на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  

Выступление Председателя Правительства Российской Федерации В.В.Путина на VIII Международном инвестиционном форуме в Сочи

18.09.2009
 

Добрый день, уважаемые участники Форума,
Дамы и господа,

Я рад вновь приветствовать вас на Международном экономическом форуме в Сочи.

В прошлом сентябре мы встречались с вами перед началом мирового финансового и экономического кризиса, если так можно сказать, "накануне грозы". Стремительно нарастали тревожные симптомы в мировой экономике. В конце концов, они обернулись драматическими, во многом беспрецедентными событиями в мировой экономике.

Проблемные явления в отдельных странах на наших глазах переросли в глобальные финансовые потрясения, а затем и в полномасштабный финансовый и экономический кризис. И как говорят многие эксперты - трудно с этим не согласиться - ничего подобного раньше в мире не происходило. Как мы видим, в глобализации есть положительные, но есть и очень настораживающие тенденции.

Сегодня у политиков и бизнесменов появляется ощущение, что "экономический горизонт" вновь начинает светлеть, проясняться. Несмотря на еще сохраняющуюся неопределенность, поводов для такого сдержанного оптимизма становится все больше. Падение ведущих экономик мира замедлилось и в некоторых случаях не только прекратилось, но и, скажем в Еврозоне, вы знаете это, в крупнейших экономиках, наблюдается рост.

Это касается положения дел и в России. После восьми месяцев рецессии возобновился рост промышленного производства и ВВП. Начиная с июня 2009 года, отечественная экономика "набирает" в среднем по полпроцента в месяц. И если мы говорим о том, что это в июне происходило - июнь, июль, август, сейчас сентябрь - это, конечно, уже устойчивая тенденция.

Наши осторожные, даже, может быть, излишне консервативные прогнозы все же показывают, что и в дальнейшем экономические тенденции будут развиваться в таком позитивном направлении.

Вместе с тем, было бы серьезной ошибкой считать, что все обошлось, все уже в прошлом. И тем более недопустимо двигаться дальше, иллюзорно полагаясь лишь на попутный ветер мировой экономики.

Сейчас крайне важно продолжить работу над решением системных проблем, породивших кризис. Мы обязаны извлечь для себя из этого самые серьезные уроки.

В ходе кризиса Россия в полной мере ощутила, чем оборачиваются недостаточность диверсификации экономики, слабость национальной финансовой системы, инфраструктурные ограничения, низкая производительность труда, расточительность в использовании ресурсов и неэффективность корпоративного управления.

Поэтому, наряду с продолжением реализации хорошо зарекомендовавших себя антикризисных мер, с внедрением некоторых новых, для нас во всяком случае, методов, которые применялись в других странах и небезуспешно - а мы это тоже планируем, - уже в ближайшее время Правительство начнет формирование так называемой стратегии выхода из кризиса - набора действий по модернизационной повестке и обеспечению посткризисного развития.

И сегодня я хотел бы обратить ваше внимание на одну из центральных проблем - привлечение инвестиций в развитие.

Российская экономика по-прежнему тотально недоинвестирована. В существенном обновлении нуждается инфраструктура и технологическая база целых отраслей промышленности.

Чтобы сохранить конкурентоспособность, мы должны обеспечить резкое повышение энергоэффективности и производительности труда на наших предприятиях, снизить издержки, активизировать внедрение инноваций.

С другой стороны, очевидно, что эпоха "легких", "дешевых" денег, конечно, закончилась. Что в будущем конкуренция за ресурсы для развития будет предельно жесткой. И в выигрыше окажется та страна, которая предложит инвестору наиболее благоприятные условия и перспективы роста. Мы в России будем стремиться к созданию именно такой обстановки.

Конечно, определенную роль могут и должны сыграть государственные инвестиции. Несмотря на сокращение доходов бюджета, в 2009 году мы продолжили финансирование проектов развития. Федеральные ассигнования на транспортную инфраструктуру в текущем году составят 560 млрд рублей, в том числе, на автодороги направлено 312 млрд рублей. Еще в общей сложности порядка 500 млрд рублей пошло на стимулирование стройиндустрии, решение жилищных проблем.

Одновременно были продолжены инвестиционные программы естественных монополий. Их общий объем составит около 2 трлн рублей. Как вы понимаете, тоже не без поддержки государства. В некоторых случаях мы просто напрямую направляем федеральные ресурсы в уставные капиталы этих компаний.

Разумеется, государственная поддержка крупных, общенациональных инвестиционных проектов будет осуществляться и в дальнейшем. В то же время, и хотел бы это подчеркнуть, госинвестиции - это важный, но далеко не единственный и не главный антикризисный рецепт.

Необходимо максимально задействовать возможности самого бизнеса, его инициативу. За последние месяцы были сняты многие административные барьеры, ликвидированы избыточные контрольные процедуры и функции. Усилены антимонопольное регулирование и гарантии частной конкуренции. Работа по этим направлениям, без всяких сомнений, будет продолжена.

Мы с вами находимся в Сочи - столице Олимпиады 2014 года. Опыт идущего здесь строительства наглядно показал, насколько архаично устроены у нас некоторые сферы. Так, большинство строительных нормативов действует со времен плановой советской экономики.

Вот вчера только мы с коллегами говорили о стоимости некоторых объектов. Они иногда на удивление дороже, чем аналогичные проекты наших коллег, скажем, в Западной Европе. И все по закону, все правильно. А почему? А потому что действуем в рамках старых норм и правил, в рамках старых нормативов. И претензии-то некому предъявить. Поэтому в ближайшее время будет активизирована работа по устранению остающихся препятствий при реализации инвестиционных проектов.

Кроме ликвидации многих административных барьеров, мы серьезно снизили налоги. Сегодня Россия имеет не только самую низкую ставку подоходного налога в 13%, о чем вы, безусловно, все знаете, но и самую низкую среди стран "Восьмерки" и БРИК ставку корпоративного налога - 20%.

Кроме того, кризис еще раз показал, что проблему нехватки инвестиций невозможно решить без формирования собственного, в полном смысле зрелого финансового рынка.

Поэтому будут предприняты меры, направленные на совершенствование работы банковского сектора и фондового рынка, на внедрение гибких и одновременно более защищенных инструментов инвестирования сбережений. Что представляется чрезвычайно важным для появления в стране так называемых "длинных" денег.

Далее. Мы, разумеется. открыты для иностранных инвестиций. Так, в прошлом году был принят закон, четко регламентирующий процедуры получения контроля со стороны иностранного капитала в стратегических отраслях.

Отмечу, уважаемые дамы и господа, этот закон был принят не в последнюю очередь, а в результате консультаций с нашими иностранными партнерами, которые нам прямо в свое время говорили: скажите четко и ясно, где можно работать и на каких условиях, по каким правилам, а где есть какие-то ограничения. Мы так и сделали.

Кроме этих стратегических отраслей, связанных, скажем, со стратегическими запасами минерального сырья, ограничений вообще никаких для иностранного капитала нет. Но и здесь нет никакого запрета. Введены просто ясные и понятные процедуры для всех игроков рынка.

При этом особую ценность для нас имеют инвестиционные проекты, которые предусматривают передачу в Россию современных технологий. То есть, нам необходимы не только и не столько деньги - хотя и это, безусловно, очень важно - но, в первую очередь, знания и опыт, которыми располагают ведущие мировые игроки.

В этой связи позвольте привлечь ваше внимание к ряду ключевых отраслей, инвестирование в которые, на наш взгляд, имеет приоритетное значение.

Во-первых, это все, что связано с развитием транспортной и энергетической инфраструктуры, телекоммуникаций, цифрового телевидения.

Однако одна только подготовка к Олимпийским играм в Сочи открывает перед заинтересованными инвесторами огромные возможности во всех этих сферах.

Кроме того, у нас еще несколько крупных проектов осуществляются в регионах страны - тоже весьма значимых. Это обновление города Владивостока в связи с подготовкой к саммиту АТЭС. Это подготовка Казани к Всемирной универсиаде и ряд других проектов.

Далее. Правительство России ведет разработку государственной программы энергосбережения. Подготовлена новая Энергетическая стратегия страны на период до 2030 года.

По сути, мы хотели бы иметь принципиально новую энергетику, значительно более надежную, эффективную и, конечно, более экологичную.

Кстати говоря, мы уже много раз возвращаемся к теме того, что кризис должен помогать переходить на новые технологии. С помощью либо без поддержки государства, но реально в экономике это все-таки происходит. И мои постоянные контакты с представителями бизнеса говорят именно об этом. Люди, которые своевременно задумались о необходимом перевооружении, сделали первые шаги - даже в условиях кризиса многие идут на то, чтобы обновлять производство.

Только что я был в Тульской области, и приятно было посмотреть, как работают там некоторые предприятия - в химической промышленности, например. Я боюсь ошибиться в деталях, но по общим параметрам не ошибусь точно. Там использование тепловой энергии они снизили, по-моему, на 54%, потребление электроэнергии снизили на 37%, потребление газа - на 24%, а потребление промышленной воды снизили на 90%.

Конечно, кризис подталкивает к тому, чтобы переходить на такую работу. Государство помогало и намерено помогать дальше в реализации проектов подобного рода. Каким образом? Предоставлять субсидии при выдаче кредитов, снижая ввозные таможенные пошлины на технологическое оборудование и так далее.

Масштабные совместные проекты в сфере добычи и транспортировки углеводородов можно рассматривать, в том числе, и как средство формирования единого европейского энергетического пространства.

Естественно, они могут быть реализованы только при условии взаимного учета интересов. Российские компании, инвестирующие в энергетические проекты за рубежом, должны иметь условия не хуже, чем иностранные инвесторы в России.

Кроме того, мы рассчитываем, что освоение новых месторождений и создание дополнительных транспортных коридоров будет сопровождаться постепенным расширением закупок российского промышленного оборудования, качество которого также должно постепенно подтягиваться к международным стандартам.

Мы также стремимся расширять кооперацию с нашими зарубежными партнерами в тех сферах, где Россия традиционно занимает ведущие позиции. Это космическая деятельность, ядерная энергетика. В том числе, готовы к совместным проектам на рынках третьих стран.

Выступая здесь, не могу не вспомнить о положительном примере нашей кооперации. Как вы знаете, канадская компания "Магна" и наше ведущее финансовое учреждение Сбербанк приобрели контрольный пакет компании "Опель". Я знаю, что новые акционеры осознают всю свою социальную ответственность, готовы внести свой вклад в сохранение одного из крупнейших европейских автопроизводителей, тем самым создать хороший пример взаимовыгодной кооперации в этой важной сфере.

Отмечу также, что сегодня у нас в стране открыто несколько крупных автосборочных производств ведущих мировых концернов. Пора сделать следующий шаг - построить в России новые заводы по производству автокомпонентов. Экономическая целесообразность для этого уже возникла, она имеется.

Разумеется, наши предложения о сотрудничестве и взаимовыгодной кооперации касаются не только перечисленных мною отраслей экономики. В конечном счете, именно бизнес должен решать, куда выгоднее вкладывать деньги.

Уверен, что в итоге у России есть шанс стать одним из мировых центров притяжения инвестиций. Кризис должен не отдалять нас от достижения этой цели, а наоборот - приближать.

Уважаемые коллеги,

События последних месяцев наглядно показали, что проигрывает тот, кто опускает руки. И наоборот - как критически важна способность принимать выверенные решения, а затем энергично и успешно их реализовывать, находить новые направления для развития.

Сейчас такой вызов стоит и перед государствами, и перед бизнесом. Чтобы достойно ответить на него, нам предстоит напряженная совместная работа.

Мы ценим, что даже в трудное для нас первое полугодие мы отфиксировали рост притока прямых иностранных инвестиций. Приток продолжается - он составил в первом полугодии 17 млрд долларов США.

Сам факт того, что сегодня вы собрались здесь, в Сочи, чтобы обсудить деловые планы на будущее, говорит о том, что у вас есть уверенность в перспективе ваших проектов и ваших компаний, в перспективе работы в России. Есть желание, есть воля к этой работе, вера в Россию, в ее огромные возможности.

Я искренне желаю всем успехов. Большое спасибо за внимание.

 

Стенограмма сессии Форума с участием В.В.Путина:

Р.Симонян: Мы уже начали дискуссию о тех вызовах, перед которыми стоит Россия, о состоянии как глобальной, так и российской экономики, и что нужно сделать, чтобы мы получили новое качество роста. Вы знаете, у меня для вас есть одна хорошая новость, а одна - так себе.

В.В.Путин: Хорошую скажите, а вторую оставьте для себя.

Р.Симонян: Хорошая. Вы знаете, поначалу у нас выступали иностранные гости Форума. Причем они представляют различные сегменты финансового рынка, который был в наибольшей мере затронут кризисом. И как ни странно, их выступления все звучали очень оптимистично, гораздо оптимистичнее, чем я от них этого ожидал. А потом выступил Г.Греф.

В.В.Путин: Я слышал его много раз. Я, вы знаете, как в воду смотрел, сказал: "Оставьте".

Р.Симонян: Говорит: хотя вы и финансисты и смотрите с оптимизмом в будущее, но есть некие реальные структурные проблемы, которые возникли в глобальной экономике, которые решить непросто. И если они будут существовать, то какой бы рост ни начался, сколько быстрым бы он ни был, в мировой экономике останется нестабильность. Это означает, что в любой момент и отдельные рынки, и экономики могут развиваться совсем не так, как от них ожидают.

Мне кажется, это интересный момент. И если вы позволите, я бы хотел попросить наших оптимистов прокомментировать. Что сказал Герман Оскарович, и что действительно так: он сказал, что сейчас беспрецедентные бюджетные дефициты во всех странах мира, запредельный государственный долг и глобальные дефициты платежных и торговых балансов. Это системные проблемы. Поэтому у меня вопрос к зарубежным участникам. Как вы считаете, те страны, которые вы представляете, правда, здесь в основном представлены США - как глобальная экономика справится с этими структурными проблемами? И какими станут страны, если эти проблемы будут преодолены, что изменится в качестве самой экономики? Это один вопрос.

И второй тоже навеян Грефом. Но мы его обсуждали на предыдущем Форуме, на энергетической сессии. Нам, конечно, в какой-то мере повезло, что цены на энергоресурсы, прежде всего, не такие низкие, как могли бы быть. Но проблема в чем? Тогда были руководители крупнейших нефтяных компаний и ведущие эксперты, и все говорили об одном: что, к сожалению, спрогнозировать, что будет с ценой на нефть завтра-послезавтра - практически невозможно. Потому что цены на сырье и энергоресурсы оторвались от фундаментальных факторов.

Поэтому они могут абсолютно неожиданно быстро меняться в ту или иную сторону. Тем более что на рынках много спекулятивного капитала. Мне бы хотелось, чтобы очень коротко (все знают, что чем короче, тем будет лучше) был дан ваш ответ. Насколько, вы считаете, цены на энергоресурсы и сырье оторваны от фундаментальных? Будут ли они более связаны с фундаментальными факторами в условиях роста экономики, и как это может повлиять на цену? Вот эти два вопроса - очень коротко. С кого мы начнем?

Джеф Иммельт - это руководитель крупнейшей в мире промышленной компании General Electric. Поскольку они работают в разных отраслях и в разных странах мира, он чувствует это.

Дж. Иммельт (как переведено): По первому вопросу я бы сказал следующее: кризис нужно рассматривать глобально. Мы знаем, что будет происходить "перезагрузка", включая финансовые услуги. Эта отрасль главным образом будет реструктурирована, появятся новые требования и большая глобализация. Этот процесс уже идет и будет продолжаться.

Далее возникают два вопроса: какой будет рост в развитых странах - США, Японии, Европе? И будет ли замедление, поскольку наличествуют дефицит и безработица. Возможно, это произойдет, я не экономист по образованию. Эти рынки могут замедлиться в будущем. С точки зрения кризиса интересно другое. Происходит некоторое разделение потребления, и, в конечном счете, экономика добивается успехов. Недавно я был в Бразилии, там оживленная экономика. В Юго-Восточной Азии сохраняется хорошая ситуация, на Ближнем Востоке, в Африке. Я действительно думаю, что основы развитого рынка дадут возможности для дальнейшего роста. И при этом росте - если можно верить в то, что данные страны могут развиваться в развитом мире - может быть, не так быстро, как раньше, цены на сырье будут повышаться. На сколько - я не знаю. Но пока есть ресурсы для развития в Индии, Китае, цены на ресурсы будут оставаться высокими. Я плохой бизнесмен, но что касается ресурсных и вновь возникающих рынков, я бы продолжил инвестировать в них.

Р.Симонян: То есть Греф не поколебал оптимизма? Джон, ты можешь что-то добавить? Остаешься ли ты оптимистом и считаешь ли ты, что структурные проблемы не повлияют на темпы роста глобальной экономики отдельных стран и будут преодолены?

Д.Мак - генеральный директор компании "Морган Стенли" (как переведено): В целом я по-прежнему весьма оптимистично смотрю на ситуацию. Нужно вспомнить, что происходило год назад, когда были большие опасения по поводу того, что рынок капитала закрыт. Нельзя было наращивать капитал, наличность, ликвидность, нельзя продавать бонды. Реальный страх охватил людей. За исключением рынка недвижимости, другие рынки были все же открыты - будь то рынок IPO в Китае или наращивание миллиардов капиталов отдельными компаниями в Америке. Если говорить о сделке по бондам, то рынок возвращается и набирает обороты. Как я уже говорил, есть инвестируемый капитал, есть сбережения на мировом рынке. Если посмотреть на то, что произошло год назад, то тогда финансовый рынок использовал недостаточное плечо для кредитования, было недостаточно прозорливости, рынок был близок к обвалу, поэтому нужно быть осторожными. Нужно, чтобы регуляторы составляли систему управления рисками. Но если вернуться к кризису и посмотреть, как правительства всего мира объединили свои усилия и не дали развернуться глобальной депрессии, то это дает мне возможность смотреть в будущее с оптимизмом. Мы благодарны инвесторам Бразилии, Китая, Индии, России, Африки, ЮВА.

Я уверен, что произойдет разделение капитала. И нужно направлять средства из развитых стран, дать возможность, которая имеется для роста ВВП - сейчас он маленький, был 2%, но в некоторых странах он уже достигает 9%. Нужно дать возможность другим странам развивать потенциал, чтобы уйти от абсолютной рецессии. Я оптимист. Но двигаться вперед нужно с учетом рисков на рынке.

Д.Бондерман, президент Texas Pasific Group (как переведено): Я бы посмотрел на ситуацию несколько иначе. Мне представляется, что одна из причин того, что реально произошло и происходит с компаниями, усугублялось рядом процессов. Речь идет о традиционной рецессии. Накладки происходили, они не были традиционными. Например, рост стран БРИКа, новых стран, разделение капитала, изменения, которые происходили при секторальном снижении темпов роста в США и росте в отраслях стран БРИК, в частности в Китае. В послевоенный период ВВП США составлял 50% роста. Он упал до 21-22%, снижение продолжается. Сочетание достаточно жестких цикличных спадов и разделение направлений потоков капитала - если говорить мягко, свидетельствует о близкой к хаотичной ситуации на финансовом рынке. Что касается нашей инвестиционной компании, то мы с энтузиазмом относимся к нарастающим тенденциям в странах БРИК, других развивающихся экономиках в долгосрочном периоде, с использованием общих зон, еврозоны, США. Процессы увеличения темпов роста будут продолжаться. И здесь, с точки зрения регулирования процесса, нужно признать эту ситуацию и принимать соответствующие решения.

Р.Симонян: Спасибо. Так что, Герман Оскарович, видите, не удалось Вам поколебать западных бизнесменов. Но я больше согласен с Вами, чем с ними в том, что ситуация будет значительно менее стабильной и предсказуемой, чем она была до кризиса.

В.В.Путин: Я позволю себе тоже вступить в эту дискуссию. И хотел бы начать вот с чего. Мне кажется, что глобальные проблемы возникли по нескольким причинам - их много, на самом деле: здесь и традиционные, классические признаки перепроизводства в некоторых отраслях - скажем, в автомобилестроении полное затоваривание во всех странах мира. Но есть и другие причины, которые не были известны ранее в качестве "спусковых крючков" кризиса. Первая - это глобальная валюта, доллар. Мы все знаем, что проблема заключается в том, что есть глобальное противоречие между тем, что делает ФРС, потребностями самой американской экономики и мировой экономики, для которой ФРС является единственным центром производства денежной массы. Несоответствие между денежной массой в самих США и глобальной экономике - это фактор, который непонятно как устранять. Ведь если эмиссионный центр находится в Вашингтоне, печатает деньги для всего мира, для всей мировой экономики, а никто не контролирует, то уже здесь есть какая-то проблема. Мне кажется, может быть только один выход - если будет какая-то общая договоренность об общих правилах поведения или будет несколько мировых резервных валют. Мне кажется, ничего страшного для экономики США не произойдет, потому что, в конечном итоге, и сама она от этого только выиграет, так как это будет путь к той стабильности, о которой говорили. Это первое.

Второе. Конечно, так называемые инструменты гибкости на финансовых, фондовых, сырьевых рынках стали отчетливо напоминать легализацию спекулятивных сделок. И все эти инструменты оторвались от реальной экономики. Фьючерсы очень отдаленно напоминают то, что должно происходить с ценами на энергоносители, а деривативы на деривативы вообще ничего не отражают. Все это тоже ведет к повышению факторов неопределенности. Кстати говоря, если говорить о повышении роли государства, то она должна заключаться не в том, чтобы деньги накачивать в экономику, хотя подчас от этого никуда не уйти, а в том, чтобы навести порядок в инструментах.

Если это произойдет, если удастся это сделать в рамках восьмерки, двадцатки, тридцатки - шесть на ум пошло, семь с ума сошло - неважно, если мировому сообществу удастся договориться об общих правилах игры, тогда можно рассчитывать на то, что элементы стабильности вернутся.

Теперь по поводу тех проблем, с которыми сталкиваются страны, - дефицит бюджета, госдолг, дефицит платежного баланса. Мы понимаем, это в основном камешки в американский огород, но я бы ими так особо не разбрасывался, потому что у всех стран есть свои проблемы. У России, например, это высокая инфляция, с которой нам, к сожалению, справиться до сих пор на должном уровне не удалось. Кстати говоря, это "ахиллесова пята" и с точки зрения нашего подхода к кризису.

У нас был огромный приток капитала в предыдущие годы - в 2007 году чистый приток частного иностранного капитала был у нас 81 млрд. плюс еще нефтедоллары и так далее. Конечно, Центральный банк при всем к нему уважении все-таки не до конца справился с задачей изъятия лишней денежной массы с рынка. Второе - Правительство, должен тоже сказать, все-таки не удержалось перед соблазном больших государственных расходов. Это достаточно трудно было сделать по политическим соображениям, под давлением. Когда, вроде, денег много, а нужно решать массу задач: и инфраструктуру развивать, и в социальной сфере.

Все - нужно. Туда, сюда давайте денег. Давайте, давайте, давайте. Вот давали, давали, давали - и инфляция высокая. Инфляция высокая, значит, ставка рефинансирования Центрального банка высокая. Ставки по кредитам высокие - нет источников для развития, все пошли на западные рынки кредитоваться.

И ничего хорошего здесь нет, потому что когда кризис начался, источники финансирования на Западе закрылись и для наших финансовых учреждений, и для реального сектора экономики также финансовый "кислород" был перекрыт. Потребовалось вмешательство со стороны Правительства.

Плюсами являлось то, что у нас были накоплены большие резервы: и золотовалютный резерв, и правительственные резервы. Но, во всяком случае, я хочу сказать, что во всех странах есть что-то общее и есть свои проблемы, о которых мы не в праве забывать.

И, наконец, по поводу перспектив. Я уже упомянул о том, что сейчас - и это, кстати говоря, легко посмотреть, есть исследования, они очень объективные: одна из проблем в мировой экономике сегодня - затоваривание. Произведено товаров, которые скопились на складах, огромное количество. И на сегодня эти товары не находят потребителей. Это требует времени.

Постепенно, сейчас трудно сказать, в какой временной период, но, тем не менее, это, безусловно, произойдет. Все эти запасы будут распроданы, и появится еще один прямой повод для дальнейших шагов в развитии. И это, безусловно, без всяких сомнений, произойдет.

И, конечно, мировая экономика будет развиваться. Это медицинский факт. Вопрос только в сроках и в темпах. То же самое касается и цен на сырьевые товары, включая то, что является основными статьями экспорта России на сегодняшний день - это углеводороды, нефть, газ, нефтепродукты, это химия, это также металлы.

Конечно, трудно прогнозировать - какие цены в какие сроки будут? Некоторым кажется, что это невозможно, но это не так. Это возможно. Достаточно взять наблюдения за колебанием этих цен на мировых рынках за длительный период времени. Они, эти наблюдения, в течение десятилетий проводятся, и там все ясно и понятно. Конечно, очень трудным является наложение сегодняшних факторов на те тенденции, которые происходят на сырьевых рынках в мировой экономике. И вот здесь очень много неопределенностей.

Но Правительство Российской Федерации и другие правительства обязаны такие прогнозы делать, и мы делаем такие прогнозы. Наши прогнозы носят консервативный характер, но мы уверены, что реалии будут лучше, и гораздо лучше того, что мы планируем.

Спасибо.

Р.Симонян: Спасибо, Владимир Владимирович.

Еще одна тема, которая была затронута и которую Вы подняли в своем выступлении, – это как превратить Россию в центр притяжения для инвесторов как для внутренних, так и для зарубежных. Вы знаете, что по этому вопросу высказывания были достаточно оптимистичные. В каком смысле? Во-первых, в мире, несмотря на кризис, несмотря на то, что рынки закрыты, много ликвидности, которая пока не находит применения. Как сказал Джон Мак, под матрацами только в США 5 трлн долларов. В других странах тоже достаточно денег. Вопрос в том, куда они пойдут? По мнению участников этой сессии, Россия располагает уникальными возможностями для того, чтобы стать центром притяжения, чтобы деньги пошли сюда, а не в другие места. Почему? Потому что – это не только природные ресурсы, а сочетание и ресурсов, и высокого инженерного, научно-технического потенциалов, образованного населения и тому подобного.

В этой связи было очень интересно послушать Джефа Иммельта, который как раз говорил о тех сферах, которые Вы упоминали: ядерная энергетика, энергосберегающие, экологичные технологии. Это именно то, где "Дженерал Электрик" готово инвестировать в этой стране и приносить технологии, которые у них есть.

С другой стороны, было бы интересно – у нас здесь Майкл Калви (президент Baring Vostok Capital Partners) – руководитель сравнительно небольшого фонда (хотя для России самый большой фонда), который 16 лет инвестирует в маленькие компании. Причем – не в ресурсные, а те, которые работают именно в сфере новых технологий. Есть хороший опыт того, как иностранные деньги могут способствовать не только переносу технологий из-за рубежа, а поддерживать развитие высокотехнологичных компаний у нас в стране. С этой точки зрения перспективы должны быть неплохие. Вопрос, опять-таки, - готовность принять эти инвестиции.

Как Вы сказали – очень много сделано для упорядочивания инвестиционного климата. Мне бы хотелось задать вопрос – у нас здесь сидит Дэннис Нелли - он возглавляет PricewaterhouseCoopers. Они работают в нашей стране с начала 90-х годов. Думаю, что на их глазах менялось качество корпоративного управления, прозрачность отчетности российских компаний.

Если, Дэннис, ты можешь в двух словах сказать, что принципиально, по твоему мнению, изменилось за последние годы с точки зрения качества российских компаний – пожалуйста.

Д.Нелли: PricewaterhouseCoopers весьма существенно присутствует в России уже более 20 лет. Я думаю, что можно сказать, что действительно за это время произошли очень большие перемены в ведении бизнеса в России. Когда я смотрю в прошлое, то я, прежде всего, отмечаю 200 ведущих российских компаний, и количество даже сравнительно небольших компаний в этом списке из двухсот значительно увеличилось. Примерно в десять раз за это время. Так что рост компаний – это очень важный фактор.

Второе, что я бы сказал, - это степень прозрачности, транспарентности компаний, которые работают здесь в России. Если посмотреть на ведущие 400 компаний, то более половины используют международные стандарты финансовой отчетности в соответствии с глобальной системой. Движение в этом направлении продолжается, компании работают более открыто, более прозрачно. Их результаты более четко отражаются - и это тоже важный фактор роста.

И последнее, что я хотел бы сказать, - это слияние и поглощение в последние годы, в том числе со стороны российских компаний. Российские компании стали значительными игроками. Вы говорили здесь о приобретении "Опель". Часть из этого – трансграничная деятельность – это, я думаю, ставит эти компании в очень хорошее положение в плане дальнейшего роста.

Поэтому, когда я смотрю на изменения, которые произошли, то я могу сказать, что они весьма существенны в плане того, какие компании работают в России. В плане перспектив мы – PricewaterhouseCoopers - считаем, что это будет продолжаться. Спасибо.

Р.Симонян: В связи с тем, что Дэннис сказал о превращении российских компаний в глобальных игроков, у меня есть вопрос к участникам заседания.

Когда мы говорим об инвестициях, мы говорим об инвестициях в российскую экономику. Но насколько приобретение компаний за рубежом может стать одним из новых рычагов развития российской экономики. Это то, о чем говорила Эльвира Набиуллина, о чем говорил Владимир Владимирович Путин - о том, что нужно новое качество роста, нужна модернизация. В какой мере такие точечные приобретения за рубежом могли бы помочь качественным изменениям российской экономики? Джон, у тебя есть какой-то взгляд на это?

Дж.Мак: Я думаю, что если посмотреть на стоимость компаний в США, Европе, то кризис привел к тому, что капитализация этих компаний уменьшилась в некоторых случаях на 80%. Это, действительно, создает инвестиционные возможности, но тут иногда начинает играть роль национализм. Если определенная группа стран начинает покупать классические компании в США и в Европе, то, я думаю, что будет некоторая ответная реакция. Здесь очень многое будет зависеть от того, как будет проводиться приобретение. Инвестор должен быть партнером в совместном предприятии. В рамках совместного предприятия приобретаются навыки. Технологические компании могут прийти в Россию и на развивающиеся рынки. Все зависит от того, как это делается. Джеф говорил, что на Ближнем Востоке, например, были очень успешные случаи, когда создавались предприятия, которые инвестировали и одновременно обучали людей в области финансовых услуг. Так что многое зависит то того, как конкретно это делается в конкретной стране конкретными компаниями.

Я считаю, что Россия и другие страны должны подумать о том, как использовать свои избыточные деньги, в том числе и путем покупки компаний в развитом мире - не только в интересах передачи технологий в Россию, но и для того, чтобы российские компании, российские менеджеры работали в этих компаниях за рубежом.

Р.Симонян: Еще я просил бы добавить к этому. {Обращаясь к Дж.Иммельту) У Вас хороший опыт использования инженерных кадров, российского научно-технического потенциала – в какой мере этот интеллектуальный потенциал может стать преимуществом в будущем для России?

Дж.Иммельт: Мы работаем в Москве много лет в инженерной сфере, в авиационном бизнесе. Около 1000 инженеров – очень хороших, очень умных, конкурентоспособных, продуктивно работающих.

Я бы сказал, что есть два варианта инвестирования для такой компании как "Дженерал Электрик" в России. Например, в таком бизнесе, как здравоохранение, нет крупных производителей современной медицинской технологии, которая способствовала бы улучшению здравоохранения. Поэтому возможность здесь большая.

Кроме того, мы считаем, что было бы полезно становиться партнерами в стратегических российских отраслях: в энергетике, в транспорте, в авиации, работать с "национальными чемпионами", ведущими компаниями. Здесь такая компания, как "Дженерал Электрик", на мой взгляд, могла бы успешно работать.

Речь, где российский премьер говорил о том, что надо создавать новую российскую экономику, не чисто ресурсную, действительно означает, что есть возможности для мира поучаствовать в этом процессе. Мы считаем, что "Дженерал Электрик" мог бы поработать здесь не с "нуля", а именно в партнерстве с существующими предприятиями и глобальными компаниями.

Р.Симонян: Спасибо. Майкл, может, ты добавишь два слова потому, что вы инвестируете именно в передовых технологиях. Где ты видишь сравнительные преимущества для российских компаний?

М.Калви, президент Baring Vostok Capital Partners: Во-первых, мы считаем, что рабочие или человеческие ресурсы в России - одни из самых лучших в мире, если система мотивации и управления правильные.

Во-вторых, я думаю, что есть огромный потенциал роста. Надо знать, что потребительские и сервисные отрасли в России начали развиваться только 10 лет назад. И хотя 2009 год тяжелый, мы уверены, что через 5,10, 20 лет все эти отрасли будут развиваться намного быстрее, чем в других странах.

Р.Симонян: Спасибо.

Герман Оскарович, у Вас сейчас портфель активов компаний настолько большой, что, я думаю, Вы хорошо представляете себе как проблемы, так и возможности технического перевооружения российских компаний. Может быть, на основе Вашего опыта, скажете, что можно здесь ожидать? Какую роль в этом могут сыграть иностранные инвесторы? Поскольку один из ключевых вопросов, который Вы поставили – мне кажется, это принципиальный вопрос – об изменении парадигмы российской экономики.

Г.Греф: Мне кажется, что для российской экономики этот путь не имеет альтернативы. По одной простой причине: говорить об инновационном этапе развития российской экономики еще рано. Сейчас нужно говорить о модернизационном этапе развития российской экономики, потому что сегодня российская экономика имеет огромный запас по производительности, если она внедрит современные технологии, которые есть сегодня у развитых, транснациональных корпораций. За счет этого Россия может совершить гигантский скачок в своем экономическом развитии, заимствовании технологий. Вот были сказаны два слова Майклом, меня они просто до глубины души задели, я думаю точно так же.

У нас великолепное качество людских ресурсов при условии, что есть хорошая система управления и правильная мотивация. Больше я не могу добавить ни одного слова. Очень правильно. Нам нужно заимствовать лучшие управленческие технологии, которые позволяют правильно стимулировать компании для достижения лучшего результата. И мы совершим скачок в производительности.

И только после этого, после этапа модернизации и развития очень мощной конкурентной среды, чего стране не хватает, начнется период инноваций. После этого мы начнем изобретать те продукты, пойдем в те "голубые океаны", которых еще нет на рынке.

То, что сегодня мы еще не достаточно модернизированы, считаю, что это наше преимущество для привлечения инвестиций. Мы торгуем своим рынком. Вопрос: насколько мы можем успешно торговать?

В Америке, в Европе нет такого запаса по сбыту продукции. Сегодня "Дженерал Электрик" может прекрасно это осознавать. У него нет возможности скачка, у него нет такой возможности консьюмеризации, как в России, или в Китае, или в Индии. Приходя в Россию, они получают возможность скачка на порядок больше.

Если они начинают производить это по ценам более дешевым, чем в Соединенных Штатах, за счет российской локализации они получают рынок. Фактически, такая глобальная корпорация может получить весь рынок. Вопрос в том, как мы должны привлекать сюда инвесторов для того, чтобы они размещали здесь все свои факторы производства, обменивали возможности нашего рынка на новейшие технологии, на обучение персонала, на самые современные управленческие технологии.

Теперь если говорить о том, идут ли по этому пути наши компании? Знаете, я два дня назад встречался с ведущими мировыми производителями, автопроизводителями, и один из них мне говорит: "Ты знаешь такого-то бизнесмена в России"? Я говорю: "Да, знаю". Наш клиент мне говорит: "А ты бы не мог мне организовать с ним встречу, мы никак не можем с ним договориться". Я знаю этого бизнесмена, но он никакого отношения к автопроизводству не имеет. Я говорю: "А какое он отношение имеет"? Он говорит: "А ты знаешь, что он владелец одного из трех крупнейших самых инновационных производителей аккумуляторных батарей. И мы им предлагаем очень хорошую сделку, а они никак не соглашаются. Мы бы вместе могли добиться технологического лидерства". И эта компания находится в Соединенных Штатах Америки.

Для меня это было открытие, что российский предприниматель имеет очень успешный бизнес в Соединенных Штатах Америки и имеет такой инновационный бизнес. Думаю, что этот процесс должен быть взаимным, его надо всячески поощрять. И такого рода инвестиции и в Россию и из России за рубеж критически важны в сегодняшний период времени.

Р.Симонян: Герман Оскарович, в свете того, что Вы до этого сказали, до прихода Владимира Владимировича, и в свете того, что мы видим по статистике. В последние годы, когда Россия стремительно развивалась одними из самых высоких темпов в мире, у российских компаний был практически неограниченный доступ к финансовым ресурсам как внутри страны, так и, особенно, за рубежом - как к долговым инструментам, так и к акционерным капиталам.

Сейчас многие из финансовых источников роста перекрыты. Временно, не временно – мы пока не знаем. В какой мере: а) это может сказаться на перспективах выхода российской экономики из кризиса и темпах роста; и б) какую роль в этой связи, в связи с ограниченностью финансовых источников роста, могут сыграть прямые инвестиции? И, я так понимаю, что их относительная роль резко возрастает, как источников?

Г.О.Греф: Спасибо большое за вопрос. Я думаю, что это очень правильный вопрос потому что, конечно, ключевая проблема – это "длинные" и "дешевые" деньги. Где источники этих "длинных" и "дешевых" денег? Во-первых, это пенсионные фонды, размещенные фонды страховых компаний.

И здесь опять мы обращаемся к проблеме источников за рубежом. В нашей стране пока еще этот источник, к сожалению, недостаточно велик. Но сейчас он каждый год, если говорить о пенсионных накоплениях - эта прибавка составляет примерно 1,5 млрд долларов в год. И сейчас новые инструменты добровольного пенсионного страхования, которые Правительство внедрило. Я внимательно прочитал отчет руководителя Пенсионного фонда, он оптимистичен в том, что очень многие люди начали заниматься добровольным пенсионным страхованием. Это очень важно. В том числе и как источник внутренних, "длинных" инвестиционных денег.

Почему важны внутренние деньги? Внутренние деньги нам не дают валютных рисков. То, что мы имели при глубине падения осенью прошлого года, тот драматизм, который был в российском финансовом секторе и целом ряде предприятий реального бизнеса... У предприятий случился шок от курса валютных рисков. Поэтому очень важно, чтобы эти риски: а) хеджировались; б) были источники внутреннего капитала в той валюте, в которой происходят инвестиции.

Второй крупный источник "длинных" денег – когда приходят крупные инвесторы, в том числе те, что сидят здесь, и вкладывают свой инвестиционный капитал в качестве прямых инвестиций. Это также критически важный источник для того, чтобы можно было получить такие прямые инвестиции, которые дают стабильность, в том числе в период экономического кризиса.

Я в этом смысле оптимист. Да, в ближайшие год-два мы будем сталкиваться с нехваткой прямых и длинных инвестиций. Но если мы хорошо поработаем в эти два года - я думаю, что в России есть источники для инвестиций. Я готов доказывать, что нам нужно серьезно изменить, модернизировать нашу экономическую модель, нашу финансовую модель с точки зрения замещения внутренними источниками финансирования внешних привлечений. С тем, чтобы избежать подобных кросс-валютных рисков и макроэкономических рисков других стран, которые наши инвесторы принимают на себя.

В.В.Путин: Я добавлю, если позволите. Я согласен с Германом Оскаровичем в том, что он сейчас сказал. Он назвал два источника "длинных денег" – это страховые фонды и пенсионные, но есть еще один, про который он забыл. Он, наверное, самый главный все-таки – это накопления граждан в банках.

Но чтобы эти средства были устойчивым резервом, нужно чтобы в стране была низкая инфляция и полная экономическая стабильность, которая подкреплялась бы ростом резервов и в банковской системе, и у государства – у Правительства и у Центрального банка. Вот когда все это и кое-что еще сверху будет в наличии, тогда действительно появятся источники внутреннего финансирования экономического роста.

Но, кстати говоря, то, что финансирование из-за рубежа было в значительной степени прикрыто, это связанно было не с проблемами российской экономики, а с недостатком ликвидности в самой западной экономике. Но сейчас, когда многие западные экономики справляются с проблемами кризисных явлений и иностранные рынки открылись сейчас для наших заемщиков, в этой связи и Герману Оскаровичу и другим руководителям наших финансовых учреждений нужно ясно и четко понимать, что они работают в условиях глобальной конкуренции, и они должны предлагать конкурентоспособный продукт по конкурентной цене.

А пока они этого не делают, их клиенты будут как можно быстрее отдавать им все, что они взяли в кредит и уходить в другие финансовые учреждения, которые предлагают лучший продукт по низкой ставке. В ближайшие годы, мне бы во всяком случае этого очень хотелось, Правительство ставит перед собой такую задачу, чтобы в ближайшие несколько лет в нашей банковской системе ставка по кредитам составляла где-то 6%.

Теперь по поводу нашего сотрудничества с зарубежными партнерами. Здесь коллега Джон Мак сказал, что когда российские компании приобретают какие-то активы за рубежом, то иногда имеет место, так называемый, национализм. Я бы назвал это национальным экономическим эгоизмом и даже экономической политикой.

Действительно, наши инвесторы подчас сталкиваются с этими проблемами. Убежден, что это все родимые пятна прежней "холодной войны", от которых мы никак не можем избавиться, ни у нас целиком не можем избавиться, ни наши партнеры ни в Европе, ни в Соединенных Штатах Америки не могут избавиться пока. Но это пройдет. Это требует только времени. И чем шире практика взаимной работы и взаимного инвестирования, чем больше позитивного опыта, тем быстрее этот период закончится.

Я со своей стороны очень рассчитываю на то, что наши американские гости сегодня, представители крупного американского бизнеса будут всячески способствовать, чтобы всякие рудименты прежней эпохи, которые мешают развитию сотрудничества, были ликвидированы как можно быстрее.

Мы все помним печально известные, так называемые, КОКОМовские списки, которые ограничивали передачу технологий в Советский Союз. Формально эти списки ликвидированы. Фактически же в решениях Госдепа США значительная их часть сохраняется. Это наносит ущерб сотрудничеству России со своими партнерами и, прежде всего, с Соединенными Штатами. Это наносит ущерб и американскому бизнесу, потому что мешает ему развивать свои деловые контакты в России, мешает ему строить такие производства, которые были бы наиболее эффективными, подрывает конкурентоспособность американского бизнеса на мировых рынках.

И вот последнее решение Президента Обамы, который отменил планы по строительству третьего позиционного района противоракетной обороны в Европе, наводит нас на хорошие мысли. Я очень рассчитываю на то, что за этим правильным и смелым решением последуют и другие, в том числе полная отмена ограничений на сотрудничество с Россией и на передачу в Россию высоких технологий и активизация по расширению количества членов Всемирной торговой организации за счет России, Белоруссии и Казахстана.

Р.Симонян: Спасибо, Владимир Владимирович.
Дэвид, поскольку у вас один из крупнейших фондов прямых инвестиций, и вы вкладываете свои деньги больше чем в 40 странах мира, насколько эти "длинные" деньги полезны для экономики? Потому что в условиях кризиса, когда произошел отток "коротких" денег, это усугубило, безусловно, проблемы российских заемщиков и российской экономики целом.

Чем ваши деньги отличаются от "коротких", и что, с вашей точки зрения, нужно сделать, чтобы они больше шли в российскую экономику? И в этой связи, к вам, Дэвид, и может быть, к другим, если будет время, вопрос: чем отличается инвестирование в российскую экономику от инвестирования в другие страны, скажем в БРИК: Китай, Индия, Бразилия?

Д.Бондерман: Вы задали 3-4 вопроса в одном. Давайте я попытаюсь ответить хотя бы на один. Мне кажется, как Премьер-министр ранее уже здесь сказал, рыночные деньги могут прийти, уйти за полдня. В техническом плане это возможно. Наши деньги - это деньги, которые настроены на строительство компании, это долгосрочные, перспективные деньги, стратегические средства.

Например, наши собственные инвестиции не были связаны напрямую с кризисом. Они более долгосрочные, мы инвестировали их, они остались в экономике. И мы пытаемся создавать компании и пытались это делать, и будем это делать впредь. У России есть определенные преимущества, есть и недостатки. Как у всех стран группы БРИК. Здесь есть разные страны. Здесь есть хорошие кадры, образованные, ориентированные на технологический прогресс. Очевидно, это плюс.

Через определенное время транспарентность будет улучшаться в вашей стране, несомненно. По крайней мере, это остается сейчас проблемой. Мы ее осознаем, и Правительство ее осознает, и работает над этой проблемой, как мы понимаем.

И в этом отношении, честно говоря, ваша страна отстает от Китая. Пока. По этому конкретному аспекту. Его нужно совершенствовать, и тогда здесь будет дополнительное преимущество. Я бы еще кое-что прокомментировал в этой связи. Господин Премьер-министр говорил, господин Греф говорил о том, что есть сделка "Магны" и Сбербанка по "Опелю". И все знают, почему было трудно утвердить эту сделку. Потому что были озабоченности, как эти три стороны смогут взаимовыгодно сотрудничать? Смогут ли они это сделать структурно? И по вопросам прав интеллектуальной собственности могут возникать вопросы. Нужно было решить эти вопросы. В принципе, они в основном отрегулированы сейчас. И сделка совершена. Но это будет проверка, пробный шаг своего рода, в отношении того принципа, о котором мы говорили.

Что делать для того, чтобы инвестиции из России пошли за рубеж и наоборот? Нужно революционизировать, видимо, процесс производства автомобилей в России - в первую очередь. В то же время нужно и "Магне", и "Дженерал Моторс" дать возможность - у них сейчас нет большого представительства, чтобы они быстро освоились здесь, чтобы это было действительно взаимовыгодно.

Поэтому все, мне кажется, должны хорошо поработать, усердно, долгосрочно, отталкиваясь от текущей ситуации. Если не получится, то это будет своего рода откат в международном сотрудничестве, а оно очень важно. И все мы понимаем, и я благодарен господину Грефу за то, что он лично участвует, приложил большие усилия, чтобы это получилось, и мы на это рассчитываем.

Р.Симонян: Спасибо. У меня тогда вопрос к Игорю Комарову. Для вас развитие иностранных производств в России - это угроза или это нейтрально? Или что это такое? Потому что вам нужно "Автоваз" выводить из того прорыва, который есть. Как вы рассматриваете это? И вообще, если у участников сессии есть комментарии, я бы хотел услышать: в какой мере поддержка отечественного производителя и приток иностранных инвестиций - это конкуренты или они взаимодополняют друг друга?

И.Комаров, президент ОАО "АвтоВАЗ": С точки зрения защиты интересов я думаю, что, исходя из задач, которые стоят перед экономикой, протекционизм должен быть минимальным в тех областях, которые связаны с инновационным и техническим развитием. В этой связи, как бы иногда это не было неприятно и больно, нам, так или иначе, придется отказываться от каких-то стереотипов и входить в круг технологически развитых производителей.

В этой связи мы, конечно же, приветствуем сделку. И, так или иначе, мы в нее вовлечены, поскольку у нас есть совместное производство с "Дженерал Моторс". Мы ждем прихода на российский рынок, наконец, одного из крупнейших и наиболее технологичных производителей автокомпонентов - "Магны".

И так же мы надеемся, что итогом этой сделки будет доступ к технологиям, тем инновациям и платформам производства автомобилей, которые есть у "Опель". Все автопроизводители России от этого выиграют. Безусловно, это будет только большим преимуществом для нас.

Конечно, нам нужно перестраивать свою работу, ориентироваться на современные технологии. И с нашими стратегическими партнерами, которые у нас есть на данный момент - "Рено" и "Ниссаном" - мы активно над этим работаем. Только в этом мы видим развитие автопрома.

Р.Симонян: Спасибо. То есть вы конкуренции не боитесь? Потому что, как сказал Владимир Владимирович, это абсолютно так. Для того, чтобы экономика развивалась эффективно, нужно, чтобы были конкурентные рынки. Иначе экономика не будет рыночной.

И.Комаров: Мы можем бояться или не бояться, но жизнь достаточно жесткая, и она диктует свои правила. Если мы хотим войти и стать экономикой, которая воспринимает технологии, мы должны понимать, что технологии и инновации становятся наднациональными.

Если говорить о протекционизме, то, наверное, он должен быть в тех отраслях, которые касаются скорее среднего и мелкого бизнеса, которые формируют основу развития общества. В тех отраслях, которые связаны с технологиями, мне кажется, протекционизм может быть точным, но абсолютно дозированным, имеющим понятные сроки и понятные цели. Спасибо.

Р.Симонян: Спасибо. Возвращаясь к тем 5 вопросам, которые я задал Дэвиду, один был по поводу того, насколько инвестиции в России с точки зрения их осуществления и эффективности отличаются от инвестиций в другие страны БРИК. Есть участникам что добавить? Джефф? Насколько легче работать или тяжелее работать в России, чем в других странах и почему?

Дж.Иммельт: Различия здесь есть довольно существенные. В Бразилии сегодня в основном рынок полностью приватизирован, частный рынок. Есть, конечно, некоторые государственные структуры, но в основном это приватизированный рынок.

Я бы сказал, что видение, которое изложил господин Греф, - а именно пользоваться внутренним рынком, разнообразием внутреннего рынка в качестве основы для создания современной высокотехнологической экономики. Я думаю, что именно на основе такого видения "Дженерал Моторс" хотела бы работать в России.

Китай именно так использовал свой рынок для того, чтобы форсировать инвестиции и создать у себя глобальную конкурентоспособность.

Поэтому я думаю, две отрасли - это в широком плане энергетическая отрасль и транспорт. Я думаю, что это очень важное направление. Здесь колоссальные ресурсы, резервы колоссальные. И Россия может быть глобальным лидером в газовой технологии, в турбинной технологии, целый ряд других технологий, которые можно будет экспортировать в другие страны.

В России есть условия для того, чтобы стать экспортером, например, современных транспортных дизельных локомотивов и соответствующих технологий, в другие страны мира. То есть ваш рынок можно трансформировать в современный высокотехнологический экспортно ориентированный рынок.

На самом деле г-н Греф это лучше сказал, чем я. Я думаю, что с точки зрения руководителя "Дженерал Моторс", именно так мы видим Россию. То, чему мы учимся внутри страны, мы это затем можем экспортировать. Вот давайте на этом строить партнерство.

В.В.Путин: Если позволите, я тоже несколько слов скажу на этот счет.

Здесь только что говорили о преимуществах Бразилии, говорилось о плюсах, которые видят инвесторы при работе в Китае. Я с этим полностью согласен.

На мой взгляд, одно из основных преимуществ Китайской Народной Республики - это стабильность. И политическая стабильность, и экономическая. Большие резервы, возможность для финансовых властей принимать решения, правильные решения, без оглядки на политические последствия. Скажем прямо об этом. Это кому-то нравится, кому-то - нет, но для инвесторов это плюс и плюс очевидный.

Но есть там и ограничения, потому что, скажем, в том же Китае есть валютные ограничения для инвесторов, связанные с выводом капталов. Есть определенные проблемы в России, но есть и плюсы. В том числе и тот самый либерализм в финансовой сфере, о котором я сейчас упомянул.

В конце прошлого - начале этого года для всех стало очевидным, что происходит в мировых финансах и, как результат, в российских финансах тоже. И для специалистов было ясно, что нужно менять курс национальной валюты.

Не скрою, именно по политическим соображениям - для того, чтобы дать возможность гражданам России сориентироваться в происходящих процессах и принять для себя решение о том, в какой валюте они хотят оставить свои сбережения - мы, как я и обещал это в своих публичных выступлениях, плавно меняли курс национальной валюты.

Но для всех специалистов рынка было понятно, какой оптимальный рубеж. И крупные игроки на финансовом рынке, прежде всего иностранные, да и наши банки, другие участники рынка, конечно, этой ситуацией воспользовались для того, чтобы работать на нашем рынке и выводить капиталы.

В этих условиях вполне естественно было бы для Правительства РФ принять решение об ограничении оборота валюты. Хочу обратить ваше внимание на то, что мы сознательно пошли на потерю значительного объема золотовалютных резервов - свыше 100 млрд долларов. Именно для того, чтобы все участники рынка поняли: в России возврата к прежнему регулированию не будет. Россия останется рыночной, либеральной экономикой. И все инвесторы, которые входят в РФ, на российский рынок, ясно и четко должны понимать сегодня и на будущее - мы сохраним для всех этот либеральный режим, который, на мой взгляд, является одной их фундаментальных основ для полномасштабного инвестирования в экономику России.

Р.Симонян: Это очень оптимистическое заявление. Спасибо, Владимир Владимирович. Мне, может быть, даже к этому и не хотелось бы уже возвращаться, но, вы знаете, у нас заготовлен один вопрос из зала. А почему - объясню.

Здесь сидят руководители крупнейших в мире компаний, а Джон Карлсон своим бонусом каждый год рискует, потому что он управляет долговым портфелем в БРИКах. У него под управлением примерно 10 млрд долларов, и он каждый день должен принимать решение, куда вложить эти деньги: в Китай, в Бразилию или в Россию.

Джон, поскольку не мы тебе выплачиваем бонусы, скажи нам, пожалуйста, на основании чего ты принимаешь решения. И, только очень коротко, как бы ты сравнил возможность и преимущества инвестирования в тот или иной регион?

Д.Карлсон, компания "Фиделити инвестмэнтс": Если мы делаем инвестиции, то делаем это на основе очень серьезных исследований. Вообще-то, наши тенденции - это долгосрочные инвестиции. Мы вкладываем в глобальные фонды, и это, примерно, 80 стран.

И моя стратегия - это искать корпоративные инвестиции, корпоративные фонды в этих развивающихся странах. Игроки, которых я ищу, - это, в основном, уже сложившиеся компании, лидеры рынка с небольшим кредитным "плечом". В России уже немало таких компаний. Мы хотим также, чтобы менеджмент взаимодействовал с нами, как с инвесторами. Чтобы менеджмент был транспарентным, открытым, который бы делился с нами своими планами.

В этом плане Россия тоже выглядит весьма лицеприятно по сравнению с другими странами БРИК. Кроме того, я работаю в Корее, в Бразилии и в России, три основных страны. И в России есть два сектора, которые очень хорошо работают с инвестиционным сообществом - это сталь, сталелитейное производство и связь. И еще один большой плюс для международных инвесторов - это решительные действия, которые Правительство предприняло во время кризиса для предоставления кредита своим корпорациям.

В результате для нас нет никакого интереса в том, чтобы уходить. Наоборот - мы усилили наше участие, когда другие паниковали. Вот хорошие новости.

Чтобы мы хотели увидеть в России? Как инвесторы мы хотели бы, чтобы было больше компаний мирового класса. У вас уже есть такие - в сталелитейной отрасли. И, наконец, хотелось бы большего прогресса в решении проблем банкротства в России. Вот, пожалуй, и все.

Р.Симонян: Спасибо. Кто-то хочет добавить по поводу особенностей, специфики России с точки зрения инвестирования, режима, политики?

В.В.Путин: Мне кажется, что господин Карлсон, выступая, сказал очень хорошую вещь. Он сказал: "Когда все паниковали, мы, имея в виду фундаментальные основы сложившейся в России экономики, спокойно остались". И как-то это прошло незамеченным. Я предлагаю поаплодировать, поприветствовать господина Карлсона.

Р.Симонян: Вы знаете, Владимир Владимирович, когда Вы пришли, мне пришлось на полуслове прервать губернатора Ткачева...

Приходилось слышать от многих представителей иностранных компаний, что Краснодар и Краснодарский край в целом - очень привлекательный регион для инвестирования. И практически многие ведущие бренды представлены в Краснодаре. Я там не был, но говорят, когда идешь по улице, по существу находишься в Западной Европе. Есть какие-то секреты успеха? Что вы создаете для того, чтобы и российские и западные инвесторы приходили?

В.В.Путин: В Западной Европе не такой благоприятный климат, как у нас. А все остальное похоже.

А.Н.Ткачев: Спасибо, Владимир Владимирович. Но, я думаю, не только климатом гарантируется привлечение инвестиций и экономический рост. На самом деле, в прошлом году было 9%. Это достаточно успешная цифра, даже больше.

Тем не менее, у нас на территории края работают тысячи совместных предприятий из 70 стран. И на самом деле, каждый год это количество увеличивается. И достаточно крупные предприятия с мировым именем.

Почему они приходят к нам, почему идут, почему доверяют Краснодарскому краю? Я должен сказать, что семь лет назад и объемы совершенно другие были, и край был, не побоюсь этого слова, другим, и уровень жизни был совершенно иной.

8 лет назад мы начали активно заниматься традиционной деятельностью, привлечением инвестиций и поняли главное - видимо, то, о чем нам всегда говорил Владимир Владимирович. Что за счет только бюджетов невозможно развивать экономику, этого крайне недостаточно. Нужны частные, государственные инвестиции.

Я уже говорил в первом выступлении: для того, чтобы инвестор пришел, - необходимо создать условия, говорить с ним на одном языке, на понятном, обеспечить безопасность этих инвестиций. Как мне представляется, это в крае достаточно неплохо работает, и я думаю, что присутствующие инвесторы могут об этом сказать. Поэтому такие фирмы, как "Кнауф", "Класс", "Филип Моррис", "Бондюэль", "Фекап", "Вимм-Билль-Данн", "МЕТРО Кэш энд Кэрри", "Нестле", "Рэдиссон", "Тетрапак" и многие-многие другие успешно работают на территории края.

Но западного капитала - 40%. 60%, и мы, конечно, отдаем этому предпочтение, - это российские инвестиции, это наши российские региональные инвесторы, которые, в том числе, успешно работают в крае и формируют во многом наш консолидированный краевой бюджет.

Р.Симонян: Спасибо. Владимир Владимирович, Вы знаете, я попросил участников заседания в Ваше отсутствие о следующем. Если у вас есть только одно, хотя бы одно, пожелание к российскому Правительству или совет, какое бы это было пожелание? Озвучьте его.

Д.Нелли: Я бы остановился на необходимости того, чтобы продолжать укреплять транспарентность, прозрачность, открытость. Мы ожидаем создания критериев для инвестирования в развивающиеся технологии развивающихся стран. Технологии - мы об этом услышали, Правительство об этом говорило. Мы услышали о человеческом капитале, о том, чтобы использовать человеческий талант. Это дает огромнейшие возможности с данной точки зрения. Третье - нужно убедить инвесторов...

Р.Симонян: Я вообще-то просил только одно пожелание, а тут уже третье... Что самое главное, с вашей точки зрения?

Д.Нелли: Транспарентность, прозрачность. Спасибо.

Р.Симонян: Майкл.

М.Калви: Уменьшайте пробки. Кажется, что это шутка, но все такие самые тяжелые задачи для других стран - высокое образование, инновации. У России это уже есть. Было, есть и будет.

Г.О.Греф: Я, если можно. Я думаю, советов много дадут, я скажу только об одной вещи. Центр макроэкономических исследований Сбербанка провел очень интересное исследование в отношении экологических катастроф, которые происходят в мире. Очень часто мы задаемся вопросом - когда утром включаем телевизор, все время нам рассказывают о каких-то природных катастрофах. Это что, это коммерциализация телевидения, это глобализация мира или действительно так мир изменился?

Очень интересная цифра: если взять все природные катаклизмы за последние 45 лет, то более 50% из них произошли за последние 8 лет, начиная с 2001 года. Это говорит о том, что то, что мы наблюдаем по телевидению, не только вина коммерцилизированного телевидения, это все-таки и реальная действительность. И "зеленые технологии", экология и инвестиции в новые источники энергии для нас являются принципиально важными.

Р.Симонян: Джеф.

Дж.Иммельт: Мы бы хотели, чтобы было какое-то видимое совместное предприятие с каким-то ведущим российским предприятием в стратегическом секторе. Чтобы наша компания объединилась с таким российским предприятием. Чтобы международным инвесторам давались равные условия с внутренними инвесторами. Вот наши желания.

И.Комаров: Я думаю, что российский бизнес для повышения привлекательности должен резко повысить свою эффективность, а от государства мы просили бы требовать с нас этого и быть более гибкими в предоставлении льгот и помощи. Потому что в ряде ситуаций нам тяжело решать собственные вопросы в одиночку.

Д.Бондерман: Я думаю, что с точки зрения иностранных инвесторов - это именно то, что сейчас сказал Джон Мак. Имеют ли право инвесторы из-за рубежа на равные условия с внутренними инвесторами, чтобы система ко всем относилась равным образом?

А.Н.Ткачев: Сегодня российское Правительство беспрецедентно поддерживает агропромышленный комплекс. Не могу об этом не сказать, потому что я представляю Краснодарский край, а это многие территории сидящие здесь. Второе - побольше инфраструктурных объектов. И третье - Владимир Владимирович, берегите себя.

Р.Симонян: Владимир Владимирович, хотите чего-нибудь сказать?

В.В.Путин: Я, со своей стороны, хочу поблагодарить всех участников сегодняшней встречи за то, что вы, во-первых, приехали. Это уже знак уважения и к самому Форуму, а со стороны наших иностранных партнеров - знак уважения к России. Вы люди все занятые, у вас глобальные огромные компании, много текущих дел, приходится решать достаточное количество оперативных и стратегических задач. Тем не менее, из всех этих приоритетов вы сегодня выбрали в качестве такого приоритета Россию, сотрудничество с ней, приехали к нам. И мы вам действительно искренне благодарны за это. Большое спасибо. Это первое.

Второе. Такой блиц-опрос показал, что ничего нового, ничего необычного наши партнеры не формулируют. Ничего необычного не формулируют ни наши иностранные партнеры, ни наши отечественные структуры. Какие это вопросы? Экология, инфраструктура, прозрачность процедур.

Особо хотел бы остановиться на последнем. Это когда Джон и его коллега сказали о том, чтобы иностранные инвесторы пользовались национальным режимом. Во-первых, хочу сказать, что иностранные инвесторы и так у нас пользуются национальным режимом, у нас нет разницы.

Но дьявол кроется в деталях, как мы знаем. Я уже говорил об этих КОКОМовских списках и хвостах, которые после этих КОКОМовских списков остались. Некоторые вопросы могут решаться исключительно на основе взаимности. И давайте вместе будем добиваться таких условий, которые обеспечили бы эти равные, прозрачные и эффективные современные рыночные механизмы для нашего бизнеса за рубежом, а для иностранных инвесторов в России. Дай Бог вам успехов и здоровья.

 

Источник: Правительство РФ
Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС