на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  
Кемер Борисович Норкин
ЗАМЕТКИ
О СОВРЕМЕННЫХ
МЕТОДАХ БОРЬБЫ
С КОРРУПЦИЕЙ
В РОССИИ
 Незадача: варим яйца всмятку час, варим два, а они всё крутые!
ЧАСТЬ 1: АНАЛИТИЧЕСКАЯ
Продолжение...  

11.               Созидательный потенциал и коррупционные риски государственно–частного партнёрства в либеральном обществе: российская специфика

11.1.      Фундаментальный характер проблемы

Если обобщить содержание предыдущих десяти разделов, то можно увидеть, что главной проблемой России является разработка и реализация такой системы сосуществования публичного и частного секторов, которая, в интересах общественного блага, обеспечивает максимальное использование позитивных следствий от развития частной инициативы и предприимчивости. При этом, в системе должно быть, как можно полнее, ослаблено действие, перечисленных ниже, негативных особенностей тотального либерализма. Одновременно должны быть минимизированы коррупционные риски и не должны проявляться негативные последствия примата хрематистики, в виде кризисов и социальной напряжённости, доходящей до катаклизмов. Речь, таким образом, идёт о необходимости создания возможно более эффективной, в смысле общественного блага, системы государственно-частного партнёрства. Разберём основные идеи, реализация которых даст возможность решения этой ключевой проблемы.

Подчеркнём сначала, что многие, в том числе и высокопрофессиональные, специалисты, работающие в области ГЧП, часто даже не задумываются, сколько фундаментальных, прежде всего - онтологических (онтология – наука о сущности бытия), положений лежит в основе стратегически дальновидной позиции по этой проблеме. Здесь и вопрос о том, зачем вообще людям государство, и вопрос о том, как личная свобода согласуется с его существованием и многие другие, столь же фундаментальные. На эти темы написаны буквально метры (длина полок, где можно разместить эти книжки) самых глубоких философских исследований. Cвой вклад в эту проблематику внесли такие выдающиеся мыслители, как учитель Аристотеля Платон, христианский апостол Павел, китайский философ Конфуций, древнеримский политик М. Цицерон, немецкий политэкономист К. Маркс, русский философ Н. Бердяев. Честно признаемся: список авторов далеко не полный, но даже перечисленных имён достаточно, чтобы подчеркнуть глубину проблемы и, главное, предостеречь от слишком поверхностного подхода к ней. Читателю придётся  также с пониманием отнестись к тому, что в дальнейшем и нам не удастся избежать некоторых рассуждений самого общего характера.

11.2.      Глобальный консенсус и Россия

XX век, упрощая, можно считать веком интенсивных глобальных дебатов о том, что лучше: общество, в основном построенное на инициативе и предприимчивости свободных граждан, приводимое в движение эгоистическим стремлением получать прибыль, и автоматически порождающее неравенство, либо патерналистское государство, которое берёт на себя основную заботу о благосостоянии своих подданных, централизуя и производство, и распределение в интересах установления в обществе социальной справедливости уравнительного характера. При этом понятие "лучше" включает и моральные и материальные аспекты. Эти дебаты порой принимали самые острые формы, вплоть до применения тяжёлых вооружений и взаимного атомного устрашения. В истории ХХ века были, и до сих пор есть, примеры разделения исторически единых стран на две части именно из-за разногласий по этому, принципиальнейшему, вопросу. Представляется, что из этих дебатов уже можно сделать более или менее окончательный вывод.

Точно так же, как нельзя добиться, чтобы в роду человеческом (в глобальной популяции приматов Homo Sapiens) были представлены только эгоисты, или только альтруисты, так и нельзя обеспечить, чтобы, при любой степени социализации общества, не существовало бы, хоть в какой-то степени, законно или подпольно, частное предпринимательство. Нужно либо отказаться от противопоставления патернализма и либерализма, либо рано или поздно, поставить ребром вопрос о том, соответствует ли, в принципе, долговременным (много веков) стратегическим интересам человеческой цивилизации сосуществование этих крайностей в одном обществе. Может быть, одну из них, если уж её нельзя искоренить (вытеснить), то, по крайней мере, объявить "смертным грехом"? Ведь действуют же в человеческом обществе многие табу, например, на людоедство.

Опыт человечества убеждает, что любые попытки ортодоксально одностороннего решения проблемы не достигали успеха, и, на наш взгляд, не достигнут его никогда. Необходим какой-то компромисс. Для европейских стран поиск такого компромисса идёт давно и, уже не порождает фатальных переходных явлений, хотя до сих пор иногда и вызывает обострённые "дебаты" с поджогом автомобилей и убийствами полицейских. Для России поиск начался совсем недавно, ещё далеко не завершён и чреват опаснейшими ошибками, так как при поиске такого компромисса невозможно действовать по шаблонам других стран. Обязательно должна быть учтена немаловажная и непростая историческая и географическая специфика России.

Решая данную задачу, нужно, помимо вышесказанного,  учитывать, что даже на глобальном уровне опыт "развитого социализма" не отвергается тотально. Напомним, что, например, ещё в 2009 году, 38% восточных немцев сожалели о произошедших изменениях в государственном устройстве, а в 2010 году 13% одобряли (!) деятельность Гитлера. Известно также, что многие люди и в других, в том числе – развитых, странах не сомневаются в том, что какие-то элементы глобального социалистического опыта вполне разумно использовать. Поскольку именно Россия имеет наибольший, как позитивный, так и негативный, экспериментальный материал по организации общественного сектора, её опыт особенно ценен. Разумеется, только чудом уцелевшими динозаврами предлагается, хотя бы частичная, реставрация "развитого социализма". Нормальные люди говорят лишь об утилизации его положительных качеств.

Пришло время отказаться от опасных противостояний по вопросу: “что лучше”, либерализация или социализация и сделать прагматический выбор, в пользу здоровой конкуренции этих принципов, то есть в пользу, эффективно организованного, их партнёрства. Раздел7 на самом общем уровне обосновывает прагматический подход к ГЧП.

Тезис о том, что здоровая конкуренции есть партнёрство – не оговорка. Благодаря конкуренции, мы не только получаем победителя и побеждённого. Мы получаем серьёзный вклад в рост общественного благосостояния. Помимо снижения конкретных "тактических" издержек на исполнение услуг или на государственные закупки, в стратегической перспективе, происходит снижение общественно необходимых издержек воспроизводства населения, повышение качества человеческого потенциала и рост производительности труда. Поскольку эти последствия выгодны и общественному, и частному сектору, здоровая, то есть свободная от криминала и коррупции, конкуренция по существу приобретает характер стратегического партнёрства. Отмеченное обстоятельство уже осознано и предпринимательским сообществом и гражданами стран, где богатые люди думают не только о сиюминутной прибыли, но и о том, что будет в стране через 50 или 100 лет, как раз тогда, когда это станет жизненно важно для их детей, внуков и правнуков.

Во всех либеральных государствах сформировался общественный консенсус о пользе здоровой конкуренции в частном секторе, несмотря на известные соблазны злоупотребления монопольным положением. Есть все основания рассчитывать на то, что и в России польза здоровой конкуренции при формировании ГЧП будет, рано или поздно осознана и предпринимательским сообществом, и гражданами. Конкуренция, в стратегическом плане, выгоднее, чем злоупотребление монопольным положением или недобросовестное лоббирование.

Не исключено, что в странах, где процветает практика злоупотребления монопольным положением на финансовом рынке, в соответствии с взглядами Д.К. Гелбрейта (стр.6), конкуренция в реальном секторе экономики дополнительно специально поддерживается финансовой олигархией для сокращения издержек на собственное потребление и сохранения стабильности. Во всяком случае, вопли о чрезмерном вздорожании продовольствия мы слышим очень часто, но никто не хочет рассматривать повышение цены как стремление производителей продовольствия (и финансирующих их банков!) к выравниванию нормы прибыли. Финансовые воротилы – хрематистики считают, что монополия допустима только одна – финансовая.

Не побоимся возвышенных слов: главная цель эффективного партнёрства государства и частного сектора является, - разместить на уже становящемся тесном космическом корабле по имени Земля как можно больше счастливых людей.

Приведенная выше формулировка только кажется чрезмерно прекраснодушной. На самом деле, в неё включена даже непростая проблема силового регулирования чрезмерного роста народонаселения. Многие, например, выдвигают требование ограничить такой рост, по крайней мере, в бедных странах. На наш взгляд, иногда это целесообразно, иногда нет. В рамках приведенной формулировки целесообразность такого регулирования выясняется автоматически. Если рост сокращает число счастливых людей, его нужно приостанавливать, если увеличивает – поддерживать.

В стратегическом плане, в высшей степени благоприятно, что, ставшая глобально популярной, идея эффективного ГЧП уже позитивно принимается в России. Однако, в нашей стране, она иногда становится мифом, злоупотребление которым порождает серьёзные коррупционные риски. Имеется в виду утверждение о безусловной эффективности любой формы государственно-частного партнёрства, на которую соглашаются государство и частный сектор. Это считается, чуть ли не аксиомой. Если кто-либо, получив предложение об организации конкретного ГЧП, потребует обоснования его целесообразности, то с большой долей вероятности получит обвинения в некомпетентности. Ведь “все знают, что ГЧП – это хорошо”. А как быть, если в конкретном случае применяется широко распространённая парадигма государственно-частного партнёрства в её недобросовестном варианте? Речь о часто встречающейся приватизации прибылей и национализации убытков и рисков. Очевидно, что тот, кто дал разрешение на такой вариант ГЧП, либо не понимает, что делает, либо коррумпирован.

Несмотря на наличие коррупционных рисков, грамотное использование ГЧП может и в России дать мощный источник роста благосостояния общества. Такая возможность, помимо уже отмеченной пользы от конкуренции, возникает из-за того, что для частного сектора критерий выгодности участия в конкретном проекте учитывает различные аспекты результата совсем не так, как это делается в публичном секторе. Прежде всего, это касается горизонта планирования. Для государства он должен быть не менее 25 лет, лучше 50 лет и более, а для частного сектора он существенно ниже. Мы уже вскользь затрагивали этот вопрос в конце Раздела7. Кроме того, благодаря партнёрству можно разрешить многие серьёзные проблемы, порождаемые несовершенствами рыночного регулятора. Проблемы прагматического учёта отмеченных и подобных принципиальных различий частного и общественного сектора будут специально рассмотрены ниже.

Заранее укажем, что благодаря отмеченным различиям возникает возможность получать синергетические эффекты от конструктивного сотрудничества публичного и частного секторов. Чуть позже мы объективно оценим возможности использовать эти эффекты, избегая коррупционных рисков, возникающих на основе бездумного применения упомянутого мифа. Автор уже неоднократно поднимал эти вопросы и на семинаре ВЭО России под руководством академика Л.И. Абалкина и на довольно представительном Международном Форуме МАГ: «Государственно-частное партнёрство: развитие местной инфраструктуры», Актау, Казахстан, 17 сентября 2009 года.

Как правильно сказано в написанной ещё в 2003 году, уже упоминавшейся, работе «Конструктивный либерализм», разумная государственная система должна максимально использовать взаимодополняющие особенности, и альтруизма, и эгоизма. Это гораздо разумнее, чем исправлять генетическое соотношение эгоистов и альтруистов, по крайней мере, потому, что последнее не осуществимо за обозримое время. Как известно, устойчивые генетические изменения в популяции происходят за десятки и даже сотни лет.

Даже Сталин, в своё время, вынужден был смириться с тем, что у него только один Союз писателей, такой, какой есть. 

Сегодня, на основе многих конкретных, интереснейших, хотя и не всегда успешных, примеров организации ГЧП, уже можно сформулировать ряд конструктивных принципов, относящихся, если можно так сказать, к философии эффективного государственно-частного партнёрства. В выступлениях от Правительства Москвы надовольно представительном Международном Форуме МАГ: «Государственно-частное партнёрство: развитие местной инфраструктуры», (Актау, Казахстан, 17 сентября 2009 года), была высказана очень важная мысль, о том, что ГЧП – новый основополагающий принцип построения государственных систем в XXI веке. Это, на наш взгляд, очень важный и правильный тезис.

Не вызывает никаких сомнений, что при правильной организации этот принцип  открывает перед человечеством совершенно новые возможности, которые не были поняты в прошлом веке, когда главным считалась победа в идейном противостоянии.

Для России эта задача стоит особенно остро, так как здесь потенциал выгод от её успешного решения – просто уникальный, а достижения пока скромные, если не сказать – ничтожные, так как ГЧП слишком часто идёт по криминальному (коррупционному) пути.

11.3.      Российская (постсоветская) специфика

При всех современных проблемах и трудностях, можно сказать, что по отношению к выработке рациональной парадигмы ГЧП, Россия потенциально находится в выигрышном положении, по сравнению с другими странами. Нами, и другими государствами, входившими прежде в СССР и “лагерь социализма”, как уже говорилось, накоплен полувековой опыт, показывающий экспериментально, к каким последствиям приводит практически полная передача производства и всех социальных и инфраструктурных услуг, включая обеспечение почти всего повседневного потребления, патерналистскому государству. Помимо этого, мы уже более двух десятков лет "варим яйца всмятку", пытаясь совместить патернализм и либерализм. И на этом пути мы тоже уже выявили много подводных камней. Таким образом, в стране накоплен колоссальный экспериментальный материал, облегчающий разработку и реализацию стратегически эффективной системы ГЧП для России. Подчеркнем ещё раз, что накопленный в СССР и в России опыт отнюдь не полностью негативный и что не учитывать прошлый опыт так же опасно, как бездумно перетаскивать некоторые негативные черты прошлого в будущее.

В своё время автор был поражён, когда прочитал у Н. Бердяева [Н. Бердяев «Философия неравенства», ИМА-ПРЕСС, Москва, 1990, 285 стр.] такую фразу, с которой Бердяев обращался к революционерам 1917 года: "Всё существо ваше полно памятью о зле прошлого, вы не можете освободиться от него. Но у вас нет памяти о добре прошлого, о нетленной истине и красоте в нём, у вас нет памяти творческой и воскрешающей". Бердяев считает, что это типичная ошибка всех прошлых и будущих революций. Напомним, что это написал человек, активно поддерживавший, в 1917 году, свержение самодержавия. Вообще, «Философия неравенства» это очень мудрая книжка и прочитать её полезно всякому, кто размышляет о разумном государственном устройстве России.

Вряд ли разумно полностью отвергать такие механизмы советского прошлого, как единое народнохозяйственное планирование. Речь не о директивном планировании, а о научном прогнозировании последствий реально складывающихся тенденций развития и их коррекции в соответствии с целями управления. Приходится также сожалеть об утрате в ходе реформ инструментов межотраслевого балансирования производства. Ирония судьбы в том, что идеи межотраслевого баланса, разработанные профессором Санкт-Петербургского, а позже – Гарвардского университета, лауреатом Нобелевской премии Василием Леонтьевым, сейчас активно используются где угодно, но только не у нас. Имеется в виду отсутствие институционального включения этих методов в систему управления. А как можно было отвергнуть системное использование природных и материальных ресурсов преимущественно в интересах благосостояния государства в целом? Негативные последствия этого мы уже обсуждали.

Полезно также учесть опыт использования ряда других, действовавших в то время разумных механизмов. Например,казначейская система страны, называвшаяся в те времена банковской, хотя и не давала возможностей получать спекулятивные доходы, обеспечивала функционирование гигантского народного хозяйства СССР заведомо не хуже, чем сейчас это делают коммерческие банки. Она была полностью застрахована от глобальных финансовых катаклизмов. Как бы мы не относились к прошлому финансовому инструментарию, нельзя не признать, что, допущенное сейчас, смешение на счетах коммерческих банков бюджетных и частных денег стимулирует и даже провоцирует коррупцию. Это также усиливает зависимость экономики России от ситуации на глобальном финансовом рынке.

Если глянуть в корень, можно утверждать, что первая в мире транснациональная корпорация была создана в СССР, и её наличие позволяло осуществлять многие высокоэффективные системные решения. Например, в СССР была создана уникальная общесоюзная энергосистема, многие принципы построения которой до сих пор используются во всех развитых странах. Сейчас она разрушена, а то, что получилось вместо неё, отнюдь не способствует процветанию страны. В СССР были созданы относительно конкурентоспособные отрасли тяжёлой и военной промышленности. Не случайно на МКС, по крайней мере, до 2010 года, летали на советских космических аппаратах. Была создана вполне разумная индустриальная и социальная инфраструктура, Транспортная инфраструктура и соответствующая тарифная политика превращали страну в единый хозяйственный механизм, тогда как сейчас межрегиональные хозяйственные связи часто не совместимы с транспортными тарифами. Большой выигрыш давала возможность производить базисные товары и услуги в максимально возможном объёме. При этом, как положено, были и злоупотребления монопольным положением, Достаточно вспомнить постоянные жалобы тех времён на "диктат производителя". Но масштабы монопольных злоупотреблений, равно как их социальный вред были не сопоставимы с современной ситуацией. Никогда нельзя было пообедать за цену четырёх поездок на метро, а людей, которые не могут оплатить потребляемое ими тепло, электроэнергию или жилищно-коммунальные услуги практически не было. В этом контексте буквально пощёчиной реформаторам являются начавшиеся попытки реанимации «Аэрофлота» растащенного в ходе приватизации по кускам и почти бесследно исчезнувшего. Точнее сказать, не исчезнувшего, а превратившегося, скорее всего, в недвижимость за рубежом.

Перечисленные и некоторые другие механизмы, несомненно, давали положительные эффекты, в значительной степени, компенсировавшие фатальные недостатки принятых под влиянием известных догм, конкретных “правил игры” в системе развитого социализма. Конечно, были не только достоинства. Действовавшая система прочно законсервировала патерналистскую конструкцию государства (см. на стр. 32 рассуждения про автомат Калашникова) и дала возможность реализовать исторически беспрецедентную, жестокую мобилизационную стратегию развития страны. Объективно нельзя не признать, что эта стратегия привела к формированию высокого геополитического авторитета страны, но примириться с жестокостью этой стратегии категорически невозможно. Тем более, что она не дала возможности в полном объёме использовать потенциал страны, и не привела к устойчивому росту благосостояния и качества жизни населения.

Существует точка зрения, что кроме жестокости в то время не было эффективных управляющих воздействий, и ради блага будущих поколений её можно понять и простить. На наш взгляд, этот довод не состоятелен. Гораздо правильнее, как мы уже упоминали, было бы так подкорректировать систему, чтобы стали доступными совсем иные, - экономико-правовые, - управляющие воздействия. Опыт Швеции, например, подтверждает такую возможность. Это ещё и ещё раз подчёркивает необходимость создания системы эффективного ГЧП в России.

Эффективная организация ГЧП особенно важна именно для России ещё и потому, что абсолютно необходимое для страны централизованное перераспределение региональных ресурсов в рамках общего хозяйства, и их экспорт не могут быть эффективно организованы по отдельности ни частным, ни государственным сектором, но взаимодействие этих секторов в данном случае имеет колоссальные коррупционные риски. К сожалению, эти риски уже реализовались в виде негативных проявлений. Недостатки сложившейся системы перераспределения доходов от природных ресурсов и иного общенародного имущества в России стали "притчей во языцех". В настоящее время, только специально нанятый, хорошо оплачиваемый и недобросовестный человек может оправдывать сложившееся распределение доходов от экспорта, например, энергоресурсов между федеральным, региональными и местными бюджетами, гражданами, инвестициями в развитие производства и менеджментом экспортёров.

Исторический выбор российского общества в пользу развития социально ориентированной либеральной экономики эффективно использующей преимущества частной инициативы и предприимчивости, был, на наш взгляд, абсолютно правильным. То обстоятельство, что этот выбор, со стороны некоторых социальных групп и политических сил, подвергается серьёзной критике, объясняется отнюдь не пороком самой идеи, а ошибками реализации. Главное сейчас – произвести, как говорится в технике, "отладку системы".

11.4.      Главные ошибки российских реформаторов

Источник ошибок был ясен уже в начале 90-х годов. Вне всяких сомнений, апробированная Россией в течение более полувека, политика радикальных ограничений частной инициативы оказалась тупиковой, и от неё нужно было отказываться. Но, как уже неоднократно подчёркивалось,  патерналистское государство практически не совместимо с интенсивными рыночными отношениями. Развивая либеральную экономику и разрабатывая принципы организации ГЧП для России, это нужно было иметь в виду. Только правильно учитывая это обстоятельство можно было в максимальной степени использовать во благо частную инициативу и снизить коррупционные риски. Поэтому, прежде всего, необходимо как можно быстрее и полнее ослабить последствия ошибок, сделанных в самом начале российских реформ. Разберём суть этих ошибок.

По многим причинам переход от государства подданных - к государству граждан, от государства, которое правит - к государству, которое служит, от патерналистского государства - к государству социального контракта, осуществлялся в России шоковым порядком и без глубокой теоретической проработки. Те, кого мы называли “архитекторами” наших реформ, навязали обществу ряд мифов. В частности, использовался тезис: “чем меньше государства, тем лучше” в его извращённой (см. ниже) трактовке. При этом, сами правила функционирования исполнительной власти и государства в целом, остались почти дореформенные. Реформаторы полностью игнорировали то, что именно эти правила погубили прежнюю систему и менять, прежде всего, нужно было именно их. Это, в частности, обосновывается в работе [Норкин К.Б. Рыночная экономика большого города. Путём ошибок к процветанию. «Ирис-пресс» Москва 1996 г. 248 стр.]. Более того, в этой книжке автор высказал мысль, что, скорректировав действовавшие правила, можно было постепенно повернуть к шведскому варианту государственного устройства без особой ломки и "непопулярных мер". Эти соображения были проигнорированы, также как и то, что процесс превращения подданных в граждан требует определённого времени. Очень уж мы любим, первым делом, всё "разрушать до основания". А зачем?

Проводить намечаемые реформы было, по определению, просто невозможно без взаимодействия частного и публичного секторов, но критериев социально-экономической выгодности такого взаимодействия для общества в целом, и соответствующих идей организации ГЧП, не было, не говоря уже об адекватных институтах. В результате, наиболее распространёнными видами ГЧП после реформ стали, традиционные для России, коррупция и расхищение (с её помощью) общественного имущества и ресурсов. Это не могло не сказаться на социальных последствиях реформ. Результаты здесь очень взрывоопасны. Если отбросить самый богатый квинтиль, благосостояние остальных категорий не улучшилось, если не сказать резче.

Действительно, внезапная и не продуманная до конца "перекладка руля" на 1800 в пользу частной инициативы, резко ухудшила функционирование патерналистского государства, прежде всего, в социальной сфере, чем вызвала массу протестных голосов. Экономические достижения новой системы имеют также весьма скромный и неоднозначный характер. Реформа радикально улучшила качество жизни лишь тех россиян, которым удалось воспользоваться материальными плодами жестокой мобилизационной стратегии сталинских лет и ошибками архитекторов реформ. Таких "счастливчиков" оказалось не более, чем 10%. Некоторые даже называют цифру 5%.

На сегодня, и в обозримой перспективе, благосостояние большинства тех, кого, повторимся, называют "народом Российской Федерации", не соответствует, и не будет соответствовать, ни природным богатствам страны, ни творческому потенциалу этого народа. Так называемые "будущие поколения", благом которых фарисейски оправдывались прошлые жестокости, сопровождавшие  мобилизационную стратегию, оказались обобранными. Это порождает не только массовое ощущение несправедливости, но, что гораздо опаснее, поощряет коррупцию и блокирует стимулы к созидательной деятельности. Вместо экономики созидания формируется экономика проедания.

Автор участвовал в реализации начальной стадии реформ в статусе депутата Моссовета, и он помнит "горящие глаза" своих товарищей. Вопиющее несоответствие результатов двадцатилетних реформ ожиданиям конца 80-х годов объясняется, на взгляд автора, тем, что "архитекторы реформ" проявили недостаточное понимание специфики хозяйственных отношений и финансовых расчётов при "развитом социализме" и недальновидно внесли либеральные принципы в несовместимую с ними систему.

В частности, реформаторы начала 90-х не понимали, что в народном хозяйстве СССР не было настоящих денег, а превращение в деньги государственных платёжных средств открыло уникальные возможности криминального обогащения. Достаточно вспомнить триллионные потери от эпопеи с фальшивыми авизо. Из-за отсутствия в СССР настоящих денег, в стране "экономически незаметно" обращались колоссальные ценности, нормативная цена которых не включала  рентной составляющей. Имеются в виду природные ресурсы страны. Вместо действующих в успешных странах экономических стимулов сбережения ресурсов, применялись, к сожалению мало эффективные, административные и моральные стимулы. Именно это сделало Россию чемпионом мира по знерго- и ресурсоёмкости ВВП.

В связи со сказанным полезно осмыслить результаты эксперимента, проведённого незадолго до перестройки в Киргизии. Автор неоднократно приводил  этот поучительный пример в своих выступлениях, например, [Норкин К.Б. Выступление на Круглом столе ВЭО России: по теме: «Восемь лет прошло: что впереди?». Материалы постоянно действующего круглого стола «Экономический рост России», Москва, 11 февраля 2009 года. Научные труды Вольного экономического общества России. Том 110, Москва, 2009 г. стр. 57 – 60]. В этой республике, незадолго до реформ, ввели экономически обоснованную цену за воду непосредственно на леднике. Естественно, у водопользователей возросла цена на готовую продукцию. Государство было вынуждено поднять закупочные цены и больше платить колхозам, возвращая им средства, полученные от продажи воды. Но это не было бессмысленным перекладыванием денег из одного государственного кармана в другой. Сразу заработали настоящие экономические стимулы.

В новой системе украсть воду стало практически невозможно. Если раньше воры приезжали к "начальнику воды" (мираб), давали ему 50 рублей и брали воды сколько угодно, то после введения такой “бессмыслицы” ситуация радикально изменилась. Колхозы немедленно сами (!) сделали всё, что нужно для экономии воды: и замеры водопотребления и капельный полив. Трудно подсчитать, сколько постановлений ЦК Компартии Киргизии было издано по вопросам водосбережения, но всё время возникали "объективные" препятствия для их реализации: форсунки забивались илом, трубки расхищались злоумышленниками, счётчики были ненадёжны. А после явного введения рентной составляющей цены во взаиморасчёты, потребители мгновенно всё сделали по собственной инициативе. И все "объективные  причины" исчезли как по мановению волшебной палочки.

В упомянутом ниже письме на имя Е.Т. Гайдара предлагался похожий подход для взаимоотношений государства и экспортёров энергоресурсов, исключающий оборот рентной составляющей цены в скрытом виде.

Трудно также удержаться, чтобы не привести шутливое замечание из выступления автора начала 90-х годов. Участникам обсуждения было предложено представить себе ситуацию, когда, например, фирма «Дженерал Моторс» в честь съезда демократической партии США обязуется сократить энергопотребление на своих предприятиях на 3%. Американцы не смогли бы понять, зачем ждать съезда, если известно, как такая экономия может быть обеспечена. А у нас это было стандартной и малоэффективной практикой перед съездами КПСС или другими мероприятиями высокой значимости. Ещё живы люди, которые это помнят.

Реформаторам даже не пришло в голову учесть всю эту специфику, а может быть и, наоборот, кто-то понял, какой куш можно рвануть, если её не учитывать. По крайней мере, А.Б. Чубайс не один раз заявлял, что он содействует "обмену власти на собственность". Этот тезис получил столь же горячую поддержку, как в 1917 году лозунг: "Грабь награбленное!" Автор говорил об этих ошибках начального этапа реформ лично с А.Б. Чубайсом и писал о них в упомянутой книжке: «Рыночная экономика большого города», и в других публикациях. Совместно с Б.В. Никольским было подготовлено письмо Е.Т.Гайдару с прогнозами последствий этих его ошибок. Письмо было проигнорировано, а прогноз полностью подтвердился.

Последействие "стартовых" ошибок продолжается до сих пор. Автор, в своём выступлении на Круглом столе ВЭО России, представил результаты соответствующего анализа [Норкин К.Б. Материалы постоянно действующего круглого стола «Экономический рост России», Москва, 3 февраля 2010 года. Научные труды Вольного экономического общества России. Том 128, Москва, 2010 г. стр. 45 – 50]. В полемике с В.В. Ивантером, представившим относительно оптимистический прогноз, автором обозначены три назревающих в России опасных нарыва. Питательной средой для них является неправильное совмещение частной и публичной сфер, складывающейся социально-экономической системы России. Поскольку все издания ВЭО России есть в ИНТЕРНЕТ, здесь мы лишь назовём эти нарывы:

o      сохранение патерналистского государственного устройства;

o      вовлечение в коммерческий оборот скрытой части ресурсной и земельной ренты;

o      либерализация банковской деятельности при недостаточном контроле движения бюджетных средств.

Поясним телеграфно, что имеется в виду. Об опасностях сопровождающих сохранение патернализма мы уже подробно говорили выше. Наличие в обороте скрытой части ресурсной ренты деформирует экономику. Присвоение этой скрытой части даёт доходы, на порядки выше, чем любая созидательная деятельность и пока такая возможность сохранится, ни о какой модернизации серьёзно говорить не приходится. Третий "нарыв" особенно опасен. Подчеркнём, что речь идёт не только о расходовании, а также именно о движении средств. Даже если выделенные средства, в конечном итоге, дошли до законного получателя, на пути движения возможны криминальные зигзаги.

Например, если разрешить задержку перечисления всего лишь 1 миллиарда рублей на один день, это позволяет безвозвратно изъять из системы почти 3 миллиона рублей. Речь не идёт о запуске этой суммы в коммерческий оборот. Её можно просто взять и потратить по своему усмотрению. Это будет совершенно незаметно. Потеря будет обнаружена, только если будет сокращена допустимая задержка. Это иллюстрируется известной притчей о специфике понятия бесконечности. Причина, парадоксального, на первый взгляд, свойства в том, что когда на прием приходит бесконечное число гостей в калошах и, уходя, первый надевает галоши второго, второй – галоши третьего и так далее, то все уйдут в галошах, но одна пара галош останется не использованной. Этим регулярно злоупотребляли во времена очередей на автомобили. Если в какое-то звено распределительной системы поступало 10  автомобилей каждую неделю, то, узаконив время задержки равное двум неделям, можно было получить в своё полное распоряжение 10 бесплатных автомобилей. Да и строители финансовых пирамид это прекрасно знают и используют.

К сожалению, в части финансового контроля мы, в основном, сохранили те же институты и методы, которые действовали в СССР при контроле работы казначейства, для которого "либеральных" опасностей вообще не существовало. Конечно, когда коммерческий оборот временно не используемых бюджетных денег приносит доход это, разумно. Но почему это приносит доходы не собственнику денег, а распорядителю?

Подчеркнём, что бесконтрольное движение бюджетных средств особенно опасно, так как, помимо колоссального криминогенного потенциала оно, как правило, выводит российских новичков хрематистики на один ринг с такими "зубробизонами" финансовых рынков, как Джордж Сорос, Уоррен Баффит, Бернард Мэдофф и им подобными. Это грозит России дополнительными потерями. Мы уже разбирали не абсолютно прозрачную историю с американскими ипотечными фондами Фэнни Мэй и Фредди Мак, и видим, что риски весьма велики. И не надо успокаивать себя тем, что Мэдофф получил 150 лет тюрьмы и ушел с этого рынка. На "скамейке запасных" в изобилии найдутся другие специалисты, готовые заменить выбывшего игрока.

11.5.      Государственное управление и либерализм: "кто кого?" или "кто кому?" и зачем?

Итак, на наш взгляд, один из главнейших и первоочередных этапов коррекции ошибок начального этапа реформ – оптимизация совмещения частного и публичного секторов в единой социально-экономической системе. Необходимо, повторимся, перейти к государственной системе, в которой публичный и частный сектор не только совместимы, но, именно за счёт взаимодействия, дают синергетический эффект. Необходимо, чтобы частный сектор и государство, в силу экономико-правовых условий, в которые они поставлены, автоматически работали на общественное благо. Позже мы попробуем ясно определить, что такое "общественное благо".

Когда мы выдвигаем требования учёта интересов общественного блага, то не предполагаем, что это должно быть директивно предписано не только государственному, но и частному сектору. Даже для государственного сектора добиться выполнения таких предписаний не просто, хотя и возможно. Этому посвящены, в частности, и данные заметки. Но вряд ли можно добиться успеха, сказав частному предпринимателю: "принимая решения, думай не столько о своей прибыли, сколько об общественном благе". Думается, что оптимисты, надеющиеся на успех таких увещеваний, уже все разделили участь динозавров. Такие предписания ещё кое-как работали, когда альтернативой был лесоповал. Сейчас речь может идти только об экономико-правовом способе управления экономическим поведением свободных предпринимателей, идея которого очень подробно и глубоко разобрана в книге лауреата Нобелевской премии Фридриха Августа фон Хайека: «Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма». [Ф.А. фон Хайек, «Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма», М. Новости, 1992]

Ф.А. фон Хайек убедительно показывает, что поведение свободных производителей определяется, не только эгоизмом и актуальной структурой их собственных активов, но, главным образом, средой, то есть объективными условиями, в которых они работают: структурой спроса, налоговой системой, законами и нормативами, общественной инфраструктурой, деловой этикой и другими подобными факторами. Хайек объединяет все эти условия понятием: расширенный порядок. Другие авторы иногда их называют "правила экономической игры" или "экономико-правовая среда". Мы, хотя и признаём методологические преимущества названия Хайека, предпочитаем последний вариант, как более привычный для многих российских читателей.

Главным условием роста благосостояния общества автор «Пагубной самонадеянности» считает формирование такого расширенного порядка, при котором, каждый предприниматель, руководствуясь исключительно эгоистическими мотивами, вынужден либо нарушать законы и, одновременно, нормы морали и права, либо содействовать росту общественного благосостояния.

Очевидно, что идеальной была бы такая среда для частной инициативы, когда все нужды граждан удовлетворялись бы вообще без регулирующего вмешательства государства. Тогда деньги с граждан нужно было бы собирать исключительно для обеспечения исполнения законов и защиты государства от внешних и внутренних силовых угроз, буквально, как в Магдебургском праве. Императивная необходимость финансирования этих функций разобрана, например, в книжке М. Масарского «Порядок и смута» [М. Масарский, «Порядок и смута», изд. «Право и закон», М., 2000, 336 стр.]. Если бы такая среда была создана, а система "внутреннего и внешнего контроля правительства" гарантировала минимизацию этих императивных расходов, можно было бы приблизиться к сформулированному выше (Раздел7) "парадоксальному" идеалу: собирать налоги только ради выгоды граждан.

К сожалению, аксиома Мэдисона говорит, что подобная система без управляющего вмешательства государства невозможна, так как и предприниматели – тоже не ангелы. Именно поэтому выше нами был высказан скепсис по поводу тезиса: "чем меньше государства, тем лучше". Речь шла об извращённой трактовке тезиса. Пример Сомали показывает, к чему может привести почти буквальная его реализация. Поскольку нет успешных стран, не имеющих сильного государства, попробуем понять: а зачем вообще людям нужно дееспособное, сильное государство? Под таковым мы подразумеваем не безответственное государство способное жестко, или даже жестоко, принуждать граждан к реализации выбранных властью стратегических установок, а ответственное государство, бескомпромиссно обязанное и способное добросовестно служить гражданам, для достижения целей, устанавливаемых, через демократические институты, самим народом.

Итак, зачем людям государство? Автор, будучи убеждённым сторонником идей грутеровского института и его членом, (см. стр. 17), разделяет точку зрения тех, кто считает, что государство существует не "зачем", а "почему". Оно существует потому, что склонность создавать государство (сказать точнее - систему обеспечения исполнения определённых правил совместной жизни, не всегда соответствующих "естественным" инстинктам) – генетическое свойство человека, присущее также и многим другим (но не всем!) видам приматов.

Н.Бердяев и некоторые другие философы не придерживаются генетической гипотезы, а считают, что склонность создавать государство – результат Божественного предопределения. Вряд ли стоит вступать в полемику по этому вопросу, так как с функциональной точки зрения различие не существенно. Обе гипотезы согласно утверждают, что склонность к созданию государства – объективное, имманентное (внутренне присущее) свойство человека, радикально повышающее глобальную конкурентоспособность Homo Sapiens. Человек создаёт государство именно потому, что это определяется "конструкцией" человека. А человеческий интеллект присутствует только на стадии конкретизации правил функционирования созданного государства.

В примитивном виде, названная выше генетическая предопределённость проявляется в том, что все члены стаи, помимо собственных инстинктов должны следовать некоторым правилам поведения, объективно содействующим успешному существованию этого "сообщества" в целом. Тестирование эффективности этих правил производится безжалостной конкуренцией (естественный отбор). Поэтому стай, в которых действуют абсолютно плохие правила, не существует. Сами по себе эти правила не заложены генетически, а складываются постепенно и, строго говоря, - случайно, в ходе развития популяции. Им молодые особи обучаются на примере и под воздействием старших. Это воздействие может быть и силовым. Генетически заложена лишь склонность к формированию некоторых типов обязательных правил, а также способность и готовность к соответствующему обучению. Именно сочетание этих генетических свойств, и, разумеется, наличие интеллекта, стимулировало и обусловило, в конечном итоге, развитие человеческого общества.

Очень полезно обратить внимание на то, что память о "конституции" примитивного "государства" приматов не существует в письменном виде. Тем не менее, правила стабильны и мало меняются в течение столетий, если, разумеется, не меняются условия обитания. Память реализована в поведенческих привычках взрослых членов стаи и обновляется в новых поколениях через корректирующие воздействия свирепого папеньки, или, как сказал гениальный Пушкин, через "уроки маменьки". Оба последних способа существенно действуют и в человеческом обществе. Мы часто недооцениваем роль этого феномена. Когда мы указывали, что превращение подданных в граждан требует времени, мы имели в виду, кроме всего прочего, и не на последнем месте именно этот вид памяти. Простая корректировка законов и нормативов не может дать немедленных результатов, пока это не отложится в "уроках маменьки". В литературе не один раз приводились объяснения того, зачем Моисей сорок лет водил свой народ по пустыне и мы не будем этого повторять, а просто напомним.

Создание разными народами разных по своему устройству государств, определяется, в общем-то, случайными различиями исторических и иных условий, в которых оказываются разные народы. Вариации государственного устройства порождают неравенство государств и иногда их ликвидацию по итогам глобальной конкуренции. Наша главная национальная задача - стимулировать создание в России государства, а по существу системы ГЧП, обладающей глобальной конкурентоспособностью. Строго говоря, конструкция государства не исчерпывается конструкцией системы ГЧП, но последняя настолько сильно влияет на конкурентоспособность государства, что употребление этих понятий как равнозначных не является слишком большим грехом, а скорее всего, - просто правильно.

В своё время автор обсуждал на семинаре грутеровского института свою гипотезу о том, что Ф. Энгельс в своей работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» ошибся, посчитав, что частная собственность породила семью и государство. В выступлении автора развивалась другая точка зрения, состоящая в том, что стремление жить семьёй - генетическое свойство приматов Homo Sapiens, в отличие от некоторых других приматов, генетически не склонных образовывать семьи. Это генетическое свойство, стимулировало и формирование частной собственности, и развитие государства. Именно оно выдвинуло Homo Sapiens на то место, которое этот вид занимает на Земле. Кстати говоря, на семинаре не было возражений по этой гипотезе. При обсуждении участники лишь добавляли аргументы в пользу её справедливости.

Итак, формирование людьми государства, неизбежно по генетическим причинам или, как считают некоторые весьма уважаемые люди (например, Н. Бердяев), по промыслу Божьему. Государство всегда вводит определённые правила поведения, более или менее, ограничивающие личную свободу. Эта жертва со стороны граждан, в зависимости от установленных правил, может как-то компенсироваться стабильно высоким качеством жизни в конкретном государстве. Слово "может" применено потому, что установившиеся правила бывают, в этом смысле, как хорошими, так и плохими.

Несмотря на то, что склонность к созданию государства предопределена, в части конкретизации государственного устройства действуют случай, мозги и конфликты сиюминутных частных интересов. Эффективные правила складываются постепенно и хранятся в правовой базе, в действующих институтах и в менталитете общества. Государства с неэффективными правилами, тем или иным путём, вытесняются с глобальной сцены. Государства с конкурентоспособным устройством, адекватными законами и эффективным управлением становятся глобальными лидерами и входят в "золотой миллиард".

Еслиобратиться к истории, то мы не увидим примеров долго существовавших государств, построенных на принципах личной диктатуры, патернализма, ограбления соседей, крайнего национализма, тотального государственного принуждения к реализации исключительно общегосударственных целей, или наоборот, тотального либерализма или анархизма.

Ещё раз подчеркнём, что государство не создано для того, чтобы управлять тем или иным конкретным способом. Но самопроизвольное возникновение государства порождает такую возможность и человек, благодаря своим другим уникальным свойствам, научился этим пользоваться в интересах собственного, национального и глобального блага. Этот феномен настолько поражает своей потрясающей целесообразностью с точки зрения "человеколюбия", что не удивительно появление гипотезы, утверждающей, что конструирование человека и, в частности, заложенная в нём склонность создавать государство и способность понять, как использовать этот институт во благо, – промысел Божий. Видимо, по этой причине Н. Бердяев придерживался именно такого взгляда и горячо его пропагандировал в своей «Философии неравенства».

Процесс формирования правил, обеспечивающих стабильное существование и процветание государств, вначале шёл стихийно. Он корректировался, как уже говорилось, "естественным отбором" (глобальная конкуренция) и интеллектуальными усилиями. Поэтому он был очень медленным. Мы уже упоминали, что от Магдебургского права до Кодекса Наполеона прошло пять веков. Сегодня можно уже опираться на исторический опыт и научные рекомендации. Это, очевидно, ускоряет процесс, чем следует воспользоваться и немедленно начать процесс формирования в России конкурентоспособного, процветающего государства, сбалансировано использующего достоинства частного и публичного секторов и максимально свободного от коррупционных рисков. О возможных сроках получения заметных результатов мы поговорим позже. Рассмотрим более конкретно образ цели и узловые пункты пути к такому государству.

 

Продолжение следует...
 
Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС