дрогнет, отступит и примет украинские требования) и лишь для отвода глаз, чтобы предстать перед Западом в роли жертвы, попавшей в лапы безжалостного русского медвеля. Киеву в начале года нужен был не договор на 2009 год, а именно новая «газовая война». Ему нужно было предельно политизировать этот сугубо хозяйственный спор, внеся в  непростые российско-украинские отношения очередную порцию конфронтации и ненависти. Зачем? Об этом мы скажем позже. Непонятно только, на что рассчитывали в окружении Виктора Ющенко. Там хорошо освоили технологии запуска всякогоо рода провокационных кризисных сценариев, но так и не научились доводить начатое ими дело до задуманного результата и уж тем более – достойно выходить из созданных ими же скандальных кризисных ситуаций. Виктор Ющенко обычно занимает позу гордого рыцаря, далекого от занятий, по его выражению, «вонючим газом» и якобы озабоченного исключительно интересами украинского народа и европейских потребителей газа.   

Заметим, что в течение декабря 2008 г. и января 2009 г. официальные украинские  власти устами президента В.Ющенко и премьер-министра Ю.Тимошенко активно пытались ввести в заблуждение собственную и европейскую общественность относительно виновников и причин возникшего кризиса и мотивов своих  действий. Удивительно, как быстро представители украинскогоо политикума и бизнеса усвоили такие употребительные на Западе (главным образом в США, а также в группе стран-сателлитов Вашингтона типа Грузии) приемы из арсенала информационных войн как ложь, обман, дезинформация, подмена понятий и т.п. Если верить заявлениям украинских руководителей и их подчиненных, то  Украина вообще не отобрала незаконно ни одного кубического метра принадлежащего европейским потребителям газа, что она полностью рассчиталась с «Газпромом», что она не перекрывала газовой «трубы», идущей в Европу, и была готова в любой момент возобновить подачу европейцам  российского газа,  но этого якобы не хотела Россия… И так далее, и тому подобное.

Советник президента Ющенко по вопросам энергетической безопасности некий Богдан Соколовский даже договорился до того, что, мол, у России мало газа для возобновления газовых поставок в Европу! Какие советники, такая и политика! Или наоборот. На эту глупость Посол РФ на Украине Виктор Черномырдин вынужден был ответить, что мало не газа у России, а мало мозгов у тех, кто так говорит. Недипломатично, но верно!  И вот уже обиженные украинские чиновники грозят объявить Виктора Степановича персоной нон-грата. Так из цепи глупостей, непрерывно генерируемых украинскими чиновниками, вызревает и углубляется кризис российско-украинских отношений.   

 Характерно, что украинских политиков и чиновников ничуть не смущало то, что ходом событий их ложь очень быстро, буквально в течение часов и суток  становилась очевидной. Тогда они придумывали что-нибудь новое. Складывалось впечатление, что сценарий этих действий был написан не в Киеве в секретариате В.Ющенко, а где-то в другом месте, где представления о ситуации в украинско-российских газовых отношениях весьма и весьма туманны, но идеологически и геополитически весьма выверены.. Уж очень все это напоминало эпизоды информационной войны вокруг вооруженного конфликта  в Южной Осетии и еще более ранние события, когда мировой общественности доказывали необходимость срочного спасения мира от иракского оружия массового уничтожения!  Если, например, просмотреть публикации американских СМИ на тему газового кризиса, то чего там чего только ни найдешь, но только не  правды. А это уже серьезно, так как американские СМИ отражают политику своего национального руководства в значительно большей степени, чем, например, российские или европейские.     

В результате вышеуказанных действий украинской стороны большинство европейских государств, в том числе членов Евросоюза (всего 18 стран), на двадцать суток фактически оказались отрезанными от поставок российского газа через ГТС Украины. В наиболее неблагоприятной ситуации в этих условиях оказались государства Восточной Европы (Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния, Молдова) и Балканского полуострова (особенно Болгария, Греция, Сербия, Македония, Словения и другие), у которых нет крупных подземных хранилищ с резервами газа. В меньшей степени от действий Украины пострадала Польша, получающая часть российского газа через Белоруссию. Заметный дискомфорт от временного прекращения подачи российского газа испытывали и страны Западной Европы, заблаговременно создавшие резервы газа в своих подземных газохранилищах  и обладающие некими альтернативными источниками импорта газа из Северной Африки и норвежских месторождений в Северном море. Но все равно в режиме блокирования поставок российского газа долго нормально жить они не смогли бы. 

Что касается самой Украины, то она, похоже, целенаправленно и заранее подготовилась к «газовой войне»  с Россией: ее подземные газохранилища заранее, что называется, «под завязку» были заполнены российским газом, была также отработана новая схема внутреннего газообеспечения украинских потребителей в условиях временного прекращения поставок российского газа. Для этого «Нафтогазу» пришлось перенастроить внутренние газовые потоки. По-видимому, по этой причине после достижения трехсторонней (Россия, Украина, Евросоюз) договоренности о возобновлении работы ГТС Украины в режиме прокачки газа в Европу «Нафтогаз» Украины технически был не в состоянии, как предусматривалось, 13 января возобновить подачу российского газа за пределы своей территории. Совершенно очевидно и то, что отказ Украины допустить специалистов «Газпрома» в свои газовые хранилища, что было обусловлено трехсторонним соглашением, был мотивирован стремлением украинской стороны скрыть характер и объем той подготовительной работы, которую она провела перед «газовой войной». Ну, если там ничего такого не было сделано, что скрывать? Но скрывают и, по-видимому, не без причин!   

 

           Справка:

Газотранспортная система (ГТС) Украины досталась ей в наследство от СССР и состоит из магистральных газопроводов, распределительных сетей, газохранилищ, компрессорных и газоизмерительных станций. Является второй в Европе и одной из крупнейших в мире. Её общая протяженность без учета распределительной сети  - 37,6 тыс км.  Из них 14 тыс. км - магистральные трубопроводы большого диаметра 1020-1420 мм.  Природный газ из России поступает на Украину по 22 магистральным газопроводам, а выходит за  пределы ее территории по 15 магистральным газопроводам. 

В ГТС входят также 13 подземных газохранилищ на 32 млрд. кубических метров газа (21,3% от общеевропейской емкости таких хранилищ), 79 газокомпрессорных станций, 9 газоизмерительных станций и 2 газоизмерительных пункта.  4 ГИС находятся на российской территории (Суджа в Курской области, Валуйки, Писаревка, Сохрановка в Ростовской области). Остальные – на границе Украины с Румынией, Молдовой, Венгрией, Словакией, Польшей, Белоруссией.  

Пропускная способность ГТС на входе составляет 290 млрд куб. м газа в год, на выходе — 175 млрд куб. м.  На 2009 год запланированы поставки на Украину 40 млрд. кубометров российского и центральноазиатского природного газа (в 2008 г. – 55 млрд. кубометров), 120 млрд. кубометров российского газа - в страны Евросоюза (это 75 % от общих поставок российского газа в Европу).   

 

 

Схема газотранспортной системы Украины

(Источник – украинский Интернет-сайт) 

 


           

        

Только благодаря активным усилиям России по привлечению к разрешению конфликта европейских потребителей российского газа (миссия председателя Евросоюза, премьер-министра Чехии Мирека Тополанека и подписание трехстороннего документа; переговоры в Брюсселе; проведение в Москве 17 января  встречи представителей европейских стран-потребителей газа и Украины и другие)   удалось добиться как восстановления транзита российсклго газа в Европу, так и подписания нового российско-украинского договора о поставках Россией газа на Украину в течение ближайшего десятилетия. Напомним, что это произошло 19 января 2009 г. в Москве в результате напряженных переговоров между премьер-министрами двух стран Владимиром Путиным и Юлией Тимошенко. Украинский премьер прибыла в Москву в рамках созванной по инициативе президента России Дмитрия Медведева встречи представителей европейских стран-потребителей российского природного газа.

По данным источника, близкого к процедуре подписания российско-украинских документов, руководитель «Нафтогаза» Украины Олег Дубина, находясь под сильным давлением президента своей страны, до последней возможности уходил от подписи поданных ему на стол документов. Дело дошло даже до попытки  подлога, когда О.Дубина в присутствии премьер-министров двух договаривающихся государств поставил свою подпись на чистом листе бумаги, вложенном в папку с текстом российско-украинского договора. Только бдительность главы «Газпрома» Алексея Миллера, заметившего эту манипуляцию и предупредившего об этом В.Путина,  позволила все же получить подпись украинского представителя под договором. Не факт, что Ю.Тимошенко была в курсе заговора «Ющенко-Дубина». Ее явно хотели подставить и скомпрометировать. Не случайно, когда благодаря бдительности российской стороны этого не получилось, президент Украины и вся его рать так яростно набросились на главу украинского кабинета министров с обвинениями в нарушении ею «инструкций президента».  Виктор Ющенко договорился даже до того, что назвал соглашения Тимошенко с Москвой «пактом Молотова-Риббентропа» и фактически обвинил премьер-министра в предательстве интересов государства.  Олегу Дубине в этой ситуации только и оставалось, что лечь в больницу с сердечным приступом.

 

Суть российско-украинских договоренностей и подписанных руководителями «Газпрома» и «Нафтогаза» соответственно Алексеем Миллером и Олегом Дубиной итоговых документов сводится к следующему. Договор на поставку Россией газа на Украину подписан, причем срок его действия определен в 10 лет. Это стало возможным благодаря достигнутому сторонами согласия относительно формулы цены на газ. Цена газа для Украины в 2009 году будет все-таки не рыночной (450 долларов за одну тысячу кубических метров газа), а льготной - с 20% скидкой от европейской, но только в том случае, если для России сохранится прежний транзитный тариф на уровне 1,7 долларов за прокачку 1 тысячи кубометров газа на 100 км. Предварительная оценка параметров договора дает такой расклад: поскольку цена российского газа в странах Восточной Европы сейчас составляет около 470 долларов за тысячу кубометров,  то цена этого объема для Украины в первом квартале 2009 года окажется  на уровне 380 долларов. Реально за газ, поданный «Газпромом» «Нафтогазу» Украины в январе 2009 г., украинская сторона платила по 360 долл. за 1 тыс. кубометров.

 

При сохранении нынешней динамики на нефтяном рынке – падение цены на нефть – цена газа для  Европы будет снижаться и упадет до 295-300 долларов во втором-третьем квартале, а для Украины, соответственно, до 240 долларов за одну тысячу кубометров. Снижение цены нефти до 30 долларов за баррель приведет к тому, что в Европе российский газ будет продаваться по 180 долларов, а на украинской границе «рыночная цена» составит 145 долларов за тысячу кубометров, то есть существенно ниже, чем в 2008 году (179,5 долл.) Правда, неизвестно, в каком состоянии к тому времени окажется украинская промышленность, которая и так сильно пострадала из-за кризиса.

Фиксация транзитной ставки на 2009 год означает, что при транспортировке 120 млрд кубометров российского газа в Европу «Нафтогаз» получит примерно 2,2 млрд долл. за транзит. При этом покупка газа для технологических нужд по евроцене со скидкой обойдется украинскому концерну в 720 млн. долларов в 1 квартале (если учитывать озвученную Киевом потребность в 21 млн. кубометров в сутки). Каким образом «Нафтогаз Украины» будет рассчитываться за закупки газа в таких условиях, пока непонятно. В этом случае уместно допустить, что ситуация будет развиваться стандартным путем – долги будут накапливаться. Впрочем, реальная суточная потребность «Укртрансгаза» в топливном газе для осуществления транзита вдвое меньше (10-11 млн кубометров). А значит, и затраты на его приобретение будут существенно ниже.

Самой Украине для внутреннего потребления, согласно цифрам не подписанного в прошлом году контракта, необходимо 46 млрд. кубометров импортного газа в 2009 году, то есть на 10 млрд. кубометров меньше, чем в году минувшем. Ставка на транзит уже в следующем году будет зависеть от рыночной конъюнктуры, но в большей степени и от состояния самой транспортной системы и коммерческих договоренностей поставщика и транзитера о норме прибыли. Однако уже после подписания договора 19 января появились новые расчеты потребности Украины в газе.

 

Основные параметры газового баланса для Украины в 2009 г.
(
Вариант)

Предназначение газа

Требуемый объем газа,

млрд. куб.м

Бытовые нужды (газовые плиты, газовые колонки для нагрева воды)

5,7

Отопление жилищ

12

Для предприятий теплокоммунальной энергетики

10

Бюджетные организации

1

Технологический газ

6,5

Требуемый объем газа в 2009 г.

35,2

Примечание:  1. Нет данных по потребностям промышленности

2.       Объем собственной добычи газа Украиной – 18 млрд. кубических метров

 

Окончательно пока остается неясным, по какой же схеме Украина будет получать газ. С 2006 года монопольное положение на газовом рынке занимала компания «РосУкрЭнерго», отказаться от посредничества которой потребовала осенью 2008 года Тимошенко и предложила перейти на прямые контакты между «Нафтогазом» и «Газпромом». Известно также, что этот вопрос блокирует именно украинская сторона, а  точнее - та ее часть, которая представляет интересы президента Ющенко. Российская сторона не возражает против того, чтобы обходиться без посредников, которые вызывает большие сомнения у украинской общественности. Москва не против перехода на прямые контракты и ее вполне устроит схема финансового гарантирования оплаты поставок газа. Более того, Россия готова оказать Украине помощь в получении на эти цели банковского кредита.

 

Компания RosUkrEnergo была образована в июле 2004 г. и зарегистрирована в Швейцарии. Акционерами компании на паритетных началах выступили 100-процентные дочерние структуры Газпромбанка и компании Raiffeisen Investment AG. Коммерческую деятельность RosUkrEnergo осуществляет с 1 января 2005 г. Компания является поставщиком всего импортного газа в Украину. 50% акций RosUkrEnergo принадлежат «Газпрому», еще 50% - Centragas Holding AG (контролируется Дмитрием Фирташем и Иваном Фурсиным).

 

Киев не согласился на предложение о создании газотранспортного консорциума, в управление которому могла быть передана газотранспортная система Украины (ГТС). В этом проекте, как и годы назад, заинтересованы немецкая, французская, итальянская газовые компании. Этот факт сам по себе опровергает утверждение украинского президента о том, что Россия пытается получить контроль над украинской ГТС. Правда, сценарий с газовым консорциумом пока не рассматривается, учитывая надвигающиеся в Украине президентские выборы. Некоторые источники допускают, что консорциум может быть создан только в случае, если Тимошенко станет президентом Украины. Однако через год ситуация на газовом рынке и на политическом небосклоне Украины может быть совершенно иной.

Подписанный в Москве 19 января 2009 г. договор о поставках российского природного газа на Украину является непростым документом, так как по настоянию российской стороны в него включен ряд «страховочных» статей. Ими, в частности, предусмотрена возможность изменения условий газовых поставок (внесение предоплаты поставок газа и другие) в том случае, если «Нафтогаз» Украины снова начнет задерживать и накапливать неплатежи «Газпрому». По условиям Договора, украинская сторона должна оплачивать стоимость полученного газа до седьмого числа месяца, следующего за расчетным. В договор внесено также положение, согласно которому «Нафтогаз» Украины обязан ежесуточно отбирать не менее договоренного объема российского газа. Так на февраль 2009 г. этот объем установлен на уровне 71 млн. кубометров. Реально Украина отбирает пока 40-50 млн. кубометров. Т.е. нарушение условий договора налицо, и «Газпром» при желании может прибегнуть к штрафным санкциям, что предусмотрено договором. Эти и некоторые другие положения договора свидетельствуют о том, что Россия до конца так и не поверила в добропорядочность Украины, в то, что  Киев будет твердо и в полном объеме  исполнять взятые на себя обязательства. И, как показало дальнейшее развитие событий, она была права.

 

Договорные и фактические объемы российского газа, который должна отбирать Украина

 

Квартал 2009 года

Договорный объем отбора газа(млрд.куб.м)

Фактически отобрано (млрд. куб.м)

Недобор, %

Январь-март

5

 

 

Апрель-июнь

10

 

 

Июль-сентябрь

10,5

 

 

Октябрь-декабрь

12

 

 

Всего за 2009 г.

37,5

 

 

 

Сегодня для России, как и для Европы, важно знать, будут ли украинской стороной строго выполняться условия подписанного договора. Определенные опасения и сомнения все же остаются. Более того, развитие событий на украинской стороне после 19 января 2009 г. начало конвертировать эти сомнения в ожидания новых попыток украинской стороны отказаться от своих подписей под документами 19 января.   Основаниями для таких опасений и ожиданий являются скандальная репутация Киева, довольно часто не исполняющего взятых на себя договорных обязательств, вороватость украинских партнеров российского «Газпрома», а также чрезмерно большая зависимость российско-украинского сотрудничества в газовой сфере (и не только в ней) от политической конъюнктуры внутри самой Украины. За примерами долго и далеко ходить не надо: не успела Юлия Тимошенко после подписания договора о поставках газа возвратиться в Киев из Москвы, как ближайшее окружение президента Виктора Ющенко тут же обвинило главу украинского правительства практически в государственной измене! Глава Украины не устает обвинять своего премьер-министра в том, что она не выполнила каких-то «директив президента». Что это за директивы, можно только догадываться, так как нигде и никем они не были озвучены. Хотя догадаться об их содержании в общем-то и несложно. 

В любой войне ее участники преследуют вполне определенные цели и решают задачи, обеспечивающие их реализацию. Идя на новую «газовую войну» с Россией, президент Ющенко и его сторонники также преследовали свои вполне конкретные цели. То, что эта «война» была делом рук украинского президента и его окружения, даже доказывать не стоит. Это - очевидно.  Ведь премьер-министр Ю.Тимошенко еще  2 октября 2008 г. в ходе переговоров с Владимиром Путиным подписала российско-украинский Меморандум о сотрудничестве в газовой сфере. Документом подтверждалось намерение сторон с 1 января 2009 г. начать поэтапный, растянутый на три года переход на рыночные, экономически обоснованные и взаимосогласованные цены на газ для Украины, а также тарифы на транзит российского газа в Европу газа по украинской территории. Предварительным условием выполнения положений Меморандума являлось полное погашение украинской стороной всей имеющейся задолженности за поставленный (и незаконно отобранный) газ. Здесь уместно напомнить, что президент Ющенко явно не хотел этих переговоров, о чем говорят такие его действия как лишение собственного премьер-министра закрепленного за ней самолета, на котором Ю.Тимошенко должна была лететь в Россию на переговоры с В.Путиным, а затем, 31 декабря 2008 г., указание Ющенко о прекращении переговоров с «Газпромом». Ну а действия О.Дубины 19 января 2009 г. на церемонии подписания российско-украинского документа вообще выходят за рамки существующих правил в межгосударственных отношениях.

 Между тем, проведенные в течение декабря 2008 г. переговоры между «Газпромом» и «Нафтогазом» выводили российско-украинский диалог на уровень фактической готовности к подписанию сторонами нового договора на 2009 год. Но руководитель «Нафтогаза» Олег Дубина все медлил, ожидая «отмашки» от президента Ющенко, которая, как известно, поступила из Киева 31 декабря, но не на подписание договора, а на прекращение переговоров и возвращение украинской делегации домой. И это - при том, что Россия заметно смягчила свои прежние условия перехода на рыночные принципы газового ценообразования для Украины, растянув этот переход по времени. Таким образом, рубильник новой «газовой войны», которой реально можно и не быть, был включен.

О том, что произошло после 31 декабря 2008 г., было уже сказано выше. Это прекращение «Газпромом» подачи нефти для украинской стороны; масштабный отбор украинцами газа из «европейской» трубы; полное прекращение Россией подачи экспортного газа на границу с Украиной; кризис газоснабжения в европейских странах – партнерах «Газпрома»; сложные переговоры о возобновлении Россией подачи газа в Европу. В итоге премьер-министру Украины Юлии Тимошенко пришлось согласовывать новый договор с Россией на значительно более жестких условиях, чем те, которые предлагались Киеву еще 31 декабря 2008 г.    

Меморандумом предполагался переход на прямые поставки «Газпромом» газа «Нафтогазу» Украины, что исключало из этого процесса известного посредника – «Росукрэнерго». Известно, что украинская часть этой посреднической структуры находится в тесной связи с семьей президента Ющенко, и исключение ее из финансовых потоков газового обращения никак не устраивало главу Украины и его ближайшее окружение. И действительно: из твоих рук уводят кошелек с немалыми деньгами, и ты должен с этим смириться? Вот здесь-то и появляются т.н. «директивы президента» премьер-министру для ведения переговоров в Москве: не менять схемы поставок, купить газ подешевле, поднять транзитный тариф  повыше, избежать возможных штрафных санкций и международного контроля и т.п. То, что это было действительно так, подтверждает факт захвата   4 марта с.г. подчиненной напрямую президенту Службой безопасности Украины (СБУ) центрального офиса «Нафтогаза» Украины в Киеве с задачей изъять подписанные в Москве документы, сорвать текущие платежи «Нафтогаза» «Газпрому» и попытаться  сорвать выполнение договоренностей, достигнутых в Москве 19 января 2009 г.

А может быть никаких таких «директив» и не было вообще? Может быть, у Юлии Тимошенко, премьер-министра Украины, не было даже элементарных полномочий  на ведение переговоров в Москве, хотя украинский президент в телефонном разговоре со своим российским коллегой подтвердил наделение Ю.Тимошенко таковыми?

Зачем все эти вопросы? Затем, чтобы понять образ мыслей главы украинского государства, вчера говорившего одно, сегодня говорящего совершенно другое, а завтра готового заявить уже третье по одному и тому же вопросу. Очень похоже, что все это является отражением полной дезориентации первого лица государства  в происходящих событиях, реальной утраты президентом управления, лихорадочных поисков им выхода из тупиков внутренней и внешней политики, наличия в его окружении соперничающих групп влияния, выдающих своему патрону  собственные противоречивые рекомендации.

И все же попытаемся систематизировать события хотя бы последних шести месяцев и вскрыть те причины, которые подтолкнули украинскую власть (читай – Виктора Ющенко) к вступлению на очень скользкий путь новой         «газовой войны» с Россией и, как выяснилось позже, газовой конфронтации с Евросоюзом, стать членом которого так стремится Киев.

Представляется, что сегодня есть основания говорить, по меньшей мере, о трех группах причин или мотивов постоянного обращения высшей политической элиты Украины к приемам и методам «газовых войн» с Россией. Это:  группа собственно экономических причин и мотивов; группа геополитических мотивов и расчетов; группа внутренних политических причин. К ним можно добавить еще и личные интересы Виктора Ющенко, хотя он это и отрицает (… «Я не занимаюсь вашим вонючим газом…).

 

Итак, экономика. Здесь главный интерес Украины состоит в желании приобретать российский газ по возможно меньшей цене и в то же время обеспечить максимально возможные транзитныве тарифы. Меньше заплатить и больше получить – это так понятно и закономерно! Но для этого необходимо постоянно договариваться с поставщиком газа, так как украинская сторона все годы своей независимости приобретала у России газ по ценам, более низким (179,5 долл. за одну тысячу кубометров в 2008 г.), чем Европа (базовая ставка начала 2009 г. – 450 долл. за ту же тысячу кубометов газа), а у Москвы с каждым годом оставалось все меньше оснований делать украинцам скидки по отношению к европейской цене. Этот вопрос всегда имел для России серьезный политический подтекст, обусловленный надеждами на то, что Украина перестанет дурить и станет для России надежным экономическим и политическим партнером. Но она не стала ни тем, ни другим. Последнее особенно стало ясным после августовской 2008 г. агрессии Грузии против Южной Осетии и российских граждан в этой республике. Украина, что уже доказано, наряду с США стала главным соучастником подготовки режима Саакашвили к этой агрессии и ее непосредственной участницей. Думать, что Россия после всего этого по-прежнему будет дотировать украинскую экономику посредством низких цен на газ – это верх самонадеянности и политического цинизма официального Киева, его пренебрежительного отношения к своему восточному соседу.   Странно бы выглядела Россия, если бы по-прежнему ежегодно дарила миллиарды долларов Украине, власти которой запрещают русский язык, проводят антироссийские саммиты, готовятся к членству в НАТО, выступают против России  во всех международных делах, воюют против нее на Кавказе и сбивают поставленным ими Грузии оружием ее самолеты.

Сегодня для украинской стороны при ее бюджетных проблемах и прединфарктном состоянии ее платежной системы и экономики государства в целом  цены на газ и транзитные ставки - вопросы чрезвычайной важности. Обеспечение газом – это тепло в зимнее время, горячее водоснабжение, работа ряда электростанций, а также промышленных предприятий, в том числе непрерывного цикла. Подоплекой газового конфликта стали также интересы украинских кланов, которые борются за доступ к финансовым потокам, одним из которых является торговля российским газом как внутри Украины, так и за ее пределами. Получая из России газ по ценам, существенно  меньшим, чем  европейские, украинские власти имели возможность поднимать его цену для своих потребителей внутри страны, а также продавать часть этого газа европейским потребителям, но уже по европейским ценам. Поэтому переход России и Украины в их газовых отношениях на европейские цены означает утрату Киевом этих двух возможностей. И это был один из мотивов развязанной Киевом «газовой войны», в ходе которой украинские руководители рассчитывали решить вопрос цен на газ и его транзит на приемлемых для себя условиях.

 

Что касается геополитических расчетов на провоцирование и развязывание Киевом очередного «газового конфликта» с Россией, то здесь явно просматривается попытка украинских политиков столкнуть Россию с Евросоюзом и в итоге получить для себя не только экономические, но еще и некие геополитические дивиденды. Например, добиться признания европейцами за Украиной особо значимой роли в обеспечении энергетической безопасности Европы, целесообразности для Евросоюза и НАТО приема Украины в их состав и т.д.

   О чем идет речь?

В Киеве, судя по всему, рассчитывали, что и в новой «газовой войне» Евросоюз, как и в 2006 г., поддержит их. Как известно, Европа тогда еще рассматривала Украину как «молодую крепнущую демократию» и, несмотря на продолжавшийся несанкционированный отбор украинской стороной европейского газа на собственные нужды, оказывала ей политическую и моральную поддержку, одновременно поругивая Россию за ее якобы «несоразмерные действия» по отношению к Украине. Несмотря на это, украинцы все же проиграли «газовую войну» 2006 года, хотя этот проигрыш и был смягчен принятием сторонами ряда компромиссных решений, позволивших Киеву сохранить лицо и ощущение надежды на лучшие времена. Между прочим, компромиссу 2006 года способствовал ряд сдерживающих факторов: нежелание России доводить газовый спор с Украиной до крайней степени остроты и этим давать в руки Киева лишние козыри в его геополитической игре на прием в состав Евросоюза и НАТО; опасения украинского руководства лишиться симпатий Брюсселя в случае затяжного газового конфликта с Россией, такого, например, как в начале 2009 г. В 2006 г. Виктору Ющенко, ожидавшему, как манны небесной, принятия Евросоюзом и НАТО решений на прием Украины   в свои ряды, это было ни к чему.

Но уже примерно к середине 2008 г. указанные факторы для Виктора Ющенко утратили свою прежнюю актуальность и силу: приглашения в состав Евросоюза в Киев так и не поступило, снова было отложено и принятие решения НАТО на запуск программы принятия Украины в состав этой военно-политической организации.  Киев был раздражен  европейской пассивностью, готовностью крупных европейских энергетических компаний иметь дело исключительно с «Газпромом», игнорируя при этом интересы украинских транзитеров газа. Такое равнодушие Европы раздражало Украину, которая добивается включения ее в европейскую систему энергетической безопасности. Очевидно, что Киеву очень хотелось «доказать», кто «главный» на пути российского газа в Европу. Образ мыслей украинских лидеров понятен: дескать, вот если бы Украина была в составе Евросоюза и НАТО, тогда бы не было и проблем с газом! Тогда бы Россия подумала, прежде чем прекращать подачу газа! И т.д.

Однако и на этот раз расчеты стратегов украинской политики оказались несостоятельными.

Во-первых, ко времени развертывания основных событий в очередном российско-украинском «газовом» противостоянии для европейцев стала абсолютно ясна провокационная роль Киева в российско-грузинском вооруженном конфликте августа 2009 г. То, как президенты-кумовья Виктор Ющенко и Михаил Саакашвили «подставили» Евросоюз, одним-двумя предложениями не опишешь. Правда, европейцы тоже хороши! Не пожелав по горячим следам разобраться в подоплеке и сути событий и поверив фактически на слово Киеву и Тбилиси, европейцы, очертя голову, бросились на выручку грузинам и украинцам, но вскоре под натиском неопровержимой и совершенно «убойной» информации о сути событий на Северном Кавказе были вынуждены «отработать» назад. В итоге столкнуть лбами Россию и Евросоюз Киеву не удалось. Но Европе эта попытка запомнилась. И когда украинская сторона снова начала стенать по поводу «козней» Москвы  в газовых делах, в Европе ей уже не поверили.   

Во-вторых, в Киеве как-то не подумали, что тепло в собственных домах европейцам может оказаться дороже, чем призрачная украинская демократия, к тому же окрашенная явной коммерческой недобросовестностью.  Ожидаемой реакции не случилось. Вопреки ожиданиям Ющенко, ЕС не стал, как в 2006-м, торопиться с заявлениями, что Москва снова душит «оранжевую демократию». Наоборот,  Европа заговорила о «коммерческом споре» и ограничилась сухими словами о том, что остановка транзита «неприемлема». Слишком очевидными были неплатеж и воровство газа. Кроме того, в Европе понимают, что без «Газпрома» им не обойтись, особенно зимой. Сколько бы ни говорилось о биотопливе, альтернативных источниках и проекте «Набукко», сибирский газ для Европы еще много лет будет незаменимым энергоносителем. Да и такие страны как, например, Польша – при всей ее ненависти к Москве – вряд ли будет требовать для Украины цену на газ вдвое меньшую, чем для себя.

В-третьих, «Газпром», учитывая вороватый характер украинского соседа, на этот раз подготовился более основательно, чем в 2006 году. Все крупные европейские компании были заранее оповещены о возможной угрозе и успели создать свои хранилища, которые оказались заполненными российским газом «под завязку». В 2006 г. ничего подобного не было. А то, как  освещались события августа 2009 г. в Южной Осетии западными СМИ, помогло российскому руководству заранее выбрать правильную информационную стратегию в освещении «газового» конфликта – максимальную открытость, прозрачность и транспарентность. В конце-концов,  ни одно заявление и ни одна оценка Москвы в рамках и операции по принуждению Грузии к миру, и «газового кризиса» не были опровергнуты, а получили свое полное подтверждение.

Главный посыл со стороны России в адрес европейцев был следующим – если хотите, чтобы поток газа в Европу не прерывался, займите по отношению к Украине более активную и даже жесткую позицию. Европе дали понять, что в случае ее пассивности потоки газа могут быть перенацелены на Азиатско-Тихоокеанский регион, чего европейцы заметно опасаются. И это сработало. А расчеты Киева повысить свою геополитическую значимость для Европы дали прямо противоположный результат – там поняли, в какую игру и за чей счет решили сыграть украинцы. В ведущих европейских странах уже давно убедились в исключительно потребительских расчетах Киева на принятие его в состав Евросоюза и НАТО. Вот такие геополитические дивиденды Киева по состоянию на начало марта 2009 года!

Но обольщаться этим не стоит. Украинская политическая элита продолжает наводить мосты взаимопонимания с Западом. Сегодня ей отказали в поддержке, а завтра могут и поддержать. Ведь Евросоюз тоже не стоит на месте. В декабре 2008 г. им разработан проект «Восточное партнерство», в основе которого лежит идея развития особых отношений ЕС со странами Восточной Европы и Закавказья (Украина, Молдавия, Грузия, Армения, Азербайджан и Белоруссия). Работа по реализации этого проекта уже началась попытками установить такие отношения с Белоруссией.  Главный внешнеполитический «червь» Евросоюза Солана, немало сделавший для уничтожения Югославии и поддержки Виктора Ющенко в период «оранжевой революции», уже побывал в Минске, где провел первые переговоры с президентом Лукашенко. В контексте «Восточного партнерства», конечно, не будет забыта и Украина. Вот только разделаться бы с финансовым кризисом!

Что касается «информационно-пропагандистской зачистки» очередного проигрыша в «газовой войне» против России, Виктор Ющенко пытается выставить себя в роли защитника энергобезопасности Европы, но делает это почему-то через американскую прессу. В этом плане следовало бы обратить внимание на статью В.Ющенко в «Уолл Стрит Джорнел» от 17 февраля, в которой украинский президент призывает страны-потребители российского природного газа к тесному взаимодействию с Украиной при решении вопросов российского газового транзита. «Все страны-импортеры должны быть заинтересованы в координации наших ответных действий,- пишет Виктор Ющенко.- Лишь тесно взаимодействуя между собой, мы сможем максимально использовать свои коллективные рычаги влияния на переговорах и обеспечить защиту наших индивидуальных национальных интересов». И далее: «…Энергетическая безопасность Украины, являющейся крупной страной-тразитером, будет также лучшей гарантией энергетической безопасности для наших европейских соседей. Следовательно, энергетическая безопасность общеевропейского пространства неотделима от Украины». Если все это действительнонаписано рукой Ющенко, то остается только удивляться егонаглости и самонадеянности: мы, дескать, будем по-прежнему воровать ваш, европейский, газ и  препятствовать его подаче в Европу, а вы, европейцы, поддерживайте нас!

Мы здесь практически ничего не говорим о роли в развязывании «газовой войны» США.  Внешне это вроде никак не проявлялось. Но нельзя забывать, что и до этого американское влияние на политические процессы на Украине осуществлялось специфическими методами и по скрытым от общественности каналам. Многие украинские политики прошли через это. Конечно, сомнений в том, что американцы заинтересованы в украинской газотранспортной сети, нет. В данном случае их интересует не столько непосредственно контроль за трубой, сколько гарантированно антироссийский и отчасти даже антиевропейский режим, сидящий на этой трубе. Теперь уже новый госсекретарь США Хиллари Клинтон призывает к продолжению работы по принятию Украины и Грузии в состав НАТО.

Таким образом, никакой геополитической прибыли от начатой им «газовой войны» с Россией Киев не получил. Он добился только усиления убежденности России и европейских государств в ненадежности украинского газотранспортного маршрута и понимания ими  необходимости ускорения реализации проектов «Южный поток» и «Северный поток» («Норд-Стрим»). Европа рассчитывает и на реализацию проекта «Nabucco».

 

Южный поток. Проектируемая пропускная способность «Южного потока» (South Stream) – 30 млрд кубометров газа в год, стоимость – около $10 млрд. Морской участок газопровода пройдет по дну Черного моря от компрессорной станции «Береговая» на российском побережье до побережья Болгарии. Общая протяженность черноморского участка составит около 900 км, максимальная глубина – более 2 км. Ввод в эксплуатацию морского участка «Южного потока» намечен на 2013 год. Наземная часть будет состоять из двух веток. Одна пойдет на юго-запад через Болгарию и Грецию и далее – через Адриатическое море в Италию. Вторая ветка пойдет на северо-запад, при этом рассматриваются два варианта: по территории Болгарии, Сербии, Венгрии и Австрии; по территории Болгарии, Сербии, Хорватии, Словении и Австрии.

 

Nabucco– проектируемый магистральный газопровод протяженностью 3300 км в обход России из Центральной Азии в страны ЕС, прежде всего, Австрию и Германию. Проектная мощность – 26-32 млрд кубометров газа в год. Строительство планируется завершить к 2013 году. Предполагаемая стоимость проекта – $11,7 млрд. В консорциуме по строительству газопровода участвуют компании OMV Gas GmbH (Австрия), Botas (Турция), Bulgargaz (Болгария), S.N.T.G.N. Transgaz S.A. (Румыния), MOL Natural Gas Transmission Company Ltd. (Венгрия). Первоначально проект газопровода Nabucco, представленный в 2004 году, предполагал поставку газа с месторождений Ирана в Персидском заливе. В 2006 году было принято решение в связи с конфликтом вокруг иранской ядерной программы изменить проект таким образом, чтобы иметь возможность поставлять газ из Туркмении, Узбекистана и Азербайджана.

 

 

 

 

Другие политические причины, подтолкнувшие Виктора Ющенко к новой «газовой войне» с Россией,  связаны с развитием внутриполитических процессов на Украине. Налицо вмешательство в энергетическую модель таких внесистемных факторов, как внутриполитический кризис на Украине, когда президент В.Ющенко и премьер-министр Юлия Тимошенко сочли возможным разыграть в борьбе друг с другом карту газовых взаимоотношений с Россией. Например, подписание газового контракта в Москве позволили Тимошенко получить свои электоральные дивиденды. Что касается  Ющенко – наоборот. Вовлеченность президентского окружения в деятельность «РосУкрЭнерго» не только не прибавили Ющенко рейтинговых очков, а напротив - усугубили его  шансы в кампании по выборам, куда собственно и планировались средства, «добытые» компанией-посредником. Отсюда приходит понимание неуступчивой позиции Ющенко – уход посредника, которого он привел на рынок в 2006 году, ему крайне невыгоден. Ему выгодно было довести конфликт до абсурда, в котором, возможно, удалось бы  в той или иной форме соблюсти свои интересы. В такой ситуации и появляются решения типа проведения силовых акций СБУ в отношении «Нафтогаза».  Ведь помимо всех других мотивов на принятие такого решения в последнем случае речь шла об отъеме у «Нафтогаза» хранящихся в подземных хранилищах 11 млрд. кубометров газа, находившихся до 19 января 2009 г. на балансе «Росукрэнерго», а это почти 5 млрд. долларов!

Среди других причин развязывания «газовой войны» нельзя обходить вниманием и такую, как стремление отвлечь внимание украинской общественности от скандальной истории с личным участием президента В.Ющенко в продаже оружия режиму Саакашвили и его решением  направить в Грузию украинских военных и гражданских специалистов для поддержки «кума Мишико». А ведь эта история грозит Виктору Ющенко немалыми неприятностями, если ему не удастся руками все той же СБУ заблокировать работу специальной комиссии Верховной Рады по расследованию участия лидера Украины в грузинской бандитской вооруженной акции против южных осетин и российских граждан  в августе 2008 г.  

Ясно, что основная причина газового спора – в неразрешимых противоречиях внутри украинской элиты, по сути  - в борьбе за власть. Различные структуры в этой стране хотят для себя  совершенно очевидных политических успехов, а газовая проблема стала в этой борьбе разменной монетой. При этом специалисты из «Нафтогаза», которые стоят у переговорного процесса, и специалисты, задействованные на решении  технологических транспортных проблем, получали и продолжают получать от своих политических руководителей противоречивые указания. Эти указания часто имеют деструктивный характер, которые трудно понять исполнителям.

До очередных президентских выборов на Украине остается еще год, и не факт, что политические лидеры в Киеве еще не раз не поднимут друг на друга «газовое оружие» как колоссальный финансовый источник, необходимый к выборной кампании. В результате по требованию России устанавливается международный контроль за украинским газовым транзитом.

 

Экономический и газовый кризисы обострили и без того конфронтационную ситуацию в украинской внутренней политике.Парламентская оппозиция в лице Партии регионов угрожает отправить в отставку президента, а заодно и премьера, проваливших договоренности с «Газпромом» и доведших экономику страны до коллапса. Аппаратные и закулисные интриги стали формой и содержанием украинской политики. Мировой финансовый кризис вкупе с газовым стали в стране катализатором экономического и социального напряжения, которое никто из политиков игнорировать не может. Рейтинг ведущих политиков, демонстрирующих неспособность обуздать падение экономики, стремительно падает. Попытка конфронтации с Россией перекрытием газового экспорта провалилась.  Похоже, что Ющенко не удалось в должной мере активизировать своих избирателей антироссийской риторикой, в отличие  от ситуации 2006 года. Рейтинг Тимошенко снизился из-за общего экономического кризиса. На этом фоне несколько возросли шансы Партии регионов  что-то выиграть.

Говорить сейчас о ближайшем будущем Ющенко и Тимошенко пока преждевременно. Пока что шансы Ющенко на второе президентство призрачны. Скорее всего, лидерами будущих президентских выборов станут Тимошенко и Янукович. Говорят и о попытке возвращения Леонида Кучмы. У Ющенко есть реальный шанс досидеть 2009 год в президентском кресле и затем по правилам передать власть новому главе государства. Это в том случае, если конечно, не случится форс-мажора вроде выхода на улицу замерзших и безработных граждан или импичмента.

 

Каковы ближайшие и обозримые перспективы российско-украинской «газовой саги»?

Первое. В течение ближайшего года, т.е. до очередных президентских выборов на Украине, российско-украинские договоренности в газовой сфере  будут подвергаться попыткам  пересмотра его отдельных положений или относительно мягкого саботажа их исполнения со стороны президента Ющенко и его команды. Российской стороне придется быть в готовности к принятию активных  мер по защите этих договоренностей. Такая перспектива вытекает из развития общей политической ситуации на Украине  и того, что оба ведущих политика страны – президент Виктор Ющенко и премьер-министр Юлия Тимошенко постоянно переносят свою политическую борьбу в сферу газовых отношений с Россией.

Второе. Едва ли стоит рассчитывать на то, что украинская сторона  будет добросовестно и  без напоминаний выполнять условия российско-украинского договора о поставках газа. Основными направлениями возможных атак украинской стороны на российско-украинский договор от 19 января 2009 г. следует считать: попытки торможения окончательного перехода на европейские цены на газ; манипулирование данными об объемах потребления российского газа; непризнание возможных штрафных санкций «Газпрома» за несоблюдение положений договора.

Третье. Российский газовый транзит в Европу, скорее всего, не будет подвергаться  опасности  нового «закрытия заслонок». Украинская сторона, надо думать, убедилась в непродуктивности новых подобных шагов, особенно если при этом задеваются интересы европейских потребителей российских энергоресурсов. К тому же сегодня и Виктор Ющенко пытается представить себя в глазах Запада в роли защитника принципов энергетической безопасности Европы. Но этот прогноз верен для ситуации, при которой украинская сторона будет более-менее удовлетворительно исполнять свои обязательства по оплате  получаемого от «Газпрома» газа.

Четвертое. Безусловно,  характер российско-украинских связей в газовой сфере, как и прежде, будет находиться в большой зависимости от общего состояния отношений между Россией и Украиной, от идеологии и направленности внешнеполитического курса украинского правящего режима. До выборов очередного украинского президента едва ли стоит ожидать улучшения этих отношений.  Конечно, Виктор Ющенко и другие русофобские политические группы Украины в угоду своим интересам могут предпринять конъюнктурную попытку  перестройки украинско-российских отношений в позитивном для России направлении. России следует  спокойно принимать такие трансформации и особенно не обольщаться на их счет. Совершенно очевидно, что внешняя политика Киева в ближайшей перспективе будет выстраиваться исключительно на временных конъюнктурных принципах, в которых не будет места для серьезного учета российских интересов. Это, к сожалению, относится ко всем политическим силам и группировкам, определяющим как внутреннюю, так и внешнюю политику Украины.       

Пятое. Транзит газа для Украины – это принципиально важная составляющая часть украинской экономики. Киеву нет никакого интереса в отказе от него как по экономическим, так и политическим основаниям.  Украинская сторона будет пытаться сохранить для себя этот источник доходов на длительную перспективу. Так, уже после 19 января 2009 г. и президент Ющенко, и премьер-министр Тимошенко прилагают немало политико-пропагандистских усилий для того, чтобы убедить Европу в незаменимости Украины как транзитного государства. В связи с этим России следует ожидать от украинской стороны периодически повторяющихся политических и информационных атак на ее проекты создания новых международных трубопроводных маршрутов в обход территории Украины («Южный поток», «Северный поток» и, возможно, другие).

Шестое. Российско-украинским отношениям в газовой сфере едва ли удастся полностью избежать такого явления, как незаконный отбор российского транзитного газа для Европы из проходящих по украинской территории экспортных газопроводов.  К сожалению, сложившиеся представления и привычки многих украинских политиков и руководителей  о допустимости распоряжаться не принадлежащими тебе ресурсами пока выше понимания ими приличий и правил бизнеса, которыми руководствуется остальной мир.  Избежать этого явления или добиться существенного снижения его масштабов на данном этапе и в ближайшей перспективе могут строгое следование всех сторон принятым в январе 2009 г. решениям о международном контроле за газовым транзитом в Европу на его украинском участке (это реально, хотя украинская сторона старается избежать такого контроля в полном объеме), а также передача украинской газотранспортной системы в управление международного консорциума (созданию такового упорно противится администрация Виктора Ющенко).   

 

Принципиальное значение для российской стороны имеют и уроки, которые необходимо извлечь на будущее из затянувшейся истории с «газовыми войнами» на украинском направлении.

Первый урок сводится к тому, что советское наследие России в сфере нефтегазового транзита уже далеко не в полной мере обеспечивает наши национальные интересы. Отсутствие у России суверенитета или иных возможностей эффективного контроля над участками трубопроводов, проходящих по территориям Украины и Белоруссии, объективно способствует возникновению таких негативных явлений, какие в наиболее яркой форме проявляются в последние годы на украинском направлении. В связи с этим решение задачи  обхода этих ненадежных с точки зрения обеспечения безопасности экспорта углеводородов для европейских потребителей трубопроводными системами («Северный поток», «Голубой поток», «Южный поток») и наращивания их объемов приобретает все большее значение.  

Второй урок следует видеть в том, что повторяющиеся газовые кризисы в отношениях с Украиной наносят ущерб имиджу России в Европе как надежного поставщика энергоресурсов и заставляют европейские государства (не без влияния со стороны Вашингтона)  задумываться о чрезмерной энергетической зависимости от России и необходимости поиска выхода из этой ситуации. В качестве такого выхода Брюсселю видится создание южного газотранспортного коридора, который предполагает строительство трубопроводов, соединяющих Европу с Закавказьем, Центральной Азией и Ближним Востоком в обход России. Главную надежду на диверсификацию источников газа в Европе возлагают на реализацию проекта «Набукко», который обходит территорию России и рассматривается как альтернатива Северному и Южному проектам. Обращают на себя внимание и попытки администрации Барака Обамы найти подходы к Ирану. Выводы из этого очевидны: крайне важно повышать всеми способами и средствами надежность существующей схемы российского газового экспорта;  необходимо ускорить реализацию проектов обходных маршрутов экспорта газа; в целях снижения зависимости от транзитных государств, расширения географии газового экспорта и повышения его гибкости и мобильности следует осмысленно и целенаправленно внедрять в сферу переработки и транспортировки газа новые технологии, такие, например, как сжижение природного газа (СПГ), хранение и транспортировка его в сжиженном виде.

Третий урок, который вытекает из  событий последних лет в нефтегазовой сфере России, должен быть сведен к следующему. Газ – это вопрос безопасности нашего государства, которому нужны деньги, особенно сейчас в условиях кризиса. Газ для России – это один из столпов экономической безопасности и стабильности. Поскольку природный газ – общенациональный стратегический ресурс, он должен служить всему обществу. Это значит, что недопустимо разбазаривание этого ресурса, что было характерно для периода президентства Бориса Ельцина. В торговле газом между «Газпромом» и конечными потребителями за рубежом существовала целая цепь посредников, растаскивавших большую часть выручки от продажи газа по своим карманам.  Сегодня, как и вчера и до этого, налицо потребность в полной транспарентности в энергетической сфере, в отказе от сложных и запутанных схем доставки газа до конечного потребителя. Необходимо навести порядок с ценами. Нужен ясный и четкий механизм ценообразования, чтобы у отдельных потребителей не возникало вопросов и желания добиваться для себя необоснованных скидок цены.  Важно сделать так, чтобы российско-украинские договоренности были в четком согласовании с российско-европейскими.

 

Таким образом, «газовые войны», спровоцированные украинской стороной, поставили Россию перед необходимостью решения  ряда крупных геоэкономических, геополитических и технологических проблем. Главной и наиболее сложной из всех этих проблем следует считать задачу перестраивания российско-украинских отношений в направлении конструктивного взаимовыгодного сотрудничества. Именно так можно будет избежать повторения тех событий в российско-украинских и российско-европейских газовых отношениях, которые произошли в конце 2008 – начале 2009 гг.

 

10 марта 2009 г.

 

 

  

 

     

Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС