на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  
Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова телерадиокомпании «Мир»,
 Москва, 7 июля 2010 года
08-07-2010

Вопрос: В этом году, в год председательства России в СНГ, случилось достаточно много важных и значимых событий на пространстве Содружества, например, создание Таможенного союза, принятие Таможенного кодекса, который совсем недавно вступил в силу, выборы на Украине и последовавшие достаточно успешные двусторонние договоренности, обеспечившие можно сказать прорыв в российско-украинских отношениях, а также смена власти в Киргизии. Скажите, каковы, на Ваш взгляд, основные тенденции развития стран Содружества в настоящее время?

С.В.Лавров: В заданных Вами вопросах уже очерчены тенденции. Они неоднозначны, неодновекторны. Но все-таки преобладают позитивные. Я убежден в этом и ощущаю их в работе в рамках различных структур Содружества Независимых Государств. Это, прежде всего, отражает понимание руководителей стран Содружества, что вместе решать задачи, стоящие перед нашими странами, гораздо эффективнее, нежели поодиночке. Тот факт, что за последние, буквально, пару лет были приняты принципиально важные документы, а именно: Концепция дальнейшего развития СНГ, План мероприятий по ее реализации, Стратегия дальнейшего развития СНГ на период до 2020 года – подчеркивает нацеленность на придание максимальной предметности работе Содружества Независимых Государств. Россия старается всячески поддерживать эту тенденцию. Как Вы знаете, в качестве председателя в СНГ, в этом году мы сделали основной темой работы Содружества развитие науки и инноваций. Этот год юбилейный, поэтому он также является годом ветеранов Великой Отечественной войны. Много внимания уделяется мероприятиям, посвященным годовщине Великой Победы.

В Содружестве, действительно, появилась дополнительная, очень важная, стимулирующая, я бы так сказал, тенденция в связи с приходом к власти на Украине нынешнего президента и сформированного им правительства. Украина и до этого уделяла внимание вопросам экономического сотрудничества в рамках СНГ, понимая его выгоду для себя. Но с приходом нового правительства, нового президента эта тенденция существенно усилилась. Убежден, что более активное и деятельное участие Украины в различных структурах Содружества, несомненно, будет способствовать его укреплению и пойдет на пользу всем входящим в него государствам.

Вы упомянули произошедший в Киргизии переворот. Он никого не радует. Прежде всего, мы, конечно, думаем о киргизском народе. Это братский нам народ, народ государства-союзника Российской Федерации. Мы делаем все, чтобы максимально облегчить гуманитарную ситуацию в Киргизии, поддерживаем усилия, предпринимаемые с целью возвращения обстановки в правовое русло. Этому, конечно, способствовал проведенный недавно референдум по новой конституции страны и по вопросу наделения Р.Отунбаевой полномочиями президента переходного периода. Ситуация в Киргизии стала существенно спокойнее, но рецидивы возможны. Мы внимательно следим за тем, чтобы в случае необходимости по просьбе киргизской стороны оказать возможное содействие в недопущении новых всплесков насилия.

Конечно, на территории Содружества сохраняются отдельные конфликты, прежде всего, это карабахский и приднестровский, урегулированию которых мы стараемся активно способствовать. По Карабаху пройден немалый путь. Совсем недавно в Петербурге «на полях» экономического форума состоялась шестая встреча Президента Российской Федерации Д.А.Медведева с его коллегами из Армении и Азербайджана. По итогам этой встречи даны дополнительные поручения. Рассчитываем, что «на полях» неформального мероприятия – Совета министров иностранных дел ОБСЕ, которое пройдет в Алма-Ате в середине июля, мы проведем встречу с армянским и азербайджанским министрами иностранных дел. Мы, я имею в виду Россию, Францию и США, как страны-сопредседатели так называемой Минской группы.

Что касается приднестровского урегулирования, то здесь существенные продвижения вперед сдерживаются тем, что пока непонятно, кто же все-таки принимает решения в Кишиневе? Пришедший к власти по итогам состоявшихся выборов Альянс так и не может сформулировать единую позицию. И.о.президента выступает с заявлениями, которые по сути должны трактоваться как его несогласие с самим существованием молдавской нации, что вызывает вопрос, верит ли он в молдавскую государственность? Если нет, то едва ли приднестровцы захотят вместе с остальной частью Молдавии объединиться с каким-либо другим государством. Рассчитывать на это просто утопично. Так что мы хотели бы понять, как все-таки Кишинев смотрит на эту проблему. Насколько я понимаю, там предстоят очередные выборы для того, чтобы все-таки каким-то образом обеспечить политическую стабильность. После этого можно будет уже делать выводы относительно планов Кишинева.

Завершая ответ на Ваш вопрос, хотел бы сказать, что, по моему убеждению, на пространстве Содружества преобладают объединительные тенденции. Это во многом объясняется тем, что на современном этапе в самое последнее время для всех нас задачи модернизации экономики стали приоритетными. Это лишний раз подчеркнул глобальный финансово-экономический кризис, из которого мы сейчас выходим разными темпами. Россия, вероятно, легче, чем некоторые другие наши государства. Но, тем не менее, модернизация – это лозунг дня для всех. Все начинают понимать, что с учетом многовековой совместной истории, созданной за эти долгие десятилетия и столетия совместной экономической и иной инфраструктуры, общего культурного, цивилизационного пространства, действуя сообща, мы обретаем дополнительные конкурентные преимущества в современном мире, в котором конкуренция как никогда высока. Так что я с оптимизмом смотрю на будущее Содружества.

Вопрос: В странах СНГ на сегодняшний день достаточно активно продвигают свои интересы самые различные внерегиональные игроки, как страны, так и межгосударственные объединения. Скажите, с какими из них Россия на пространстве СНГ имеет общие цели и задачи, а кто для нее, тем не менее, является конкурентом?

С.В.Лавров: Общность целей на этом пространстве определяется не тем, кто конкретно там работает, а тем какие именно цели там преследуются. Если они направлены на то, чтобы помочь стабилизировать политическую и экономическую ситуацию, помогать решению гуманитарных проблем, полноценному интегрированию стран на пространстве Содружества в мирохозяйственные связи на справедливых условиях, то мы активно разделяем данные цели и готовы сотрудничать со всеми, кто руководствуется ими на этом пространстве. Мы, естественно, хотим, чтобы эти цели реализовывались транспарентными методами.

Мы понимаем, почему многие наши партнеры, в том числе США, Европа, активно интересуются этим регионом. Здесь помимо геополитических задач и процессов очень важное значение имеют усилия по пресечению наркотрафика, различных экстремистских, террористических группировок, перетекающих из Афганистана и других государств. Центральная Азия так или иначе подвержена соответствующим рискам. Здесь же, кстати говоря, пролегают маршруты действующих и перспективных трубопроводов. От этого во многом зависит, как будет дальше развиваться мировая энергетика, в частности, в вопросах доставки углеводородов на различные рынки. Поэтому интерес к региону вполне понятен и закономерен. Главное, чтобы методы, применяемые для продвижения этих интересов, соответствующих целей, были законными и легитимными.

Мы не поддерживаем рассуждения о том, что любые западные неправительственные организации – это нечто святое, а их деятельность не должна вообще подвергаться какому-либо сомнению. Во-первых очень многие, если не большинство американских и европейских организаций финансируются напрямую из госбюджета. Они расходуют средства американского или европейского налогоплательщика под вывеской независимой некоммерческой структуры. Понятно, что такой подход далеко не независимый и не представляет гражданского общества в чистом виде. Это государственный инструмент, инструмент государственной политики. Такого рода неправительственные организации реализуют проекты, которые не вполне вписываются в гуманитарную и иную деятельность, связанную с решением каких-либо проблем: прав человека, защиты людей в сложных ситуациях, оказания гуманитарного содействия. А когда напрямую создаются программы по созданию альтернативной системы наблюдения за выборами, например, в той или иной стране, то это уже просто вмешательство во внутренние дела. Мы откровенно обсуждаем это с нашими партнерами как по Содружеству, так и представляющими там другие страны. Призываем к тому, чтобы подобного рода вопросы все-таки устранялись из практики взаимодействия на этом пространстве. Самое главное – не нужно ставить государства СНГ перед ложным выбором: либо вы с Россией, либо с Западом. Такие вещи случаются. Они звучали, в частности, из уст руководства Евросоюза в период создания так называемой программы «Восточного партнерства». Можно привести и другие примеры. Нашим западным партнерам следует избавляться от психологии, которую можно сформулировать следующим образом: то, что хорошо для них, должно быть обязательно плохо для нас, и наоборот, то, что хорошо для России и ее соседей будет плохо для Запада.

Я оценил последовавшую из Европы и Америки реакцию на новый характер российско-украинских отношений. Однако у меня есть сведения о том, что в прямых контактах с украинскими коллегами наши западные партнеры высказывают этим недовольство. Если это подтвердится, а я очень надеюсь, что это не произойдет, то это будет для меня очень большим разочарованием, потому что в очередной раз мы станем свидетелями двойного стандарта и логики игры с нулевым результатом.

Вопрос: Недавно возобновилось чартерное авиасообщение между Тбилиси и Москвой. Уже две авиакомпании запросили разрешение на такие полеты, что говорит о том, что граждане, как России, так и Грузии, не хотят терять связи друг с другом, хотят ездить друг другу в гости, просто путешествовать, в конце концов. Тем не менее, между Россией и Грузией существует дипломатическая пауза? Как долго она еще может продлиться? Какие плоды приносит такая политика?

С.В.Лавров: Сладких плодов такая политика не приносит. Только горькие. Надеюсь, в грузинском руководстве это когда-нибудь поймут. Не мы разрывали дипломатические отношения с Тбилиси. Это сделал М.Саакашвили после того, как его преступная военная авантюра была подавлена в августе 2008 года. Независимость народа Абхазии и Южной Осетии с тех пор прочно обеспечена их союзническими отношениями с Российской Федерацией. Мы признали эти две новые республики. У нас не было иного выбора, потому что только таким способом перед лицом нынешнего грузинского режима можно было обеспечить не только безопасность, но и само выживание югоосетинского и абхазского народов. Мы не собирались прерывать дипломатических отношений, прекрасно понимая, что режим М.Саакашвили не олицетворяет грузинский народ, а являет собой аномалию, которая в общем-то произрастает не изнутри грузинского общества, а была привнесена туда извне. Те, кто следил за ситуацией, прекрасно понимают это. Но даже в условиях отсутствия дипломатических отношений, когда интересы России в Грузии и Грузии в России представляет Швейцария, мы, тем не менее, открыты к нормальным контактам, прежде всего, исходя из того, что в этом заинтересованы наши люди, и грузинские граждане в том числе. Наши народы братские, их очень трудно, по-моему, поссорить. Хотя М.Саакашвили делает все для того, чтобы добиться именно этого. Дополняя список его прежних «подвигов», высказываний и действий, я узнал, что в дополнение к традиционному для грузинских школ учебнику истории выпущен новый – под названием «Двести лет российской оккупации». Двести лет, наверное, с небольшим – конец 18 века, Георгиевский трактат, когда грузинские князья попросились под покровительство России, защитившей их от тогдашних врагов Грузии – персов и турок. Если это покровительство для М.Саакашвили означает начало оккупации, длившейся двести с лишним лет, если он хочет вдалбливать грузинским мальчикам и девочкам такую трактовку истории, то он в очередной раз преступник перед собственным народом. Мы же, повторяю, хотим всячески стимулировать контакты между людьми. Делаем все, что возможно в нынешних условиях, чтобы такие контакты развивались. Мы открыли пункт пропуска, так называемый Верхний Ларс, чтобы люди не испытывали неудобств при осуществлении традиционных контактов через границу. Мы дали согласие на чартерные рейсы в период рождественских и пасхальных праздников. Мы готовы на возобновление регулярных рейсов между Москвой и Тбилиси, если в этом будет заинтересована грузинская сторона, а также на многое другое, что поможет восстановить искусственно прерванные связи между нашими людьми, между экономическими операторами. Так что мяч на стороне Тбилиси.

Чем пытаться рассылать своих гонцов по всему миру и клеветать на Российскую Федерацию, по любому поводу ставить в международных организациях вопрос о необходимости «деоккупации» Грузии, грузинское руководство лучше бы озаботилось налаживанием отношений с проживающими в этом регионе народами: с осетинами, абхазами, да и с теми этносами, которые находятся на территории самой Грузии – это и армяне, и азербайджанцы, и целый ряд других меньшинств. Отношение к ним Тбилиси отнюдь не безоблачное. Они чувствуют себя притесняемыми. Об этом известно в Совете Европы, эксперты которого не раз посещали Грузию и фиксировали достаточно грубые нарушения прав национальных меньшинств в Грузии. Однако по каким-то, наверное, политизированным причинам эти выводы предпочитают не афишировать, хотя такие заключения у Совета Европы есть, а грузинскому руководству неоднократно давались соответствующие рекомендации. Так что мы не раз выражали надежду на то, что рано или поздно грузинский народ через демократические процедуры приведет к власти политиков, которые будут больше думать об интересах именно грузинского народа, и прежде всего одном из коренных интересов грузинского, как и любого другого народа – способности жить в мире и согласии со своими соседями. Надеюсь, что когда-нибудь такое произойдет.

Вопрос: Хотела бы еще раз вернуться к теме Таможенного союза. Как Вы оцениваете его перспективы? Насколько серьезны тенденции к его расширению за счет других членов ЕврАзЭС? Как в принципе удается преодолевать трудности по созданию Таможенного союза, например, в российско-белорусских отношениях?

С.В.Лавров: Таможенный союз – это сугубо конкретная вещь, процесс, сопряженный с калькулированием выгод, каких-то уступок и их стоимости, цены соответствующих шагов в ту или другую сторону. Поэтому согласование таких вещей всегда занимает много времени. Скажу честно, мы сделали это в рекордные сроки. В ЕС, например, аналогичные процессы занимают десятилетия. До сих пор в Евросоюзе, являющемся структурированным союзом, даже не организацией, а уже общностью государств с огромным количеством наднациональных функций, сконцентрированных в Брюсселе, этот процесс продолжается. Но даже при таких успехах в Евросоюзе возникает много проблем, а мы проходим предыдущие этапы интеграции гораздо быстрее, чем это произошло в Европе. И не потому, что мы как-то хотим искусственно форсировать эти процессы. Мы хотим их ускорить, потому что иначе мы опоздаем за тенденциями глобализации и интеграции, к обеспечению своих конкурентных преимуществ. При таком скоростном движении, мы, конечно, уделяем огромное внимание деталям. Таким же образом поступают и наши казахстанские и белорусские партнеры. Вполне естественно, что были достаточно жаркие споры, так как речь идет о конкретных экономических и финансовых вещах. Как Вы знаете, президенты одобрили результаты проделанной работы. Соответствующие документы были подписаны в Астане 5 июля. Таможенный кодекс вступил в силу. Но особенно важно, что президенты России, Казахстана и Белоруссии договорились об ориентировочных сроках создания единого экономического пространства. Это будет еще более углубленная степень интеграции. Двери при этом открыты для всех желающих стран ЕврАзЭС. Президенты Таджикистана и Киргизии уже объявили, что всерьез рассматривают возможность присоединения к Таможенному союзу. Так что правы были те, кто в свое время писал Устав СНГ, когда в 1992 году решили сформулировать возможность разноскоростного многовекторного движения к интеграции. СНГ, ЕврАзЭС, Таможенный союз – это те примеры, которые хорошо характеризуют жизненность этой конструкции.

 

 

 

Источник: МИД России
Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС