на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  

22 мая 2009 года,

Хабаровск



Пресс-конференция по итогам саммита Россия–Евросоюз

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые дамы и господа! Уважаемые представители средств массовой информации!

Позвольте мне со своей стороны подвести некоторые итоги саммита Россия – ЕС. Он только что завершился. Хотел бы прежде всего сказать, что место проведения, столь удалённое от Центральной Европы, как мне представляется, позволило создать особую, ни с чем не сравнимую атмосферу, которая, надеюсь, запомнится нашим европейским друзьям и которая, как мне представляется, в свою очередь, позволила в таком конструктивном, открытом ключе обсудить самые разные вопросы российско-европейского взаимодействия: и те вопросы, по которым у нас абсолютно одинаковая позиция, и те, которые являются дискуссионными. В любом случае, мне кажется, то, что мы продолжаем расширять географию встреч на высшем уровне, является в высшей степени продуктивным. Надеюсь, что мы сможем это делать и дальше. Россия – большая страна, есть ещё более удалённые и сложные уголки.

Мы, конечно, поговорили о всех текущих проблемах современности. Вчера начали говорить уже за ужином о финансовом кризисе, о тех мерах, которые предпринимаются в наших странах. Пришли к довольно очевидному выводу, что, к сожалению, до конца закономерности этого кризиса пока не разрешил и не понял никто. Наверное, это тема, которая достойна самых высоких премий. Сейчас мы вынуждены в ситуативном ключе отвечать на то, что происходит. Тем не менее всё-таки кое-что было сделано за последнее время. Я имею в виду и наши консультации, которые проводились между Россией и Евросоюзом и, конечно, результаты работы «большой двадцатки» ведущих экономик. В любом случае эта работа будет продолжена.

Мы обстоятельно обсудили и проблематику энергобезопасности, включая то предложение, которое было сделано не так давно Российской Федерацией по созданию новой правовой базы международного сотрудничества. Как мне показалось, наши европейские коллеги с интересом воспринимают эти идеи. Надеюсь, что обсуждение этих проблем будет продолжено. Это явно в интересах европейского континента.

Мы достаточно большое внимание уделили традиционным вопросам, реализации так называемых «дорожных карт», которые были одобрены еще в 2005 году. Рассматриваем движение по «дорожным картам» как главный механизм сотрудничества между Российской Федерацией и Евросоюзом. Речь идёт о четырёх общеевропейских пространствах: экономика, свобода, безопасность и правосудие, внешняя, то есть международная, безопасность, и наука, образование и культура. Мы хотели бы продолжать диалог и максимально широкое конструктивное сотрудничество по всем этим вопросам.

В ходе саммита шёл и разговор о стратегическом диалоге. Мы, естественно, в той или иной форме возвращались к тематике нового базового договора, который должен прийти на смену ныне действующему Соглашению о партнёрстве и сотрудничестве между Россией и Евросоюзом. В целом те темпы, которые были набраны, несмотря на краткосрочную остановку в пути, нас устраивают. Сама работа над договором способствует сближению наших позиций по самым актуальным тематикам, но рассчитываем, что и дальше мы будем двигаться вперёд, что согласование основных условий будет происходить без излишних проволочек, с учётом интересов наших государств.

Ещё одна эффективная и важная для нас тема – это имеющиеся механизмы сотрудничества. Мы считаем, что эти механизмы себя в целом неплохо зарекомендовали: и в спокойный период, и, кстати сказать, в кризисный период, потому как, на мой взгляд, очень многое было сделано Евросоюзом в период кризиса на Кавказе в августе прошлого года. И Евросоюз показал, что он обладает достаточным арсеналом возможностей реагирования в случае возникновения кризисных явлений. Но для того, чтобы предотвращать такого рода кризисы в будущем – а никто и не застрахован от возникновения проблем, – как нам представляется, необходимо создать правовую основу для антикризисной деятельности. Таковой является договор о европейской безопасности.

Мы обменялись соображениями по актуальным международным вопросам, в частности, по неурегулированным конфликтным ситуациям в Европе. Я имею в виду, естественно, и Кипр, и Косово, и проблема вокруг безопасности на Кавказе, вокруг конфликта между Грузией и Южной Осетией, Абхазией. Мы поговорили о ситуации, которая складывается в Молдавии, обсудили ближневосточную проблему, обсудили иранскую ядерную программу, обсудили ситуацию в Афганистане и в Пакистане. Это был откровенный разговор, конструктивный разговор, заинтересованный разговор, и по многим позициям – это очень отрадно и, на мой взгляд, очень важно для урегулирования ситуации в разных местах – у нас позиции близки. По каким-то моментам мы, конечно, расходимся, что не мешает продолжать диалог по ним и находить конструктивные способы разрешения противоречий.

В целом мне бы хотелось сказать: сегодня нет никаких сомнений в стратегическом характере партнёрства, которое существует между Россией и Евросоюзом. Мы считаем, что такого рода партнёрство позволяет отражать наиболее сложные угрозы, решать самые сложные проблемы, включая упомянутые мною проблемы финансово-экономического кризиса. Мы будем и дальше совместно развивать экономические отношения, бороться с международным терроризмом, бороться с транснациональной преступностью и противостоять иным угрозам развития человечества. Поэтому в целом мне бы хотелось сказать, что я доволен итогами нашей совместной работы.

Передаю слово Председателю Европейского союза, Президенту Чешской Республики господину Вацлаву Клаусу.

Господин Президент, пожалуйста.

В.КЛАУС (как переведено): Дамы и господа! Позвольте мне выступать на английском языке.

Я хотел бы поблагодарить господина Президента и воспользоваться возможностью для того, чтобы выразить свою признательность Президенту Медведеву и российскому Правительству за организацию столь важного совещания, за то, что Вы пригласили нас в такой красивый регион России, который мы ещё не видели, и за создание очень дружественной атмосферы в ходе переговоров вчера и сегодня.

Я полагаю, что могу от имени всех нас сказать, что мы рассматриваем сегодняшние переговоры плодотворными и продуктивными. С одной стороны, мы получили практические, конкретные детали, но, с другой стороны, выработали общий подход, общую атмосферу к нашим отношениям. Я полагаю, что это заседание повысило взаимопонимание наших позиций по многим вопросам. И я полагаю, что сегодняшняя наша встреча повысила взаимное доверие, которое столь необходимо и столь важно.

Президент Медведев в своём выступлении несколько раз упомянул стратегическое партнёрство. Я хотел бы подтвердить, что Европейский союз рассматривает Россию в качестве своего стратегического партнёра. Мы считаем, что необходимо делать многое для того, чтобы это заявление стало реальностью, а для стратегического партнёрства очень нужно доверие. И в этой связи наша сегодняшняя встреча оказалась исключительно важной и, как я уже сказал, позитивной.

Как было отмечено, мы серьёзно коснулись и рассмотрели вопросы экономического и финансового кризиса, мы обменялись информацией о положении дел в наших странах и о том, как решать кризисные явления, мы рассмотрели вопрос энергетического кризиса, мы коснулись проблем евроатлантической безопасности и рассмотрели несколько важных и насущных международных проблем: Ближний Восток, Европа, Молдавия, Грузия, Косово, Афганистан.

В заключение я хотел бы сказать, что Европейский союз (я говорю как Президент Чешской Республики и как Председатель Европейского союза) удовлетворён итогами этого заседания. Благодарю Вас, господин Президент.

Ж.БАРРОЗУ (как переведено): Благодарю Вас.

Как президенты правильно сказали, я хотел бы также отметить ряд пунктов, которые для меня исключительно важны.

Во-первых, Россия и Европейский союз должны работать в тесном взаимодействии, чтобы успешно решать проблемы, связанные с финансовым кризисом, безопасностью, торговлей, энергетикой и экологией. Мы глубоко взаимозависимы. Это можно и необходимо рассматривать с позитивной точки зрения нашими гражданами, с тем чтобы мы работали по пути к позитивной взаимозависимости.

Я уверен, что Президент Медведев и Россия как основной партнёр Европейского союза разделяют этот дух. Мой основной посыл касается взаимозависимости и сотрудничества. Давайте использовать этот дух и давайте развивать весь потенциал наших взаимоотношений. Глобальный финансовый экономический кризис затронул как Россию, так и Европейский союз. И это одна из причин, по которой нам необходимо координировать усилия в решении этого кризиса.

Недавнее заседание «Группы двадцати» показало решимость международного сообщества работать совместно, для того чтобы решать кризисное явление, для того чтобы избегать протекционизма. И теперь нам необходимо выполнять все согласованные в Лондоне решения. И надеемся, что это будет сделано на саммите «Группы восьми» в Италии, «Группы двадцати» в США.

Мы выступаем за то, чтобы Россия в скором времени стала членом ВТО. И Президент Медведев говорил об этом обязательстве. Комиссия привержена вступлению России в ВТО, которое касается открытия рынков, торговли, достижения и процветания по всему миру.

Что касается энергетики, я уверен, что доверие и предсказуемость можно восстановить. Не нужно, чтобы вновь происходили перерывы с поставками газа. Нам необходимо разработать механизм раннего предупреждения по газу, нефти и электричеству, который должен касаться консультаций, выполнения и мониторинга. Нам необходимо теперь завершить работу над такого рода соглашениями.

Я приветствую идею господина Медведева об актуализации Энергетической хартии, с тем чтобы наилучшим образом использовать те идеи, которые были высказаны господином Медведевым относительно новых правил в области энергетики. Как было правильно сказано, мы считаем, что ряд этих идей весьма полезен, и их необходимо обсудить в рамках процесса обзора Энергетической хартии.

Кроме того, мы говорили о новом всеобъемлющем договоре, где должны содержаться и принципы Энергетической хартии – они должны быть связаны и увязаны с энергетической главой нового договора. Мы достигли в этом направлении существенного прогресса. Этот саммит стал ещё одной возможностью рассмотреть «Восточное партнёрство» Европейского союза с шестью государствами, которое касается укрепления демократии, процветания и общих ценностей. Я полагаю, что три эти цели также будут служить и интересам России.

Я полагаю, что верховенство права – это показатель развития любого демократического общества. Открытый политический диалог – это оптимальный путь управления нашими отношениями. И это не зависит от степени трудности и проблем, которые перед нами стоят в ходе конфликта на Кавказе, в ходе газового кризиса. Мы увидели, что Президент Медведев готов к регулярному ценному диалогу. Этот саммит происходит на Дальнем Востоке России, в Хабаровске. Я считаю, что этот саммит привёл к позитивным результатам в духе взаимопонимания.

Х.СОЛАНА (как переведено): Благодарю Вас. Благодарю Вас за гостеприимство. Мы не впервые встречаемся в таком формате, но каждый раз эта встреча ещё приятнее, и мы рады оказаться здесь, в этом прекрасном регионе Вашей страны. Благодарю Вас, господин Президент, за Ваше гостеприимство.

Я хотел бы отметить два момента. Больше всего времени мы посвящаем обсуждению международных кризисов, финансового кризиса. Это наиболее актуально для людей, для народа России, для народов всех стран. Но, к сожалению, возникают и новые международные проблемы. Мы должны каждый раз подступать к новым международным проблемам. Позвольте мне отметить некоторые моменты в преддверии ваших вопросов.

Президент Медведев в своём выступлении говорил о необходимости наличия новой структуры безопасности в Европе. Как вы знаете, мы уже обдумывали это, мы обсуждали это, и мы решили подключиться к этому обсуждению. И сегодня мы договорились о том, что в предстоящие месяцы мы продолжим обсуждение этого важного вопроса.

И второй момент, который я хотел бы отметить. Мы обсуждали вопросы мирного процесса на Ближнем Востоке. Это важная проблема для всех нас, для Российской Федерации, и особенно для Российской Федерации, поскольку мы несём ответственность за то, что Россия взяла на себя обязательства провести первую конференцию по ближневосточному урегулированию в 2009 году. И мы рады поддержать Россию в достижении успешных результатов этой конференции. Мы обсуждали этот пункт нашей повестки дня, мы подробно это рассмотрели так же, как множество других тем, которые сегодня отмечались. Мне кажется, эти темы наиболее актуальны, но, опять же, экономическая и финансовая системы, проблемы, с которыми сталкиваются простые люди, экономика, – конечно, это самое важное. Но, как я уже сказал, мир движется вперёд, и сохраняются проблемы на международной арене. Мы должны сегодня заниматься решением этих проблем.

Благодарю Вас, господин Президент.

ВОПРОС: На встрече обсуждались вопросы энергетической безопасности. Со стороны России поступали предупреждения даже сегодня в отношении того, что может возникнуть новый кризис в поставках газа через Украину, и существует реальная опасность сбоя поставок в Европу.

Вопрос Президенту Медведеву. Считаете ли Вы ситуацию серьёзной? Какие конкретные заверения Вы дали европейской стороне в отношении того, что такой возможный кризис больше не произойдёт и не будет сбоев в поставках?

Хотел бы обратиться и к европейской делегации я: услышали вы сегодня заверения в том, что больше кризисов не будет и потенциал возникновения кризиса по вине Украины исчерпан?

Д.МЕДВЕДЕВ: Вопрос энергетической безопасности – это ключевой момент нашего сотрудничества, я уже говорил об этом, и мои коллеги только что об этом тоже говорили. Речь идёт о создании современной системы, поддерживающей такую энергетическую безопасность. Россия выдвинула свою идею, о которой вы знаете. Мы сегодня обсуждали её в абсолютно конструктивном ключе, мне это было интересно. И, в общем, я доволен тем, как шло это обсуждение, потому что мы говорили именно о правовых механизмах, которые могли бы сопровождать движение к более правильному регулированию вопросов энергетического сотрудничества, говорили о том, что те идеи, которые были выдвинуты Россией, требуют обсуждения, требуют анализа.

Я специально для наших коллег подчеркнул и могу ещё раз об этом сказать, что Россия не является участником Энергетической хартии и не собирается участвовать в Энергетической хартии в действующей её редакции. Россия не является участником договора к Энергетической хартии и не будет им пользоваться, о чём также были сделаны соответствующие международные уведомления. Но это не значит, что мы считаем всё, что было сделано, в том числе и в рамках процесса Энергетической хартии, вредным. Нет, конечно. Это были серьёзные процессы, переговоры, хартия подписана и ратифицирована значительной частью государств, это не нужно выбрасывать в корзину. Наоборот, это нужно использовать для создания более эффективных энергетических инструментов, в том числе путём подготовки либо нового отдельного соглашения по тем процедурам, о которых мы договоримся, либо подготовки новой версии Энергетической хартии, но опять же в рамках тех процедур, которые нами будут отдельно согласованы, потому как Россия, ещё раз подчеркну, не участвует и не собирается участвовать в этих документах, в этих соглашениях в действующей редакции.

Теперь отвечаю на вторую часть Вашего вопроса. Никаких заверений Российская Федерация не давала и давать не будет. Чего это ради? На нашей стороне никаких проблем нет. У нас всё в порядке и с газом, и с исполнением наших обязанностей. Заверения пусть даёт тот, кто обязан платить за газ. И здесь есть возможность для того, чтобы нормальным образом сотрудничать.

Я обращался к нашим партнёрам по этому поводу и предложил им ещё раз проанализировать ситуацию с поставками газа на Украину. В настоящий момент подлежит поставке и закачке в подземные хранилища достаточно большой объём – в районе 19,5 миллиарда [кубометров]. Это стоит свыше 4 миллиардов долларов. Если у украинской стороны есть деньги, ну и отлично. Однако у нас есть сомнения по поводу платёжеспособности Украины. Здесь Вы правы.

Что делают в такой ситуации партнёры? Партнёры помогают своим партнёрам. Мы готовы помочь украинскому государству, но хотели бы, чтобы значительную часть этой работы взял бы на себя также и, может быть, Европейский союз, те страны, которые заинтересованы в надёжности и безопасности энергосотрудничества.

Иными словами, если речь идёт о кредитах, давайте поможем синдицировать соответствующие деньги украинскому государству. Но этим должна заниматься не одна Россия. В конце концов не у нас проблемы с платёжеспособностью.

Ж.БАРРОЗУ: Что касается первого вопроса – Энергетической хартии. Здесь позиции хорошо известны. Как только что сказал Президент Медведев, Россия не поддерживает Энергетическую хартию и не является её стороной. Мы же со своей стороны в Европейском союзе считаем Энергетическую хартию, договор к Энергетической хартии правовой базой, которую мы применяем, и мы полностью привержены ей. И сегодня важно было уяснить для себя, что перед лицом предложений Президента Медведева, и я уже говорил об этом на нашем заседании и говорю сейчас, мы считаем некоторые эти предложения заслуживающими нашего внимания, и мы можем рассмотреть эти предложения в процессе обзора договора к Энергетической хартии. Мне кажется, это наиболее конструктивный результат нашей встречи. В противном случае мы не сможем справиться с этой дилеммой. Мы чётко понимаем, что Россия не поддерживает Энергетическую хартию в её нынешнем виде, но в то же время мы понимаем, что Россия готова подключиться к процессу обсуждения некоторых предложений в рамках обзора договора к Энергетической хартии.

Что касается проблемы сбоя поставок, мы, безусловно, надеемся, что они не повторятся. В прошлом году всё это имело весьма губительные последствия, так же как и в начале текущего года, но эта проблема не была создана Европейским союзом. Дело в том, что государства Европейского союза страдали от результатов проблемы, которая возникла не в Европейском союзе и не в государствах – членах Европейского союза. Поэтому мы просим Россию и, конечно же, Украину сделать всё возможное для того, чтобы предотвратить любой другой кризис подобного рода в следующем году, поскольку, мне кажется, это было бы вредно для общей атмосферы наших отношений, если повторится подобный кризис.

Поэтому мы выдвинули ряд предложений по поводу механизмов раннего предупреждения. Но помимо самих механизмов, мне кажется, более важный момент – это политическая воля со всех сторон, с тем чтобы избежать повторения подобных кризисов. И об этом я говорил в ходе нашей встречи.

Конечно, мы рассчитываем на то, что и Россия, и Украина сделают всё от них зависящее, для того чтобы европейские потребители, которые не виновны в возникновении таких проблем, вновь не оказались в ситуации, когда они страдают от таких негативных последствий.

ВОПРОС: Вопрос в продолжение предыдущего.

По вашим ощущениям, насколько энергетика на подобных переговорах является своеобразной зоной конфликта и возможен ли компромисс? Насколько консолидировать могут те предложения, которые прозвучали от России в Хельсинки совсем недавно? Это вопрос к Президенту России и господину Баррозу.

И второй вопрос отдельно господину Баррозу. ЕС и Украина сравнительно недавно подписали меморандум о модернизации газотранспортной системы. Насколько Европа готова заниматься этим процессом без России и готова ли она взять на себя все финансовые обязательства по обеспечению этого процесса?

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Позвольте, я начну, раз сначала вопрос общий.

Энергетика – это не конфликтное поле. Наоборот, это то, что нас должно объединять, то, что связывает Российскую Федерацию, страны Евросоюза. Это наш общий бизнес, это то, что обеспечивает комфортное существование миллионам европейцев. Поэтому это не проблема, а преимущество. Но, конечно, мы должны сделать так, чтобы наше энергетическое сотрудничество развивалось в цивилизованном ключе. А тому, что оно может развиваться по такому специфическому сценарию, мы все стали свидетелями в начале этого года. У нас есть своя точка зрения на эту проблему, я не буду её сейчас повторять. Скажу лишь прописную вещь, что желательно всё-таки торговать по рыночным ценам, желательно иметь подписанные международные контракты и неплохо иногда по этим контрактам платить деньги. Пока этих принципов договорного права никто не отменял.

Что касается будущего, то будущее как раз, как мне представляется, именно в том, чтобы подготовить всеобъемлющие правовые рамки энергетического сотрудничества. И здесь мы абсолютно едины в том, что это необходимо сделать. Я рад сейчас был услышать то, что сказал мой партнёр господин Баррозу на эту тему. Мы дальше будем продолжать работать над созданием правовых форм сотрудничества в энергетической сфере. Уверен, что это абсолютно нам по силам, но мы должны стараться предотвращать кризисы, предотвращать проблемы. И на это как раз и должны быть направлены будущие энергетические соглашения, потому что действующие соглашения, как бы к ним ни относиться, этих вопросов не решают.

Энергетическая хартия и договор к Энергетической хартии, даже если бы мы были участниками этих соглашений… А Украина, кстати, является участником и Энергетической хартии, и договора к Энергетической хартии – ну и что? Что хотели, то и сделали, наплевали на эту Энергетическую хартию и на договор к ней. Значит, нужны какие-то другие инструменты, включая и вопросы ответственности, арбитражные вопросы, с тем чтобы каждый раз не прибегать к политическому урегулированию. Этот январь месяц нам неплохо запомнился, мы и с господином Баррозу по телефону разговаривали, не хочется снова к этому возвращаться абсолютно.

Ж.БАРРОЗУ: Во-первых, что касается недавних предложений Президента Медведева, как я уже сказал, я приветствую то, что в этих предложениях содержится ряд основных принципов, которые Европейский союз уже поддерживает и которые охвачены многими международными режимами, в частности, договором к Энергетической хартии. Как я уже сказал на встрече, и я это здесь повторяю, мы готовы обсуждать эти предложения с российскими коллегами. Мы открыты к проведению дискуссий на международном уровне, с тем чтобы усовершенствовать существующие режимы. Но мы не должны отказываться от тех договорённостей, которые уже имеются, переговоры о которых велись в течение многих лет. И, кроме того, мы связаны этими соглашениями так же, как и другие партнёры. И наша идея заключается в том, что мы открыты для обсуждения российских предложений. Но мы считаем, что мы должны основываться на существующих соглашениях. И мы при этом должны изучать те предложения, которые поступают, но мы не должны ставить под сомнение или демонтировать ту систему, которая уже существует. В любом случае это не должно отвлекать наше внимание от неотложной задачи совершенствования наших договорённостей по энергетике в краткосрочной перспективе, поэтому мы выдвинули ряд предложений по поводу механизма раннего предупреждения.

Что касается другой части Вашего вопроса. Несколько лет назад мы заключили соглашение с Украиной о техническом сотрудничестве в области энергетики. 23 марта в Брюсселе прошла конференция. Она не была непосредственно связана с недавним газовым кризисом между Россией и Украиной. На самом деле это было результатом многих лет работы, в ходе которой наши украинские партнёры пытались добиться того, чтобы со стороны Европейского союза и со стороны международных финансовых учреждений были предприняты усилия по модернизации их газотранспортной сети. И это совершенно понятно. При этом мы приветствовали бы участие России в этом процессе. Я присутствовал на этой конференции в Брюсселе, я сказал, что мы приветствовали бы участие России в этих усилиях. И насколько я понял, украинские власти также открыты к такой перспективе. В то же время у нас есть возможность строить отношения с Украиной, так же как и у России есть возможность ведения двусторонних отношений с другими партнёрами.

Был ряд проблем, как вы знаете. Они хорошо известны, они связаны с проблемами энергетики. Но, мне кажется, мы должны предпринимать все усилия с обеих сторон: и со стороны Европы, Европейского союза, и России – для того чтобы от этой ситуации выигрывали все.

Дело в том, что действительно энергетика должна объединять нас. Конечно, Европейскому союзу необходимы российские энергоносители, а России необходимы хорошие клиенты, такие как Европейский союз. Пускай ситуация будет позитивной, пускай у нас будет позитивная взаимозависимость между Россией и Европейским союзом. Это соответствует тому духу, в котором мы изучаем предложения, поступившие от Президента Медведева.

ВОПРОС: Дмитрий Анатольевич, пытались ли Ваши европейские коллеги убедить Вас сегодня, что «Восточное партнёрство» ЕС не должно вызывать сейчас обеспокоенность России? И убедились ли Вы в этом?

И хотелось бы получить также комментарий от господина Баррозу, господина Соланы и господина Клауса.

Д.МЕДВЕДЕВ: Постараюсь ответить коротко. Пытались убедить. До конца не убедили. Почему? Потому что, я считаю, конечно, что всякого рода партнёрство, в отличие от конфликтов энергетических, и уж тем более иных – это всегда хорошо. Мы считаем своим партнёром Евросоюз, Евросоюз так же считает, и мы намерены это партнёрство развивать, насыщать новыми возможностями, содержанием и так далее. Но, если говорить о «Восточном партнёрстве», для нас пока не очень понятно, в каких формах всё это будет протекать. Хотя, безусловно, вроде бы смысл этого партнёрства состоит именно в развитии экономической сферы, развитии различных возможностей для ряда государств Восточной Европы. Но что, скажу откровенно, смущает – это то, что для некоторых государств или некоторыми государствами, со стороны некоторых государств это партнёрство воспринимается как партнёрство против России. Я не имею в виду, конечно, руководство Евросоюза и наших партнёров, которые присутствуют за этим столом. Речь идёт о других государствах. Но мы не хотели бы, чтобы «Восточное партнёрство» превратилось в партнёрство против России, потому как есть всякие примеры. У нас есть партнёрские отношения, например, с Североатлантическим блоком. Но, несмотря на, казалось бы, специальную форму отношений, при испытании этих отношений эта форма показала свою слабость. И попытки сейчас восстанавливать взаимоотношения между Россией и НАТО наталкиваются на довольно значительные сложности.

Здесь, конечно, нет прямой связи и корреляции с «Восточным партнёрством», но мне бы просто не хотелось, чтобы, ещё раз повторю, это партнёрство консолидировало отдельные государства, которые настроены антироссийски, с другими государствами Европы. И если этого не произойдёт, если это будет просто нормальное экономическое сотрудничество – ну и слава богу. Мы, естественно, нисколько не возражаем, желаем такому партнёрству успехов. Но, ещё раз подчёркиваю, некоторые моменты нас настораживают.

В.КЛАУС: Позвольте мне сказать несколько слов, поскольку две недели назад состоялся как раз саммит «Восточного партнёрства». Мы обсудили сегодня утром на наших переговорах очень открыто и чётко эту проблему. Мы попытались убедить Президента Медведева в том, что идеология «Восточного партнёрства» направлена на достижение позитива и что идея «Восточного партнёрства» не направлена против кого-то и, конечно же, не против России. Поэтому я надеюсь, что мы уговорили Президента Медведева в том, что в этом состоит наша основная позиция.

Ж.БАРРОЗУ: Действительно, мы обсуждали этот пункт, он очень важен, как сказал только что Президент Клаус. Наша концепция состоит в том, чтобы быть не против кого-то, а за кого-то или за что-то: за стабильность и процветание. Мы полагаем, что в интересах как России, так и Европейского союза достичь стабильности в тех странах, которые являются соседями Европейского союза и соседями России. Некоторые из этих стран, как вы знаете, просят нас о вступлении в Европейский союз. Но мы полагаем, что, может быть, они и готовы, но мы не готовы предложить им членство в Европейском союзе. И необходимо работать тесно с этими странами, их вовлекать в Европейский союз.

Вот почему мы разработали такое восточноевропейское партнёрство, которое не направлено против кого-либо, а направлено на поддержание процветания, на поддержание стабильности в указанном регионе. Это существенное предложение для укрепления двухсторонних связей, это инструмент укрепления международного регионального сотрудничества. Мы полагаем, что, работая с этими странами в такого рода рамках, мы не только будем укреплять отношения между ними и нами, но и хорошие отношения между ними самими. Вот почему это хорошая работа Европейского союза на основе наших общих ценностей.

И, конечно, эта инициатива направлена на поощрение политической и экономической стабильности. Такое партнёрство также будет оказывать поддержку политической и экономической реформ и будет нацелено на приближение этих стран к нашим стандартам в экономической, социальной и политической областях, привнесёт в эти страны и во весь регион больше стабильности и больше процветания.

Х.СОЛАНА: Позвольте сделать небольшой комментарий. Мы хотели бы, чтобы и Россия принимала участие в «Восточном партнёрстве». Мы знаем, что вы можете это делать и будете это делать.

ВОПРОС: Вопрос к Хавьеру Солане, Вацлаву Клаусу и Жозе Мануэлу Баррозу. Скажите, пожалуйста, как Евросоюз относится к предложению России об изменении архитектуры общеевропейской безопасности и как на это предложение отреагировал саммит?

Х.СОЛАНА: Я полагаю, что во вступительном слове я уже ответил на Ваш вопрос. Мы на некоторых заседаниях, например, в Ницце, говорили с Президентом Медведевым о том, что мы согласились и готовы участвовать в более глубоких обсуждениях. Я надеюсь, что до лета мы проведём совещание, на котором будет рассмотрен этот вопрос. Он будет проанализирован в контексте ситуации всех государств – членов ОБСЕ. Поэтому инициатива Президента Медведева была воспринята Европейским союзом серьёзно, и Европейский союз готов её обсуждать.

ВОПРОС: Хотела бы задать вопрос о «Восточном партнёрстве» по отношению к Китаю. Пытались вы убедить ваших европейских коллег, что ваше партнёрство с Китаем не опасно для них? И что они ответили и думают по этому поводу?

Ж.БАРРОЗУ: Если есть положительное развитие событий в отношениях России и Китая, то это хорошо. Важно понять, что Европейский союз основывается на основополагающих ценностях мира, процветания. И если наши партнёры развивают взаимоотношения друг с другом, то это не может быть для нас негативным. Мы действительно рады, когда мы видим такого рода взаимоотношения. Например, вчера у нас была неофициальная беседа, мы провели хороший вечер с Президентом Медведевым, и он проинформировал нас о существовавших в прошлом проблемах делимитации границы между Китаем и Россией. Это хорошая новость для нас, и мы в Европейском союзе рады слышать это. Любые проблемы, которые решаются, для нас – хорошая новость, как и для всех, потому что это привносит мир и это благоприятно для всех нас.

Источник: Президент РФ
Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС