на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  
Встреча Председателя Правительства Российской Федерации В.В.Путина с представителями молодёжных организаций Северо-Кавказского федерального округа
3 августа
В.В.Путин: Здравствуйте!

Голоса: Здравствуйте!

Реплика: Владимир Владимирович, тут такое дело… Мы, наверное, час спорили, как с Вами поздороваться.

В.В.Путин: С места в карьер. Командным голосом, чтобы в горах было слышно!

Реплика: Да. На Кавказе – много национальностей, надо было как-то поздороваться, и вариантов, соответственно, было масса! Мы решили сделать следующим образом: от нас Вам наш кавказский общий…

Реплики: Салам!

Реплика: Ну а казаки Северного Кавказа решили приветствовать Вас по-казачьи…

Здорово дневали!

В.В.Путин: Здравствуйте! Ребята, я знаю, что вы второй год… Может быть, два раза подряд присутствующие здесь, на этом мероприятии… оно проводится уже второй раз, «Машук» называется, и так понимаю, что вы – одни из активных участников.

Совсем недавно я был на другой молодёжной площадке – на «Селигере». Должен сказать, что на меня это произвело очень сильное впечатление. Не только потому, что там очень тепло встречали, что, естественно, приятно, но дело совершенно не в этом. Дело в том, что я посмотрел, какие там собираются люди, – не просто молодые и красивые, как и вы здесь, но заряженные на достижение конкретных результатов в рамках тех идей, носителями которых они сами являются. Уверен, что у вас происходит всё то же самое, поэтому я не буду произносить длинных, скучных монологов. Предлагаю перейти сразу к такому живому обмену мнениями – к рассмотрению ваших предложений. Хочу только сказать, что, конечно, Кавказ – это всё-таки особый регион России. Вот вы со мной и поздоровались по-разному, но у нас много общего: у нас одна общая Родина, одно Отечество – Россия! Это то, что нас объединяет. У нас общие корни, у нас общее будущее, что ещё важнее. Конечно, руководствуясь всем, что накоплено предыдущими поколениями, мы должны смотреть в будущее и вместе его строить. Давайте об этом и поговорим. Пожалуйста.

М.Х.Джаппуев: Здравствуйте! Меня зовут Мусса, я – из Кабардино-Балкарии. Прежде чем задать свой вопрос, хотел бы поблагодарить Вас за Ваш приезд, за Ваше внимание, которое Вы уделяете Северному Кавказу, молодёжи Северного Кавказа.

Как Вы заметили, у нас в этом году прошёл Всекавказский молодёжный образовательный форум «Машук-2011». Форум прошёл на новом высококачественном уровне. Мы Вас ждали, но, видимо, по каким-то обстоятельствам, Вы не смогли к нам приехать. Но, раз Вы были и в Твери, то мы бы хотели сейчас от Вас получить обещание, что на следующий год, на «Машук-2012», Вы обязательно приедете.

В.В.Путин: Спасибо большое.

М.Х.Джаппуев: Мы будем Вам всегда рады. Переходя к вопросу, хотел спросить Ваше мнение. Разные эксперты считают, что Северный Кавказ является балластом России, тормозя общеэкономическое развитие страны. Другие считают, что Северный Кавказ может быть локомотивом, двигателем развития страны. В связи с этим вопрос. Как Вы считаете, каким может быть Северный Кавказ в ближайшие 15 лет и роль Северного Кавказа в общественно-политическом и социально-экономическом развитии России в целом?

В.В.Путин: Кавказ, Северный Кавказ, для России – не балласт, это одна из жемчужин России. Прежде всего потому, что здесь очень качественный, очень мощный человеческий потенциал, очень глубокий культурный пласт. Есть ещё одно обстоятельство: мы через Кавказ подтверждаем и отстаиваем в том числе значительную часть наших геополитических интересов в этом регионе мира. Для нас это очень важно – для России очень важно, для её сегодняшнего дня и для будущего страны.

На Кавказе, конечно, очень много проблем. Кстати говоря, эти проблемы родились не сегодня, их всегда здесь было достаточно. Если вы посмотрите (а я посмотрел недавно) дипломатическую переписку начала XX века или даже начала XIX века, как ни странно, как будто вчера написано: всё то же самое. Это пишут наши дипломаты из европейских стран – вот прямо, честное слово, как будто вчера! «Нужно немедленно предпринимать усилия для нормализации ситуации на Кавказе, потому что здесь, в Европе, нас постоянно тюкают этими проблемами…» И так далее. Но дело не в том, что нас кто-то тюкает, дело в том, что нам самим это нужно. Когда мы говорим о проблемах, то, конечно, первое, на что нужно обратить внимание, это на то, что нужно создавать условия для безопасного развития. Каждый человек, который живёт в республиках Северного Кавказа, должен чувствовать, что он: а) у себя на родине и б) государство обеспечивает его безопасность. Вот это первое, к сожалению, мы пока ещё должны об этом говорить. Для того чтобы сделать это, для того чтобы добиться этой цели, нужно решать прежде всего сегодня социально-экономические проблемы. Нужно развивать промышленность и сельское хозяйство, нужно развивать науку и образование, нужно больше уделять внимания школам, вузам.

Мне просто не хочется таких длинных ответов давать, утомляющих, но вы не можете не знать, что, например, у нас реализуется проект федерального Северо-Кавказского университета в Ставрополе на базе действующего вуза. Кстати говоря, здесь очень много проблем (мы сегодня, сейчас с губернатором говорили на этот счёт, и с полпредом Президента, и с моим заместителем здесь, зампредом Правительства): раньше здесь обучались примерно 34 тыс. человек, сейчас 170 с лишним! Ну это профанация! 70 с лишним филиалов вузов – профанация. Поэтому и дипломы с Северного Кавказа ничего не стоят, вот только поэтому. Но это не вина Северного Кавказа. Это вина, надо прямо сказать, регулирующих органов Федерации. И, кстати говоря, таких проблем, которые не зависят напрямую от Кавказа, очень много, и просто так прикрываться тем, что здесь, на Кавказе, много проблем и это только проблемы самого Северного Кавказа, – этого нельзя делать.

Мы, конечно, должны будем решить вопросы с безработицей. Вот в Ставрополе только что губернатор докладывал: 5% с небольшим, а в целом по региону Северного Кавказа в разы больше, чем в среднем по России. И это проблема номер один сегодня, и её нужно решить. Причём решать нужно не просто созданием каких-то низкооплачиваемых и непрестижных, а наоборот, хорошо оплачиваемых и престижных рабочих мест. Нужно развивать высокие технологии, что вполне подходит для Кавказа, нужно развивать туристический кластер. Вы знаете, что есть соответствующая программа по развитию туристического кластера на Кавказе, причём практически во всех республиках.

Это не только горные лыжи. Вы знаете, посмотреть вокруг – тоже есть чем гордиться. Это очевидное конкурентное преимущество, которое, что называется, от Всевышнего досталось. И его нужно использовать, но использовать грамотно. Мы говорили о том, что в ближайшие годы нужно создать на Северном Кавказе как минимум 400 тыс. рабочих мест. И тогда действительно будет сдвинута с мёртвой точки одна из самых острых сегодня проблем – проблема безработицы, особенно среди молодёжи. Планов очень много, и я не сомневаюсь, что они все будут реализованы. Но, естественно, это нужно и можно будет сделать только при вашем активном участии и при вашей поддержке. Пожалуйста.

А.Н.Ахмедова (журналист): Добрый день! Меня зовут Айшат Ахмедова, Республика Дагестан. Россия – многонациональная страна. Но, к сожалению, в последнее время учащаются конфликты на национальной почве. Не считаете ли Вы, что это связано с отсутствием идеи, которая могла бы объединять наши народы? И следует ли искать внешнего врага в то время, когда следует заняться насущными проблемами и решать их изнутри? И не считаете ли Вы, что отчасти подобная ксенофобия порождается отчасти высокой дотированностью Северного Кавказа, который, по мнению многих, тянет Россию вниз?

В.В.Путин: Я уже говорил по поводу того, что тянет вниз или не тянет вниз. По поводу ксенофобии. Ксенофобия – это, как правило, проявление неграмотности и отсутствия ясного понимания того, что мы из себя представляем сегодня и куда мы должны двигаться. Но это, конечно, очень комплексная, большая проблема. Я уже публично говорил несколько раз – по-моему, на Селигере говорил, и здесь хочу повторить: Россия складывалась изначально в качестве централизованного государства, как многоконфессиональная и многонациональная страна. И у нас столетиями, практически на протяжении всего тысячелетия существования России как централизованного государства складывалась особая культура взаимоотношений между различными народами и конфессиями. И это очень большой позитивный опыт.

В последнее, в современное время, в наше время в мире происходят очень непростые процессы, и нас это затрагивает. У нас это связано в том числе и с распадом Советского Союза. У нас это связано в том числе с тем, что в 1990-е годы произошел слом нашего бывшего экономического строя и социалки. Всё развалилось. Всё, без преувеличения! Кавказ здесь не исключение, все окраины начали думать, а к кому бы прилепиться, чтобы получше жить. На северо-западе смотрели на Финляндию, на востоке смотрели на Японию. Куда ни взглянешь в тот период времени, все куда-то хотели прилепиться. И на Кавказе тоже думали, что если прилепиться куда-нибудь, к какому-то направлению ислама, то жизнь станет лучше. Оказалось, что это обман – сначала самообман, а потом просто обман. В духовной религиозной сфере стали навязывать свои порядки те люди, которые не имеют отношения к традиционному исламу на Кавказе. Это почувствовали и духовные лидеры Северного Кавказа, и население Северного Кавказа, и люди почувствовали. Кстати говоря, именно это и помогло в значительной степени переломить хребет терроризма. Здесь в этой сфере ещё очень много проблем -  это понятно. Он мимикрирует, больше в бандитизм превращается, в передел собственности и так далее. Проблем ещё много, но люди увидели, что навязывается нечто чуждое, и начали бороться с этим. Это первое.

Что, жить стало лучше от того, что на Северном Кавказе, допустим, возникла идея прилепиться к каким-то странам, которые, казалось бы, являются богатыми и процветающими? Жить стало гораздо хуже. Уровень доходов упал почти до нуля, образование развалилось почти полностью. Я очень хорошо помню, как я в первый раз в 2000 году, по-моему, приехал в Чечню, зашёл в школу. Парт не было вообще, сидеть не на чем было, дети годами в школу не ходили – вот результат. И вот это - такая прививка к пониманию того, что жить мы можем лучше, только если будем консолидировать свои усилия по развитию страны, все вместе, у себя, на нашей собственной территории. И в этой связи, конечно, вот это понимание должно нас вести к тому, что от консолидации всех народов, всех конфессий страны зависит наше будущее, зависит наше процветание. Это понимание должно нас вести к другому выводу: о том, что нужно толерантно относиться к представителям других народов и других конфессий в России, потому что нам нужно объединять свои усилия, а не растаскивать их. Вот нам это сделать легче, чем, скажем, в тех же странах Западной Европы, потому что там иммигранты – чужеродные элементы, а мы все – граждане одной страны, мы все – дети одной матери, России.

Но здесь тоже очень многое зависит от внутренней культуры. Вот смотрите, в некоторых европейских странах возникают проблемы, скажем, с женщинами, которые хотят носить чадру. Мне, может быть, лучше на эту тему не говорить, потому что можно тут же попасть под какую-то критику, но тем не менее я скажу. Конечно, людям нужно позволять жить так, как они хотят, но, если они попадают в другую культурную среду, они всё-таки должны с уважением относиться к народу, в котором они решили жить, среди которого решили жить. И если этим народом такое поведение воспринимается как религиозно-культурная агрессия, вызывает отторжение, то нужно к этому относиться с пониманием и не навязывать свои порядки.

Я вполне допускаю, что есть люди совсем радикальных взглядов, но тогда поезжайте и живите там, где эти радикальные взгляды являются нормой. И в то же время нужно с уважением относиться к представителям другой культуры, другого языка, другой религии. Ведь, понимаете, когда люди начинают переходить определённые границы (ну вот, скажем, в той же Европе, не будем нас сейчас трогать: легче говорить про других), если местные граждане видят, что государство их не защищает, то это к чему ведёт? Это ведёт к тому, что радикальные элементы начинают прорываться во власть. И появляются радикальные элементы с другой стороны, которые начинают бороться с этим – ситуация обостряется. Это путь в никуда. Поэтому общественные организации, молодёжные в том числе, и, может быть, честно говоря, даже прежде всего молодёжные организации, должны показывать пример этой взаимной толерантности и консолидации усилий по решению вопросов подобного рода. Опираясь на всё положительное, что нам досталось от прежних поколений, мы, разумеется, эти проблемы можем решить и решим.

Д.В.Кужев: Джанибек Кужев, Карачаево-Черкесия. Сначала прокомментирую. Дело в том, что на прошлой неделе у нас в Домбае, в посёлке был форум, организованный Российским конгрессом народов Кавказа совместно с фондом «Эльбрусоид».

В.В.Путин: С каким фондом?

Д.В.Кужев: «Эльбрусоид». Это карачаево-балкарский фонд поддержки молодёжи и молодёжной культуры. И на тот форум были приглашены представители русских национальных организаций, националистических. И площадка создана была. Диалог там был на самом деле очень живой, даже конфликтные ситуации возникали, скрывать не стоит, но в итоге, в конце этого диалога, они встали и станцевали с нами вместе лезгинку. Я думаю, что, на самом деле, для того чтобы возникло взаимопонимание, нужно просто побольше создавать площадок, на которых мы бы встречались, общались бы, высказывали бы своё мнение, обоснованное мнение, почему стоит делать так и так, - и просто начали друг друга понимать, и нам бы стало проще жить вместе.

В.В.Путин: Вы знаете, у вас даже не вопрос, у вас просто как бы предложение. Оно абсолютно правильное. Когда люди начинают общаться друг с другом, практически всегда возникает понимание. Самый лучший пример консолидации всех народов Советского Союза – это, конечно, Великая Отечественная война. Никто не делил на кавказцев, русских, белорусов, украинцев. Народы Советского Союза все были едины, все встали на защиту общего Отечества. Вот когда такая беда приходит в общий дом, там никто никого никак не делит, там, наоборот, все друг другу помогают. И в нашей истории таких примеров было очень много, я тоже уже об этом публично говорил, например, в период Смуты, когда с Волги, Поволжья, Казани народ поднялся и пошёл на освобождение захваченной поляками Москвы. А кто поднимал? Этнический татарин (понимаете?), который отдал вообще всё своё состояние на ополчение. И, повторю, таких примеров в истории России очень много. И она тем и сильна, я уже говорил об этом, что у неё много корней, этнокультурных корней, которые удерживают это огромное дерево вне зависимости от погоды.

Е.Ю.Горохова: Владимир Владимирович, меня зовут Горохова Елена, я представляю Ставропольский край. Дело в том, что в нашем Ставропольском крае, в котором я родилась и проживаю по сей день, есть своего рода некий уникальный опыт. В некоторых восточных районах нашего края уже много лет мирно соседствуют представители десятка народностей. И на самом деле в результате такого совместного мирного проживания образовалось огромное количество традиций, обрядов, которые связаны именно с совместным проживанием. Мы, кстати, с ребятами изучали это все на «Машуке». У меня возникает вопрос такого рода: почему, например, наши республики не могут перенять подобный опыт и, собственно, не конфликтовать друг с другом?

В.В.Путин: Это очень тонкие вопросы. Вы знаете, ведь речь идёт не просто о конфликтах, скажем, республик Северного Кавказа с какими-то другими субъектами Российской Федерации. Вы знаете, у нас, в России, 2 тыс. потенциальных территориальных споров, в том числе между некоторыми республиками Северного Кавказа. Да! И большое количество таких! Даже между очень близкими народами, практически одним народом, но разделенным в разные субъекты Федерации. А есть территориальные конфликты, я как-то с ними договаривался, сказал: ребята, давайте жить дружно, вот этот ящик Пандоры мы ни в коем случае не должны открыть в нашей стране. Только стоит начать что-то делить, не остановимся никогда. Поэтому примеры подобного рода, конечно, нужно тиражировать. Я уверен, что так и будет. А мероприятия, подобные вашему (вот «Машук» и так далее), – это такие площадки, которые как раз и дают возможность тиражировать этот положительный опыт.

Е.Ю.Горохова: Позвольте я отвечу Вам. Вы знаете, по поводу тиражируемости, собственно, наверное, будет некий второй вопрос. Дело в том, что я здесь представляю ещё и северокавказское информационное агентство молодёжи «Территория контрастов». Этому проекту был дан старт около года назад в сети Интернет. Сейчас мы уже представляем из себя достаточно серьёзное информационное агентство, составляем конкуренцию даже, так скажем, взрослым информационным агентствам. Кроме того, за такой маленький промежуток времени мы ещё успели выступить серьёзными информационными партнёрами на наиболее крупных молодёжных мероприятиях Северного Кавказа, таких как «Машук-2011», где мы полностью занимались всем информационным обеспечением лагеря «Домбай-2011» и других подобных.

Если говорить вкратце, то специфика агентства такова, что именно мы взяли на себя сегодня функцию транслятора информации о наиболее позитивных событиях и явлениях в жизни Северного Кавказа. Кроме того, наверное, можно будет похвастаться, что благодаря тому, что нас очень хорошо поддерживает наше полпредство и наш полпред, совсем недавно наша команда молодых журналистов получила очень качественную стажировку в лучших информационных агентствах России.

В.В.Путин: После этого он ещё больше для вас сделает. День для вас сегодня даром не прошёл, уверяю вас.

Е.Ю.Горохова: Но мой вопрос в чём заключается: проекты реализуются, собственно, на средства гранта, так или иначе эти средства когда-либо закончатся. Поэтому у меня такой вопрос: в каком направлении необходимо, собственно, развивать подобные проекты, есть ли у них перспектива?

В.В.Путин: Конечно, есть. У нас очень много информационных агентств, это правда, но ведущих по пальцам можно пересчитать, и конечно, этот рынок информационных услуг очень перспективный для развития. Очень перспективный! Но вот на первом этапе, на этапе становления, конечно, поддержка необходима. Значит, полпред оказывал вам такую помощь – он ещё не только полпред, он и зампредседателя Правительства одновременно, такой карьерюга, – значит, поэтому у него возможностей много. Если он сформулирует (он знает, как это сделать должным образом) необходимость продолжения грантовой поддержки, мы это сделаем обязательно. Обязательно это сделаем, тем более что вы работаете на таком важном и приоритетном направлении, которым является Северный Кавказ, и информационно обеспечиваете возможность решения очень тонких, чувствительных проблем, с которыми сталкиваются живущие здесь люди. Конечно, у нас по линии разных ведомств эта грантовая поддержка предусмотрена, мы поможем обязательно.

Е.Ю.Горохова: Хорошо, спасибо. И, Владимир Владимирович, от нас Вам этот буклет лучших фотографий с Машука, которые были произведены нашим агентством. Я передам.

В.В.Путин: Спасибо, благодарю вас.

А.A.Верещагин: Владимир Владимирович! Алексей Верещагин, Ставропольский край. Такой вопрос. Создаётся впечатление, что на Северном Кавказе строится – ну хотят построить – огромную какую-то туристическую индустрию, и на это делается большая ставка. Мне кажется, что тут есть ряд довольно сложных проблем, если они и решаемы, то не в быстрых каких-то рамках. Во-первых, горцы – народ гордый. Мы все знаем о кавказском гостеприимстве, это не отнять у них, но сказать, что они готовы туристам каким-то – пускай это некрасивое слово – как-то прислуживать, как в Швейцарии в той же, то есть за ними убирать и так далее… Я не вижу этого потенциала у кавказцев. Они – гордый народ, они готовы воевать, но никак не обслугой заниматься. Это раз.

Второй пункт, который, мне кажется, тоже будет мешать развивать туризм – здесь неспокойно.

В.В.Путин: А Вы сами где живёте?

А.А.Верещагин: Я в Ставрополе живу. Есть какие-то конкретные места: Домбай, Эльбрус, Кавминводы – тут что хочешь делай. Это настолько привлекательные места, что в них туризм будет развиваться. А какие-то другие регионы взять, которые не имеют столь мощной инфраструктуры и каких-то природных ресурсов… У нас неспокойно на Кавказе. Однозначно мы все знаем, что москвичу сказать: езжай на Кавказ – только если он лыжник или сноубордист, он сюда поедет. Просто так он вряд ли поедет. То есть это – сложности.

Теперь моя мысль: может быть, стоит в республиках развивать всё-таки сельхознаправление, пищевую промышленность – кучу всего, то есть, по крайней мере, такого акцента Правительство не делает на развитие того же, к примеру, сельхознаправления в СКФО. Хотя для этого всё есть, есть потенциал у республик. Планируются какие-то меры? И стоит ли действительно вливать такие деньги в туристическую отрасль, если в ближайшем будущем, мне кажется, у неё нет глобальных перспектив? Спасибо.

В.В.Путин: Предложение по развитию других отраслей народного хозяйства, выражаясь суконным языком, бюрократическим, оно абсолютно правильное. Я сейчас об этом два слова скажу.

Первые две идеи, на мой взгляд, ошибочны. Первое. На мой взгляд, горцы, конечно, гордый народ и прочее, но они не созданы только для того, чтобы воевать. Это талантливые люди, там, знаете, и поэты есть, и писатели, и инженеры, и учёные, и воины, конечно, есть достойные. История Советского Союза – государства, из которого мы вышли, знает огромное количество примеров подобного рода. Это первое. Скажем, всегда было известно, что на Кавказе очень хорошие строители. Я в стройотрядах работал, знаю, что шабашили, как раньше говорили, по всей стране эти строительные бригады из Северного Кавказа. Поэтому потенциал очень большой.

То, что вы говорите по поводу прислуживания туристам – я думаю, что это тоже ошибочно. Потому что это очень важная отрасль экономики многих стран. И когда приходит понимание того, что от этого может зависеть благосостояние местных жителей, то очень быстро меняется и менталитет. И очень быстро приходит понимание, что это – не прислуживание, а это работа, достойная и очень престижная, требующая особой подготовки и высокой квалификации.

А другая сторона медали или не этой медали… Если посмотреть по-другому, то нежелание, неспособность работать на высоком уровне проистекают не от менталитета, а от низкого образовательного и культурного уровня. Если, конечно, я сейчас тоже, может, что-нибудь не то скажу, но тем не менее я скажу то, что думаю. Если сюда будут приезжать туристы, а местный обслуживающий персонал будет туристок за мягкие места щипать, то, может быть, кому-то это понравится, но далеко не всем, уверяю вас, и желающих приезжать сюда будет немного. Но это, повторяю, может происходить только от низкого уровня культуры и низкой, плохой квалификации.

Но если сюда будут приходить действительно настоящие инвесторы (причём эти инвесторы будут вместе работать с местными инвесторами), они будут заинтересованы в том, чтобы поток туристов не иссякал – наоборот, увеличивался, и они будут работать с персоналом, и они будут создавать специальные курсы, будут вывозить на учёбу в другие регионы Российской Федерации, где уровень достигнут, уверяю вас, очень приличный, часто даже превышающий европейский. Будут отправлять свой персонал на стажировку в европейские страны. Будут приглашать сюда высококвалифицированных менеджеров из-за рубежа (ничего зазорного здесь тоже нет), которые будут держать планку соответствующего обслуживания. И почему мы должны отказываться от преимуществ, как я уже здесь говорил, конкурентных преимуществ в регионах, доставшихся нам от природы, от Всевышнего? Зачем это делать? Зачем нам отказываться?

Я сам научился кататься, скажем, на горных лыжах на Чегете. И если это преобразовать должным образом, создать необходимую индустриальную базу, то это будет очень привлекательный регион для туристов. И не только из России, но, уверен, и из других стран будут ездить. Уже сейчас мы ведём переговоры, скажем, с французскими партнёрами, которые готовы сюда вкладывать ресурсы и так далее. Конечно, нужно обеспечивать безопасность. Это очевидный факт, но я позволю себе предположить, что, когда этот объём бизнеса будет нарастать, местные предприниматели, заинтересованные в том, чтобы он развивался, не очень позволят сюда зайти кому-то и ломать их бизнес. Они будут и с органами власти сотрудничать по-настоящему, и сами будут предпринимать меры для обеспечения безопасности своих объектов.

Теперь другие отрасли экономики. А туризм – это отрасль экономики очень важная, я повторяю, и может быть очень важной для Кавказа. Другие отрасли экономики, конечно, не должны быть забыты. Вот, скажем, сельское хозяйство, перерабатывающая промышленность. Мы уже сейчас осуществляем здесь некоторые проекты, связанные с переработкой. Кстати говоря, по сельскому хозяйству неплохие результаты демонстрируют все республики Северного Кавказа. Практически все. Я уже боюсь ошибиться в цифрах, но, скажем, по животноводству там прирост на 80%, по молоку где-то на 20– 30%, по сахару рост на 12%, это в среднем по федеральному округу.

Сейчас мы с губернатором разговаривали, рекордный урожай, он говорит, будет зерновых, наверное, за всю историю Ставропольского края. Дай Бог, чтобы так и было. Поэтому в переработку мы по различным каналам из федерального бюджета направляем… Вот за предыдущие, по-моему, два года 1,5 млрд рублей, а на поддержку самого сельского хозяйства только в этом году из федерального бюджета будет направлено 6,2 млрд рублей. Уже перечислено в регионы Северного Кавказа 5,2 млрд. Конечно, мы эти направления обязательно будем развивать, так же как и  науку, образование и так далее.

А.A.Верещагин: Можно вопрос? Прямо на Чегете учились кататься?

В.В.Путин: Да.

А.A.Верещагин: Вообще-то на Азау надо учиться, на Чегете надо уметь.

В.В.Путин: Я понял это, только когда приехал. Там база была (наверное, она и сейчас есть) Министерства обороны. Вот там я и учился.

А.A.Верещагин: Всё понял. Это отважно.

Реплика: Можно, я немного добавлю про развитие туризма, я как раз придерживаюсь того, что у нас туризм на самом деле будет развиваться и у нас будет своя, кавказская, если не Швейцария, то Австрия точно с горнолыжными цирками и со всеми остальными вещами.

В.В.Путин: Вы думаете, что Австрия хуже чем Швейцария?

Ответ: Я думаю, что Кавказ всё равно будет лучше всех, это в любом случае.

В.В. Путин: Да, правильно.

Реплика: Но вопрос в другом. Я понимаю, что раз мы привлекаем инвесторов, то мы создаём для них определённые условия, то есть мы создаём для них, готовим инфраструктуру какую-то и так далее. И вот здесь как раз вопрос о кадрах: возможно же тогда создать инфраструктуру не только материальную, но ещё и человеческую, если мы заранее, до инвесторов, отправим, например, наших ребят с Северного Кавказа для того, чтобы они уже обучились сервису, туризму, гостиничному делу и всему остальному? То есть, может быть, это тоже является одним из моих предложений о том, что это тоже часть инфраструктуры под привлечение инвесторов, что у нас уже есть готовые кадры, которые готовы работать в туристической отрасли?

И второй тогда вопрос: не боитесь ли Вы того, что привлечение крупных инвестиций в регион…

В.В.Путин: Я же на Кавказе! На Кавказе никто ничего не боится.

Реплика: Это правильно. Не получится ли тогда такая ситуация, что при привлечении крупных инвестиций у нас и появятся крупные игроки, которые как раз этот наш малый бизнес, который сейчас очень сильно зависим от этого туризма, который у нас сейчас есть… что нашему малому бизнесу (кафе, прокат лыж, гиды-самоучки и все остальное) придется перестать работать и переходить в какие-то другие сферы?

В.В.Путин: Я понял. Значит, в первой части вашего вопроса по поводу того, чтобы заранее готовить. Как правило, подготовка всё-таки идёт под конкретный проект. Ну просто так готовить и неизвестно куда и чем занять, – это сложная штуковина. Но тем не менее такой какой-то общий уровень повышать нужно и заранее об этом можно подумать. Но вот смотрите: мы сейчас готовим Олимпиаду 2014 года, и в Сочи есть специальное учебное заведение, которое занимается подготовкой менеджеров, в том числе и в сфере туризма. Там будет задействовано большое количество волонтёров – это тоже определённое направление подготовки кадров. Конечно, когда будут приходить хорошие туристические компании, они, безусловно, будут заниматься подготовкой: без этого вообще невозможно развивать туризм. Невозможно! Люди просто не поедут. Вы знаете, вот почему существуют эти так называемые гостиничные цепи, цепочки, скажем Holiday Inn там или какие-то? Потому что люди, которые ездят по всему миру, знают, что они приезжают в гостиницу в Москве, в Нью-Йорке, в Пекине, в Париже, в одну и ту же гостиницу одной и той же цепи и везде одинаковый сервис. Просто это уровень сервиса этой гостиничной цепи. Вот так же в принципе должны организовываться работы и по другим туристическим направлениям, они так и организуются на самом деле.

По поводу малого бизнеса. На Кавказе малый бизнес развивается и развивается неплохо, и здесь и традиции есть определённые, и положительные традиции. Я не только не думаю, что он будет загибаться, извините за моветон, в связи с приходом крупных инвесторов и игроков в сфере туризма, наоборот. Но он должен будет качественно изменяться, повышать свой уровень, а вообще-то в том, что существуют малые формы предпринимательства, скажем, обслуживание населения, какие-то приготовления продуктов питания, деликатесов местной кухни, это же привлекательный элемент. И это вряд ли смогут сделать эти крупные игроки. Это как раз удел малого и среднего бизнеса, который вокруг крупного бизнеса должен будет как гроздьями расти. Уверен, что крупные инвесторы будут это только поддерживать, но, конечно, при условии повышения качества этих продуктов или услуг, продуктов разного свойства – от пищевых до …

Реплика: До горнолыжных шапок…

В.В.Путин: Горнолыжные шапки, сувениры, какая-то местная продукция, всё, что угодно. Это составляет элемент привлекательности для людей, которые будут приезжать в регион. Это только будет процветать, но это потребует и улучшения качества. Но разве это плохо? - это хорошо.

М.А.Магомедомаров: Владимир Владимирович, позволю себе небольшую реплику по поводу того, что рассказали мои коллеги со Ставропольского края. Меня зовут Магомед, Республика Дагестан. Как я понимаю ту тему, которую затронул с самого начала Алексей Верещагин? Это вопрос не о том, что, дескать, не надо здесь туризм развивать, здесь опасность и так далее. Я бы акцент по-другому расставил, то есть большие вложения планируются именно в сторону туриндустрии, в то время как уже существующие очаги какой-то локальной модернизации, как это принято сегодня говорить, уже есть в том же Ботлихском районе, это мясоизготовитель. Это реальные фермеры, которые в достаточно большом объёме поставляют мясо не только на местные рынки, но и в принципе за пределы, в другие регионы. Тот же…

В.В.Путин: В области животноводства мы с федерального уровня поддержим семь крупных проектов.

М.А.Магомедомаров: То же ковроткачество Каратинского района, где делают гобелены фактически на уровне художественного произведения. Я уже не говорю о пресловутой левашинской капусте, это всё традиционные бизнесы, которые, скорее, надо поддерживать, потому что когда деньги уходят в туризм, а их забывают, естественно, там появляются какие-то дыры, начинаются проблемы.

В.В.Путин: Согласен.

М.А.Магомедомаров: Я уже не говорю об обуви, так называемой лакской, потому что она уже давно не лакская, которая поставляется большими партиями в ту же Москву и распродаётся большими партиями под фальшивыми лейблами каких-то брендов, когда давно можно было при нормальной поддержке федерального центра сделать уже свой лейбл. Они же шьют, это семейная традиция.  Мало того - у них дети, как правило, уже при поступлении на стоматологический факультет умеют лечить зубы – до того умеют лечить зубы, что едут в северные регионы России и там нарасхват стоматологи. Многие, кто знают, приезжают в Дагестан лечить зубы, потому что там у нас это дешевле. Понимаете? Я просто говорю о том, что туризм – это отлично, зашибись, да, но у нас уже есть что-то, чем мы зарабатываем, лучше это поддержать, то есть – очаговая модернизация. Спасибо.

В.В.Путин: Я же про это и сказал. На сельское хозяйство 6,2 млрд выделяем на Северный Кавказ. Это приличные деньги, уверяю вас, если сравнить с другими регионами. На переработку 1,5 млрд только в этом году. Но есть ещё одно соображение, на которое я хотел бы обратить внимание в этой связи, – ведь это, всё-таки, локальные вещи, как вы и сказали. Мы направляем значительные ресурсы на бюджетную обеспеченность республик Северного Кавказа, и местное руководство, в значительной степени, должно определять, что является приоритетным, потому что из федерального бюджета, из Москвы, мы вот такие тонкие вещи часто не чувствуем, это можно понять только на уровне руководства республики.

М.А.Магомедомаров: Я же Вам рассказал. Вы теперь знаете.

В.В.Путин: Ладно. Если зубы заболят, к вам приеду. Сэкономлю, может.

О.Г.Тебехова: Меня зовут Оксана Тебехова из Ставропольского края. У меня вопрос об образовании. Как Вы считаете, как можно поднять престиж полученного у нас на Кавказе образования, ведь сейчас пока дипломы, аттестаты наших школ, вузов, не котируются ни у нас на Кавказе, ни в других городах России. И, соответственно, молодёжь уезжает за пределы Кавказа, чтобы получить образование и карьерную лестницу какую-то получить. Соответственно, вывод такой, что нужно, необходимо наверняка ликвидировать некоммерческие вузы, что ли?

В.В.Путин: Мы только что говорили об этом. Надо порядок наводить здесь, конечно. Здесь значительная доля ответственности лежит, конечно, на Министерстве образования и науки. Мы для этого и собрались сегодня здесь, чтобы поговорить, в том числе, и по этим вопросам. Предмет нашей сегодняшней встречи с коллегами здесь, это как раз молодёжная политика, всё, что с этим связано, и образование – номер один в этом ряду. Я уже говорил, и мне сегодня полпред рассказывал и губернатор, – 170 тыс. учится, в советское время училось 34 тыс., сейчас – 170. Ну ясно, что это профанация. 70 с лишним филиалов, которые нельзя назвать даже высшими учебными заведениями. Там нет ничего, кроме, как вот Саша рассказывал, стула, пишущей машинки и компьютера. Поэтому нужно навести порядок здесь. Это первое.

Второе – надо действительно укреплять существующую нормальную образовательную базу. Тоже уже упоминал об этом: мы создаём в Ставрополе на базе местного высшего учебного заведения федеральный университет, и в ближайшие два-три года на его поддержку будет направлено 5 млрд рублей. Эти средства пойдут на оборудование, внедрение новых образовательных программ и так далее. Нужно, конечно, заниматься школами, и вы наверняка слышали о программе, которая была мною предложена по развитию школьного образования. Мы направляем по 60 млрд каждый учебный год на ремонты, содержание школ, а региональные руководители, местные органы власти высвобождающиеся ресурсы направят на повышение денежных доходов учителей. Так, общими усилиями, думаю, эту проблему решим. Но она здесь, на Кавказе, является острой, согласен с этим. Нужно повышать престиж и качество образования в республиках Северного Кавказа. И главное – что это можно сделать. Вот сегодня об этом поговорим и примем соответствующее решение.

О.Г.Тебехова: Спасибо.

Вопрос: Тоже по образованию вопрос, Северная Осетия–Алания. Мы получаем высшее образование. Я совсем недавно забрала диплом, и передо мной сейчас очень большая проблема – куда пойти работать и чем заниматься, потому что, приходя устраиваться на какое-то место, руководители требуют какой-то опыт работы. Какой опыт работы я могу предоставить руководству, если я только закончила вуз, за моей спиной пять лет учёбы и в принципе времени на то, чтобы работать по данной специальности не было?

В.В.Путин: Вот это – проблема нашего сегодняшнего образования. Образование должно быть ориентировано на местный рынок труда – на местный, на региональный, на российский даже, может быть. Но прежде всего на местный, региональный рынок труда. И для того чтобы эта ориентация была действенной, нужно объединять усилия бизнеса, промышленности и учебных заведений. Нужно, чтобы наши ведущие фирмы и просто фирмы, которые эффективно функционируют (это могут быть и средние предприятия), были тесно связаны с образовательным процессом и с высшими учебными заведениями, и со средними учебными заведениями, чтобы постоянно организовывались практики, чтобы внедрялись системы материальной поддержки студентов. Тогда эти предприятия будут заинтересованы, чтобы именно эти студенты пришли туда. Мы сейчас очень активно занимаемся этой проблемой, и если в вашем вузе до сих пор, как и во многих других, к сожалению, это не сделано, то, конечно, это создаёт дополнительные проблемы, я понимаю.

Реплика: Какие-то шаги предпринимаются, но в массе это как капля в море получается. За пять лет учёбы у нас была только двухмесячная практика на 5-м курсе. Мы проходили её в школе: сначала по одному языку, потом по другому. Я считаю, это неэффективно.

В.В.Путин: Это мало.

Реплика: Это мало.

В.В.Путин: У вас какая специальность?

Ответ: Я педагог, лингвист, преподаватель двух иностранных языков.

В.В.Путин: Супер. Есть проблемы с трудоустройством по специальности?

Реплика: По специальности стоит другой вопрос: заработная плата. Я поработала в школе…

В.В.Путин: То есть устроиться по специальности несложно, вопрос – в уровне заработной платы?

Ответ: Да.

В.В.Путин: Я только что девушке отвечал, и вы знаете об этой нашей программе. Сейчас, кстати, спрошу у вашего республиканского руководителя, как он планирует к 1 сентября выйти. Первая задача, которую мы ставим в области повышения материального благосостояния преподавателей школ, – это вывести их уровень заработной платы  средней по экономике в регионе. В разных регионах это будет достигнуто в разные сроки, но это не должно быть растянуто на многие годы. Многие регионы делают это уже в этом году и потом будут постоянно повышать. Так что надеюсь, что…

Реплика: В Северной Осетии уже среднюю зарплату подняли.

В.В.Путин: Надеюсь, что и в Северной Осетии тоже будет это сделано.

Реплика: Там уже.

Т.Т.Сагеев: Добрый день, Владимир Владимирович! Меня зовут Тимур. Я являюсь координатором «Молодой гвардии “Единой России”» по Северо-Кавказскому федеральному округу. Мой вопрос носит несколько политический характер. Я не имею права его не задать, потому что за мной есть те люди, которые мне не простят, если я его не задам. «Молодая гвардия» первой из молодёжи вступила в организацию «Общероссийский народный фронт», и мой вопрос связан именно с этим.

Мы по всему округу начали собирать предложения в программу Общероссийского народного фронта, и за месяц работы порядка 300 тыс. предложений в целом было собрано по всему Северо-Кавказскому округу. Так или иначе каждое второе касалось молодёжи. Для нас как политической организации очень важно и примечательно то, что помимо вопросов образования, здравоохранения, досуга молодёжи, спорта очень много политических, государственно важных вопросов, очень много вопросов, связанных с возможностью молодых людей так или иначе использовать своё государственное, конституционное право, в том числе возможность избираться и быть избранными. «Молодая гвардия» является организацией, выдвинувшей своих кандидатов на праймериз во всех субъектах Северо-Кавказского федерального округа. В ряде субъектов недавно прошли региональные выборы, сейчас предстоят федеральные выборы. Ребята (мы так или иначе отслеживаем ситуацию) достаточно активно себя проявляют, и есть те, которые входят в число лидеров, но мы понимаем, что возможность стать депутатом, представителем кавказской молодёжи в высшем федеральном органе государственной власти – она в принципе равна нулю. В целом по Северному Кавказу представителя кавказской молодёжи на федеральном уровне, увы, мы вряд ли увидим.

Я здесь поддерживаю ту теорию, про которую часто на совещаниях Александр Геннадиевич (А.Г.Хлопонин) говорит: что стремление молодых людей попасть в органы госвласти в принципе не совсем обоснованно, потому что там невысокие заработные платы, там крайне высок уровень ответственности и так далее, и почему молодые люди к этому стремятся – не совсем понятно. Но для нас важен совсем другой фактор. Именно на Кавказе важно понимание незамкнутости государственной власти. Для нас это крайне важно на федеральном и региональном уровне. Это крайне важная позиция, которую мы хотели бы как минимум – имея сейчас эту возможность –донести. Это, наверное, в качестве информации, а так я искренне хотел бы выразить Вам благодарность за данную встречу, потому что для нас крайне важно понимать и чувствовать то, что Вы нас слышите, и то, что Вы хотите быть рядом с нами. Мы это чувствуем. Александр Геннадиевич прилагает максимум усилий, мы в кавказских республиках постоянно знаем, что сегодня он там, он здесь. Мы чувствуем это внимание, нам это необходимо. Сегодня мы чувствуем Ваше внимание. Для нас это важно, и от нас Вам наша искренняя благодарность Вам за это. Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо. Тимур, да?

Т.Т.Сагеев: Да.

В.В.Путин: Тимур, во-первых, о молодых людях в административных структурах во власти. Вы, может быть, удивитесь, но у нас почти 30%, если быть точным – 29%, в административных органах и органах власти всех уровней Российской Федерации – люди до 30 лет. А до 35 – эта цифра ещё больше, где-то 39%. Понимаете?

Т.Т.Сагеев: А на Кавказе?

В.В.Путин: Не знаю, я привожу цифры по стране в целом, в среднем по стране. На Кавказе я что-то не помню. Я не знаю, есть ли такие данные, надо будет посмотреть. Если нет, надо будет это сделать. Первое. Так?

Я думаю, что молодые люди идут, конечно, не за высокими зарплатами, а с целью реализовать себя. И наверняка у вас, когда вы проводили «Машук» много было разговоров не по бизнесу, не по деньгам, а, условно скажем, по политическим вопросам, по идеологическим – о том, как нам жить, как строить общий дом и так далее. Это то, что молодых людей волнует, потому что у них жизнь впереди – им семьи надо строить, детей рожать и воспитывать. Это называется горизонт планирования у специалистов в области демографии. Люди думают! И этот горизонт планирования зависит от того, насколько устроен наш общий дом. Поэтому не случайно молодые люди и во власть идут, и хотят изменить ситуацию к лучшему. Я, во-первых, хочу сказать, что мы будем всячески способствовать этому процессу, потому что когда во власть приходят люди молодые, они приходят с перспективами и с хорошими идеями.

Вы сказали, что мы вряд ли увидим в федеральных органах власти, скажем в Госдуме, представителей кавказской молодёжи. Почему? Я, например, когда предлагал Общероссийский народный фронт, исходил из того, что люди разных социальных групп, профессиональных, в том числе молодёжных организаций, общественных, по каналам «Единой России», используя площадку Общероссийского народного фронта, и выдвинут своих интересных представителей с перспективными идеями в разные уровни власти, в том числе и в федеральные. В данном случае, конечно, прежде всего выборы в Государственную Думу. Я надеюсь, что эта структура будет дальше работать. Но эту задачу она тоже должна выполнить. Хорошо, что Вы мне об этом сказали. Сейчас у нас будет встреча с руководителями всех северокавказских республик, я обязательно с ними этот вопрос пообсуждаю и буду просить их о том, чтобы они сами посмотрели повнимательнее, кто приходит через площадку Общероссийского народного фронта в списки кандидатов в Государственную Думу.

Т.Т.Сагеев: Очень интересная площадка. Механизм на самом деле уникальный. Возможность заработать действительно заслуженный авторитет, если он есть.

В.В.Путин: Здесь в Ставрополе из всего списка – 30% через Общероссийский народный фронт. Я думаю, что и в других республиках, в других субъектах Российской Федерации и на Северном Кавказе примерно то же самое должно быть. И место молодёжи должно быть там гарантированно. Обязательно поговорю сейчас с коллегами.

Реплика: Владимир Владимирович… Как раз продолжая эту тему, я тот самый боец «Народного фронта», тех 30%, и уже прошёл праймериз на Госдуму России. И сейчас у нас 11 августа начинаются праймериз в региональную думу. И на самом деле бывает…

В.В.Путин: Вот, кстати, извините, что перебиваю, речь идёт, конечно, не только о Госдуме – и о региональных, и о муниципальных органах власти.

Реплика: И на самом деле у нас есть уже такая команда перемен в Ставропольском крае – молодых ребят, которые идут действительно работать. И нам, может быть, не так интересна Госдума России, как региональная дума, потому что там, в регионе, на наш взгляд, мы можем сделать гораздо больше полезного.

В.В.Путин: Зная местные проблемы, конечно.

Вопрос: Беда в том, что иной раз нам весьма сложно бороться даже на площадке «Народного фронта» с политическими долгожителями и тяжеловесами, поэтому тут, конечно, бывает весьма непросто. А как Вы считаете, должно ли быть представительство молодёжи в федеральной Думе и каким оно должно быть? И в региональных…. То есть отдали бы Вы вот эти бразды правления или хотя бы толику, часть в регионы, чтобы молодёжь тоже участвовала, потому что действительно у нас очень много инициатив, но они иногда не получают реализации только потому, что мы не имеем представительства.

В.В.Путин: По поводу того «отдали бы вы какую-то толику вот этих мест, должностей» я уже сказал. Почти 30% меньше 30 лет у нас в органах власти в стране – это серьёзная толика, а людям, которым 35 лет, вообще 39%, под 40%. Это много, во всяком случае немало. Что касается того, чтобы дополнительно молодые люди появлялись в органах власти и управления, то я повторяю: для этого, собственно, Общероссийский фронт и предложен. И мы договаривались с руководителями в регионах по линии «Единой России», что они минимум 30% в этих списках отдадут представителям Общероссийского народного фронта, включая и представителей молодёжных организаций. Поэтому ещё раз хочу сказать: буду не только поддерживать, настаивать буду на этом в работе с коллегами.

Но Вы правы: есть люди, которые достаточно долго работают в представительных органах власти. Конечно, они опытные и их тоже не нужно терять, но нужно просто посмотреть, где и как применить их знания и их опыт в работе. Повторю, это совсем не значит, что нужно кого-то из списков вышибать и просто на улицу отправлять. Если человек зарекомендовал себя хорошо, если он хорошо отработал… Во-первых, кто-то должен остаться обязательно, чтобы преемственность обеспечить, потому что всё-таки в законодательных органах должны работать люди, понимающие проблемы и предлагающие такие решения, которые являются технологично реализуемыми. Можно ведь завтра предложить, чтобы здесь вот, на Северном Кавказе, все только хлеб выращивали? Для этого, мол, нужно убрать все горы, подпилить и перенести в другое место. Это маловероятно, да? И поля сделать, и пшеницу посадить. Ну маловероятно! Поэтому нужны люди, которые предлагают такие идеи, которые технологически возможны к осуществлению. Конечно, это должны быть те, кто знает местную специфику. Ну и будем им помогать появляться в органах власти и дальше будем над этим работать. Безусловно, даже не сомневайтесь.

Реплика: Спасибо.

И.М.Бельтиев: Ислам, Чеченская Республика. В первую очередь хотел бы выразить слова благодарности Вам за ту поддержку, которую Вы оказываете главе нашей республики Рамзану Ахматовичу Кадырову и республике в целом.

В.В.Путин: Я передам ему, что ты его нахваливаешь.

И.М.Бельтиев: Уверяю Вас, что Ваша поддержка чувствуется в каждой семье, в каждом доме, в каждом селе, городе. Благодаря Вашим начинаниям в 1999 году вместе с первым президентом Ахматом Кадыровым у нас в республике настал мир, процветание, порядок. Спасибо Вам огромное за всё это. И у меня такого рода вопрос…

В.В.Путин: Грозный восстановили вы, конечно, классно. Никто не ожидал. И у нас в стране, по-моему, мало кто верил и за рубежом ещё больше сомневались, говорили, что это будет вечно так продолжаться, а вы сделали. Молодцы!

И.М.Бельтиев: Спасибо Вам. У меня такого рода вопрос: как же, наконец, победить коррупцию в России?

В.В.Путин: Другого вопроса нет?

И.М.Бельтиев: Ярким примером является глава нашей республики. Он делает всё возможное, чтобы искоренить это зло в нашей республике. Спасибо.

В.В.Путин: Знаете, это вопрос - один из ключевых, безусловно. Это не для Северного Кавказа – вообще для всей страны один из ключевых вопросов сегодня и явный вызов для нас для всех. Должен сказать, что это не что-то такое уникальное, исключительное негативное явление, которое процветает исключительно в России. Конечно, нет. Во всех странах с так называемой переходной экономикой, экономикой, где много неурегулированностей в законодательной, нормативной базе, в экономике много ниш всяких различных, там процветает коррупция. И повторю, это беда практически всех стран с переходной экономикой, и Россия, к сожалению, не исключение. Работать нужно по очень многим направлениям. Первое и самое главное – создавать в обществе обстановку нетерпимости к проявлениям подобного рода. Повышать уровень образования и культуры – второе. Повышать благосостояние граждан – это третье. Зарплату достойную должны получать и в органах правопорядка, и в образовании, и в здравоохранении, чтобы мзду там не снимали с граждан и так далее, и так далее, и так далее. Нужно работать по линии правоохранительных органов. Нужно ужесточать ответственность за коррупционные проявления. Но самое главное – это так же, как в борьбе с криминалом в целом, нужно добиться того, чтобы любое проявление подобного рода не осталось безнаказанным. Если мы все вместе по всем этим векторам будем настойчиво работать, то, безусловно, результат будет. Я даже не сомневаюсь. Вы знаете, что и Дмитрий Анатольевич уделяет этому очень много внимания, и нас по делу критикует за это постоянно, что не снижается так, как бы нам хотелось, уровень коррупции. Можно было бы об этом не говорить, стыдливо умалчивать, мы не делаем этого. Мы говорим об этом, мы предпринимаем необходимые усилия. Дорогу осилит идущий. Будем, повторяю, продолжать по всем азимутам эту непростую работу, и, уверен, мы добьёмся результата. Конечно, всё это связано и с уровнем общей культуры, с моралью общества. Много проблем, но они решаемые. И самое главное, чтобы у нас у всех было понимание того, что это – позорное явление и очень опасное для нашего общества. Вот когда мы это осознаем как следует, это будет главным условием для преодоления этой беды, а сегодня это, к сожалению, ещё беда. Будем работать.

А.Н.Ахмедова: В продолжение темы хотелось бы вставить реплику. Айшат Ахмедова, Республика Дагестан. Вот заговорили о коррупции, я сразу вспомнила один видеоролик, который я смотрела давно, с выступлением одного украинского чиновника, он говорил следующее: мы за 5 лет не посадили на Украине ни одного чиновника – почему? – потому что на Украине нет коррупции. Вы говорите о том, что мы боремся с коррупцией, а почему в таком случае не слышно ни о каких судебных разбирательствах?

В.В.Путин: Слышно, слышно.

А.Н.Ахмедова: Я не буду говорить уже по субъектам…

В.В.Путин: Слышно, слышно. Я боюсь просто привести статистику, боюсь ошибиться, но коррупционных проявлений, которые преследуются в законном порядке, и дел, которые доведены до суда с обвинительным приговором суда, их достаточно. Просто боюсь сейчас назвать цифру, ошибиться, но они измеряются десятками. Их много.

А.Н.Ахмедова: Десятками?

В.В.Путин: Десятками и сотнями, по стране если смотреть.

Реплика: Владимир Владимирович, в продолжение темы: может быть, раз такая работа у нас действительно ведётся, есть какие-то уголовные дела, может быть, надо давать более широкий резонанс? Нет ли смысла действительно какую-то кампанию начать яркую…

В.В.Путин: Лучше без кампании, без кампанейщины, но настойчиво и последовательно, вот так и будем делать.

Реплика: Владимир Владимирович, я считаю, что одним из инструментов борьбы должны всё-таки стать средства массовой информации. Вот у нас маленький город, я живу в городе Благодарный, это город в 20 тыс. человек.

В.В.Путин: И вам грант дадим.

Реплика: Я хочу сказать, что за 10 лет у нас в газете, в одной-единственной газете местной, нет ни одного критического замечания ни по поводу власти… Это как большая поздравительная открытка.

В.В.Путин: Да ладно?

Реплика: Мы поздравляем, у нас всё отлично…

В.В.Путин: Я очень редко читаю, но когда открываю, смотрю свою фамилию, нахожу, обязательно там кто-то нападает.

Реплика: Вот видите, а нам очень трудно с этим бороться, то есть средства массовой информации не соответствуют действительности и надо полностью менять структуру…

В.В.Путин: Где это?

Ответ: Это Благодарный. Это во многих городах маленьких так происходит. Я думаю, может быть, отправлять хотя бы в электронном виде экземпляр, чтобы люди знали, что экземпляр попадёт хотя бы в региональную власть, на более какие-то высокие уровни, будет отслеживаться…

В.В.Путин: А это районная газета какая-то?

Ответ: Да, районная газета, то есть это как поздравительная открытка, большая открытка. У нас так здорово всё: медали, медалисты и всё прочее.

В.В.Путин: Сделайте свою.

Ответ: Мы хотим сделать свою, просто дело в том, что с официальным средством массовой информации у нас сложности большие.

В.В.Путин: Нет, а почему официальным? Сделайте неофициальную.

Ответ: Нас регистрировать как средство массовой информации в городе не разрешают – можно сделать как брошюрку, и пожалуйста.

Реплика: Вступайте в «Народный фронт».

В.В.Путин: Ну ладно, как это могут не разрешить?

Ответ: Вот так. Получается, что нужно отправлять экземпляр в Ставропольский край, каждый раз в краевом ведомстве что-то там подписывать. В общем, сложности жуткие, а написать, прийти… Я говорю: «Можно я принесу критическую статью какую-то?» – «Что вы, нет, конечно, никогда!»

В.В.Путин: Давайте я сейчас с губернатором поговорю, он вам поможет. Поможет, серьёзно.

Ответ: То есть дать больше возможностей нам высказываться. Конечно, в интернете мы высказываемся, но это видим только мы, молодые люди, опять же между собой, в группах и так далее. А то, что этого не видит старшее поколение, а уж тем более жители города, это точно.

В.В.Путин: Вы знаете, вот я считал, что у нас несложно зарегистрировать средство массовой информации.

Ответ: В интернете несложно.

Реплика: Абсолютно несложно, я проходила эту процедуру, и никаких проблем не возникало лично у меня.

В.В.Путин: Ну да. Вот поэтому я бы хотел продолжить дальше, - что если есть, вы видите, какие-то непреодолимые препятствия в нормативной базе, давайте их поменяем. А если просто дело в том, что нужно побольше напора, значит, тогда вы его продемонстрируйте и зарегистрируйте это средство массовой информации.

Ответ: С напором проблем нет.

В.В.Путин: Ну, зарегистрируйте его тогда.

Ответ: Мы пытались его зарегистрировать.

В.В.Путин: А мы вам поможем. Там возникает другой вопрос: как её содержать, эту газету или какое-то там средство массовой информации. Я без всяких шуток говорю: давайте просто поддержим, поможем, тот же самый грант дадим на первое время, на время раскрутки. Давайте сделаем.

Ответ: Да, хочется хотя бы критики городских властей и так далее.

В.В. Путин: Ну, знаете, не нужно заниматься критикой ради критики.

Ответ: Нет, не ради критики, ради правды.

В.В.Путин: Да, информация должна быть объективной и беспристрастной, чтобы читатель, зритель, слушатель получал объективную информацию и своевременную. Я считаю, что в этом смысл деятельности средств массовой информации, ну, один из смыслов, один из важнейших. И если у вас там это поздравительная открытка, выпустите свою, я вас уверяю, она нарасхват пойдёт тогда. Она будет вполне конкурентоспособной даже в экономическом смысле слова. А на первом этапе мы давайте вас поддержим. Договорились? 

Ответ: Договорились.

В.В.Путин: Ну вот Александру Геннадьевичу скажите, мы это сделаем.

Р.А.Мусаев: Ражап Мусаев, город Грозный. В продолжение как раз вот этой темы, но вначале хотелось бы поблагодарить Вас за то, что на своём недавнем собрании с главами российских конфессий, где также присутствовали и руководители культурно-национальных автономий, Вы поддержали такую инициативу, как создание в структуре аппарата Правительства Российской Федерации новой структуры, которая будет заниматься межнациональными вопросами. От лица всей кавказской молодёжи, от лица всех участников «Машука» хотел бы Вас за это поблагодарить, потому что этот вопрос давно назрел, проблема существует. И переходя к вопросу, хочу отметить, что большая часть работы этой структуры должна будет вестись именно в новых медиа: в социальных сетях, блогах и интернет-среде, потому что сейчас этот корабль раскачивается именно в этом направлении. Если раньше, в 90-х и начале 2000-х, мы наблюдали за тем, как экстремисты с юга России пытались отделить Кавказ от России, были различные радикальные течения (с Вашей непосредственной помощью мы эту проблему решили), то сегодня пытаются в умы русской молодёжи вложить именно эти идеи: что Кавказ для России лишний, что давайте отделим и счастливо заживём…

Я к чему веду. Мы ежедневно – я сам тоже блогер – ежедневно, можно сказать, воюем в интернете, пытаемся помирить все враждующие стороны, чтобы меньше акцентировали внимание на этой проблеме. Если вдруг в создаваемой новой структуре будет какой-то общественный совет, хотел бы нашу непосредственную помощь тоже предложить. Мы готовы ежедневно, каждый день, каждую ночь, чтобы не было вот этого экстремизма в молодёжной среде, вносить свою лепту и решать проблему межнационального согласия.

В.В.Путин: Хорошо. Спасибо. Ночью тоже решайте другие задачи, в том числе демографического характера.

А.Н.Эркенов: Эркенов Анзор, Карачаево-Черкесия. Я бы хотел сказать о более насущной проблеме молодёжи на Кавказе, нежели коррупция в органах исполнительной власти: это отсутствие инфраструктуры. Молодёжи на Кавказе негде проводить свободное время. Есть, конечно, традиционные виды спорта, борьба там. И положительный опыт партии «Единая Россия» по строительству ФОКов.

В.В.Путин: Ну мало, мало.

А.Н.Эркенов: Да. Ну достаточно.

В.В.Путин: Нет, мало, мало, действительно. В крупных населённых пунктах ещё видим это, а чуть поменьше посёлок, город – уже часто даже некуда пойти. Кстати сказать, вы знаете, дело даже не в… это проблема не только Северного Кавказа. И в Центральной России то же самое, и в Сибири, и на Дальнем Востоке, по всей стране.

А.Н.Эркенов: Одним спортом, конечно, жизнь не ограничивается, и хотелось бы… Как Вы относитесь к проекту… Ну вот, в прошедшие выборы партия «Единая Россия» строила ФОКи, а на нынешние выборы, чтобы строили дома молодёжи – там, где молодёжь могла бы собираться.

В.В.Путин: Хорошая идея. В некоторых регионах это делается. Это и культурный центр, образовательный центр, может быть, даже отчасти религиозный центр какой-то и спортивный. Это хорошая идея. Фёдор Бондарчук сейчас организует сеть кинотеатров по всей стране. Тоже очень хороший проект, мы приняли решение его поддержать и соответствующие ресурсы даже ему на первом этапе там стараемся обеспечить. Кстати, такие мультимедийные центры тоже вполне будут востребованы, где, допустим, в 3D можно будет и фильмы смотреть российского производства прежде всего. Такие идеи есть и мы, безусловно, будем их поддерживать. Если вы бы ещё смогли на региональном уровне так развернуть региональные власти в этом направлении, я со своей стороны буду это делать, и делаю постоянно. Понимаете, это тоже один из приоритетов. Мы деньги выделяем регионам, а дотационность республик Северного Кавказа пока очень большая, и мы это хорошо знаем. Нужно определить приоритеты – куда? Конечно, проблем много – и жилищные вопросы, и дорожное строительство, и то, и сё и пятое-раздесятое, но это – одно из важнейших направлений. Будем об этом говорить и, конечно, будем делать.

А.Н.Эркенов: Спасибо, надеемся на Вашу поддержку.

Р.Р.Угурчиев: Меня зовут Рамзан, Республика Ингушетия. Дело в том, что проблема обеспечения инфраструктуры более глубока, чем казалось бы на первый взгляд. Учитывая то, что на Северном Кавказе количество молодёжи гораздо больше, чем в других федеральных округах Российской Федерации (например, в Ингушетии молодёжь от 14 до 35 лет – это около 48%, в Дагестане – больше половины, в Чеченской Республике – около половины), пришло время, когда молодые люди уже составляют не меньшинство – либо половину, либо очень значительную часть населения. Соответственно, проблемы молодёжи и интересы – это проблемы и интересы уже большой части населения. Плюс к тому молодые люди уже не готовы и не хотят отмалчиваться, они более компетентны, более конкурентоспособны, чем в былые времена. Вы сказали уже о том, что после развала Советского Союза такой период был, когда тяжело пришлось. Идеологически мы очень потеряли в это десятилетие. Что ни говори, в Советском Союзе эта идеология была сильна, а 10 лет мы потеряли в этом плане. Соответственно, решение проблемы инфраструктуры могло бы решить отчасти проблему идеологии, если бы мы могли создать сеть республиканских, гражданских, политических центров, клубов, сеть обеспечения молодёжных центров, о которых говорили. Соответственно, всё это могло быть, если бы у нас было основание, то есть создание, в качестве предложения, федерально-целевых программ для молодёжи Северного Кавказа. Для чего это нужно? Для того чтобы высокодотационные субъекты Северо-Кавказского федерального округа, в частности Ингушетия, имели право, могли разработать свои республиканские целевые программы для молодёжи Ингушетии, Чечни и т.д. с гораздо большими основаниями, если есть федерально-целевая программа. Потому что нам постоянно Минфин твердит: на федеральном уровне этого нет. Соответственно, мой вопрос: как Вы считаете, может, стоит федерально-целевую программу для молодёжи СКФО разработать? Я понимаю…

В.В.Путин: Саша (обращаясь к А.Г.Хлопонину), у нас федерально-целевая программа по развитию Северного Кавказа?

А.Г.Хлопонин: У нас государственная программа, которая утверждена Правительством, Вами лично, и там есть отдельный раздел по молодёжной политике.

В.В.Путин: Да. Может, этот отдельный раздел как-то преобразовать в такое направление, которое будет просто финансироваться соответствующим образом?

Р.Р.Угурчиев: Возможно, но дело в том, что я специально изучал госпрограмму, она называется «Развитие СКФО до 2025 года». Всё верно, всё замечательно, но она не основание для того, чтобы республиканские целевые программы, которые решают проблему создания инфраструктуры… Мы не можем республиканскую госпрограмму разрабатывать на основе госпрограммы до 2025 года. Нам нужна именно федерально-целевая программа.

В.В.Путин: Ну давай подумаем.

Р.Р.Угурчиев: Вопрос сложный, я понимаю. Вопрос глубокий, но проблема обеспечения досуга молодёжи, занятости молодёжи.

В.В.Путин: Я согласен. Она становится наиболее острой на Северном Кавказе. Вы абсолютно точно своё внимание сконцентрировали на этом вопросе, потому что он один из приоритетных, безусловно. И имея в виду его важность, нужно создать соответствующие инструменты, которые бы отвечали на этот вызов, как сейчас модно говорить. Давайте подумаем. Или отдельная целевая программа, либо в рамках госпрограммы выделить её таким образом, чтобы она зазвучала. Я согласен. Эта проблема действительно достойна того, чтобы её выделить – надо подумать, как, – и соответствующим образом обеспечить реализацию тех задач, которые там будут прописаны.

Р.Р.Угурчиев: Спасибо большое. И хотелось бы просто добавить, что молодые люди на Северном Кавказе, как правило, всячески поддерживают инициативы и те начинания, которые заложены федеральным центром, в частности, Вами. Почему? Потому что молодые люди…

В.В.Путин: Они все борьбой занимаются. Я тоже.

Р.Р.Угурчиев: Они борются, но они борются вместе с тем с таким явлением… Более старшее поколение мыслит еще стереотипами Советского Союза: вот поиграйте в песочнице, а нам, взрослым, не мешайте.

В.В.Путин: Ну это, знаете, вечная проблема отцов и детей.

Р.Р.Угурчиев: Спасибо.

А.С.Копытко: Алексей Копытко из Ставропольского края. Владимир Владимирович, вот по поводу молодёжи получается такая вещь, что восточные районы Ставропольского края… Просто я сам из Ставропольского края и занимаюсь этой темой. Мы приходим туда к молодёжи, чтобы найти этнических лидеров, которые смогут вести за собой людей. И наша цель, чтобы апробировать потом это всё на Северном Кавказе, – переключить их энергию, которая иногда сталкивает между собой в конфронтацию, в энергию созидательную, обучить этих лидеров вести за собой людей, чтобы они созидали что-то новое, потому что есть много работы, мы можем многое сделать. Если молодёжь заинтересуется, она сможет в этом плане работать. Здесь мы и с преподавателями проводили различную работу в этой области, выделяли какие-то моменты. Ну и главная сложность получается в том, что мы приходим, пытаемся изучать весь этот вопрос, а пока нас воспримут, пока нас поймут – кто мы, что… Требуется поддержка некая от властей, чтобы нас представляли людям, чтобы о нас знали, нас понимали. Вот такой момент.

В.В.Путин: Вот Тимур говорил, что он представляет «Молодую Гвардию». Есть и другие молодёжные организации. Действовать нужно через них прежде всего, потому что, когда молодой человек приходит в индивидуальном качестве, – это одно, а когда он представляет какую-то организацию, – это совсем другое, вес совершенно другой. И вот на этих площадках и надо трудиться, мне кажется. Я хочу только сказать, что я а) с вами согласен и б) там, где буду иметь возможность, всегда это буду поддерживать.

Н.А.Мокроусов: Мокроусов Николай, Терское казачье войско. Как мы знаем из истории, казаки всегда стояли на страже Российского государства и были надежной опорой на Кавказе. Сегодняшняя идея казачества приобретает очень большой аспект и заинтересованность казачьей молодёжи. В ряды общественных молодёжных казачьих организаций вступают с большим энтузиазмом казаки, ребята. Как Вы видите идею развития казачества именно у нас в округе?

В.В.Путин: Вы сами сказали об истории казачества, всё-таки это особая каста людей, прямо скажем. Некоторые в ходе переписи населения в графе «национальность» вместо «русский» писали «казак», что меня очень удивило. Это факт. Немногие, конечно, но тем не менее. И в истории нашего государства казачество, конечно, играло очень важную роль, прежде всего как пограничная стража, как люди, которые с молоком матери, без всякого преувеличения, впитывали любовь к родине. Но должен вам сказать, что у нас есть целые республики, целые большие этносы, которые выполняли примерно такую же функцию. Любопытно. Ну это так, лирическое отступление. Вот когда Башкирия присоединялась к России (а Башкирия действительно добровольно присоединялась к России, без всякий исключений, так и произошло), одно из условий присоединения к России (Россия выдвинула, а башкиры с этим согласились) – башкиры взяли на себя функцию охраны внешних границ, и делали это исключительно добросовестно. Более того, в Отечественную войну 1812 года Башкирия поставила под ружьё, или на коня посадила, практически всё мужское население, включая пацанов от 18 лет. Ну это так, повторяю, это лирическое отступление, лишний раз показывающее, что многонациональная основа России очень многое значит для нашей страны.

Что касается казачества, то повторяю ещё раз: вот эта культура казаков – культура любви казаков к Родине, – она, конечно, дорогого стоит. И мы всячески поддерживали и будем поддерживать развитие самобытности казаков, будем всячески поддерживать организации, которые создаются казаками. Вы знаете, что при Президенте действует соответствующий Совет, приняты соответствующие законы. И мне кажется, что сегодня самая главная функция всё-таки у казаков – это не защита внешних границ (для этого должны эффективно функционировать специальные воинские подразделения), а это функция воспитательная, это функция поддержания своего культурно-исторического наследия и тиражирования, я не побоюсь даже повторить это слово – такого отношения к Отечеству в другие слои населения,  в другие регионы. Это очень интересная, самобытная культура. Повторяю – у нас создана необходимая нормативно-правовая база для поддержки казачества, казаки многое сделали, но и пострадали серьёзно, особенно на первом этапе становления Советской власти, когда их практически приравняли к тем, кто считался врагами Советской власти, и с соответствующим отношением потом. Мы знаем, как это всё было, я сейчас не хочу даже об этом говорить – на Кавказе у нас много народов, которые так или иначе пострадали в советское время, потом прошли период реабилитации. То же самое, по сути, происходит и с казачеством. И здесь, вот в этом смысле, казаки мало чем отличаются от тех, кто на Кавказе живёт. Они тоже очень сильно пострадали. Но это очень важная часть нашей культуры, нашей российской культуры, которая, безусловно, заслуживает поддержки со стороны государства.

П.Н.Спирин: Спирин, председатель молодёжной казачьей организации «Терцы». Хотелось бы несколько слов сказать о специфике государственной политики в отношении казачества, терского казачества, здесь, на Северном Кавказе. Но перед этим хотелось бы выразить благодарность Александру Геннадиевичу Хлопонину, пользуясь случаем, за то, что..

В.В.Путин: За наше счастливое детство.

П.Н.Спирин: Не совсем так – за то, что несмотря на серьёзную нагрузку, связанную с тем, что приходится решать массу вопросов социально-экономического развития Северного Кавказа, он находит время, чтобы заниматься в том числе и вопросами казачества. Так вот, говоря о специфике, хотелось бы отметить, что в некоторых политических кругах национальных субъектов Северо-Кавказского федерального округа бытует мнение, что государственная политика в отношении российского казачества, курс государственной политики – временный и непоследовательный, то есть в принципе можно пренебрегать отчасти той нормативно-правовой базой, которая создаётся на федеральном уровне, и концепцией государственной политики в Российской Федерации в отношении российского казачества, которая принята в 2008 году. На этом основании в республиках – в большинстве республик – не создана нормативно-правовая база и официально не зафиксирован статус казачества как организации.

Существуют, конечно, рабочие группы в составе Совета при Президенте по делам казачества. Эти рабочие группы «интересно» работают в том плане, что некоторые из них не собираются вообще, а те, которые собираются, принимают какие-то декларативные решения, то есть фактически никакого влияния на ситуацию не имеющие.

В.В.Путин: Мы, конечно, должны укреплять нормативную базу и сейчас работаем над стратегией развития казачества до 2025 года – в этой стратегии всё будет отражено. Это будет дополнительным шагом к укреплению нормативно-правовой базы.

Когда я говорил о самобытной культуре казаков и о том, что нужно её поддерживать и развивать… Многое казаками сегодня делается. Не только с точки зрения, скажем, поддержания порядка, правопорядка вместе с органами власти управления, с органами МВД, – очень многое делается по воспитанию молодого поколения. Вот кадетские школы – во многих я был, видел, как это делается – это, конечно, пример того, что можно было бы делать по линии казачества в образовательной сфере. Безусловно, это будет пользоваться поддержкой: мы оказываем и финансовую помощь, и организационную, и административную – и дальше будем это делать. Вы считаете, что нужно что-то добавить? Скажите тогда – что.

П.Н.Спирин: Продолжая эту тему, хотелось бы заметить, что сегодня Терское войско является единственным войском, которое не имеет собственного кадетского казачьего корпуса. В то время как на Кубани, на Дону – у наших соседей счёт этим кадетским корпусам скоро уже пойдёт на десятки. Это было бы серьёзное подспорье в деле воспитания нашей молодёжи.

В.В.Путин: Хорошо. Я согласен. Давайте-давайте, посмотрим. (Обращаясь к А.Г.Хлопонину) Саша, посмотри. Это хорошая идея, хорошее предложение, и главное, что казаки делают это добросовестно, очень качественно делают.

С.З.Месербиев: Владимир Владимирович, меня зовут Садо, патриотический клуб «Рамзан», Чеченская Республика. Я хотел бы поднять такой острый вопрос – вопрос проявления экстремизма в молодёжной среде, а именно касающийся бандформирований, которые пытаются сбить нашу молодёжь с верного пути, соблазняют её. Эскерхан  из патриотического клуба «Путин», мы вместе с ним работаем в различных районах Чеченской Республики и объясняем, приводим богословов, которые разъясняют с точки зрения религии неправоту тех людей – бандитов, преступников, которые искажают истинный ислам. Проводим эту работу, у нас есть поддержка – глава республики активно призывает общественность, молодёжь работать в этом направлении. Будет ли какая-нибудь мотивировка для других регионов или помощь? Региональное руководство будет ли поддерживать здоровые силы общества, развивать их, чтобы бороться с этим злом?

В.В.Путин: Я думаю, что это одна из главных задач у руководителей регионов Северного Кавказа. У кого-то это получается лучше, у кого-то хуже, но, безусловно, это приоритетная проблема, которой все должны заниматься. Что касается тех людей, которые называют себя непримиримыми борцами неизвестно за что, то здесь очень много составляющих, к сожалению. Нужно признать: кроме того, что там обработка идёт и так далее, есть всё-таки питательная база у нас самих – вот та же коррупция, о которой мы говорили, та же неустроенность, та же безработица. Вы понимаете, конечно, люди, которые обрабатывают молодых людей, они злоупотребляют, но когда они говорят: смотрите, там то-то у них, там то-то, а мы сделаем лучше... Они ничего не сделают лучше, они сделают только хуже, они мозги компостируют и, как говорят, лапшу вешают на уши. Как правило, эти лидеры просто зарабатывают, для них это бизнес. Но для того чтобы выбить у них почву из-под ног, нам нужно искоренять то зло, о котором мы здесь говорили, – это во-первых. Во-вторых, нужно решать проблемы, которые здесь тоже были сформулированы: и спорт надо развивать, и идеологическую работу нужно усиливать, нужно заниматься досугом молодёжи. Это, знаете, такая кропотливая многовекторная работа. Ну и, самое главное, нужно заниматься развитием экономики, созданием рабочих мест, чтобы люди могли получить хорошее качественное образование.

Но те, кто не хочет идти по этому пути, не хочет вместе решать эти проблемы, а хочет получить лёгкие деньги и не хочет ни о чём думать… Ну что же делать, тогда государство должно на это реагировать, и реагировать жёстко. Тем более в отношении людей, на руках у которых появляется кровь. По-другому невозможно, тем более на Кавказе.

Э.Р.Гуриева: Владимир Владимирович!

В.В.Путин: Ребята, мне надо заканчивать, надо уже идти. Давайте девушке... Вот чувствуется, как ребята с Кавказа уважают женщин.

Э.Р.Гуриева: Меня зовут Эльвира, я из Республики Северная Осетия –Алания. Разговор о молодёжной политике находится в разгаре, разрабатываются стратегии молодёжной политики, ищутся пути духовно-нравственного возрождения молодёжи. Но мне кажется, что наряду с развитием социальной активности не хватает молодёжи культурного самовыражения. Может, нам стоит провести фестиваль интернациональных искусств, где каждый регион представит свои традиции, обычаи, а мы познакомимся друг с другом? Как Вы на это смотрите? И второй вопрос у меня такой: мы здесь говорили о серьёзных проблемах, о коррупции, о туризме, а у меня вопрос личного характера. Вот Вы частенько бываете на Кавказе. Что Вы чувствуете, когда Вы здесь находитесь? Когда Вы стоите на вершине горы, какие переживания у Вас бывают? Спасибо.

В.В.Путин: Вы знаете, я впервые попал на вершину Чегета, когда учился на лыжах кататься, и действительно это необычное чувство. Я никогда ничего подобного раньше в своей жизни не испытывал. Ну а что? Я родился в Ленинграде, жил в большом городе, в этом каменном мешке. Я очень люблю свой город, это моя малая родина, я его боготворю. Но когда приехал в горы, это была совершенно новая страница в моей жизни. Я влюбился. Я и дальше стал продолжать кататься, пытаться кататься на лыжах, не только потому, что мне сам процесс нравится, хотя это интересно, а потому, что горы очень красивые. Небо необычное, я такого голубого неба нигде не видел, просто нигде не видел такого голубого неба. Предложение Ваше о том, чтобы провести фестиваль такой молодёжный… Давайте мы это вместе с вами сделаем как элемент подготовки к следующему уже году, ладно? А если говорить, ещё раз вернуться к горам, то хочу сказать, что действительно я такого голубого неба нигде не видел и под таким голубым небом живут такие замечательные люди, которых вы сегодня здесь представляли. Ребята, мне надо идти. Спасибо.
 

Источник: Правительство России
Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС