на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  
ВОЗВРАЩЕНИЕ К  КОРНЯМ
(размышления  в трех частях, с прологом и  эпилогом) 
                          
 «Но он, зная помышления их, сказал им: всякое царство,
                          разделившееся  само в себе, опустеет, и дом, разделившийся
                          сам в себе, падет».
                                     Евангелие от Луки, Глава 11.

 
    
Утром,  включая телевизор,  меня не покидает ощущение надвигающейся беды. Каждый день – это тревожно мигающая аварийная лампочка. Украина оказалась совершенно неготовой к эпидемии гриппа, и люди вымирают сотнями. Сгорела «Хромая лошадь», погибли и покалечены сотни. Выступают кандидаты в Президенты Украины. В Хабаровске местный прокурор изнасиловал трех несовершеннолетних девочек. В Донецке безработный за семь гривен убил молотком собственную мать. А в Москве «утонула» Государственная Дума. Это – знаки. Знаки беды! 

Я  упомянул выступления кандидатов  в Президенты в этом ряду  не случайно. Это даже не тревожное мигание аварийных лампочек. Это – сирена, свидетельствующая о том, что катастрофа – на пороге. Два десятка людей, претендующих на высшую власть в стране, сообща за многие часы, проведенные в эфире, не сумели хоть что-нибудь сказать о реальном положении Украины, о ее перспективах, о том, как и куда идти. Увлекшись выкладыванием чистой правды друг о друге, они не сумели отыскать то, что отличает государственного деятеля от местечкового политикана: видение мира, страны и себя самих в масштабе, превышающем собственный кошелек, собственные амбиции, собственное жлобство. Они так и не сумели понять, что продолжение существование в сложившейся системе координат, при существующих тенденциях ведет к катастрофе. Знаки беды – вот они. 
 
1. 
 
Проект  «Украина» был обречен с самого начала, проект «Великая Россия» - на пороге краха. В сумме – вся восточно-славянская цивилизация оказалась на середине пути, ведущего в никуда.  
 
Слагаемых  надвигающейся катастрофы четыре:

- потеря места в мировом разделении труда;
- распад и  деградация социума;
- потеря самоидентификации;
- маргинализация. 

Как-то  незаметно, всего за 20 лет страны  постсоветского пространства растеряли  практически весь технологический  и научный потенциал, и уже  находятся на грани потери потенциала промышленного. Если еще 20 лет назад СССР производил 13-15% мирового высокотехнологического продукта, то сейчас все постсоветское пространство – около 0,4%. Постсоветские территории не только не сохранили технологический уровень, они не смогли встроиться в мировую технологическую пирамиду даже на индустриальном уровне. Свое производство не сохранили, новые производства – не пришли. За исключением нескольких шарашек конечной сборки, которые всегда приближают к рынкам сбыта. Проигрывая межцивилизационную конкуренцию, постсоветское пространство уверенно превращается в сырьевой придаток лидеров глобальной конкуренции. Мир, в котором мы живем, стремительно отстает от мира «цивилизованного». Мы оказываемся не способными предвидеть и готовиться к глобальным переменам. Мы даже еще не вошли в мир информационный, а лидеры цивилизованной гонки уже вступают в эпоху метатехнологий. 

Собственно  говоря, сама структура торговли  стран постсоветского пространства  уже выглядит как приговор: сырье, в лучшем случае – продукты первичной переработки. Уже ходит анекдот, что отличительным символом России является этикетка «Сьедено в России». Но закупающая продукты в Польше, Венгрии и Словакии Украина – это еще хуже анекдота.
  
Пожалуй,  главная наша беда – в идеологии экономической политики. Именно страны постсоветского пространства стали экспериментальным полигоном, где в полной мере реализован лабораторный эксперимент по вивисекции живого организма при помощи учения Милтона Фридмана. Помните: «Решительно устранить государство, поощрять сверхбогатство, убрать налоги на сверхдоходы, ликвидировать такой позор, как социальная помощь кому-либо». Наверное, нашим реформаторам сие учение сильно приглянулось  из-за того, что разрешало ни о  чем не думать и ничего не делать. Мол, все образует «невидимая рука рынка». Недоучки ссылаются на чилийское экономическое чудо. Им невдомек, что чудо произошло как раз тогда, когда Пиночет разогнал «чикагских мальчиков», за пять лет доведших некогда самую богатую страну Южной Америки до голодного обморока. 

Вы  не замечали – с каждым днем  вокруг становится все меньше  профессионалов и компетентных  специалистов? Все меньше профессиональных слесарей-ремотников, компетентных врачей и учителей. В политике и госуправлении таковые, кажется, вымерли вообще. Зато с каждым днем вы видите вокруг себя все больше отморозков и откровенных мерзавцев. Пускай вокруг нас их не так еще много, как в Верховной Раде, но – вокруг непропорционально много людей, гордящихся тем, что вытравили в себе все человеческое. Мы не просто потеряли чувство локтя, солидарности, способности к сочувствию, мы теряем лицо человеческого сообщества. Римляне утверждали: Homo homini lupus est –человек человеку волк . Мы превращаемся даже не в волчью – в шакалью свору. Мы допустили уничтожение лучшего в мире образования и системы здравоохранения, у нас не оказалось ни одной предохранительной системы, спасающей от одичания. Наши храмы превращаются в базарные прилавки. «С кладбищенских ворот сняли кумачевую вывеску «Коммунизм» и водрузили золоченую табличку «Рынок». На этом рынке торгуют нами, сограждане». (М.Веллер). 

У  нас сложилась антигуманная система  социальных координат, нечеловеческая  система ценностей. У нас легко  собрать кучу денег на возведение какой-нибудь «потемкинской деревни», но совершенно невозможно – для умирающих от голода старушек. А собранное на детскую «Больницу будущего» - нагло разворовывается.

От  нас бегут – честные труженики,  образованные инженеры и технологи, талантливая молодежь. Бегут потому, что у нас не ценится ни честный труд, ни образование, ни талант. Мы, наверное, единственная территория в мире, где честный профессионал не может заработать на достойную  жизнь для  своей семьи.  

Мы  очень возмущаемся, что от нас отгораживаются визовыми заборами, что к нам относятся с плохо скрываемой брезгливостью. Мы обвиняем всех в украинофобстве, русофобстве, зажратости и т.д. А как они должны относиться к нам после того, что мы сделали с собственной страной, собственными гражданами, будущим собственных детей? Мы даже не стыдимся собственных политиков. Мы за них голосуем, что вообще выходит за рамки понимания нормального человека. 

Мы  потеряли себя. Россияне- перестают быть русскими, жители Украины так и не стали украинцами. Когда развеялись имперские грезы – оказалось, что народ России не способен придумать новое содержание собственной жизни, наполнить новым смыслом собственное существование. Оказалось, что Великую Россию, строить не с кем, некому и не для кого. В Украине оказалось, что в 21 веке строительство национального государства, тем более зиждущегося на весьма сомнительных теориях этногенеза – дело безнадежное и бессмысленное. Мы заблудились в трактовках собственных историй, не понимая, что история одна, которая нам повторяет: - Так уже было, было, было… А все остальное точки зрения и сугубо индивидуальный опыт переживания. Так падение Теночтитлана было торжеством духа и цивилизации для Кортеса и испанцев. Но это был судный день и катастрофа для ацтеков. У нас одни восславляют величие палачей и улавливают в этом палачестве некие высшие смыслы. Другие – гордятся непротивлением и жертвенностью жертв. Создав разные виды лжи, мы пытаемся строить на них будущее. На таком фундаменте ничто не устоит, на сей почве ничего не вырастет.

Мы  не желаем знать, откуда пришли. Откуда же может появиться  знание того, куда идем, и –  куда идти. И даже в собственном прошлом мы видим и помним только боль, нанесенную нам, или  нанесенную нами, забывая и не замечая собственных зодчих и мыслителей. Прав был поэт: «И предки здесь построили собор, чтоб было где хранить потомкам овощи».

Сегодня  восточно-славянская цивилизация  отброшена на окраину мира. Мы практически не производим никаких материальных ценностей, необходимых миру. Мы не генерируем идей, не создаем культурных и духовных ценностей, которые были бы востребованы миром. Мы не можем навести порядок в собственных домах, постепенно превращаясь в угрозу и источник проблем для окружающего нас мира. Мы уже почти на обочине. Там, где уже оказались многие народы и цивилизации мира, не выдержавшие сначала цивилизационной конкуренции, а затем не нашедшие в себе сил, трудолюбия, честности и мудрости, чтобы построить и защитить собственный дом. Да, мы еще размахиваем ржавыми обломками былого величия, еще можем причинить цивилизованному миру массу неприятностей, но поезд уходит – все дальше и быстрее. Да, мы чрезвычайно богаты тем, что не произвели, не придумали, не выстроили. Но даже данным Богом богатством мы не умеем распорядиться по-человечески. 
 
В  Советском Союзе, если человек  превращал свою квартиру в  грязный притон, если компании, собиравшиеся  там, не давали спокойно жить  нормальным людям, - запросто могли  выселить. И выселяли. Не это ли  – наше будущее? Мы слишком неэффективны и непродуктивны, чтобы с нами считались. В то же время – мы слишком претенциозны, слишком и незаслуженно богаты, чтобы нас оставили в покое – тихонько вымирать. 

Мы  даже не можем осознать общую  угрозу и собраться, обьединиться перед ее лицом. Мы ищем врагов и виноватых вокруг себя, не желая признавать, что во всем виноваты мы сами. Мы боимся сказать правду даже самим себе. Агония восточнославянской цивилизации проходит почти по Толстому: каждая  несчастливая семья несчастлива по-своему. В России еще сохранился интеллектуальный класс аристократов духа, просто не находящих применения своим идеям и духовным порывам. Не к чему применять, общество удовлетворилось пайкой из украденного у собственных детей нефтегазового пирога. В Украине при сохранении бытовой и трудовой культуры «керманычи» просто не дают народу возможности заработать себе на хлеб. Голова при умершем туловище в первом случае, еще здоровое тело, но без головы, без центральной нервной системы – во втором. 

Маргинализация идет, оформляясь в конкретные политические решения. Уже прекратились даже теоретические рассуждения на тему вхождения Украины в Евросоюз, с разных сторон России дают понять, что ее дело – качать нефть и газ, а не лезть в калашный ряд. 

Мы поставлены перед однозначной альтернативой: или нами будет построен и благоустроен собственный приличный дом, или пустырь благоустроят и цивилизуют другие. Без нас.

Мне страшно слушать наших кандидатов в Президенты. Поскольку даже самые продвинутые и честные из них не понимают огромности и комплексности проблемы. Попытки найти частное экономическое, социальное или политическое решение бессмысленны и даже опасны. Проблема выживания и обретения места в новом мире, а не на его обочине – комплексная и имеет цивилизационный масштаб. Наши политики не понимают, что время национальных государств закончилось и никакое национальное государство не способно успешно конкурировать в мировом масштабе. А речь идет именно о конкуренции в мировом масштабе, глобализация привела к тому, что любые разговоры о замкнутых системах, региональных лидерствах и т.п. – беспредметны. На глобальном рынке идет борьба именно цивилизаций, обладающих мощнейшим технологическим и экономическим потенциалами, эффективными социально-политическими системами, глобальным целеполаганием и наличием реальных интересов в каждом регионе мира, выходящими на метатехнологический уровень. 

Сегодня  в глобальном мире конкурируют  англо-саксонская цивилизация во  главе с США, к которой примыкает японская, европейская цивилизация, стержень которой составляет франко-германский союз, индийская и китайская цивилизации. На базе идеологии боливаризма стремительно формируется южно-американская цивилизация, нашла формулу самозащиты и самосохранения арабская цивилизация. Все остальное -  поле боя, арена, фронтир и в конечном итоге – чей-то приз. 
 
Весь  наш выбор 20 лет назад заключался  в следующем:

- по частям  присоединяться к более успешным  цивилизациям;
- создать свой  конкурентоспособный, эффективный цивилизационный проект;
- согласиться  с участью приза.

Первый  путь мы закрыли для себя  сами.  – Кто из-за бестолковости  и недееспособности, кто из-за  нездорового самомнения и дурных  снов о собственном национальном величии. Если раньше присоединиться к цивилизованному миру можно было, всего лишь согласившись на соблюдение правил игры и общепринятых приличий, то сейчас уже – ни на каких условиях. 

В  призы мы успеем всегда. 

У  нас осталась еще одна попытка  построить собственный дом. Эта попытка – последняя. Нами уже упущены действительно благоприятные возможности такого строительства, когда были и ресурсы, и благоприятная среда. Не было только ума и воли к действию. Утеряны, разворованы были не только возможности, - были уничтожены реальные начинания и реальные проекты. Есть основания считать, что губилось все это не только жадностью и глупостью, но злонамеренно и целенаправленно. Я уверен в том, что с существующими политическими элитами – сделать ничего не удастся. Мародеры по определению не могут заниматься строительством. Любую стройку они превратят в «пилораму». Поэтому вопрос смены власти и элит  – вопрос не политической процедуры, но главное условие выживания.

Я  намеренно опускаю в своих  размышлениях такую тему, как белоруський проект. Действительно, Беларусь – единственная страна восточно-славянской цивилизации, не допустившая сползания в варварство и дикость. Беларусь доказала, что сочетание государственного капитализма, мелкотоварной, либеральной рыночной  среды  и социалистической по сути социальной системы – работает, дает шанс не только на стабилизацию, но и на развитие. Оказалось, что белоруськая форма в наибольшей мере соответствует цивилизационному менталитету общества. Недаром европейские эксперты отмечают, что сейчас именно Беларусь имеет определенные шансы на вхождение в Евросоюз. А ООН-овские специалисты относят ее к среднеразвитым странам, в то время, когда и Украина, и Россия уже позиционируются среди стран слаборазвитых, в третьем мире. 

Но  белоруський опыт, хотя и чрезвычайно ценен, но вряд ли пригоден к широкой ретрансляции. Белоруський проект уязвим и не может стать ядром консолидации. Он локален и не опирается на метаидеологическую  цивилизационную основу. 

Надо смотреть шире. Надо обратить внимание на то, что опять же, по оценкам международных экспертов, наиболее стабильными по внутренним критериям странами постсоветского пространства являются  Узбекистан и Туркмения. Суть в том, что они вернулись к своим социальным корням, к своему естественному историческому состоянию. Сейчас – это типичные средневековые мусульманские монархии. Именно в этом качестве они обрели стабильность и . как это ни парадоксально, - незаурядный потенциал развития.
  
Перед  строительством нового дома нам необходимо понять, к каким корням надо возвращаться, на каком цивилизационном фундаменте строить свой дом. 
 
                                  
2.                            
                               
  «Мы народ добрый и миролюбивый:  восемьсот лет в боях и походах»
                                        (Г.Селезнев)
                                            
   
Казалось  бы – с выбором направления все очевидно и понятно. Вот советская модель, если не нравится, то для особо просвещенных  - модель Российской империи, вся такая народная и православная.

А  не все так просто. Для начала, прежде чем бросаться в воду, стоило бы поставить вопрос: а чем, собственно, закончили эти модели? Крупнейшими социально-политическими катаклизмами, едва ли не самыми кровавыми в истории человечества. 
     
Вторая  специфическая особенность этих  моделей – обе были уничтожены  собственными правящими элитами. Кто принудил к отречению Николая II? Генералы. Цвет русской аристократии и главная опора трона. Кто своей бестолковостью и коррумпированностью проложил большевикам дорогу к власти? Олигархат. Сливки русской буржуазии. Кто развалил СССР? Партийно-государственная элита при посильной помощи криминалитета. Сколько офицеров КГБ остались верны присяге и выступили на защиту Родины? Ни один. Оба эти проекта были преданы и проданы собственными элитами. А это означает, что в них не был отстроен и откалиброван механизм формирования полноценной государственной и государственнической элиты. 

Третья  общая черта  - в обоих случаях  разрушители вдохновлялись огромной  поддержкой широчайших народных  масс. За ниспровергателями империи  шли миллионы мужиков в деревни  и миллионы в шинелях,  рабочие и интеллигенция, все экономически  активное сообщество. Разрушителей СССР поддерживал народ России, посчитавший все остальные народы нахлебниками и возжелавший снять этих нахлебников со своей шеи. Не меньшую поддержку разрушители СССР получили от жителей национальных республик. Авангардным отрядом разрушения СССР выступила интеллигенция всех видов и мастей. А изменили присяге не только в КГБ, пальцем о палец для сохранения страны не ударили ни армия, ни ВПК. Собственно, эту страну и сожравшие. А это значит, что оба проекта не выполняли своей главной цивилизационной миссии: не способствовали развитию общества, укреплению его благосостояния, развитию творческих сил, не обеспечивали стабильное поступательное развитие и безопасность.

Огромные людские  массы разваливали СССР и Российскую империю с таким ожесточением и остервенением, какие применимы  только к абсолютно враждебным обьектам. 

Четвертая  общая черта – не оказалось  никаких предохранительных механизмов, никаких системных альтернатив безумию. Ключевое решение, приведшее к катастрофе Российской империи – вступление в войну. Абсолютно ничем, кроме профессиональной заинтересованности антантовской агентуры, не обоснованное решение, гибельность которого была понятна всем. До конца войны российские солдаты в окопах так и не знали, за что они должны умирать и зачем. Остановить  оказалось некому и нечем. Также  некому оказалось остановить легендарный беловежский запой Ельцина. Или хотя бы перенаправить его в другое русло. А это значит, что уже в самой конструкции этих цивилизационных проектов были заложены ошибки, предопределявшие их неустойчивость. 

Пятое.  Оба цивилизационных проекта  оказались принципиально немодернизируемыми  и не способными к саморазвитию. В первом случае, частично осознавая опасность, частично не сумев превозмочь собственное жлобство, элита не решилась на своевременные реформы и модернизацию. Во втором случае именно реформы обнаружили, что цивилизационная конструкция принципиально не модернизируема. И первый, и второй цивилизационный проекты оказалось невозможным обновить, создать в рамках жестких конструкций новое качество. Оба быстро архаизировались и проигрывали цивилизационную конкуренцию более динамичным и более гибким проектам, способным не только генерировать  креативные идеи, но и воплощать их во всех сферах собственной жизни. 

Так  что не следует торопиться  возводить новый дом на этих  фундаментах. Ничего хорошего не получится. Ущербность и нежизнеспособность этих проектов, на мой взгляд, была предопределена следующим:

- политическая  конструкция проектов базировалась  на ордынской политической традиции  подавления, как в организационном,  так и функциональном аспектах. Вертикаль рабства – отнюдь не самая эффективная модель управления.

- экономическая  конструкция выстраивалась на исторической традиции набегового способа хозяйствования.
- в этих конструкциях  общество рассматривалось как  инструмент, но не как цель. То  есть, смыслом их существования  было не обустройство жизни  общества, его развития, но само общество должно было быть инструментом и расходным материалом для достижения каких-то эфемерных «великих» целей – освобождения славян, обьединения всех православных, торжества идей коммунизма во всем мире. 

Следует учитывать, что ордынская традиция была усилена и организована прусским механицизмом Петра I и Екатерины II. Эти родовые черты неистребимы. 
 
Интеграционные проекты, выдвигаемые Москвой сегодня, характерны инерциальностью. Они полностью зиждутся на весьма условном фундаменте преемственности СССР и Российской империи. Не учитывается, что эти цивилизационные проекты внутренне критически конфронтационны, что взять что-то хорошее из одного и добавить что-то хорошее  из другого категорически невозможно. Именно попытка такого механистического микста и свидетельствует о неискоренимости генетических пороков московских цивилизационных конструктов. Такая эклектика изначально содержит в себе зародыши грядущих катаклизмов. 

Что еще опаснее – инерциальные цивилизационные проекты несут в себе заряд агрессивности и конфронтационности. О месте в мире, о влиянии на глобальные решения можно  говорить, только имея за спиной собственный крепкий благоустроенный дом. Экстравертивность современных интеграционных проектов, пожалуй, является главным препятствием на пути строительства и благоустройства этого дома. Ресурсы и энергетика выплескиваются на внешние прожекты – в  никуда, в Науру. За 50 миллионов долларов…

Опять же, инерциальность этих проектов исключает договорной способ, консенсуальность цивилизационного строительства. Генетический код этих проектов восходит к военном у лагерю с жестким единоначалием, приказами, экстремальной средой существования.

В  принципе, достаточно убедительно иллюстрирует все вышеизложенное  новейшая история. К чему свелась  вся история строительства Союзного  государства России и Беларуси? «Вступайте в Россию губерниями»  – вот формула компромисса и сотрудничества по-московски. Или же оцените публичные высказывания политиков об Украине, не укладывающиеся в рамки элементарной вежливости…    Таким  образом, выжить в одиночку  в рамках национальных проектов народы восточнославянской цивилизации не могут. Путь в Европу закрыт. К московским интеграционным проектам в современном виде следует относиться очень осторожно, поскольку они постоянно рискуют свалиться в повторение пройденного, с катастрофическим исходом. Тупик?

Выход  есть. И называется он немосквоцентричный интеграционный проект восточнославянской цивилизации.  

В  массовом сознании понятие «восточнославянская цивилизация» почему-то ассоциируется только с китчевыми пропагандистскими версиями карамзинской «Истории государства Российского» и «Истории СССР» под общей редакцией И.В.Сталина. 
 
 
Не  все так просто. Не просто потому, что из памяти и генов так  и не удалось вычеркнуть «Русь». Ту Русь, которая пала вместе с Киевом под ударом Батыя, но которая выжила в Галицкой (Червонной) Руси, в Тверском княжестве в Великом Новгороде и Пскове и  позже нашла свое отображение в Великом княжестве Русско-Литовском. Ту Русь,  которую не уничтожили ни в Российской империи, ни в СССР. 

Я  прошу украинских профессиональных  патриотов набраться терпения  и вооружиться, допустим, хроникой Самойла Величка  «Летопись Самовидца», рассказывающей о временах Хмельницкого. А там на каждой странице: «руська земля», «руський нарид», «руськи людэ», «руськи миста - Киев и Полоцк, Смоленск и Чернигов, Львов и Гродно…». Этот народ жил и сражался, этот народ не встал на колени. Это наш народ, читатель, наши с тобой предки.. Но главное  - осталось, и к нему можно еще вернуться. На него еще можно опереться. На этом фундаменте еще можно выстроить дом. Но строительство его необходимо начинать с самоосознаия: это мы – Русь, это мы все  – руськие люди, и мы не должны, не имеем права отдавать это. 

«Русь» пала под ударами католической Польши .Эта ветвь восточнославянской цивилизации потеряла политическую надстройку, суверенитет, была поглощена Московией. Но осталась вера, остался высокий уровень бытовой и трудовой культуры, осталась способность к организации бытия социума, основанная на компромиссе и сотрудничестве, осталась гибкость и пластичность социальной структуры, ее разнообразие, способность к развитию. 
 
Московские  цивилизационные проекты были  хороши для того, чтобы решать  кризисные ситуации в экстремальных  условиях. Они изначально предназначены  для запредельной мобилизации.  Правда, цена вопроса обычно тоже  оказывалась запредельной, недопустимой для любого нормального человека. Но природа цивилизационных конфликтов современности и будущего такова, что не поможет никакая мобилизационная модель. Это конфликты, где все будет решаться уровнем технологий, уровнем управления, информационным и организационным оружием, способностью к долговременному творческому напряжению. Мобилизационная модель разрешает кратковременно собрать немыслимое количество ресурса и даже совершить единичный технологический прорыв. Но эта модель не способна обеспечить качество – системный технологический прогресс во всех сферах жизни общества.

В московских цивилизационных проектах мобилизационный алгоритм – первооснова. Но он уже не так эффективен в современном мире, даже для кризисных ситуаций. В этих проектах как-то можно было решать сверхкритические  проблемы выживания. Но в них никогда нельзя было жить по-человечески. Согласно В.С.Черномырдину: «Страна у нас такая – хватит ей вприпрыжку заниматься прыганьем».

Для  выживания восточнославянской цивилизации  необходимо выстраивать проект, основывающийся на более здоровом, логичном и стабильном цивилизационном фундаменте. На фундаменте Руси. С одной-единственной задачей: обустроить свой дом. 

Для  начала мы должны осознать, что  проект Украины в том виде, каким он есть сегодня, не  имеет перспективы и уже исчерпал  себя. 

Прежде  всего, потому, что государство Украина в современном виде  формировалось исключительно как геополитический инструмент и в дальнейшем только в таком качестве использовалось. Сформировалось по крайней мере три конкурирующих подхода к использованию Украины: в качестве предохранителя от восстановления СССР, lebensraum-a, ключевого элемента великодержавного ренессанса. Проект «Украина» изначально задумывался как элемент в чужой геополитической игре.

Главным  внутренним разрушителем стало  отсутствие самоидентификации. Попытка  создать эту идентификацию с  помощью нескольких идеолого-пропагандистских конструктов – провалилась. Именно в силу этого граждане Украины в основной своей массе не являются патриотами, не несут ответственности за страну, а сформировавшиеся в Украине псевдоэлиты думают, как мародеры, выглядят, как мародеры и действуют, как мародеры. 

Наконец,  концепция Украины была построена  на отказе от собственной истории,  собственных цивилизационных корней, и представляла собой акт безвозмездного  дарения другим всего, что было  народом пережито, выстрадано, построено. 
 
Именно  отсутствие обьединяющих народ смыслов и делает страну легкой  добычей для любого желающего  геополитического игрока. К тому  же, на беду Украины, таких желающих  оказалось слишком много. 

Какое-то  время это государство еще может просуществовать. Но только, опять же, в качестве геополитической игрушки. Для его граждан, для народа оно стремительно теряет смысл. Но затянувшаяся агония обернется в дальнейшем ухудшением жизни общества, стремительным продолжением его варваризации и одичания. 

Не  веселее ситуация и в России. Строить национальное государство  невозможно, поскольку такое строительство  ведет к  масштабному межэтническому  конфликту и коллапсу. Строить «отдельную» Россию – бессмысленно. Поскольку это неминуемо ведет к окончательной потере цивилизационной и этнической идентичности и подавлению базового этнического сообщества другими, более динамичными, сплоченными и мотивированными этно-религиозными сообществами – кавказским, среднеазиатским, поволжско-мусульманским. Внешние интеграционные инициативы России бесперспективны в силу причин, изложенных выше. 
 
 Таким  образом, все страны восточнославянской  цивилизации не имеют шансов  на выживание в рамках национальных  или квазинациональных проектов. В то же время выдвинутые Москвой интеграционные проекты вызывают опасения у других стран в силу следующего:

- ограниченность  и узость;
- отсутствие  стратегической перспективы;
- неистребимость  родовых признаков – архаичных политических и экономических практик;
- конфронтационность, причем исключительно на пропагандистском уровне.     Единственно  возможной продуктивной альтернативой  существующему положению или  проектам типа СССР-2  является  восточнославянский цивилизационный  проект 
 
Преимущества  такого проекта следующие:

- он опирается  на здоровое основание – сохранившуюся  традиционную высокую бытовую  и профессиональную культуру, в  противовес «культуре рывка»;
- такой цивилизационный  проект может быть построен  на компромиссе и договоре, а  не на подавлении (строя Евросоюз, Германия и Франция заведомо  соглашались с тем, что Мальта  будет иметь равный с ними  голос; все московские проекты  строятся по логике: мы самые большие, а значит, всем будем командовать. – Вот в этом вся разница между жизнеспособным и перспективным цивилизационным проектом и тупиком);
- формирующаяся и в Украине, и в Беларуси политическая практика (несмотря на всю ничтожность исполнителей), основана на договороспособности, компромиссах и зависимости от интересов и настроения общества, и является более прогрессивной и перспективной;
-  цивилизационная  и духовная основа «руського  проекта» не просто старше, она фундаментальнее, более развита и гибка. Она сакральнее, в конце концов.

Таким  образом, понятно, что необходимо делать и какая модель гарантирует  выживание народам восточнославянской  цивилизации. Вопрос вопросов  – как это сделать?
                                 
 
3.
                               «Мы сделали вас народами и племенами, чтобы вы
                                 узнавали друг друга».
                                                    Коран. 49: 13
  
 
Для строительства нового цивилизационного проекта необходимо с самого начала строить именно цивилизационный проект. Подход, когда сначала прокладываем канализацию, затем к ней пристраиваем флигелек, а затем – что получится, - неприемлем. Отцы-основатели Евросоюза держали в головах идею единой Европы в самом начале пути.

Упоминание  Европы не случайно. Именно Европа показала путь и ориентиры, следуя которым мы можем построить свой дом, избежав тех родовых пороков, которые привели к крушению предыдущие мегапроекты восточнославянской цивилизации.

Мы не должны проходить мимо и опыта англосаксонской цивилизации, сумевшей выстроиться без политической конструкции, на основании этно-национального родства, единства происхождения.
 
Это путь трех контрреволюций. 

Я называю стратегическое направление строительства нового цивилизационного проекта контрреволюцией не случайно. Дело в том, что в 90-е годы прошлого века нашим народам революционным способом были навязаны чуждые нам экономическая, гуманитарная политики, чуждое нашей истории и цивилизационному опыту политическое устройство и механизмы политики. Пора закончить с революцией, она должна пожрать своих творцов, ибо мировой опыт показывает, что остановить и предотвратить революционную катастрофу можно только контрреволюцией.
 
Контрреволюция первая – политическая. Ее суть в отказе от действующей практики квазигосударственного строительства по квазинациональному признаку. И столь же категорическое отторжение политической практики псевдодемократии. То «государственное строительство», которое мы имеем сейчас на постсоветском пространстве, порочно по следующим причинам:

- оно не соответствует и прямо противоположно доминирующему мировому тренду – цивилизационному строительству; 
- глобальная цивилизационная конкуренция допускает участие в ней только высокоинтегрированные цивилизационные системы, обладающие внутренним единством в целеполагании, видении мира и своего места в нем, наличием единого экономического комплекса, интегрнированным подходом к динамическому развитию личности, общества, цивилизации в целом;
- является главным препятствием на пути концентрации ресурсов для модернизации;
- закрепляет ложную идентификацию народов и сообществ.
    
Псевдодемократия выступает одним из главных инструментов варваризации и цивилизационной деградации всей восточнославянской цивилизации. Именно через псевдодемократию сформированы политическая и социальная структуры, исключающие развитие. Именно псевдодемократия привела к власти псевдоэлиты, своеобразное ЗАО «Мародеры».  На месте разрушенной советской правовой системы псевдодемократия создала средневековую. Это -  исключительное право богатых в Украине, исключительное право сильных в России. Псевдодемократия отключила социальные лифты, перекрыла пути к самореализации творческого и мыслящего элемента в обществе, чем спровоцировала массовую его эмиграцию. 

При всей привлекательности и ценности опыта Евросоюза, мы не можем полностью повторять его путь. Мы на краю пропасти и не должны пытаться преодолеть ее в несколько прыжков. Строительство  промежуточных интеграционных структур, причем с сохранением всех цивилизационных родовых травм, приведет только к потере темпа, к окончательной потере того, вокруг чего еще можно выстроить новый дом, к окончательной потере качественного человеческого капитала. В то же время у нас есть преимущество –  у нас нет необходимости в длительном периоде притирки, организации взаимопонимания и просто понимания друг друга.

Мы можем и должны сразу же поставить вопрос об учреждении «Конфедерации трех». Но при нескольких условиях.

Во-первых,  это должна быть совместная интеграционная инициатива Украины и Беларуси как  реального цивилизационного ядра, как собственно Руси.. Москве – не доверяют, на уровне исторической памяти: где гарантии того, что выстраданную потом и кровью многих народов и миллионов сограждан страну  опять не пропьет очередной  Ельцин? Или не ввяжет в очередную имперскую авантюру, которая плохо закончится для всех?

Поэтому Конфедерация должна строиться на основании договора, который должен быть подтвержден всенародными референдумами в Украине, Беларуси и России. Референдумы нужны для того, чтобы никакая Дума, Рада и т.п. не смогли извратить первоначальный договор. В Конфедеративном договоре должны быть обязательства по координации внешней, оборонной политики и политики безопасности, должны быть изложены обязательные принципы новой экономической политики, обязательства по созданию восточнославянского общего рынка, обязательные принципы организации социальной политики. Одновременно должен быть обозначен срок – допустим, десять лет, после которого, опять же, народы должны изьявить готовность к углублению интеграции или, в случае неудачи, отказаться от продолжения договора.

Главной задачей политической контрреволюции является формирование системы управления, обеспечивающей опережающую модернизацию и развитие. Здесь мы должны обратиться и к опыту США. Кто правит Америкой, как сконструирована система управления, обеспечившая уникальное развитие и гегемонию США в мире? Эта система сложилась в результате установления изощренного баланса трех сил: меритократии, мирового финансового капитала, ВПК. Американские «интеллектуальные танки» - уже давно не обслуга, именно меритократия формирует смысловое поле, в котором принимаются финансовые, политические, военно-политические решения. Меритократия разрабатывает долгосрочные стратегические программы и механизмы их реализации. Создание меритократии, как одного из ключевых элементов управления государством, сегодня является стратегической целью китайского руководства.

Современная мировая цивилизационная конкуренция – это в первую очередь конкуренция идей, метатехнологий, стратегических проектов. Выдержать такую конкуренцию может только мощный цивилизационный интеллектуальный класс. Если мы такой не создадим – у восточнославянской цивилизации не будет шансов. Без такого инструмента – мы останемся неконкурентноспособными.

Но дело не только в том, чтобы воссоздать интеллектуальный класс. Сверхзадача – привести его к власти.
 
Целью политической контрреволюции является не просто смена мародерских и клептократических режимов, но полное устранение действующих политических элит. Просто в силу своей продажности и коррумпированности они категорически не способны на патриотический поступок. Но если в Украине общество уже знает реальную цену своим политикам и готово поддержать любого, кто вывезет эту публику в какое-нибудь «Шушенское», то в России еще сохраняются какие-то иллюзии по поводу местных керманычей. Сущность проблемы обьяснил американский эксперт, комментировавший Послание Медведева: «Разговоры о нано-Васюках интереса не представляют. Интерес представляют сидящие в зале, оценка их дееспособности и патриотизма, готовности в интересах собственной страны рискнуть всем. В зале не было ни одного человека, чье состояние составляло бы меньше 300 миллионов долларов, ни одно из этих состояний не заработано хотя бы сравнительно честным путем. В подавляющей своей массе эти состояния, недвижимость, семьи – находятся на Западе. И если их поставят перед выбором: «Ганвор или Россия» - мы знаем, что они выберут». Для оздоровления политической среды и возрождения реальной демократии необходимо ввести запрет занимать любые выборные должности, государственные должности, участвовать в политическом процессе для всех лиц, когда-либо подозревавшихся в коррупционных деяниях, не могущих указать законные источники своего благосостояния, когда-либо замеченных в связях с преступными сообществами.

Вторая контрреволюция – экономическая. Первое ее направление – антисоциальное. Как это ни парадоксально, но Россия и Украины сегодня – самые перегруженные социальными программами страны в мире. Весь ресурс, вся природная рента в России сначала уходила на оказание поддержки кровавым клопам – олигархам, сейчас и на содержание правящей клептократии. В Украине механизм оказания массированной соцпомощи олигархату оказался более изощренным: через дотирование всей страной производства чугунных чушек. Естественно, что при таком «соцпакете» ни на какие программы развития ресурсов не может хватить. Пора эту «соцпомощь» прекращать.

Второе направление – национализация. В начале 90-х общество дало неофициальную санкцию на присвоение народного достояния группой пронырливых дельцов, комсомольских авантюристов и криминальных авторитетов. Расчет был на то, что новые собственники, как мечталось, боле энергичные, компетентные, чем советская бюрократия, более приспособленные к рыночной среде, смогут более эффективно управлять экономикой, провести ее модернизацию и технологическое перевооружение. Итоги – налицо. Олигархат уничтожил бывшую советскую промышленность -  похуже любой войны. Пакт между обществом и крупным бизнесом разорван в одностороннем порядке. Поэтому необходимо не только ставить вопрос о немедленной национализации остатков промышленного потенциала, природных ресурсов, но и о создании фонда восстановления народного хозяйства. За счет олигархата. По той же формуле, по которой Сталин выбивал украденное из ленинской гвардии: «Возвращай, или – завещай».

Третье направление экономической контрреволюции – изменение философии и стратегии экономической политики. В целях выживания технологической экономики и цивилизации в целом – необходимо отказываться от либерального фундаментализма, от тех форм дикого рынка, который сложился: полуфеодального в России и анархического в Украине. Два ключевых элемента – переход к философии девелопментализма и формирование качественного внутреннего рынка. Естественно, в этом случае нужно будет вносить существенные коррективы в принципы внешней торговли. Но это как раз соответствует мировой тенденции, когда ведущие цивилизации все больше закрывают внутренние рынки и за доступ к ним требуют немалые преференции.

Четвертое направление – реализация белорусского опыта создания эффективной многоукладной экономики. Экономический комплекс Конфедерации трех должен состоять из огосударствленной крупной промышленности и ресурсодобычи; мелкотоварной либеральной рыночной среды, дополняющей крупную промышленность и распространяющейся также на сферу обслуживания; кооперативного сельского хозяйства.

Новая экономическая политика Конфедерации – промежуточна. Ее стратегическая цель – создание ресурсной базы и механизмов для массированных инвестиций в главное наше достояние – человеческий капитал. Ему посвящена наша третья контрреволюция – гуманитарная.

Первое  направление –  формирование этноцивилизационной основы восточнославянского цивилизационного проекта. Цель – формирование «Руського мира», цивилизационной среды, которая единственно может устранить внутренние тектонические сдвиги и напряжения – главную угрозу стабильности и развития. Единый и целостный «Руський мир» - единственная форма реализации восточнославянского цивилизационного проекта. «Руський мир» должен трансформировать энергию этнонационализма в энергетику большого общего дела, цивилизационного строительства на основе общих идеалов, общих ценностей, общего видения мира, общего целеполагания.

Именно «Руський мир» станет связующим абсорбентом проекта, его социокультурным фундаментом.
 
Это – не «Русский мир»  Патриарха Кирилла. Здесь мы имеем дело, опять же, с подменой понятий. Поскольку русским назвали то, что по смыслу и по содержанию должно называться российским. «Руський мир» - плавильный котел, который должен переплавить, нивелировать, сгладить этнонациональное напряжение, направить его в позитивное русло. Строительство «Руського мира» - это процесс обретения неложной идентичности, своего настоящего места в мире и истории.

Патриаршеский «Русский мир» - экстравертивен и по сути своей является локальным политическим инструментом. Наш «Руський мир» - интровертен, направлен на возрождение истинных идентификационных цивилизационных кодов. 

Второе направление – возрождение интеллектуального класса общества и восстановление его законного места в социальной иерархии. Было отмечено, что СССР умер тогда, когда конструктор и инженер-технолог стали по факту получать меньше, чем продавец пива. Посмотрите на наши времена – мыслитель, конструктор, ученый стали никем в мире торжествующих барыг. Страны с такой социальной иерархией не имеют будущего в мире конкуренции интеллектов, метатехнологий, социальной инженерии.

Третье направление – возрождение советской системы образования, без марксизма-ленинизма, естественно. Пора уже понять, что допустив странные эксперименты с собственным образованием, мы открыли нашим народам столбовой путь в Африку. Обнуление всеобщего образования, катастрофа высшей школы и клиническая смерть науки – гарантийный предохранитель от восстановления интеллектуального потенциала восточнославянской цивилизации. Пора этот предохранитель удалить и поотбивать руки его установившим.

Четвертое направление – возрождение нравственности, морали, нормальных человеческих ценностей. Здесь главную роль должно сыграть православие, наша вера. Даже после коммунизма у церкви не нашлось времени заняться выполнением своих непосредственных обязанностей – нравственным воспитанием общества, формированием в нем христианской системы ценностей. То бизнесом занимались, то еще чем-то, столь же важным и актуальным. Для начала необходимо уволить Церковь с государственной службы, дабы Патриарх не бегал к Президенту с докладом об итогах пасторского визита. И наоборот не надо. Пускай каждый своим делом занимается. Госслужба церкви, как показывает исторический опыт, ничем хорошим не заканчивается – ни для церкви, ни для общества. Тогда и у церкви будет возможность заниматься своим делом – спасением душ человеческих, и у политиканов не будет возможности использовать церковь в своих спецпроектах и спецоперациях.

У цивилизационного проекта Конфедерации трех – два врага, две главные опасности. Первый враг – это те полтора процента населения, которые реально выиграли от великой смуты. Олигархат и коррумпированное чиновничество, ганворщики. Они прекрасно понимают, что в случае потери власти придется отвечать за все: за катастрофу целой цивилизации, за нескончаемый пир на костях, за унижение и уничтожение народов. Наступает время решающего испытания для народа – найдется ли в нем инстинкт выживания, чтобы скинуть иго, страшнее ордынского. Найдется ли ядро патриотов, обладающих разумом и честью? Вопрос вопросов – остались ли силы, чтобы остановиться на краю пропасти?

Вторая опасность – свалиться в идиотизм прошлых провальных проектов. Заявлять о собственном величии, богоизбранности, особой и уникальной исторической миссии, вставании  с колен, стремлении осчастливить всех вокруг. Как только наш цивилизационный проект хотя бы на йоту обретет агрессивность и конфронтационность, - нас раздавят. Поэтому мы изначально должны заявить миру о том, что мы обустраиваем, делаем пригодным для жилья собственный крепкий дом. И точка.
 
* * *
    
Вот такие дела, читатель. Нет ничего проще, чем и дальше, сравнительно сытно и спокойно, сползать в пропасть.
 
Удивительно комфортно не мучиться угрызениями совести, не испытывать стыда, считая, что от нас ничего не зависит и за нас все уже решено и предрешено. Так скотина в хлеву сытно пережовывает жвачку, в ожидании дня, когда ее повезут…

Между тем, если сохранится все так, как есть, - через пять лет перестанет существовать «независимая Украина». Еще через пять лет придет черед России...
 
Но я верю, что у нас есть кому встать на последний бой. Я верю, что мы способны на краю пропасти очнуться, сплотиться и спасти себя. Я знаю об усталости и разочарованиях, о деградации,  предательстве и подлости. Но я знаю, что есть и другое. 
 
Поэтому: и все-таки я верю!
                                                                
 
 ДЕНИС ШЕВЧУК
           (печатается с сокращениями)                                                                           
Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС