на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  
Встреча Председателя Правительства Российской Федерации В.В.Путина со студентами высших образовательных учреждений Томска
25 января
 
 
В.В.Путин: Ребята, добрый день! Я так расположусь, чтобы удобнее нам было говорить. Я, когда сюда шёл, услышал тоже такие же аплодисменты, понял, что начальство, видимо, пришло сюда. Андрей Александрович (А.А.Фурсенко) здесь уже, я вижу.

Прежде чем мы начнём с вами беседу, мне мои коллеги подсказали, что здесь в зале два человека присутствуют, у которых сегодня как раз день рождения. Это Юра и Лена, да? Я вас поздравляю! (Вручает подарки). Подарки офицерские, видимо, часы. Всё время вам дарю часы почему-то.

И у нас ещё сегодня праздник с вами – Татьянин день. Здесь Татьяны есть? Раз… Две? Вы тоже Татьяна? С бородой? Во даёт! Томские студенты порадовали...

Вы знаете, я сейчас посмотрел лабораторию профессора из Германии – господина Крёнинга (Х-М.Крёнинг, научный руководитель Международной научно-образовательной лаборатории неразрушающего контроля), и ребята работают ваши там. Очень хорошо, просто, честно говоря, порадовался. Более того, когда (сейчас не буду раскрывать всех этих тайн) мы расставались с профессором, я понял, что там есть некоторые вещи, которые нам крайне нужны в ближайшее время. И не только для промышленности, но и для сферы безопасности, особенно в преддверии Олимпиады. Мы с ним договорились, что мы окажем дополнительное содействие в реализации тех разработок и планов, которые в лаборатории сейчас продвигаются. Просто реально практическая, очень нужная работа. Да и всё… конечно, чувствуется, что это всё делается на хорошей такой теоретической, на хорошей информационной и на хорошей кадровой базе.

У вас в прошлом году ведь был праздник, да? Уже 100 с лишним лет вашему университету – это серьёзно. Здание, как мне ректор сказал, строилось специально под университет. Всё это в таком приличном виде сохраняется, хотя наверняка начнём мы с каких-нибудь социальных вопросов – со стипендии и, видимо, с общежитий. Сто процентов - с кем я ни встречаюсь, конечно, это самая острая проблема. Может, я, чтобы вас не утомлять, с этого и начну сам? Знаю, что и у вас проблемы существуют такие.

С общежития начнём. Мне Андрей Александрович (А.А.Фурсенко) сказал, он здесь у вас был тоже, встречался со студентами, преподавателями, конечно, что самый острый вопрос, один из острых вопросов, – это студенческие общежития. Мы немного, к сожалению, денег на это (немного – это относительно, конечно, но тем не менее немного с точки зрения закрытой потребности) пока выделяем. Более того, в 2009–2010 году вынуждены были даже немного сократить в связи с необходимостью экономить бюджетные ресурсы и перераспределять их в период кризиса. В прошлом году мы запустили общую программу по строительству (не запустили, а продолжали её) и построили новые общежития в общем объёме где-то чуть больше 50 тыс. кв. м. Это очень мало. В ближайшие три года предполагается построить новых общежитий примерно на 500 тыс. кв. м, то есть в 10 раз больше, но за три года. Соответственно, и средств выделено будет тоже примерно в 10 раз больше, но тоже за три года.

Кроме того, будем и дальше выделять средства бюджетные на ремонты. Андрей (А.А.Фурсенко) тоже сказал, посмотрел некоторые общежития: холодно просто у вас, Сибирь и холодно. Это говорит о том, что техническое состояние зданий нуждается в улучшении. Но на ремонты мы выделяем гораздо больше: в прошлом, 2011 году это было 3 млрд с лишним – 3,2 млрд, по-моему. Будем это количество денег увеличивать. Вообще, в будущем, я хочу сразу сказать, конечно, мы существенно будем увеличивать средства на строительство общежитий. Может быть, вас это не очень радует, потому что вы уже должны окончить университет, но тем не менее это важно для будущих студентов и для тех, кто только пришёл.

Вот ваш коллега в строительной куртке сидит, я думаю, что он, да и многие другие студенты понимают: нам нужно закончить крупные стройки, инфраструктурные, связанные с крупными мероприятиями. Нужно закончить подготовку к Олимпиаде, нужно закончить подготовку к Универсиаде в Казани, подготовку к АТЭС на Дальнем Востоке, во Владивостоке. Это требует очень больших, просто огромных государственных финансовых ресурсов. Мы это завершим спокойненько и будем иметь возможность увеличить на нужные совершенно проекты, как строительство общежитий. С этого бы я начал, вернее, я уже с этого начал, чтобы вы меня не терзали самым острым и самым тяжёлым вопросом. Но тем не менее, если дополнительно хотите что-то спросить, то, пожалуйста. Пожалуйста, прошу вас.

А.В.Баздырев (магистрант 2-го года обучения биологического института Томского государственного университета): Баздырев Андрей, биологический факультет Национального исследовательского Томского государственного университета. Уважаемый Владимир Владимирович! Мне прежде всего хотелось поблагодарить Вас за те изменения, которые Вы внесли в закон о любительском рыболовстве.

В.В.Путин: Ребята, давайте мы договоримся, давайте будем сидя. Особенно если девушки будут вставать, мне тоже придётся вставать.

А.В.Баздырев: Понимаю, что тема немножко не студенческая, но вот я, помимо того что учусь в Томском государственном университете, принимаю активное участие в деятельности общественной организации «Экологический центр “Стриж”». И, кстати говоря, у Вас недавно прошла встреча с представителями руководителей общественных объединений любительского и спортивного рыболовства, и там был, в том числе, председатель Союза рыболовов Алексей Арнольдович Цесарский. И вот он упоминал в числе прочего, что существует такая проблема в Томской области: наша организация регулярно занимается рейдами по борьбе с браконьерством по незаконному вылову рыбы на реке Оби. И нам постоянно в этом очень часто мешают сотрудники Рыбоохраны, причём самое интересное…

В.В.Путин: Странно.

А.В.Баздырев: По имеющимся у нас сведениям… То есть любого рыбака на реке Оби спросите, он вам скажет, кто из Рыбоохраны сам ездит сюда. А ездит сюда начальник «Верхнеобьрыбвод» Султанов Владимир Леонтьевич. Грузовики с рыбой идут в Новосибирск, местные жители, конечно, очень обижены: как так, им нельзя ловить, а вот кому-то можно, причём ладно бы он только так делал, он ещё и мешает, в том числе и нашей организации работать нормально.

В.В.Путин: Жалко, что вы сказали об этом публично, все услышали. Вы бы лучше по-тихому мне на ушко шепнули.

А.В.Баздырев: Хорошо. И вот ещё один момент, на который хотелось бы обратить внимание. В нашей стране сложилась хорошая традиция посвящать каждый год какому-либо важному направлению общественной жизни, то есть у нас был Год учителя, Год молодёжи, Год семьи, нынешний год объявлен Годом российской истории. И вот в 2011 году на встрече с губернатором Томской области наша организация такое предложение внесла, чтобы 2013 год объявить Годом охраны окружающей среды в Томской области. И вот – благодаря, спасибо, Виктору Мельхиоровичу (В.М.Кресс – губернатор Томской области), спасибо, Александру Мартыновичу Адаму, председателю Департамента природных ресурсов, – эта инициатива была поддержана, и 2013 год в Томской области действительно признан Годом охраны окружающей среды. И вот я хотел бы у Вас узнать, возможно ли проведение Года охраны окружающей среды уже на федеральном уровне в какое-то ближайшее время? Спасибо.

В.В.Путин: Ну, во-первых, что касается рыбоохраны, вообще охраны биологических ресурсов, водных ресурсов в том числе, – это, конечно, для нашей страны крайне важно. У нас огромное разнообразие самых разных биоресурсов. Но, к сожалению, в последние годы, десятилетия, может, начиная с 1990-х годов, идёт просто невероятное истребление. Мы не можем допустить того, что сделали японцы вокруг своих островов. Вы как биолог наверняка знаете, они так оттралили дно вокруг Японских островов, что там даже возрождение некоторых биоресурсов невозможно, даже искусственно очень трудно сделать. Слава Богу, у нас такого состояния нет, но тем не менее проблем с точки зрения рыбоохраны, охраны биоресурсов очень много. Я в своё время принял решение передать охрану на морях погранслужбе. Но, знаете, и здесь много проблем ещё осталось, и даже накапливается много других.

Что делать? Здесь нужно вводить дополнительные механизмы, в том числе экономического характера. Вот, допустим, по чёрной икре на Волге. Как ни странно, как это ни странно звучит, если мы не будем уничтожать незаконно изъятую икру, её будут и дальше незаконно изымать. Почему? Потому что вот эти контролирующие, в том числе рыбоохранные, организации это ставят на поток. Я не хочу никого обижать, такие вещи, знаете, для человека в моём положении говорить нужно крайне аккуратно, потому что далеко не все люди нарушают закон в тех же охранных структурах – в Рыбоохране и так далее. Я исхожу из того, что всё-таки подавляющее большинство работающих там людей – это люди порядочные и профессиональные, но есть и такие, которые превращают это в бизнес. По сути, это одна корпорация: одни добывают, другие их охраняют, третьи сбывают, четвёртые занимаются денежными потоками, это одна корпорация. И бороться с этим можно, в том числе, и прежде всего экономическими методами, как я сказал. Когда я первый раз сказал: нужно уничтожать… Как? С ума сошли? Разве можно? Нужно! Потому что если мы не будем этого делать, то тогда эта круговерть будет постоянно. Так, кстати говоря, во всём мире делают. Но нужно и наводить порядок административными мерами, в том числе и с помощью правоохранительных органов.

Если такие вещи, о которых вы говорите, действительно имеют место быть в Томской области, это значит, что другие контролирующие организации смотрят на это сквозь пальцы как минимум. Позанимаемся этим.

Что касается объявления одного из годов годом охраны окружающей среды – отличная идея, просто замечательная, и обязательно с коллегами мы это обсудим. Я не исключаю, что мы можем это начинание, которое возникло в Томской области, распространить на всю страну. Не хочу голословно это говорить, надо посмотреть, что у нас намечено на 2013 год, но это очень хорошее предложение. Вот оно реально очень хорошее, потому что у нас проблем с охраной окружающей среды очень много. Вы же знаете наверняка, что касается некоторых крупных индустриальных центров, как там остро стоит проблема. Как остро стояла проблема (и до сих пор, конечно, она есть), скажем, в регионах, где развита металлургическая промышленность. Надо отдать должное, между тем, металлургам: наши металлургические компании в последние годы вкладывают огромные средства в обновление производства, и там количество тонн, выброшенных в атмосферу, в разы уменьшилось в последнее время. Я в Магнитку приезжал, я приезжаю регулярно, в первый раз в начале 2000-х: там весь снег зимой был просто чёрный – сейчас другая ситуация. Чёрный реально, просто чёрный. Люди же этим дышат, таким воздухом. Сейчас всё-таки ситуация сильно меняется. Руководители отрасли обращают на это большое и серьёзное внимание, но не везде так, и поэтому обратить внимание общественности, государственных органов на проблемы охраны окружающей среды – это своевременная вещь. Пожалуйста.

М.А.Гвоздев (студент 4-го курса физико-технического института Томского политехнического университета): Владимир Владимирович, Гвоздев Максим, кампус-менеджер студенческого городка Томского политехнического университета. Вы сказали о том, что да, действительно одна из самых актуальных проблем для всех российских вузов – это нехватка мест в общежитиях. И мы тоже не исключение. Мы, студенты, вместе с администрацией Политехнического придумали уникальное решение этой проблемы: нужно построить над каждым общежитием еще один этаж, грубо говоря…

В.В.Путин: Чтобы фундаменты ушли вообще вниз туда?

Реплика: Нет-нет-нет…

М.А.Гвоздев: Просто мансардные этажи, да. И это позволит разместить около 1,5 тыс. студентов. В Томском политехническом 13 общежитий. И помимо этого мы сможем сделать ремонт внутри, снаружи, утеплить – фактически убьём двух зайцев.

В.В.Путин: Насчёт убийства зайцев – это к Андрею (А.А.Фурсенко), пожалуйста.

М.А.Гвоздев: Плюс ко всему это гораздо дешевле, чем строительство общежитий.

В.В.Путин: Вы правы, наверное, да.

М.А.Гвоздев: Мы, Политехнический, готовы стать экспериментаторами в этом плане, но своими силами, конечно, университет реализовать не…

В.В.Путин: Давайте мы посмотрим. Я уже не помню, сколько мы Томску выделяли средств на ремонт и общежития, но нужно, во-первых, конечно, не уменьшить, а немножко увеличить, с тем чтобы реализовать ваше предложение, потому что это можно сделать не в рамках финансирования на капитальное строительство, а в рамках ремонта, по сути. Это можно сделать, да.

М.А.Гвоздев: Спасибо.

В.В.Путин: Надо будет только посчитать. Андрей (обращаясь к А.А.Фурсенко), надо посчитать будет, сколько это будет стоить.

А.А.Фурсенко: Порядка 800 млн.

В.М.Кресс (губернатор Томской области): 750 млн. Но на три года-то рассчитано…

В.В.Путин: 800 млн было выделено…

В.М.Кресс: На три года. На всю страну.

В.В.Путин: На всю страну на строительство.

В.М.Кресс: Но это ремонт.

В.В.Путин: Хорошее предложение, Максим. Но на капитальный ремонт у нас было выделено 3,2 млрд, поэтому надо посмотреть, сколько на следующий год выделяется, и помочь. Идея хорошая, но нужны только хорошая экспертиза, нормальная строительная, и качественные материалы, чтобы всё-таки в Сибири не было холодно на мансардах. Пожалуйста.

Б.Ю.Петренко (студент 2 курса факультета технологии и автоматизации атомной промышленности Северского технологического института Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ»): Владимир Владимирович, здравствуйте.

В.В.Путин: Здравствуйте.

Б.Ю.Петренко: Я студент Северского технологического института НИЯУ «МИФИ», Петренко Богдан. Я бы хотел Вам задать вопрос, который всегда интересовал, интересует и будет интересовать студентов – это вопрос финансовый, вопрос стипендии.

В.В.Путин: Я так и знал.

Б.Ю.Петренко: В Ваши студенческие годы все абсолютно…

В.В.Путин: Я 40 рублей получал, повышенную стипендию.

Б.Ю.Петренко: Да, абсолютно все студенты получали стипендию, даже троечники. Но в наше время подход государства к выплате стипендии несколько изменился. Теперь, чтобы получать стипендию, студент должен учиться на «хорошо» и «отлично». И в декабре прошлого года небольшой сюрприз получили 10% самых активных и лучших студентов вузов: это была довольно приличная единовременная выплата к стипендиям. Очень приятно, что я оказался в их числе, за что большое спасибо. Я думаю, хочет сказать «спасибо» большинство сидящих в этом зале. Это, безусловно, будет мощным стимулом для отличной учёбы, научно-исследовательской и общественной деятельности. Но не все достойные смогли получить эту стипендию, и было действительно очень сложно выбирать между тем. Возможно ли в следующем году увеличение фонда выплаты стипендий для поощрения большего числа достойных студентов? Спасибо.

В.В.Путин: Вы правы, действительно министерство пошло по этому пути, о котором вы сказали, а этот путь такой – поощрять хорошо успевающих студентов прежде всего или помогать тем людям, которые действительно нуждаются. Я хочу обратить ваше внимание на то, что распределение стипендиального фонда отнесено на уровень и компетенцию самого учебного заведения. И я исходил из того, что высшее учебное заведение в Томске, в Новосибирске, в Москве, в Петербурге либо в Омске – где угодно, будет это делать совместно с соответствующими студенческими общественными организациями. У нас три вида стипендий: академическая стипендия, как бы общая, повышенная стипендия и социальная стипендия. Вот вы, например, сколько сейчас получаете? Вы повышенную получаете, так я понимаю, да?

Б.Ю.Петренко: До этого нет, но с этого семестра буду получать повышенную, она будет около 2,5 тыс.

В.В.Путин: Да. Ну вот знаете что, вот в Томске в среднем вообще академическая стипендия примерно 2 тыс. с лишним. Она почти у всех такая, насколько я себе представляю. Если в бумагах, которые мне дали почитать, перед тем как я приехал, есть ошибка, тогда вы мне сейчас об этом скажите, но в среднем академическая стипендия в Томске свыше двух тыс. Что касается студентов, которые демонстрируют очень хорошие показатели, то они могут, должны и получают гораздо больше. Это и 6, и 8 тыс., есть и такие, которые получают 20–23 тыс., – это, правда, максимальный уровень, но их немного. Если общее число студентов в стране у нас примерно около 3 млн, то вот такую, приличную, скажем, стипендию, под 6, 7, 8, 10 тыс., получают около 200 тыс. человек. Это немного, конечно, но это те, кто демонстрирует хорошие знания или выдающиеся знания, показатели в учёбе. Можно ли и нужно ли?.. Конечно, это можно и нужно тиражировать на следующий год, и мы предусмотрели дополнительное выделение средств на эти цели. Если у нас в прошлом году, по-моему, 22 млрд с чем-то выделялось из федерального бюджета на эти цели, на повышенную стипендию вообще, то… И мы выделили сколько, Андрей, дополнительно на высокие?

А.А.Фурсенко: 25 только по нашему, по Минобрнауки.

В.В.Путин: Да, а всего 50?

А.А.Фурсенко: А всего 50.

В.В.Путин: Да, а на дополнительные стипендии - сколько?

А.А.Фурсенко: Ещё около девяти.

В.В.Путин: В прошлом году? Нет-нет, в прошлом? Вот 2 млрд… 2,2 млрд, он 200 млн не считает. Значит, а в 2012 мы выделяем ещё 9 млрд, и они пойдут как раз на то, чтобы расширить рамки предоставления этих стипендий для успевающих студентов. Я надеюсь, что таких будет все больше и больше. Давайте я сюда развернусь. Пожалуйста.

А.Ф.Бархатов (магистрант 2 года обучения института природных ресурсов Томского политехнического университета): Бархатов Александр, магистрант НИТПУ. В настоящий момент те люди, которые обучаются на платной основе, не имеют права получать стипендию. Но среди них есть так же достаточно много талантливых и умных людей. Просто некоторые специальности есть просто платные, поэтому у людей нет такой возможности. Планируется ли учредить какие-то именные стипендии для студентов, обучающихся на платной основе?

В.В.Путин: Вы знаете, вроде бы смешно звучит: человек платит деньги за обучение, а ему платят стипендию. Но в целом (во всяком случае в тех случаях, о которых вы сейчас сказали, когда неплатной подготовки специалистов нет по отдельным специальностям) это, конечно, вполне обоснованно. В некоторых вузах страны так и делают: из средств, которые вуз получает (получает не только из бюджета государства, но и которые он зарабатывает, в том числе когда получает деньги от студентов, приходящих на платное обучение), вузы выплачивают некоторые стипендии. Это нормально, это в компетенции вуза. Это первое.

И второе, самое главное, – решение вопроса по переводу студентов, которые пришли на платное обучение при демонстрации ими хороших знаний и желании учиться, по переводу их на бесплатные формы обучения. Правда, здесь возникает проблема с теми, кто может получить соответствующую подготовку и специальность только на платном, на бесплатном нет. Ну вот такой путь возможен – выплаты стипендий из получаемых ресурсов, не только государственных, но и тех, которые сам вуз зарабатывает. Это разрешено, это можно делать. Если в Томском университете не делается, ректору подскажем, пусть поработает. Но из федерального бюджета предусмотреть оплату стипендий тем, кто пришел на платное – это как-то выглядит нелогично. Ну давайте подумаем еще. Во всяком случае, вот вы меня сейчас смутили, честно говоря, тем, что есть, оказывается, специальности, по которым специалисты готовятся, но только на платном.

А.Ф.Бархатов: Там очень узкий круг людей, которые на бюджете, один-два человека.

В.В.Путин: Если на бюджете всё-таки есть один-два-три человека, то можно сделать и четвёртого. Понимаете? Если вообще нет, то тогда да. Тогда, повторяю, здесь, наверное, можно решить вопрос и по выплате государственных стипендий, особенно если человек хорошо учится, демонстрирует хорошие показатели в учебе. Наверное, можно, я обязательно посмотрю. Здесь Андрей Александрович сидит. Я хочу, чтобы он обратил на это внимание. Мы этот вопрос решим. Вы знаете, я сейчас впервые слышу такую постановку вопроса, но если всё-таки есть бесплатные места, то там, где один-два, там и три-четыре может быть.

А.Ф.Бархатов: Разрешите в дополнение ещё вопрос?

В.В.Путин: Да, пожалуйста.

А.Ф.Бархатов: А приоритетные направления, которые были выделены для развития страны в рамках стипендий Президента, Правительства, планируются расширять? Просто у нас много других специальностей, которые там не учтены. Может быть, тысячи и тысячи специальностей, которые также важны для страны.

В.В.Путин: Но вы же сами сказали, что выделены приоритеты. Специальностей, может быть, тысячи и тысячи, но приоритеты остаются приоритетами. И именно туда государство концентрирует ресурсы.

А.Ф.Бархатов: Сегодня оно приоритетно, а через год – нет.

В.В.Путин: А через год, может быть, введём.

А.Ф.Бархатов: Если мы забудем о чём-то сейчас, мы можем потом вспомнить через 10 лет, и получится так, что…

В.В.Путин: У нас ничего не забывается, ничего не теряется. Вы правы, конечно, но это требует внимательного отношения профильного ведомства к этим проблемам, если без шуток. А по-другому как?

А.Ф.Бархатов: То есть те же нефтяные специальности, строительные и так далее – они же не менее важны, чем нанотехнологии, допустим…

В.В.Путин: Нет, они не менее важны, я согласен с вами полностью, потому что, скажем, та же энергетика… Мы всё время говорим, что мы на нефтегазовой игле сидим и так далее – отчасти это так, но отчасти это наше значительное конкурентное преимущество – наличие этих ресурсов. Более того, у нас… Вообще, что такое энергетика? Мы едим, пьём – это же тоже энергетика. Всё энергетика в жизни! Без энергетики вообще ничего не существует, поэтому это одно из ключевых направлений существования экономики и нашей, и вообще любой мировой. Вопрос в том, какая это энергетика? Если просто углеводороды, или это сберегающая энергетика, или это «зелёная энергетика»? Поэтому это направление очень важно. Другое дело, что нефтегазовые компании, которые в значительной степени (сейчас всё больше и больше, не в значительной степени, а всё больше и больше) включаются в подготовку специалистов для себя, в значительной степени финансируют это направление подготовки специалистов. А, скажем, по таким фундаментальным вещам, как нанотехнологии, когда ещё неизвестно, что будет, государство должно брать на себя определённую ответственность и финансировать в ускоренном порядке, если мы хотим сохранить конкурентную способность страны. Источники могут быть разные. Но я всё-таки ещё раз вернусь к тому, с чего мы начали. Считаю, что это необычно, я не знал, что могут быть специальности, по которым готовят только на платной основе. Посмотрим обязательно на стипендии для этих студентов. Пожалуйста.

А.М.Оскирко (студент 3-го курса философского факультета Томского государственного университета): Александр Оскирко, Томский государственный университет. Я студент кафедры политологии, с одной стороны, а с другой – представитель общероссийской общественной организации «Российский союз молодёжи», члена Общероссийского народного фронта, поэтому меня интересует такой политический вопрос. Недавно в интервью телеканалу «Эксперт» Борис Титов, глава «Деловой России», заявил о том, что на базе «Народного фронта» формируется промышленная группа, ну или уже сформировалась, то есть это своеобразное лобби интересов промышленников, я так понял. И у меня такой вопрос к Вам: будут ли формироваться ещё какие-то лоббистские группы на базе «Народного фронта» или уже сформированы? Ну, к примеру, так как я из молодёжной организации и студент, – к примеру молодёжные… К примеру, молодёжь, молодёжные организации, члены «Народного фронта» участвуют, например, в проектировании бюджета молодёжной политики на федеральном уровне, региональных уровнях.

В.В.Путин: Да-да, конечно. Собственно, «Народный фронт» – это и есть, условно говоря, в широком смысле лоббистская организация, имея в виду, что там представлены люди, которые имеют отношение к различным направлениям деятельности, к различным социальным группам, и они, конечно, представляют интересы той или иной группы. Вот там есть, допустим, Союз транспортников: конечно, они говорят о развитии транспорта в стране, о проблемах транспорта. Там у нас есть люди, которые занимаются социальными вопросами, благотворительностью, и конечно, они говорят об этом, конечно, они настаивают на том, чтобы увеличить финансирование, привлечь внимание государства к тем или иным проблемам в детских домах, в работе с людьми с ограниченными возможностями, поэтому, конечно, в известном смысле, в широком, они все представляют такие группы, и то же самое касается молодёжных движений. У нас есть там молодые ребята, девушки, которые представляют молодёжные организации, но если у вас есть предложения, дополнительные идеи, пожалуйста, давайте их реализуем по каналам «Народного фронта».

А.М.Оскирко: Ну вот, например, на региональном уровне я не знаю прецедентов, чтобы молодёжь приглашали (членов «Народного фронта») к формированию, к примеру, как я говорил, бюджета молодёжной политики.

В.В.Путин: Ну да, но вот когда я сейчас сказал о различных направлениях деятельности «Народного фронта», то там тоже звучали вопросы, когда я встречаюсь с коллегами, о молодёжной политике и бюджетной составляющей этого процесса. Вот губернатор здесь присутствует, я думаю, что это правильное предложение: на региональном уровне делать то же самое. Но, понимаете, дело только в том, что молодёжная политика – это комплекс мероприятий. Вы как специалист, политолог, думаю, со мной согласитесь и поддержите меня среди ваших коллег.

А.М.Оскирко: Конечно.

В.В.Путин: Дело в том, что когда мы говорим «молодёжная политика»… А всё, что связано с демографией, – это что такое? Это и есть часть молодёжной политики, а, скажем, в рамках программы «Жилище» у нас есть направление, связанное с молодыми семьями – «Обеспечение жильём молодых семей», – это что такое? Это часть молодёжной политики. А когда мы говорим о развитии физкультуры и спорта, – это что такое? Это тоже часть молодёжной политики. Вопрос только в том, чтобы специалисты вашего профиля могли структурировать и помочь на региональном и федеральном уровнях как бы всё это структурировать. Знаете, чтобы это не было… А то у нас размазано всё по разным направлениям, и подчас складывается впечатление, что у нас либо вообще нет никакой молодёжной политики, либо слишком много этой молодёжной политики, но она малоэффективная, затратная, но не эффективная. Для того чтобы у нас по различным направлениям было более чёткое понимание того, что происходит в той или другой отрасли, для того чтобы средства, выделяемые бюджетами разных уровней – федеральным, региональным или даже местным -концентрировались на наиболее приоритетных проблемах и расходовались бы более эффективно… Мы сейчас, кстати, переходим (вы, наверное, слышали это как будущий специалист) к бюджетированию не отраслей вообще, а к программному методу организации бюджета.

Я не знаю, для людей, которые готовятся работать по другим специальностям, тут тоже, может быть, будет интересно. Скажем, вот сейчас мы только начали дискуссию, Андрей Александрович, министр образования и науки, сказал, что это не наши вузы, то есть у нас есть вузы (их половина), которые замыкаются на Министерство образования и науки, а другая половина, почти 50%, – это вузы, которые замыкаются на другие министерства и ведомства. Скажем, медицинские – на Министерство здравоохранения, некоторые транспортные – на Министерство транспорта, военные – на Министерство обороны. То же самое происходит, скажем, в том же здравоохранении. У нас есть какое здравоохранение? Которое напрямую замыкается на Министерство здравоохранения, а есть ведомственные здравоохранения. В том же РАО «РЖД», в Министерстве обороны, в силовых ведомствах – и это всё здравоохранение. Мы из бюджета на здравоохранение выдаём сколько денег? Иногда даже невозможно посчитать, потому что на Министерство здравоохранения – вот такая сумма, но в рамках бюджета Министерства обороны – другая, Министерства внутренних дел – третья, Министерства транспорта – четвёртая. А сколько всего на здравоохранение? Вот для того чтобы это понять, бюджет России мы будем делать в ближайшие годы по программно-целевому методу. Всё, что идет на здравоохранение, должно концентрироваться в одной программе. И тогда нам будет понятно, сколько всего в стране тратится и как, с каким эффектом тратится на здравоохранение, какому бы ведомству ни принадлежали те или другие лечебные заведения. То же самое нужно делать и по молодёжной политике.

Пожалуйста.

Д.И.Хамитова (студентка 5 курса факультета систем управления Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники): Хамитова Дина, Томский университет систем управления и радиоэлектроники. Студенчеством уже неоднократно поднимался вопрос о взимании подоходного налога с материальной помощи, которая выплачивается студентам из средств стипендиального фонда, то есть федеральных средств. Мы поднимали этот вопрос и в Министерстве образования, и с Вами обсуждали его на одной из встреч со студентами. Хотелось бы узнать всё-таки: мы решим этот вопрос или нет? Мы отменим 13% или нет?

В.В.Путин: Отменим что?

Д.И.Хамитова: Взимание вот этого подоходного налога – 13%.

В.В.Путин: Скажите, пожалуйста, здесь есть экономисты?

Реплика: Да.

В.В.Путин: Вы? Вы и вы, да? Как вас зовут?

В.О.Матвейчук (студентка 4-го курса экономического факультета Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники): Валерия.

В.В.Путин: Валерия. А вас?

Ю.М.Симкина (студентка 5-го курса экономического факультета Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники): Юля.

В.В.Путин: Юля, вот скажите, пожалуйста, каковы принципы функционирования налоговой системы в любой развитой рыночной экономике? Насколько допустимо делать исключения из обложения налогами тех или других сфер? Насколько это обоснованно и несёт ли это какой-то ущерб всей налоговой системе страны?

Ю.М.Симкина: Ущерб несёт, конечно…

В.В.Путин: Ну ладно, я вас не буду мучить. В общем, понимаете, в чём дело? Дело в том, что таких отраслей, важных в жизни страны, очень много. Скажем, та же работа предприятий людей с ограниченными возможностями, инвалидные предприятия и вообще доходы инвалидов. Или такие чувствительные сферы, как, допустим, сфера обороны, безопасности. Скажем, предприятие производит оборонную продукцию – ракеты, самолёты, боевые корабли. И возникает вопрос: но это же делается для государства, зачем ещё государство из одного кармана деньги берёт и снимает с этих предприятий налоги, в том числе налог на добавленную стоимость, и перекладывает это в другой карман? Ведь это же для страны делается – эти самолёты, вертолёты и ракеты тем более, подводные лодки. Ну зачем вынимать из одного кармана, брать с этих предприятий налог, перекладывать в бюджет, а потом опять их перераспределять? Вы с коллегами потом посоветуйтесь, они ещё посчитают: 6 на ум пошло, 7 с ума сошло.

Смысл в том, что если мы для каждой очень важной отрасли нашей жизни, или производства, или социальной сферы будем делать исключение, то исключений этих будет нескончаемое количество, и в конечном итоге мы разрушим бюджетный процесс. Решение проблемы, о которой вы говорите, не в том, чтобы исключать из общей налоговой системы, решение проблемы в том, чтобы добавить туда денег. Когда вся экономика и бюджетная система функционирует и функционирует на известных стабильных принципах, она должна давать на-гора определённый финансовый результат. А потом уже дело общества, региональных властей, федеральных – сказать, на что больше нужно направить, где наш приоритет, что нужно в большем объёме профинансировать. Это решают депутаты регионального собрания либо Государственная Дума. Просто нужно добавить туда средств, но не резать, не уничтожать на корню саму финансовую, бюджетную, налоговую систему.

Д.И.Хамитова: Просто, по сути, мы из средств федерального бюджета в стипендиальный фонд выделяем деньги для материальной поддержки студенчества, а потом у этого студенчества забираем...

В.В.Путин: Это то, что я вам говорил про оборонные предприятия. То же самое там. Или про, скажем, предприятия, где работают инвалиды. То же самое. Зачем их облагать налогом? Мы же всё равно должны, наоборот, им помогать. Это нужно для того делать, чтобы у нас была цивилизованная налоговая система вообще. Если мы будем делать исключение по каждому, казалось бы, важному случаю, мы её просто полностью разрушим. И таких случаев будет, вы знаете, как много? Все случаи у нас будут важными. Надо прекратить просто взимать налоги.

Реплика: Это муниципальный, региональный бюджет. Муниципальный в основном формируется за счёт налогов с доходов физических лиц.

В.В.Путин: Да, я знаю.

Реплика: Это я для ребят.

В.В.Путин: Это всё можно сделать, просто мы где-то будем наносить какой-то ущерб. Повторяю ещё раз: это по-другому решается. Нужно просто выделять больше денег на ту или другую сферу.

Пожалуйста.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович. Прежде всего большое спасибо за то, что Вы нам подарили встречу. Это настоящий подарок для города студентов, которым является Томск. А мой следующий вопрос такой: грядут выборы. Какую ставку Вы делаете на молодёжь? И какое место она занимает в предвыборной кампании?

В.В.Путин: Выборы – это всегда событие в любой стране, в жизни любого государства. Я уже говорил, могу вам ещё раз сказать: я в своё время сознательно не стал менять основной закон, знал, что у нас эти предвыборные страсти будут кипеть, я сделал это сознательно, я хочу, чтобы у нас структурировалось гражданское общество. Вы прекрасно знаете, сами в интернете сидите, как вашего покорного слугу там костят, что там происходит. Это тоже положительный процесс, главное, чтобы мы не нарушали наш культурный код и чтобы всегда пользовались нормативной лексикой, чтобы это было в цивилизованных рамках. Но вот то, что разворачивается дискуссия, общество структурируется – это очень хорошо. Что касается молодёжи, то молодёжь – это всё-таки особая среда исходя из некоторых соображений. Во-первых, это очень уязвимая среда, потому что молодые люди, как правило, входят в жизнь, у них ещё ничего нет, и в этом смысле, конечно, это та часть наших граждан, которая нуждается в особой поддержке со стороны государства. Но в то же время это самая перспективная часть нашего общества, потому что она смотрит в будущее и думает о будущем. И в этой связи, конечно… Да, но это всё-таки часть наших граждан, тех людей, которые голосуют. И в молодёжной среде ведь тоже существуют разные симпатии, антипатии, предпочтения. Я очень рассчитываю на то, что наши молодые люди (а уровень образования растёт, я сейчас тоже об этом скажу), что они будут зрело подходить к этим процессам, что они будут не на уровне эмоций решать вопросы, связанные с выборами в муниципалитет, региональные органы власти, федеральные органы власти, а будут подходить осмысленно. Я уверен, что наши молодые люди в состоянии это сделать и так и будут делать вне зависимости от какого-то вала, информационного потока. Сами будут думать и делать выводы: «Да, вот это было сделано так, а можно было бы, чтобы было вот так. А вот эти говорят, что будут делать вот так и обещают то-то. А они смогут это сделать или нет? А вот эти не обещают манны небесной, а обещают вот это, это и это. Но это реально? Да, это реально. Я знаю, что это будет сделано…» И на этом будут строить свои предпочтения. А за кого голосовать, вы сами определитесь.

Реплика: Можно дополнение? Имея такую возможность и являясь членом общероссийской общественной организации «Российский союз молодёжи», хочу сообщить такую новость. Возможно, Вы знаете, есть большой проект «Российская студенческая весна». Он уже реализуется с 1992 года, собирает он в основном ежегодно более 1 млн человек. На финал съезжаются порядка 2,5 тыс. человек. В этом году финал будет проходить в Челябинске. Имеем ли возможность, как члены этой организации, пригласить Вас на финал? И имеем ли возможность надеяться, что Вы посетите юбилейный, 20-й конкурс?

В.В.Путин: Спасибо большое! А это когда?

Ответ: Это май, с 20-го по 25-е, 25-го будет финал.

В.В.Путин: А что там происходит?

Ответ: Вообще-то, по многим направлениям. У нас есть и театральные постановки, есть вокал, есть танцевальное направление. Самые всевозможные таланты молодёжи собираются в одном месте.

В.В.Путин: А предварительно проводятся региональные конкурсы?

Ответ: Очень много этапов. Сначала в вузе…

В.В.Путин: Это чисто сибирское мероприятие?

Ответ: Нет, это всероссийское, затрагивает более 70 регионов. Сначала в вузах, затем в городе, потом область. И есть даже межрегиональные фестивали. Потом направляют делегацию…

В.В.Путин: Спасибо большое. Вы меня приглашаете в личном качестве либо как какое-то должностное лицо?

Ответ:  Как почётного гостя.

В.В.Путин: Спасибо. То есть вне зависимости от результатов выборов вы меня приглашаете? Я вот на что намекаю.

Ответ: Конечно.

В.В.Путин: Спасибо большое, я приеду.

Т.Н.Аманжулов (студент 5-го курса историко-филологического факультета Томского государственного педагогического университета): Здравствуйте, меня зовут Аманжулов Тимур, студент 5-го курса Томского государственного педагогического университета. Хотел бы начать с того, что ровно пять лет назад я закрывал первую сессию в своем любимом вузе, а в том же году в то же время проходила международная конференция по безопасности в Мюнхене. И, когда я посмотрел Ваше выступление, у меня в голове возникло огромное желание пожать Вам руку. Пожать Вам руку за ту уверенность, которую Вы дали лично мне, за ту правду, которую Вы сказали, хотя многие боялись её сказать.

В.В.Путин: Давайте мы сейчас это сделаем.

Т.Н.Аманжулов: И я бы хотел подчеркнуть то, что было для меня самое важное, – это за призыв к диалогу в решении именно глобальных вопросов мировой безопасности. Но мой вопрос, так как я являюсь студентом филологического факультета, моя специальность – «русский язык и литература», я – будущий учитель… Наверняка ни для кого не секрет, что сейчас эта профессия не пользуется большим престижем и так далее, престиж вообще оставляет желать лучшего, и существует много проблем. Но самая главная, наверное, причина того, что многие талантливые выпускники вузов не идут работать по специальности, – это, конечно же, материальная заинтересованность, отсутствие ее. И, хотя каждый, наверное, из нас желает своим детям хорошего, интересного учителя, вот хотелось бы услышать от Вас, какие Вы видите пути решения именно поднятия престижа профессии «учитель» и есть ли у страны ресурс, который бы смог именно поддержать материально?

В.В.Путин: Ну, во-первых, я хочу сказать, что вы занимаетесь очень важным делом. Русский язык и литература – это ключевой компонент национальной идентичности. Не только русского народа, но и очень многих народов Российской Федерации. Вот несколько дней назад – вы, наверное, видели из СМИ – я был в Ставрополе, мы там встречались, там такое мероприятие было, – Конгресс народов Юга России.

Т.Н.Аманжулов: Я читал Вашу статью «Россия: национальный вопрос».

В.В.Путин: И вот в Ставрополе было мероприятие, там многие говорили как раз – а там проживают люди самых разных национальностей, у нас юг России такой, у нас вся Россия многонациональная, а на юге России это особенно ярко видно, – и практически все говорили о значении русского языка для России в целом. Я уже не говорю про русскую литературу, - это часть мировой культуры, одна из важнейших частей мировой культуры! Конечно, мы должны всячески поддерживать это направление деятельности, в том числе и педагогическую часть этой деятельности.

Что касается материальной стороны. Вот уважаемые дамы и господа! Просто сейчас скажу то, что я думаю. Конечно, есть сферы деятельности, и это бизнес, где можно заработать много денег. А есть такие направления, где много денег не заработаешь.

Т.Н.Аманжулов: Абсолютно с Вами согласен.

В.В.Путин: Вот что хочешь, хоть башку об стену расколоти – ну не заработаешь! Но это выбор каждого человека. Он хочет быть художником? Значит, он просто занимается тем, что пишет акварелью, маслом или рисует, и он получает удовольствие от процесса, и человек реализуется в жизни таким образом. Может быть, когда его уже не будет на этом свете, его картины будут стоить миллионы, но он не думает об этом. Ну кто-то думает, а кто-то не очень, просто он считает, что жизнь состоялась, потому что он от процесса жизни получал удовольствие и чувствовал, что он реализуется таким образом. Ведь много людей, которые заработали много денег, остались несчастными. Известный предприниматель Морозов покончил жизнь самоубийством, хотя был очень богатым человеком в России. И таких случаев очень много. Я, например, в начале 1990-х, когда работал в Петербурге, общался со многими коллегами (я занимался внешними делами города, внешнеэкономическими) и разговаривал с одним предпринимателем. Мне казалось тогда, что он очень крупный предприниматель. Сегодня я понимаю, что это предприниматель средний. Я думал, что у него детей нет. А он говорит, что у него сын и дочь. Я говорю: «А чем они занимаются?» – «Сын – инженер, а дочь занимается литературной деятельностью». Я спросил: «А кто же у вас бизнес возьмет?» Он говорит: «Знаешь, для меня это как раз трагедия: никто не хочет». Я говорю: «А почему?» Сын говорит: «А зачем? Я же вижу, ты с утра до ночи занимаешься этим своим бизнесом, а я – инженер. Я получаю устойчивую заработную плату, мне это нравится, я получаю удовольствие от того, что делаю. Я реализуюсь в этом, я чувствую себя нужным, и мне этого достаточно. Я не хочу ковыряться в этих проблемах, связанных с твоим бизнесом, с твоими конкурентами, с этими бумагами возиться». Это выбор каждого человека. Или военный человек, допустим. Он тоже бизнесом не занимается, и он получает заработную плату, сейчас достойную будет получать, я надеюсь, этого достаточно. А другой человек хочет заниматься бизнесом, зарабатывать много денег.

Но я вас уверяю – я же общаюсь с этими людьми, – что на каком-то этапе сам факт зарабатывания денег тоже теряет смысл. И они тоже – я со многими же в контакте – говорят: «Ну, уже неинтересно. Ну, куда эти деньги запихивать?» В гробу карманов нет, понимаете? С собой не унесешь. Поэтому они тоже начинают думать о своей какой-то социальной роли, о том, как развивать производство, как готовить кадры, – это совсем другая философия. Что касается преподавательской деятельности: да, здесь миллионером не станешь, но человек может себя реализовать, конечно, при понимании того, что жить нужно достойно.

Но вы знаете, сейчас мы приняли эти решения, связанные с тем, что уровень заработной платы учителей не должен быть ниже, чем средний по экономике в регионе. Во многих регионах, я сейчас боюсь ошибиться, но, по-моему, уже где-то в 20–25 средний уровень заработной платы учителей уже выше, чем в среднем по экономике. Будем дальше двигать это направление.

Т.Н.Аманжулов: А вот Вы не считаете, что на самом деле проблема-то коренится в сознании общественности? Яркий пример этого – мой отец, он всегда выращивал хлеб, никогда не получал больших денег, и когда сегодня я его спрашиваю, почему вот ты не ушёл в другую сферу, он говорит: а что, я всегда могу сказать, что я занимался правым делом – я выращивал хлеб. Так вот сейчас почему-то в сознании будущих даже учителей, выпускников вузов, нет этого понятия «я буду учить детей».

В.В.Путин: Да, это вот другая сторона этого процесса – общественное сознание и значимость той или другой профессии, вида деятельности. Здесь и средства массовой информации, и государство, конечно, должны настраивать общественное сознание на правильный лад. Полностью с вами согласен, и в этом направлении нужно всем нам ещё работать.

Д.А.Полетаев (магистрант 1-го года обучения института инженерного предпринимательства Томского политехнического университета): Добрый день, Дмитрий Полетаев, Томский политехнический университет. Говоря о выборе каждого человека: во многих российских вузах, в том числе и у нас в политехническом, действуют службы академических обменов, благодаря которым мы имеем радость съездить в другие страны, попробовать поучиться там, посмотреть, как там работают люди, как двигается наука. И это радует, что уровень подготовки томских специалистов находится на высоком уровне…

В.В.Путин: Да, я вот сейчас разговаривал (извините, что перебиваю) с немецким профессором, он так и сказал. Мы с ним говорили, перед тем как зашли в демонстрационный зал, он мне рассказал, как ему здесь работается. Мы говорили на немецком языке, поэтому я попрошу потом своих коллег всё-таки перевести то, что он сказал, и дать в средства массовой информации. Он сказал очень интересные вещи, ну так доверительно. Но я думаю, что на меня не рассердится, если мы это предадим гласности. Он сказал, что здесь работать интереснее, чем в других местах, в чём-то сложнее (я сейчас вот перескажу то, что он мне выдал), а в чём-то легче. Я говорю: «А в чём легче»? – «Очень креативные люди».  Я говорю: «В вашем понимании, что это такое?» – «Быстро схватывают, генерируют собственные идеи и творчески мыслят». Я говорю: «А в чём проблемы»? – «Дисциплины не хватает». Нет, он серьёзно говорил, без шуток. Я говорю: «А дисциплины у всех студентов не хватает». Он говорит: «Нет». Представляете, мы с ним поспорили». Он говорит: «Нет. У меня есть китайские студенты: они будут делать даже то, что я могу сказать неправильно. Вот я дам какую-то неправильную команду, потом я сам пойму, что это неправильная команда, а они всё равно это исполняют. Очень усидчивые, очень работоспособные. Ваши – не такие: у ваших есть свои плюсы и свои минусы». Так что в этом смысле, я думаю, следует прислушаться к немецкому профессору: надо повышать уровень дисциплины, не до китайского, конечно.

Д.А.Полетаев: Согласен с Вами.

В.В.Путин: До этого нам никогда не дойти, наверное.

Д.А.Полетаев: Но тем не менее уровень образования-то высокий, и перед тем, как вернуться на Родину, те же европейцы говорят: «Подожди, друг, зачем тебе возвращаться в Россию? Вот тебе наша лаборатория, вот тебе дом, гражданство, вези сюда свою семью. И вот тебе зарплата ежемесячная». Если на наши деньги, это 150 тыс. рублей. Возникает вопрос у молодых людей, которые приезжают учиться в другую страну, – «А не остаться ли?», потому что в России пока, к сожалению, не созданы условия до такого уровня. В связи с этим возникает вопрос: а планируется ли в 2012-м и в последующих годах внедрение каких-либо федеральных целевых программ по поддержке молодых учёных?

В.В.Путин: Вы знаете, вам наверняка известно, я сам достаточно долго жил за границей (почти пять лет в той же Германии), и я знаю, что это такое. Вообще это выбор каждого человека, личный выбор.

Д.А.Полетаев: Безусловно.

В.В.Путин: У нас открытая страна, что бы там ни говорили и что бы ни писали, как бы там ни пугали диктатурой или ещё чем-то. У нас этого нет и, надеюсь, никогда уже больше не будет. У нас открытая рыночная экономика и открытая страна в целом. Если бы наши коллеги согласились, мы готовы были бы завтра отказаться от визового режима с Евросоюзом. Кстати, я считаю, что так и нужно, всё равно когда-нибудь это будет, потому что у Евросоюза-то уже есть безвизовый режим, скажем, с некоторыми латиноамериканскими странами - где Латинская Америка, где Европа... И там, кстати говоря, криминальный и прочий режим ещё похуже, чем у нас.

А что касается криминальных элементов, те проникают куда угодно. Куда угодно и как угодно: их не удержать. Поэтому я думаю, что это пока рудименты холодной войны, все эти визовые режимы между соседями. Это когда-нибудь всё равно исчезнет, но мы-то со своей стороны открыты. И человек должен чувствовать себя свободным. Вообще, то, что наши специалисты востребованы на мировых рынках труда, – это говорит о качестве российского образования, и это хорошо.

Так же хорошо, что мы предоставляем человеку возможность выбрать свою жизнь, свою судьбу, своё местожительство, место работы. Вы знаете, когда я сейчас был на юге России, в Ставропольском крае, там (я сейчас об этом говорил) какой-то ингуш, кстати, литератор, писатель из Ингушетии (не знаю, показывали, там же не всё могут показать по телевизору либо в интернете всё дать), интересную рассказал вещь. Он говорит: «Знаете, как-то возвращаюсь я из Нью-Йорка в Мюнхен…» Что меня очень порадовало: ингушский писатель возвращается из Нью-Йорка в Мюнхен. Сел, говорит, в самолёт, и девушки какие-то начали говорить по-русски. Я так обрадовался, говорит. Да-да-да, я его понимаю, потому что я сам долго жил за границей. Я понимаю, что такое вернуться не просто домой, а вернуться в сферу использования своего родного языка. Когда ты вынужден говорить на иностранном, и попадаешь опять в атмосферу родного языка, родной культуры – праздник. Я его прекрасно понял, о чём сказал, вот я его понял. Это праздник – вернуться в атмосферу своей культуры и своего родного языка. Как бы вы хорошо ни научились говорить на иностранном языке, вы всегда там будете иммигрант. Понимаете?

Д.А.Полетаев: Согласен.

В.В.Путин: Так и будет, вот что бы ни говорили! Вот на этом бытовом уровне всегда так будет. Но это совсем не значит, что это плохо. Кого-то это, может быть, и устроит – дай Бог здоровья и успехов. И многие наши специалисты работают за границей, добиваются успеха, некоторые даже становятся лауреатами Нобелевских премий. Но, конечно, я прекрасно понимаю молодых людей, специалистов, которым нужны лаборатории, нужны достойные условия жизни, возможность приобрести квартиру, воспитывать детей. То же касается и преподавателей, и других специалистов.

Что по этому направлению у нас делается? Во-первых, сейчас мы уже неоднократно вспоминаем лабораторию, в которой я был. Вот так называемые мегагранты. Кстати говоря, у этого профессора из Германии занимаются вместе с ним, работают, по-моему, 10 студентов и 11 аспирантов из томских вузов. Но таких у нас мегагрантов 80, 79 оформлено. Это не массовый характер носит, но всё-таки. У них там грант… Он, по-моему, получил 130 млн, а другие где-то по 150 млн, – это первое направление.

Второе. У нас есть два фонда – Фонд фундаментальных исследований и Фонд гуманитарных исследований. Там немного денег, к сожалению. Мы даже немножко сократили: в одном, в фундаментальных исследованиях – 6 млрд, во втором – 1 млрд. Но их нужно будет увеличить, хотя бы там, где 6 млрд, прибавить 1 млрд уже в этом году и 0,5 млрд – на второй фонд тоже в текущем, и в дальнейшем их нужно будет тоже увеличивать. У нас есть программа подготовки молодых кадров: там деньги, гранты выделяются в меньшем объёме, но в большем количестве, – где-то по 30, по 20, по 17 млн, да?

А.А.Фурсенко: 15 млн.

В.В.Путин: Ну, я и говорю: 15, 20, 17 млн. Вот такое направление. Есть лаборатория совместного пользования, куда несколько вузов либо академических институтов собирают средства, делают одну лабораторию, для того чтобы многие вузы и сразу несколько научных заведений могли посылать своих специалистов, могли бы пользоваться.

Наконец, мы некоторое время назад приняли решение, вы знаете, и создали возможность при вузах заниматься коммерческой деятельностью, создавать малые и средние предприятия. Для меня было удивительно: по-моему, несколько тысяч уже создано, да, Андрей?

А.А.Фурсенко: Сейчас где-то под 1,5 тыс. уже. Но Томск как раз один из лидеров, они довольно много сейчас производят.

В.В.Путин: И это количество будет увеличиваться. Это реальная возможность и работать интересно, и получать необходимые денежные средства на то, чтобы решать свои бытовые проблемы. И в этой связи вот  что я хотел бы вам сказать (я думаю, что многие здесь со мной согласятся): такие направления деятельности могут быть гораздо более перспективными, чем текущая работа (даже на первый взгляд более выигрышная) в некоторых западных странах. Потому что там вы будете получать заработную плату, а здесь рынок не ограничен, и по многим направлениям деятельности мы делаем только первые шаги. Можно себя так заявить, что можно, по сути, повторить судьбу многих людей, которые на Западе, исключительно опираясь на свои интеллектуальные возможности, стали миллиардерами. В России это пока возможно.

Пожалуйста.

М.Ю.Белянкова (студентка 5 курса лечебного факультета Сибирского государственного медицинского университета): Здравствуйте, я студентка Медицинского университета, 5-й курс, лечебный факультет, Белянкова Мария. Хотела бы задать вопрос на спортивную тему. Как известно, Вы активно занимаетесь спортом, но спорт высоких достижений требует значительных финансовых расходов. Хотелось бы узнать, как Вы планируете централизованную финансовую поддержку студенческого спорта высоких достижений?

В.В.Путин: Вы знаете, я уже об этом упоминал, мы будем проводить Всемирную Универсиаду впервые в России. И по этому направлению, конечно, будет много сделано с точки зрения подготовки студенческих команд. Но для того чтобы у нас появлялись спортсмены, которые могут демонстрировать мировой уровень в студенческой среде, нужно прежде всего всё-таки развивать массовый студенческий спорт. К сожалению, пока здесь тоже много нерешённых вопросов. У нас ещё в целом-то по стране количество людей, которые регулярно занимаются физической культурой и спортом, значительно ниже, чем у наших соседей. Скажем, в Финляндии почти в 2 раза выше, чем у нас, но количество людей, которые занимаются физкультурой и спортом на регулярной основе, в России постоянно растёт, а студентам сам Бог велел. Мне бы очень хотелось, чтобы в каждом вузе были такие сооружения, такие спортивные залы, бассейны, которыми могли бы пользоваться не только студенты, но даже люди, которые живут рядом со студенческими городками либо рядом с этими объектами. Вы знаете про эту инициативу, про строительство 500, что ли, бассейнов? И в Томске, по-моему, строятся такие бассейны, и в других регионах Сибири и вообще всей страны. Мы обязательно будем это направление продолжать. Но вообще-то я считаю, что и региональные власти здесь должны поактивнее себя вести. Имею в виду, что этими сооружениями, как я уже сказал, должны пользоваться не только студенты, которые учатся в вузах, но и граждане, которые рядом живут. Я – за. И мы будем это делать, даже не сомневайтесь.

М.Ю.Белянкова: Ещё хотела бы уточнить насчёт…

В.В.Путин: Я сейчас не буду приводить только эти цифры. Они просто будут звучать… Никто не обратит на них внимание…

М.Ю.Белянкова: …насчёт именно стипендиального поощрения достойных студентов с высокими спортивными достижениями.

В.В.Путин: Стипендиального поощрения? То есть…

М.Ю.Белянкова: Дополнительная спортивная стипендия чтобы у них была, стимул к дальнейшему развитию.

В.В.Путин: Да, можно подумать. Правда, стипендию нужно платить за результаты в учёбе прежде всего, а если речь идёт о студенческом спорте, если студент демонстрирует какие-то особые, выдающиеся достижения в спорте, то это уже в рамках какой-то команды нужно делать, а не в рамках вуза. Но вот, в принципе, развитие студенческого спорта, конечно, безусловно, решает некоторые проблемы в комплексе. Ну, вот, скажем, я упомянул про Универсиаду в Казани. Я думаю, что вам хорошо известно, что спортсмены, которые будут приезжать на Универсиаду в Казани, будут жить в помещениях, которые мы построили как студенческие общежития, и уже сейчас значительная часть этих помещений отдана студентам Казанского университета, они уже там живут. Потом гости заедут, соревнования мы проведем, закончим, а студенты Казанского университета будут пользоваться этими общежитиями и дальше. Причем я там был, я был с самого начала, видел проекты, видел, как строилось, потом видел уже, в каком состоянии они оказались после строительства и могу вам сказать, что это замечательный уровень, просто прекрасный. И по этому пути тоже будем идти. Конечно, мы не можем и не должны проводить универсиады каждый год на наших территориях, но мы можем проводить различные студенческие олимпиады, можем проводить межрегиональные соревнования и под это тоже развивать инфраструктуру. Так и будем делать обязательно. Давайте, ребята, я вот так, по кругу, ладно? Да, пожалуйста.

И.И.Подгорный (студент 5-го курса лечебного факультета Сибирского государственного медицинского университета): Здравствуйте, меня зовут Подгорный Иван. Я являюсь студентом Сибирского государственного медицинского университета, учусь на 5-м курсе. Я хотел бы ещё раз поднять вопрос, достаточно заезженный, по поводу общежитий. Я являюсь председателем студсовета одного из общежитий и соответственно представляю интересы всех наших общежитий. В Томске в плане проекта и на Томск планируется строительство общего студенческого кампуса, который осуществляет администрация Томской области, Министерство науки и образования и подведомственные ему институты.

В.В.Путин: По-моему, в следующем году уже должны пустить его.

И.И.Подгорный: Да. Но насколько я знаю, Андрея Александровича должны были даже возить на эту площадку.

В.В.Путин: Уже идёт строительство, да?

И.И.Подгорный: Нет. Строительство, насколько я знаю, ещё не идёт...

В.В.Путин: В этом году же уже должны запустить общежитие какое-то.

М.В.Кресс: Кампус на всех. Мы вот сейчас разворачиваем проектирование.

И.И.Подгорный: Я ознакомился с данными по этому проекту, проживание там планируется платное: в среднем начиная от 2,5 тыс. до 8 тыс., в зависимости от того, допустим, комната на одного, двух или больше. Существует ли такая возможность со стороны государства как-то, каким-то образом компенсировать проживание в данных общежитиях? Потому что, я думаю, сумма эта накладывает определённую нагрузку на финансы студентов. Просто хотелось бы узнать, можно ли со стороны государства как-то это компенсировать? И хотелось бы добавить, уже молодой человек говорил по поводу надстройки мансардных этажей. Наш университет тоже является одним из университетов, ректор которого предлагает, на многих встречах говорит об этом, и есть уже определённые проекты даже. Хотелось бы ещё раз попросить, чтобы как-то продвинуть этот проект.

В.В.Путин: Насчет мансард?

И.И.Подгорный: Да, насчёт мансардных надстроек, потому что это в кратчайшие сроки позволит разместить ещё студентов. Я не знаю, как по другим областям, но в Томской области нехватка мест в общежитиях – около 25%.

В.В.Путин: Я знаю. Если в среднем по стране у нас обеспеченность общежитиями студентов составляет где-то 80–85–86%, то в Томской области – 77%, ниже, чем в среднем по стране. Что касается компенсации за проживание в том кампусе, о котором вы сказали, давайте мы к этому вопросу вернёмся после того, как мы его построим.

И.И.Подгорный: Просто хотелось бы, чтобы уже была заложена эта проблема, чтобы в дальнейшем студенты не столкнулись с такой проблемой, что это будет поставлено на коммерческую основу, и фактически это просто будет коммерческий студент, а не помощь студентам.

В.В.Путин: Нет, это тогда не имеет смысла. Сегодня даже значительная часть мест в общежитиях – к счастью, это не касается Томской области, здесь с этим более или менее порядок, – но в европейской части страны значительное количество мест в студенческих общежитиях занято не студентами, а сдаётся совершенно «левым» людям, в том числе, кстати, и мигрантам. Это проблема. И нужно будет провести серьёзное обследование этих общежитий и посмотреть, кто там живёт и на каких основаниях. Я вас прошу это сделать вместе с миграционной службой. Я миграционной службе такое поручение дам.

И.И.Подгорный: Владимир Владимирович, хотелось бы заметить: у нас в принципе проводятся такие проверки, в том числе я участвовал в проверке, участвовал в комиссии по проверке общежитий по факту проживания, наличия либо отсутствия посторонних проживающих.

В.В.Путин: Выявили кого-нибудь?

И.И.Подгорный: Нет. Просто в наших общежитиях таких нарушений нет, потому что изначально эта работа велась.

В.В.Путин: Да-да-да, в Томске получше с этим дело обстоит, в других регионах хуже. Но давайте вернёмся к тому, как компенсировать проживание в этом кампусе будущим студентам после того, как он будет построен. Что я изначально сейчас вижу, это совершенно точно не должно быть обременительным для студентов. Это первое. И второе. Я думаю, что тем студентам, которые, скажем, получают повышенную стипендию, можно бы делать определённые скидки на проживание там, несмотря на то что они повышенную получают, именно за факт хорошей учебы. А насчёт мансарды я услышал. Не забудем, поверьте. Прошу больше к мансардам не возвращаться, я запомнил. Пожалуйста.

А у вас какая специализация будет?

И.И.Подгорный: Я учусь на лечебном факультете - несколько направлений есть, но в течение года нужно будет уже определиться.

В.В.Путин: Вы в ординатуру пойдёте?

И.И.Подгорный: Естественно, пойду в ординатуру, возможно, в травматологию либо в полостную хирургию, что-то с этим связанное.

В.В.Путин: Только дай что-нибудь отрезать!

И.И.Подгорный: Нет, почему! Ну, это же направлено на выздоровление.

В.В.Путин: Как вас зовут, извините?

И.И.Подгорный: Меня зовут Иван, Подгорный Иван.

В.В.Путин: Ваня, у нас, у нашего народа, в сознании, что если врач, то обязательно с ножом должен быть, обязательно хирург. У нас много и других направлений. Ну нет, я вас не отговариваю, просто я знаю, что много современных направлений появляется, очень интересных, на грани, на стыке наук находятся – биологии, физики, химии. Очень интересная область знаний и деятельности, очень интересная.

И.И.Подгорный: У нас в университете есть также медико-биологический факультет, они занимаются, а мы уже больше непосредственно лечением.

В.В.Путин: Прикладным лечением.

И.И.Подгорный: Прикладным, да.

В.В.Путин: Ладно, успехов вам!

И.И.Подгорный: Спасибо большое.

В.В.Путин: Очень интересное направление. Пожалуйста.

Н.Н.Деркач (студентка 5-го курса лечебного факультета Сибирского государственного медицинского университета): Деркач Наталья, студентка стоматологического отделения, Сибирский государственный медицинский университет. Студенты, как факт, – это наиболее активные участники в решении демографической обстановки в нашей стране. В связи с этим возникает нехватка…

В.В.Путин: У вас сколько детей?

Н.Н.Деркач: Я бы хотела иметь детей, но никто пока замуж не зовёт. Вот в связи с этим возникает острая нехватка мест в детских садах…

В.В.Путин: Невнимательные люди у вас.

Реплика: Обратим внимание.

Н.Н.Деркач: Немногие вузы сохранили ведомственные детские сады. Вопрос: возможно ли их сохранение и бюджетное финансирование?

В.В.Путин: Конечно, а как! Детские сады и существуют на бюджетном финансировании.

Н.Н.Деркач: Вот именно ведомственные.

И.И.Подгорный: В медицинском университете у нас из внебюджетных средств финансируются.

В.В.Путин: Из внебюджетных средств не финансируются?

И.И.Подгорный: Финансируются как раз.

В.В.Путин: Из бюджетных средств?

Н.Н.Деркач: Из внебюджетных.

В.В.Путин: А, из внебюджетных! Ну это ведомственный садик потому что.

Н.Н.Деркач: Да, ведомственный детский садик.

В.В.Путин: Так это ведомственный.

Н.Н.Деркач: Да. И вот вопрос: возможно ли как бы бюджетное финансирование?

В.В.Путин: А вот интересно, в ведомственных детских садах компенсация родителям за пребывание детей тоже платится, да?

В.М.Кресс: Точно такая же.

В.В.Путин: Точно такая же, как и в государственном? Да, сколько у вас процентов в Томской области?

В.М.Кресс: 1,2 тыс. на одного ребёнка. Если один ребенок, то не компенсируется, если двое, то компенсируется 60%.

В.В.Путин: То есть вне зависимости от того, муниципальные, региональные или ведомственные?

В.М.Кресс: Не зависит.

В.В.Путин: Ну вот это и есть прямое бюджетное финансирование, и мы его, конечно, будем сохранять, но факт заключается в том, что количество этих детских садов явно недостаточное. Вы знаете, чем бы я хотел с вами сейчас поделиться? Я думаю, что в принципе некоторые коллеги, которые занимаются политологией, должны об этом знать, я сейчас скажу, о чём идёт речь. У нас более или менее улучшается ситуация с демографией начиная с начала 2000 годов (я сейчас скажу, что там происходит), но с 1992 по 2000 год был резкий спад рождаемости в стране, и это нам ещё многократно аукнется. Это так называемая демографическая яма: количество рождённых с начала 1992 года до 2001-го было примерно минимальное в стране. Связано это было с тем, что, понятно, распался Советский Союз, развалилась социальная сфера, начала разваливаться экономика, и люди просто испугались, как растить детей, и у нас был резкий спад рождаемости в начале 1990-х и до начала 2000 годов. После 2000 года началось постепенное выравнивание. Но вот эта демографическая яма (сейчас скажу, к чему я это всё вещаю) к чему приведет? Она приведёт к тому, что через 4–5 лет, я прошу прощения за такие слова, но начнёт воспроизводить себя то поколение, которое было рождено вот в этот период с 1992-го по 2000 годы, а их, этих людей, значительно меньше оказалось. В так называемом репродуктивном возрасте… Они вступают в репродуктивный возраст вот где-то года через 4–5, и количество детских садов, которое мы сейчас хотим нарастить, скорее всего, нам, к сожалению, не понадобится, и просто мы должны об этом уже сегодня подумать. Я вот обращаюсь и к губернатору Томской области и хочу, чтобы меня услышали другие губернаторы: это не значит, что не нужно решать, нужно решать их. Но каким образом? Это просто объективные вещи, понимаете, ребята, это данность, которую мы должны иметь в виду, это объективная реальность. Это значит, что, например, мы детские сады должны не просто так строить, а мы должны понимать, что с ними делать через четыре года, пять лет. И вот, скажем, пристройка помещений к школам – это было бы грамотным решением. Тогда в какой-то момент, когда, допустим, тот или иной детский сад уже не нужен, его можно будет эффективно использовать как продолжение школы. Есть и другие варианты. Но совершенно точно и совершенно очевидно, что сегодня мы должны больше внимания уделить этим детским садам. Мы, конечно, это делаем, целые программы существуют. Мы в бюджете этого года даже из федерального бюджета предусмотрели дополнительно 10 млрд рублей на поощрение тех регионов, которые будут заниматься этой проблемой. Будем давать дополнительные деньги туда, где они эффективно используются.

А что касается демографии в целом, то просто хочу воспользоваться этим вопросом. У нас – слышали вы или нет, я не знаю, но я с удовольствием это повторю, – у нас за прошлый год продолжительность жизни в стране увеличилась сразу на 1,5 года. Вообще, это уникальное явление. Обычно такие процессы происходят лет за пять. За год – на 1,5 года! И мы думали, что мы достигнем этого уровня 70,3 года (это средняя продолжительность жизни в стране в конце прошлого года), мы думали, что мы подойдём к этому где-то в 2014–2015 году. Весь комплекс мер, который сейчас нами реализуется, он даёт такой результат. Это сокращение травм на дорогах, уменьшение потребления некачественного алкоголя, травматизм на производстве уменьшается и, по-моему, в 5,6 раза (не соврать бы только!) уменьшилась смертность. Кардинальным образом уменьшилась материнская (вам как будущей маме говорю) и детская смертность. Детская смертность у нас самая минимальная в России за последние 19 лет. И всё это даёт такой достаточно позитивный эффект.

Н.Н.Деркач: Спасибо.

Реплика: Извините за настойчивость, просто не отходя от темы... Вот подруга…

В.В.Путин: Подруга?

Реплика: Нет, коллега, мы из одного вуза. Просто проект есть.

В.В.Путин: А у вас есть подруга? А у кого нет подруги? У вас? Обратите внимание на Наташу.

Д.А.Попова (студентка 5 курса физико-математического факультета Томского государственного педагогического университета): Попова Дарья, Томский государственный педагогический университет. К вопросу о детских садах. Буквально недавно наши студенты-активисты пришли к ректору с таким предложением – создать на базе нашего университета комнаты временного пребывания для детей сотрудников. Впоследствии могло бы это всё перерасти в специализированные детские сады. Ректор и ректорат одобрили наше предложение, но финансирование на это мы не можем найти. Готовы работать наши студенты, выпускники, практиканты, педагогический вуз. Что нам делать и считаете ли Вы эту идею перспективной для развития?

В.В.Путин: Хорошая идея. Главное – чтобы это не мешало, конечно, учебному процессу, не отрывало существенным образом. Но это вуз должен поддержать. Вы хотите, чтобы мы из федерального бюджета поддержали?

Д.А.Попова: Да, именно так и хотим. Очень хотим воспитывать детей.

В.В.Путин: Хорошо. На самом деле, может быть, вы и правы, в этом есть смысл. Это будет взаимное воспитание.

Д.А.Попова: Да.

В.В.Путин: Это правда, да, это интересно будет. Я сейчас не готов ответить, но подумаем. Ладно?

Д.А.Попова: Ладно.

В.М.Кресс: С регионального бюджета поможем. Мы такие вещи поощряем.

Реплика: Спасибо.

В.В.Путин: Деньги есть?

В.М.Кресс: Там не так много их надо.

В.В.Путин: Просто мы с Виктором Мельхиоровичем (В.М.Кресс) давно знакомы. Он через какое-то время скажет: «Ну Вы же одобрили». Я скажу «да». «Субсидию дайте дополнительную, потому что мы на это деньги истратили, а здесь нам не хватает».

В.М.Кресс: Там небольшие деньги.

В.В.Путин: Идея хорошая.

В.М.Кресс: Очень хорошая.

В.В.Путин: Сейчас, ребят. Я вот сюда, обещал сюда доехать.

Е.В.Терещенко (студентка 4 курса факультета технологии и автоматизации атомной промышленности Северского технологического института Национального исследовательского ядерного университета МИФИ): Владимир Владимирович, здравствуйте. Меня зовут Терещенко Елена. Я студентка 4-го курса Северского технологического института Национального исследовательского ядерного университета МИФИ. Меня, как и многих студентов закрытых городов, волнует вопрос моего дальнейшего трудоустройства. Не секрет, что многие градообразующие предприятия в наших городах либо сокращаются, либо закрываются. Я, студент, получив такое специфическое образование в своём вузе, с трудом могу устроиться на своё предприятие, а уезжать из города или работать по другой профессии я не хочу. Решением бы этого вопроса было строительство Северской АЭС. Оно даже уже одобрено, найдена площадка, получена лицензия, в прошлом году в сентябре приезжал Кириенко (С.В.Кириенко – руководитель государственной корпорации «Росатом»), он подтвердил, что строительство будет, но по согласованию с Минэнерго. Такие вопросы, я думаю, не проходят мимо главы государства. У меня такой вопрос: Владимир Владимирович, Вы можете как-то ускорить принятие решения по строительству АЭС или, если оно нецелесообразно или неоправданно, как Вы в дальнейшем видите развитие ЗАТО и поддержание ЗАТО без таких проектов?

В.В.Путин: У вас ЗАТО чьё? Это Минатома, да?

Е.В.Терещенко: Комбинат.

В.В.Путин: Это Росатома, да?

Е.В.Терещенко: Росатома.

В.В.Путин: Значит, вот что я хочу сказать: вы абсолютно правы. Такие вопросы не проходят мимо главы Правительства, руководителей определённых ведомств. Но, тем не менее, скажу вам откровенно: что конкретно планируется в какие-то временные сроки с этим проектом, я не знаю, просто не помню, хотя это не сложно посмотреть, это одна секунда. Но что я могу сказать определённо? Что мы будем развивать нашу программу мирного атома. У нас – вы, как специалист, должны знать – только 16% генерации в структуре электроэнергетики страны принадлежит атомной генерации. В такой стране, как Франция, – 80% с лишним. У нас действительно продвинутые технологии не только по генерации электроэнергии, но и по вопросам, связанным с безопасностью атомной энергетики. Некоторых разработок нет нигде в мире, они у нас являются уникальными. Наша цель заключается в том, чтобы с 16% в общей генерации выйти как минимум на 25%. Это значит, что мы в ближайшие десять лет должны будем построить в нашей стране столько крупных блоков – именно крупных, не маленьких, а крупных, – сколько было построено за всю историю атомной энергетики Советского Союза. На это у нас выделены средства в государственном бюджете и в бюджете «Росатома». Все планы будут реализованы, у меня нет сомнений. Что касается конкретных сроков, то сейчас не могу сказать, но вы можете быть уверены, что вы найдёте работу, и специалисты вашего профиля найдут работу здесь либо в каком-то другом месте. Вы знаете, у нас очень плохо обстоит дело с мобильностью кадров. То, что вы сейчас сказали, – лишнее подтверждение тому, что ментально мы ещё очень сильно прирастаем к тем местам, где мы родились и учимся. Это хорошо – любить свою малую родину, это замечательно, это лежит в основе патриотизма вообще. Но надо смотреть, конечно, где… Это не применительно к вашей теме и к вашему вопросу, я ко всем обращаюсь. Надо смотреть, где есть интересная работа, где есть возможность трудоустроиться. Не нужно этого бояться. Но по конкретному этому случаю я обязательно посмотрю, что планируется в ближайшее время.

А.В.Никулин (менеджер по работе с болельщиками футбольного клуба «Томь»): Здравствуйте, Владимир Владимирович! Никулин Александр, футбольный клуб «Томь».

В.В.Путин: Извините. Мы, кстати говоря, не только в России это делаем. У нас большой пакет заказов и за границей. Мы, как вы знаете, в Китае Тяньваньскую станцию сделали, причём китайцы очень довольны. Там действительно такие технологии, которые нигде в мире не применяются. Мы для них сделали опытную установку на быстрых нейтронах. Такие установки есть только в России, Японии, Франции. В США – нет. Теперь и в Китае появилась. Мы в Индии строим станции, вы знаете, и там тоже большой, хороший пакет заказов. Мы с нашими индийскими партёрами об этом договорились, документы подписали, большой проект – большой, многомиллиардный. Мы в Европе строим, там у нас есть договорённости в Болгарии. Мы будем строить в Турции, всё подписано. Вчера только я разговаривал с Премьер-министром Турции, они очень заинтересованы, сами нас подгоняют. Там всё, слава Богу, в графике идёт по подготовке документов. Есть там некоторые проблемы, связанные с турецким законодательством: там на одного работающего иностранца нужно не меньше пяти турок, но в атомных проектах это труднореализуемая вещь, потому что нужны специалисты вашего класса. В Турции пока таких нет, но будут, я уверен – и там тоже будут, поэтому работа будет, она будет интересной. Повторяю ещё раз: что касается конкретно вот этого места, я посмотрю. Пожалуйста.

А.В.Никулин: Владимир Владимирович, хотелось бы поприветствовать Вас. Мы уже второй раз за две недели, так получается, встречаемся.

В.В.Путин: Я смотрю, лицо какое-то знакомое. А где мы с вами встречались?

А.В.Никулин: В Санкт-Петербурге 19-го у нас состоялась с Вами встреча, на которой мы начали наш диалог, Вы пообещали продолжить его в Томске. Собственно, в рамках этого диалога у меня два вопроса…

В.В.Путин: Вы болельщик?

А.В.Никулин: Да, болельщик футбольного клуба. Вы тогда озвучивали проблему, по которой футбольный клуб «Томь» всё-таки не может обрести стабильное финансирование и развиваться полномерно, смотря в будущее с высоко поднятой головой. Это какие-то проблемы с входом финансовых организаций в структуру клуба. Так вот буквально вчера по инициативе болельщиков состоялась встреча с генеральным директором клуба, который сейчас единственное, первое лицо в клубе, от которого были получены гарантии того, что наши двери открыты, и клуб готов к тому, чтобы компании вошли. Собственно, это снизит бремя областного финансирования (Вам Виктор Мельхиорович, наверное, озвучивал эту проблему?) и позволит клубу развиваться, чего, собственно, мы и хотим. Не уколы кислорода, которые позволяют выжить, а полномерное финансовое покровительство для развития спорта. Это первый вопрос. Соответственно, проблема снята, можем мы на это рассчитывать или нет? И второй вопрос: в нашем с Вами диалоге 19-го числа была поднята проблема спорта в общем в регионе, спортсооружений. Хорошо, что это было поднято. В некоторых спортивных сооружениях уже начался косметический ремонт, вспомнили наших чемпионов-подводников – по плакату повесили. Хотелось бы, чтобы о них вспоминали не тогда, когда Вы приезжаете в город, а постоянно о них помнили.

В.В.Путин: Я приехал только вчера вечером, а ремонты начались уже позавчера.

А.В.Никулин: Ремонты начались 20-го вечером, я Вам могу сказать.

В.В.Путин: Видите, не связано с моим приездом.

А.В.Никулин: Будем надеяться. Просто у нас действительно бедственное положение в регионе. Ещё раз повторяю: в 2011 году у нас два ребёнка погибли на стадионах, их просто придавило бесхозным инвентарём…

Реплика: Воротами.

А.В.Никулин: Воротами придавило, то есть люди, вместо того чтобы заниматься спортом, гибнут там, вместо того чтобы получать здоровье, они там погибают. В связи с этим вопрос: не изменились ли Ваши планы, цитирую: «Проехать, посмотреть на месте и порешать этот вопрос?»

В.В.Путин: Давайте посмотрим. Я уже сегодня об этом вспоминал и готов посмотреть, готов даже поддержать область по решению этих вопросов. Надо только посмотреть, о каких конкретно незавершённых объектах идёт речь. Что там такое, Виктор Мельхиорович (В.М.Кресс)? Что там не достраивается? Какие объекты?

В.М.Кресс: Я не со всем согласен – с тем, о чём он говорит.

В.В.Путин: Или совсем не согласны?

В.М.Кресс: Совсем не согласен.

В.В.Путин: Так я и понял.

В.М.Кресс: Первое. Если говорить о поддержке спортсменов, мы уже много лет из областного бюджета выплачиваем стипендию тренерам, стипендию спортсменам, в том числе и студентам, подводникам. Мы, единственный регион, из областного бюджета уже много лет выделяем и содержим 289 спортивных тренеров на площадках и участвуем в софинансировании объектов строительства, в том числе сейчас строим большой комплекс бассейнов – 50-метровые, 25-метровые и так далее. По плану, по проекту он должен быть построен в 2013 году. Договорились: сделаем в этом году. Основная часть финансирования – федеральная, часть – наша. В прошлом году сдали с искусственным льдом спорткомплекс. И задачу мы вместе с Мутко (В.Л.Мутко) решаем, у нас соглашение подписано: в Томске в ближайшие годы (у нас четыре района) в каждом районе иметь такую площадку с искусственным льдом.

На днях съездили, посмотрели в Кемерове. Там построили большой комплекс из 12 спортивных залов. Мы начинаем проектировать, то есть идёт работа. Плюс к этому мы с 2005 года на поддержку футбольной команды «Томь» выделили 2,396 млрд. Если это разделить на 7, получится более 300 млн каждый год. Мы посмотрели, сколько выделяется на одного жителя средств в соседних регионах и в России в среднем получилось, что мы выделяем средств больше.

В.В.Путин: Ладно, хорошо. Спасибо большое. Но, тем не менее, как Вас зовут, извините?

А.В.Никулин: Александр.

В.В.Путин: Саш, тем не менее, вы же говорите о каких-то конкретных объектах.

А.В.Никулин: Да, безусловно. Владимир Владимирович, вот у нас построен легкоатлетический манеж, Виктор Мельхиорович знает об этом. Много объектов строится – наверное, не так много, как в Казани и других регионах, но они строятся. Они работают исключительно на коммерческой основе и практически всем жителям не по карману там заниматься. Вот легкоатлетический манеж построен, а легкоатлетическая школа, допустим, до сих пор бегает по коридору в западной трибуне. Мы подготовили вам папочку небольшую, тут есть фотографии.

В.В.Путин: По этим объектам?

А.В.Никулин: Да. По объектам. Посмотрите. Там есть фотографии, как дети там тренируются. Просто невозможно там заниматься. Они все работают на коммерческой основе и недоступны обычным жителям. Час занятий в легкоатлетическом манеже стоит 1,5 тыс. рублей. Это для спортшкол неподъёмные деньги.

В.В.Путин: Хорошо. Я действительно посмотрю, а может быть, сейчас и проедем, взглянем на это.

А.В.Никулин: Если хотите, у нас в центре города находится Дворец спорта. В принципе туда можно проехать, там ещё час назад шла торговля. Там тоже есть фотографии, как замечательно...

В.М.Кресс: Это спортивный комплекс профсоюза. Понимаете? Мы находимся в таком щепетильном положении: чтобы заставить оттуда выйти, надо сделать стоимость земли – есть такой механизм – в 10 раз больше. Но там сегодня работают люди, у которых рабочие места. Поэтому мы идём шаг за шагом. Сейчас часть помещений там выделено уже под спорт. Если бы это была собственность муниципальная, городская или областная, мы бы давно это сделали. Мы бы давно это сделали.

В.В.Путин: Это серьёзная проблема.

В.М.Кресс: Да, это серьёзная проблема.

В.В.Путин: Если это не государственная собственность.

А.В.Никулин: А как она перешла в частные руки, Владимир Владимирович?

В.В.Путин: Так в частные или профсоюзные?

А.В.Никулин: Там, допустим, 50-метровый бассейн, там сейчас дискотека.

В.М.Кресс: Опять путаешь. Там бассейна-то сегодня нет, потому что бассейн был в аварийном состоянии. Для того чтобы бассейн отремонтировать, больше 10 лет назад, надо было вложить несколько сот миллионов рублей, которых не было. Нашлась частная структура, которая сказала, мы это сделаем, но только не бассейн, потому что нам это невыгодно. Или там задавило бы не одного ребёнка. Поэтому вынуждены были на это пойти.

В.В.Путин: Если это не государственная и не муниципальная собственность…

В.М.Кресс: Не муниципальная.

В.В.Путин: …то делать с этим что-то довольно сложно, потому что если это не принадлежит государству, не принадлежит городу, не принадлежит региону, а принадлежит, скажем, допустим, профсоюзу, то это могут сделать только они, а у них тоже нет соответствующих средств. У нас вообще существует достаточно большая проблема с собственностью профсоюзов. Мы сейчас с ними ведём диалог и в принципе находим общий язык по очень многим объектам, особенно, скажем, в Кавказских Минеральных Водах, но о том, что здесь существуют такие проблемы, я не знал. Поговорим, и я поговорю с руководителями профсоюзов, они достаточно быстро реагируют на такие вещи. Можно даже и им помочь, если возникнет необходимость с их стороны, либо договориться с ними о том, что они передают эту собственность, допустим, в регион, мы вместе с регионом вкладываемся, помогаем восстановить, но тогда нужно будет им что-то компенсировать, потому что так просто никто уже в современном мире ничего не отдаёт.

А.В.Никулин: Владимир Владимирович, я с юридической стороны не был готов к такому, но просто мы видим, что спортивный объект превращён в рынок, это нас возмущает, безусловно.

В.В.Путин: И меня это тоже возмущает. Видели, наверное, что на некоторых рынках Москвы происходило и что сейчас происходит.

А.В.Никулин: Да-да, вот продолжить необходимо и в Томске.

В.В.Путин: Да-да, но там это, к счастью, принадлежало… В итоге выяснилось, что конечным бенефициаром было Министерство спорта, и оно начало всё это забирать назад через соответствующие структуры, через спортивный институт, вернее. Здесь другой собственник – профсоюзы, и это другая форма решения проблемы. Но а в целом, если вы занимаетесь этим (занимаетесь, я чувствую так основательно), всё-таки желательно, чтобы вы поглубже влезали и понимали, что происходит, в чём причина. Но, тем не менее, я повторяю, вернёмся, я с профсоюзами обязательно переговорю, ещё раз хочу подчеркнуть, они достаточно лояльно ко всему относятся, естественно, просят всегда какой-то компенсации.

Есть ещё один важный вопрос – это вопрос команды «Томь». Губернатор сказал, что в среднем по году Томская область оказывала поддержку команде где-то в объёме 300 млн.

В.М.Кресс: В прошлом году – 480 млн.

В.В.Путин: Ну вот, когда он попросил меня помочь команде «Томь» в 2009 году в связи с финансовым кризисом, мы это сделали и помогли тоже в объёме 340 млн рублей. Но прошёл год, Виктор Мельхиорович опять пришёл, говорит, опять помогите, в 2010 году, мы ещё дали 340 млн примерно. Прошёл год, но я сказал, я надеюсь, что это как-то будет нормализовано, всё станет на ноги. Он говорит, да, обязательно. Прошёл год. В 2011 году опять приходит, говорит, опять дайте денег: понравилось. Мы опять дали 340 млн, но вот компании, к которым мы обращались (я же не из кармана вынимаю, я же прошу компании некоторые поддержать), мне сейчас говорят, что команда «Томь» существует в двух качествах – и как некоммерческое партнёрство, и как акционерное общество. Понять точно структуру, организационно-правовую форму не представляется до сих пор возможным, потому что конечных бенефициаров не видно. Часть акционеров этого общества, акционерного общества, объявлена банкротами, почти все. У меня справка есть, я вам покажу. Почти все объявлены банкротами. Они говорят, если вы на нас и дальше будете нажимать, мы, конечно, ещё денег дадим, но хотим вас предупредить, что это никогда не кончится. Если люди, любители спорта, любители футбола, сами спортсмены, организаторы спорта здесь, в том числе организаторы команды «Томь», хотят, чтобы это всё было поставлено на такую основательную базу, нужно сделать весь процесс прозрачным, нужно понять, кому что принадлежит, каковы права собственности на те или другие объекты, понять ход денежных потоков. Стадион, допустим, взяли и передали на баланс города Томска. Казалось бы, хорошо – на самом деле подрезали клуб.

А.В.Никулин: Абсолютно согласен.

В.В.Путин: Вот. Потому что это совсем другая структура была бы собственности, если бы не пожадничали и стадион отдали бы команде, клубу. Давайте мы вместе все ещё раз вернёмся к этим структурным вещам. И в этом случае, если туда зайдут дееспособные акционеры либо участники некоммерческого партнёрства (нам всё равно, в какой организационно-правовой форме это будет, надо понять, кому что принадлежит, кому принадлежат товарные знаки, объекты недвижимости и как распределяются денежные потоки), то я вам гарантирую: у «Томи» появятся надёжные и финансово обеспеченные, дееспособные участники этого процесса или в лице дочерних компаний «Роснефти», или в лице дочерних компаний «Газпромнефти», которые работают на территории Сибири и на территории Томской области. Они готовы.

А.В.Никулин: Владимир Владимирович, а когда это будет?

В.В.Путин: Хоть завтра. Хоть завтра, правда. Прямо завтра будут готовы подъехать коллеги, которые до сих пор давали деньги, вступить в контакт с руководителями области, вступить в контакт с руководителями клуба и прямо хоть завтра начать этот процесс. Я с ними предварительно эту проблему проговорил, я вам назвал (не случайно назвал) этих двух возможных участников. Они знают эту проблему и готовы принять участие в этой работе.

А.В.Никулин: Просто счёт идёт на дни, а команда погибает.

В.В.Путин: Надо работать только вместе всем.

А.В.Никулин: Хорошо. Спасибо Вам большое.

В.В.Путин: Мы – за. Если бы я вам сказал «нет, не буду, не хочу», нос бы отворачивал… Но мы уже три года поддерживаем, но по сути ничего не меняется, к сожалению, пока. Нужно изменить подходы.

А.В.Никулин: Да, вот это правильно.

В.В.Путин: Я завтра прямо дам команду, они готовы. Виктор Мельхиорович (Кресс), и «Роснефть», и «Газпром нефть» готовы работать.

В.М.Кресс: У меня заместитель этим занимается, я ему сейчас прямо поручение дам. Там дело в менеджменте клуба.

В.В.Путин: Ну да.

В.М.Кресс: В руководстве клуба. И то, что Вы сказали по непрозрачности потоков, это 100%. Из бюджета сегодня (завтра у нас Дума) вроде мы и готовы дать, но мы же не можем из бюджета дать! Опять же непонятно куда!

В.В.Путин: Вы понимаете, дело вот в чём. Дело в том, что я уже слышу, знаете, что? Говорят: вот скоро выборы: они всё равно денег дадут. Это как называется?

В.М.Кресс: Шантаж.

В.В.Путин: По русскому языку где специалисты? Как называется это? Правильно, это называется «шантаж». Но дело же не в этом. Мне вот лично хочется, чтобы команда существовала, чтобы люди радовались этому, чтобы люди ходили на стадионы, а не водку трескали где-то по подворотням и на стадионе, чтобы не пили. Правда, честное слово, я без всяких шуток говорю.

А.В.Никулин: Охота, Владимир Владимирович, чтобы она ещё прогрессировала и развивалась, понимаете?

В.В.Путин: Конечно. А не была на 16-м месте, как сегодня. Правда, я очень хочу. Это же команда с таким брендом хорошим, уже сколько лет команде.

А.В.Никулин: Блаттер (Й.Блаттер – президент ФИФА) и Платини (М.Платини – глава УЕФА) подходили, говорили, что знают о Томске.

В.В.Путин: Да. Кстати, интересная встреча. Вам понравилось?

А.В.Никулин: Да, очень интересно. С такими людьми всегда интересно.

В.В.Путин: Да, они интересные люди, и очень доброжелательно к нам относятся. Это реально друзья нашей страны – Блаттер и Платини.

А.В.Никулин: Я не ожидал, что они знают про наш Томск – про город.

В.М.Кресс: Владимир Владимирович, Никулина включим в коллегию Департамента по физической культуре и спорту прямо с завтрашнего дня.

А.В.Никулин: Спасибо большое.

В.В.Путин: Пусть займётся уже с официальных позиций решением проблем команды.

А.В.Никулин: Это называется «удачное время».

В.В.Путин: Да? Правильно.

Пожалуйста.

Н.С.Фаттахов (студент 5 курса медико-биологического факультета Сибирского государственного медицинского университета): Владимир Владимирович, добрый день. Меня зовут Николай Фаттахов, я студент медико-биологического факультета медицинского университета и также являюсь кандидатом в Открытый университет «Сколково». Как Вы сегодня уже отмечали, хорошие специалисты формируются именно на стыке научных направлений, поэтому у меня вопрос из области подготовки специалистов по биомедицинским технологиям. В настоящее время в Томске существует ряд совместных образовательных программ между техническими университетами и медицинскими. Например, магистерская программа Томского политехнического университета «Медицинское приборостроение» предусматривает возможность для томских студентов-медиков соответствующих специальностей (кибернетика, биофизика) участвовать в них, но после получения уже своего образования и на платной основе.

Владимир Владимирович, возможно ли в будущем, например, параллельное обучение студентов-медиков медико-биологических специальностей по таким программам на бюджетной основе, например, в рамках внутрироссийских академических обменов между своими же университетами и в рамках консорциума томских вузов на бюджетной основе, если это реально?

В.В.Путин: Так это и сегодня возможно. И сегодня законодательство не запрещает проходить параллельно подготовку и в других вузах, и по другим специальностям, нет такого запрета в законодательстве. И более того, такая практика уже существует во многих вузах. Да, Андрей, что Вы хотели?

А.А.Фурсенко: Там одна вещь: бесплатно можно получать только одно высшее образование.

В.В.Путин: А, ну да.

А.А.Фурсенко: Но в принципе параллельные программы, совместные программы существуют, существуют не только в Томске, и мы как раз с нашей стороны поддерживаем и поощряем.

Н.С.Фаттахов: Возможно ли потом получение, допустим, двойного диплома после окончания медицинского университета, если второй диплом того университета, в котором ты проучился частично, по смежной специальности?

В.В.Путин: Это, конечно, возможно, но дело в том, что и бакалавриат, и магистратура с юридической точки зрения равны. И то, и другое – высшее образование.

Н.С.Фаттахов: То есть на старших курсах, если часть…

В.В.Путин: Да, это возможно.

Н.С.Фаттахов: Возможно?

В.В.Путин: Конечно, возможно.

Давайте вон туда, на галёрку обратимся.

А.К.Елькин (студент 6 курса факультета технологии и автоматизации атомной промышленности Северского технологического института Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ»): Здравствуйте, меня зовут Артём Елькин, студент Северского технологического института, нашего знаменитого. У меня такой вопрос, не про деньги, про счастье…

В.В.Путин: Про что?

А.К.Елькин: Про счастье.

Владимир Владимирович, согласно закону сохранения энергии, если в одном месте убывает, в другом месте прибывает. Соответственно, если ты много делаешь, в другом месте у тебя где-то должно убыть. Яркий пример – Стив Джобс, Королёв, Отто фон Браун: они работали, добивались больших  успехов, но у них убывало в каком-то месте. Вы много работаете, у Вас много прибывает, но не убывает. В чём секрет? Как так работать, как так делать добрые дела, чтобы прибывало, но никогда не убывало?

В.В.Путин: Мне кажется, что… Вы какой специальности учитесь?

А.К.Елькин: Я студент, физик-ядерщик, ой, химик-технолог, прошу прощения.

В.В.Путин: Вот видите, оказывается, можно и то и другое совмещать, во всяком случае в голове совмещается всё сразу. Значит, я думаю, мы с вами не будем подменять понятия, да? Это - если где-то убывает, где-то убывает. Но когда ты работаешь, работаешь в полную силу и с удовольствием – ничего не убывает, только наращивается.

А.С.Кравцова (студентка 5 курса строительного факультета Томского государственного архитектурно-строительного университета): Студентка Архитектурно-строительного университета Александра Кравцова. Меня на самом деле мучают очень два вопроса: один – я пять лет назад получила гражданство РФ.

В.В.Путин: Вы откуда приехали?

А.С.Кравцова: Из Казахстана. В Томске очень много студентов, которые так же приезжают из стран ближнего зарубежья, получают гражданство и хотят работать на благо страны. Но существует одна проблема. Пока мы находимся в стенах вуза, мы социально защищены: получаем стипендии, живём в общежитиях. Но живём по временной регистрации, у нас отсутствует постоянное место жительства, так как нет родственников, у которых можно было бы прописаться. Существуют ли такие программы, которые поддерживают именно таких, новых граждан РФ?

В.В.Путин: Вы гражданство получили?

А.С.Кравцова: Да, получила. Но многие приезжают прямо из многодетных семей, и старшие, и младшие, и средние, и нет возможности даже получения кредита, потому что нет штампа в паспорте.

В.В.Путин: Штампа о чём?

А.С.Кравцова: О постоянном месте жительства, а по временной регистрации ипотеки даже с такими ставками, какие есть, не дают. Это первый вопрос, и второй – не рассматривается ли вопрос о восстановлении военных кафедр именно в строительных университетах?

В.В.Путин: Вы хотите на военную кафедру?

А.С.Кравцова: Ну почему бы и нет, у меня у мамы офицерское звание, она в своё время получила.

В.В.Путин: Ну да, у нас много девушек уже в армии на различных специальностях, это правда. Особенно это связано с усложнением военной техники, и там действительно нужны специалисты очень продвинутых специальностей. И здесь уже даже, честно говоря, не важен пол, здесь нужен просто хороший специалист. И количество женщин и девушек в армии у нас увеличивается и в целом будет увеличиваться.

А.С.Кравцова: И на стройке.

В.В.Путин: Да, и это тоже возможно, и по строительным специальностям. Но дело в чём? Я с этого начну. Дело в том, что количество военных кафедр связано с призывом или отсутствием такового, поэтому и там, где действительно можно было готовить специалистов для Вооруженных сил не в военных учебных заведениях, там эти кафедры сохранялись. Я не могу, конечно, сейчас ответить стопроцентно точно, но в целом я такого не исключаю. У вас ликвидировали эту кафедру? Она была раньше когда-то.

А.С.Кравцова: Да, была, но из-за того, что закрыли финансирование… У нас было очень много техники…

В.В.Путин: Видимо, Минобороны исходит из того, что пока существуют специальные учебные заведения, которые готовят специалистов этого профиля в рамках ведомства. В Петербурге, например, существуют специализированные крупные учебные заведения, готовят военных строителей.

А.С.Кравцова: Просто есть Томский архитектурно-строительный и Новосибирский архитектурный. Ни в одном нет военной кафедры.

В.В.Путин: Да-да, я повторяю, дело в том, что если кафедру сделать, то тогда оттуда призывать в армию не будут, а специалистов армия и так для себя в нужном количестве готовит в специализированных вузах, поэтому это отдельная тема. Что касается адаптации людей, которые приезжают из-за границы – к сожалению, мы должны так сегодня говорить, – то у нас существует программа приёма соотечественников, но она, конечно, несовершенна, я согласен.

А.С.Кравцова: Мы не попадаем под неё.

В.В.Путин: Да, потому что вы уже граждане, вы получили гражданство. Откровенно говоря, вот такую часть, грань этой проблемы я раньше даже и не видел, не чувствовал её просто. То есть вы уже гражданка, так?

А.С.Кравцова: Да.

В.В.Путин: Но регистрации нет. Что-то странное, надо с этим разобраться. Я даже не могу сейчас на это ответить. Я помечу для себя.

А.С.Кравцова: Потому что даже SIM-карту очень сложно купить, не имея постоянного места жительства.

В.В.Путин: А то, что вы учитесь, не берется в расчёт? Этого недостаточно?

А.С.Кравцова: Нет, недостаточно.

В.В.Путин: И регистрации нет у вас в этой связи?

А.С.Кравцова: Регистрация в общежитии, но я выпускница 5-го курса. И всё – я заканчиваю вуз, и…

В.В.Путин: Но вы же где-то планируете работать?

А.С.Кравцова: Конечно, но…

В.В.Путин: Будет по месту работы.

А.С.Кравцова: …очень часто и на работу не берут без постоянного места жительства.

В.В.Путин: Это является препятствием для трудоустройства?

А.С.Кравцова: Да.

В.М.Кресс: Я думаю, здесь дело вот в чём: они будут снимать квартиру, но у нас, к сожалению, всё съёмное жилье сегодня всерую, то есть плату берут арендодатели жилья, а штампики, как выразились, им не ставят. Ну, потому что три-четыре квартиры у некоторых, они, естественно, налоги с них не платят. Вот нам в этой части надо поработать. Но в рамках вот проекта «ИНО Томск-2020» у нас запланировано строительство нескольких домов для съёмного жилья, где стоимость будет значительно ниже, чем на рынке, именно для выпускников прежде всего и для инновационных предприятий.

В.В.Путин: Нужно обратить на это внимание. Мы тоже задумываемся.

А.С.Кравцова: Я могу снимать даже это жилье, но я же не могу всю жизнь жить в съёмном жилье.

В.В.Путин: Да, конечно, но это другая проблема. Это жилищная проблема в целом. Она актуальна для всех здесь присутствующих вне зависимости от того, приехали они из Казахстана или здесь родились. Но тем не менее над этими вот аспектами, связанными с тем, что у вас дополнительные сложности возникают в связи с отсутствием постоянной регистрации, надо подумать. Сейчас не готов даже ответить, но это важный вопрос, я согласен. Да, пожалуйста, прошу вас.

А.С.Новикова (студентка 5-го курса факультета клинической психологии, психотерапии и социальной работы Сибирского государственного медицинского университета): Здравствуйте. Новикова Анастасия, Сибирский государственный медицинский университет, клинический психолог, также являюсь волонтером студенческого антинаркотического движения. В связи с этим вопрос. СибГМУ и другие вузы города Томска были инициаторами разработки программы по наркопрофилактике в среде высокообразованной молодёжи. Это было отмечено как Томская антинаркотическая инициатива на выездном заседании Государственного антинаркотического комитета, где было принято решение о создании Центра для психосоциальной профилактики кризисных ситуаций, дезадаптации и асоциального поведения. И на данном этапе каких-то конкретных шагов не предпринимается.

То есть программа создана, было решение создать центр, есть уже помещение, его смотрели, а сейчас как бы всё остановилось и дальнейшего развития нет. Вот как-то можно посодействовать?

В.В.Путин: Это прямо при вузе у вас было?

А.С.Новикова: Это была инициатива вузов, поддержана Томском как Томская антинаркотическая инициатива, отмечена на ГАКе. Все документы в ФСКН на рассмотрении, и пока дальнейшего развития нету.

В.В.Путин: Я вернусь к этому. Я просто ничего не знаю об этой инициативе.

А.С.Новикова: Просто помещение смотрели, документы все отправлены, механизм есть, если мы пилотную площадку запускаем в Томке, это будет как бы отработано, мы можем это транслировать в другие субъекты Российской Федерации, потому что это проблема уже существовала.

В.В.Путин: Хорошо, хорошо, посмотрю. А вы точно уверены, что это там где-то как-то оформлено?

А.С.Новикова: Да.

В.В.Путин: Где это находится непосредственно?

А.С.Новикова: Насколько я знаю, все документы как минимум были в ФСКН Виктору Петровичу Иванову переданы (В.П.Иванов – директор Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков).

В.В.Путин: Я с Ивановым переговорю обязательно.

А.С.Новикова: А куда дальнейшие документы пошли, я не знаю.

В.В.Путин: Хорошо. Я с Виктором Петровичем  переговорю прямо сегодня, узнаю у него судьбу этого проекта, ладно? Договорились.

П.Н.Рвалов (руководитель студенческого медиа-центра, заместитель председателя профсоюзной организации студентов Томского политехнического университета): Здравствуйте Владимир Владимирович! Рвалов Павел, Томский политехнический университет. В нашей стране существует достаточно много горнолыжных курортов, но иногда слетать за границу покататься на тех же самых горных лыжах бывает дешевле, чем добраться до города Сочи. В связи с этим у меня возникает вопрос: сможет ли обычный простой студент, и не только, наверное, студент, а молодой человек после проведения Олимпиады-2014 поехать покататься на Красной Поляне? Я знаю, что Вы любитель покататься на горных лыжах, я катаюсь на сноуборде, возможно ли как-нибудь прокатиться вместе с Вами? И самый актуальный молодёжный вопрос: кто круче – сноубордист или лыжник?

В.В.Путин: Вы, конечно, круче, но на лыжах, мне кажется, интереснее. Мы покатаемся с вами, да, конечно, обязательно. Что касается… Можно или нельзя покататься? Собственно говоря, для этого я и затеял этот олимпийский проект, чтобы у нас была возможность сконцентрировать ресурсы на развитии Юга страны, с тем чтобы Большой Сочи, вообще регион на побережье Чёрного моря был комфортным для наших граждан и зимой, и летом. Я уже много раз об этом говорил, могу сказать ещё раз: только 20% всего объёма финансирования идёт чисто на спортивные объекты, 80% – это инфраструктура региона Большой Сочи, это дороги, тоннели, электростанции, газопроводы. Мы два газопровода туда дополнительных протянули: один по дну Чёрного моря, другой – по горам. Построили электростанцию, восемь подстанций, десятки мостов и тоннелей, сотни километров дорог, в том числе объездную дорогу вокруг Сочи. Ну и, конечно, сам горный кластер связан с развитием зимнего спорта: там и горные лыжи, и сноуборд, и прыжки, и другие зимние виды спорта. Я очень рассчитываю на то, что и вы тоже сможете туда приехать. Вопрос не только в том, чтобы приехать туда и воспользоваться всем этим. Вы же сказали «дешевле, может быть, добраться до других курортов». Это вопрос, связанный со стоимостью билетов. Здесь действительно нужно ещё как следует поразбираться: у нас иногда из одной точки страны в другую добраться дороже, чем за границу слетать. Связано это в том числе и с налогообложением – здесь мы эту тему уже обсуждали. Не думаю, что здесь у нас всё в порядке, потому что при полётах за границу НДС не берут, а внутри страны берут. С этим нужно разбираться, Министерство финансов это знает, готовит соответствующие предложения. Это касается и стоимости авиационного керосина, особенно в отдалённые регионы, особенно на Дальний Восток – там монополизация: одна-две компании работают и монопольно высокие цены держат. Это целый комплекс вопросов, конечно, мы это знаем, и будем решать. Пожалуйста.

А.Ф.Бархатов: Бархатов Александр, магистрант ТПУ. У меня к Вам вопрос скорее по развитию региона. Я являюсь жителем посёлка Самусь. Достаточно много говорится о газификации населения и так далее, то есть у нас уже более чем 10 лет газопровод, отвод протянут на котельную, то есть отапливается посёлок, но газификации жилых домов не происходит. Перед каждыми выборами нам обещают, что вот-вот мы газифицируем посёлок, а в соответствующих службах после выборов нам говорят, чтобы составили проект. А представляете, на газификацию посёлка проект! Это сотни миллионов может стоить! И сколько денег ещё на это! То есть ясно, понятно, что люди никаким образом не могут это своими силами…

В.В.Путин: Вот это примерно то, о чём спрашивал ваш коллега с галёрки, когда энергия вся уходит на предвыборные обещания, а потом уже энергии не хватает на выполнение, да?

А.Ф.Бархатов: К сожалению, да. Печально. Просто получается так, что мы уже на Ваш сайт писали 2 раза, на сайт Президента, на сайт «Единой России» бесчисленное количество раз, и, к сожалению, такая ситуация.

В.В.Путин: Давайте я вам обещаю, что мы этот вопрос решим. Только мне точно нужно знать, где это и что находится. Это первое. Второе. Это не имеет уже отношения конкретно к вашему посёлку, а в целом по стране. Очень часто мы с вами слышим тезис о том, что мы много продаём, допустим, наших природных ресурсов, в том числе и газового сырья, природного газа за границу, и не лучше ли было бы на эти деньги развивать газификацию страны? Ну, во-первых, газификация страны развивается и достаточно большим темпами. Но что касается продажи за границу и внутри страны: продажа за границу даёт возможность держать низкие цены на газ внутри страны – вот это самое главное. И я хочу, чтобы вы это знали и все другие знали. У нас сейчас средняя стоимость нашего газа за 1 тыс. кубов в Европе – где-то за 400 евро, за 1 тыс. кубов, а внутри страны в разы меньше – 80, по-моему. Боюсь соврать, но примерно так. То есть несопоставимые цены. И за счёт того, что «Газпром» продаёт задорого газ за границу, он имеет возможность достаточно дешёвые тарифы иметь внутри страны.

А.Ф.Бархатов: Мы хотим купить.

В.В.Путин: Да, сейчас скажу по газификации. Государство в лице «Газпрома» и сама компания «Газпром» строит магистральные сети к населённым пунктам, а разводку осуществляет регион либо муниципалитет – это не задача «Газпрома» и федеральных властей. И когда вам много раз обещают и не делают – это очень плохо. Я очень рад, что здесь губернатор сидит и слышит. Если уж так совсем тяжело, мы поможем…

Н.С.Лебёдкина (студентка 3 курса гуманитарного факультета Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники): Здравствуйте! Лебёдкина Надежда, Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники. Сейчас во многих университетах у нас созданы общественные объединения, такие как студенческие отряды.

В.В.Путин: Строительные отряды?

Н.С.Лебёдкина: Студенческие отряды.

В.В.Путин: Строительные студенческие отряды, да?

Н.С.Лебёдкина: В том числе и строительные, сельскохозяйственные, педагогические, то есть спектр у нас большой. Но курируют и организуют деятельность студенческих отрядов в университете администрация университета и профсоюзная организация. На сегодняшний момент, с момента вступления в силу нового закона, что членство у нас теперь могут подтверждать только организации, которые входят в федеральный и региональный реестр, у нас получается так, что возникают проблемы с работодателями: чтобы подтвердить членство, мы собственные списки, то есть списки ребят, которые написали заявление, должны передать в региональное отделение, а из регионального отделения передаётся в Москву. Получается очень долгий документооборот, и у нас возникает проблема, когда мы договариваемся с работодателями, чтобы работодатель смог воспользоваться льготным налогообложением, им нужно вот это подтверждение, выписки. И так как из Москвы они идут очень долго, это проблема. Многие перспективные работодатели, чтобы ребята получали у нас хорошую зарплату, отказываются…

В.В.Путин: Я в первый раз слышу, что обязательно через московские структуры нужно это делать.

Н.С.Лебёдкина: Да, это теперь новый закон, и мы хотели бы попросить Вас…

В.В.Путин: Это закон именно?

Н.С.Лебёдкина: Да, что теперь подтверждение идёт только через Москву.

В.В.Путин: Это в законе прописано? В каком?

Реплика: Закон о стройотрядах, да, вы имеете в виду?

Н.С.Лебёдкина: Да. То есть он вступил, и такая ситуация. Мы бы хотели попросить Вас, чтобы теперь право на подтверждение членства было у университета, потому что кто, как не университет, может реально подтверждать, что…

В.В.Путин: Зачем забюрократили так, я не понимаю. Я согласен, надо пометить…  Да, пожалуйста.

Д.Л.Гамов (аспирант физико-технического института, командир вузовского штаба студенческих отрядов Томского политехнического университета): Я хочу добавить по этому поводу. Гамов Денис, политехнический университет, командир вузовского штаба студенческих отрядов. Это давно уже было, закон такой есть, вопросов много возникало. Почему решили, как Вы сказали, такую бюрократию провести? Потому что боялись и боятся на сегодняшний день возникновения этих же отрядов, бригад непонятных, не имеющих отношения к студенческим отрядам. Эта именно льгота должна распространяться на…

В.В.Путин: Нет, ну девушка права, это же университет должен нести ответственность. Ну или хотя бы на региональном уровне, хотя бы подтверждали где-то на уровне региональных каких-то структур.

Д.Л.Гамов: На региональных - это можно сделать.

В.В.Путин: Так и надо сделать.

Д.Л.Гамов: Его только приняли, буквально перед летом.

В.В.Путин: А какие структуры должны подтверждать-то факт существования?

Н.С.Лебёдкина: Центральный штаб студенческих отрядов.

В.В.Путин: А… центральный штаб студенческих отрядов.

Н.С.Лебёдкина: Да.

В.В.Путин: Но у вас же на региональном уровне тоже есть, наверное, штаб?

Д.Л.Гамов: Да, есть региональное отделение. Но на самом деле проблем… Мы также ребят устраивали, и в этом году уже использовали эту льготу. Почему через центральный штаб? Потому что мы здесь движение, а там организация, то есть с юридической стороны мы должны быть… Сейчас мы становимся организацией, мы можем пользоваться этой льготой на региональном уровне.

В.В.Путин: На региональном уровне? То есть закон позволяет это делать?

Д.Л.Гамов: Конечно.

В.В.Путин: Ну, так давайте будем делать. Закон позволяет.

А.А.Поляков (студент 4 курса факультета вычислительных систем Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники): Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Андрей, я являюсь студентом ТУСУРа. Полтора года назад мы – то есть я, ещё студент и выпускники других вузов Томска приняли решение для себя, что пора действовать и организоваться в плане реализации своего права на жильё. Мы пошли следующим путём: решили построить свои дома, малоэтажное жильё где-то за городом. На сегодняшний день у нас уже полным ходом идёт строительство, наша задумка реализовалась, она очень успешная. Квадратный метр нашего жилья обходится в 8 тыс. рублей. Причём это полноценный дом с централизованным водоснабжением, отоплением, электричеством, и так же мы сейчас проект на газ готовим, самостоятельно его заказываем.

В.В.Путин: Вы не привлекаете студентов из архитектурного университета?

А.А.Поляков: Нет, мы не привлекаем. Вся эта схема у нас получилась… Нам навстречу пошли заместитель губернатора Сергей Точилин, глава Томского района Владимир Лукьянов, то есть у нас это получилось. Но у нас, видите, всего 26 домов. Это те, кто изначально планировал, члены нашей, так сказать, общественной организации. Несмотря на это никакой рекламной кампании у нас не было, потому что общественность… Даже через знакомых, через сарафанное радио желающих очень много.

В.В.Путин: Местные власти вам землю предоставляют?

А.А.Поляков: Да, местные власти предоставляют землю в аренду.

В.В.Путин: Инфраструктуру тоже делают?

А.А.Поляков: Инфраструктуру мы изъявили желание строить самостоятельно, на собственные деньги. Причём, включая это, у нас из расчёта того, что мы сами это будем строить, у нас из этого исходит… заложено в кв. м нашего жилья.

В.В.Путин: Очень дешево получается.

А.А.Поляков: Очень дешево получается, потому что мы используем максимальные льготы. Есть ещё такой 165-й закон Томской области, который позволяет заготавливать древесину для собственных нужд. Собственно говоря, дома у нас из бруса, а мы пользуемся этим законом, заготавливаем, то есть мы за него не платим, а платим только за распил.

В.В.Путин: Что распиливаете?

А.А.Поляков: Распиливаем деревья на доски.

В.В.Путин: Понятно.

А.А.Поляков: То есть ситуация следующая. На сегодняшний день только к нам заявлений от желающих поступило уже около сотни, которые хотят так же, таким же методом построиться, не обременяя местную власть, областную, но нет ресурсов. Здесь нужно программное решение. Мы действуем проектом. Нужно программное решение, готового программного решения на сегодняшний день мы не видим в регионе, но мы готовы принять участие в его разработке. Мало того, наша общественная организация готова его и разработать.

В.В.Путин: Нам далеко с вами ходить не нужно. Губернатор здесь, слышит, тем более что опыт положительный, осуществляется при поддержке местных и региональных властей – ничего не мешает. То есть вы хотите, чтобы это было просто систематизировано и было принято в виде какой-то программы?

А.А.Поляков: В виде программы, но причём возложить всю ответственность за реализацию этого проекта именно на общественные структуры, то есть не обременять дополнительно ту же самую областную власть, потому что у нас получилось, почему не может получиться у остальных? Усилить контроль и дать возможность реализовывать. Мы готовы на себя взять ответственность и вытянуть посёлок, допустим, в 300 домов.

В.В.Путин: Я понимаю. Виктор Мельхиорович, есть какие-то препятствия реализации этого?

В.М.Кресс: 500 домов давайте, договариваемся сразу? Я сейчас Точилину и Лукьянову, вот прямо выйдем отсюда, дам поручение, договорились?

А.А.Поляков: Хорошо. С кем разговаривать?

В.М.Кресс: С Точилиным. Точилин и Лукьянов.

В.В.Путин: Пожалуйста, прошу вас.

В.Н.Перуновский (студент 5-го курса философского факультета Томского государственного университета): Добрый день ещё раз, Владимир Владимирович, я бы хотел продолжить тему творческих людей, которые реализуются, вот я сам сейчас прохожу отбор в Открытый университет «Сколково», планирую в ближайшие годы пополнить ряды специалистов, которые будут продвигать нашу науку, экономику, занять позицию, скажем так, в среднем классе, ну наиболее активной его части. Это технологические специалисты, деятели культуры, ну принято креативным классом называть …

В.В.Путин: Вот интересно просто для себя, как вы определяете, что такое средний класс?

В.Н.Перуновский: Это люди с определённым уровнем дохода и …

В.В.Путин: Каким?

В.Н.Перуновский: Выше среднего.

В.В.Путин: Каким? Назовите в рублях.

В.Н.Перуновский: В рублях, я полагаю, более 30 тыс. в месяц.

В.В.Путин: Так.

В.Н.Перуновский: Плюс определённый образ жизни людей…

В.В.Путин: Какой?

В.Н.Перуновский: Достаточно активный…

Реплика: В том числе и по вечерам…

В.В.Путин: Нет, без этого и без этого.

В.Н.Перуновский: Без этого, стопроцентно. Люди мобильные, которые готовы ко всему новому, а вопрос следующий…

В.В.Путин: Есть ещё один параметр, вы… Между прочим, как вас зовут?

В.Н.Перуновский: Вячеслав.

В.В.Путин: Слава, точно угадал, во-первых, в экспертном сообществе считается, что, ну так вот у нас, да, по российским стандартам средний класс – это люди, которые имеют доход где-то 30 тыс. рублей, они мобильнее, потому что у них есть машина и есть квартира. Вот это уже формальные параметры, формальные, принадлежности к среднему классу. Но то, что Слава упомянул ещё определённый образ жизни, – это, конечно, правильно, это здорово, на самом деле, вот эксперты должны были бы обратить на это внимание. Вы обратили, а они нет.

В.Н.Перуновский: Я прошу прощения, я не представился. Перуновский Вячеслав, я студент-социолог из Томского государственного университета, я немножко в теме поэтому. Вопрос задать хотел следующий: вот Вы в своей программной статье обозначили группу людей как средний класс, то есть как бы к ним обратились. А что конкретно Вы бы хотели предложить именно креативному классу, то есть наиболее активной части вот этого среднего класса?

В.В.Путин: Предложить реализовывать ваши планы. Вы же сейчас о них сказали. Нужно просто занимать активную позицию, работать, вот товарищ ваш, сзади сидит. Вот что он предлагает и правильно делает? Он не просто предлагает, он реализует конкретные планы, он реально делает это дело.

У вас специализация какая по образованию?

В.Н.Перуновский: Государственное и муниципальное управление.

В.В.Путин: Вот это уже подходяще. В принципе ведь таким видом деятельности может заниматься кто угодно, но он непосредственно по специальности, что называется, практикуется. Так же может делать любой человек по своей специальности.

В.Н.Перуновский: Мы уже делаем. Меня интересует, что Вы хотели бы предложить на самом верхнем уровне?

В.В.Путин: Не сидеть сложа руки, работать надо. Двигаться нужно, нужно проявлять инициативу и вести себя активно. Знать действующее законодательство, работать в различных структурах, в том числе общественных. Это, казалось бы, несерьёзная вещь, но Саша говорит про эту «Томь» (уже мне плешь проел с этой «Томью»!) и говорит мне о спортивных сооружениях. Я уверен, что это принесёт результаты, то есть он активно себя ведёт, причём ведет себя (обращаю ваше внимание!), не прибегая к ненормативной лексике и без хамства. Просто занимает активную позицию. И уверен, что это принесёт результат. Если мы, каждый на своём месте, будем действовать так же активно, то у нас будет результат.

Дело в том, что у нас в принципе, в нашем сознании, очень много патернализма. Очень много ожиданий о том, что добрый дядя, царь или герой должны обеспечить наше безбедное будущее. Да, конечно, нужно понимать, что государство должно, обязано сделать, и нужно знать свои права, но нужно знать и свои обязанности и чувствовать себя самодостаточным человеком.

В целом я уже говорил об этом, когда мы дискутировали с коллегой по поводу того, где жить и где работать. У нас ещё много проблем и много неурегулированных сфер деятельности. Но у нас очень много возможностей как раз, может быть, в силу неурегулированности. И мы с вами должны найти решение и урегулировать эти темы. Здесь много таких поднимается, о которых я откровенно сказал, что, допустим, проблему, связанную с регистрацией тех, кто даже гражданство получил, я не чувствовал, потому что никогда об этом не слышал. У нас таких вопросов много. Но у нас и много возможностей решать эти проблемы, причём решать так, как они нигде не решены.

Мы сейчас работаем над олимпийским проектом. С технологической точки зрения мы это делаем лучше, чем кто-либо в мире. Почему? Потому что мы можем воспользоваться сегодняшним уровнем технологий и административного управления такими проектами. А то, что делалось раньше, было сделано хорошо, но на другой производственной и технологической базе. То же самое практически в любой сфере деятельности.

В.Н.Перуновский: Можно кое-что добавить? А будете ли Вы делать ставку на эту группу в плане развития государственности?

В.В.Путин: Конечно, это и есть один из наших приоритетов. Безусловно, будущее – за этим, потому что, как правило, в массе своей это люди с хорошим образованием и занимающиеся, как правило, средним бизнесом. А это составляет основу почти любой развитой экономики и делает её стабильной. Вот когда она многовекторная, диверсифицированная и основана на доходах в основном от деятельности мелкого и среднего бизнеса, то она не подвержена таким внешним шокам и рискам, которые связаны с глобальной экономикой и с рисками, которыми мы не управляем и на которые влиять не можем. Это очень важно. А что касается того, этот тренд у нас сохранится или нет, могу вам сказать точно: он сохранится. У нас сегодня (я сказал, что это связано с уровнем образования граждан), вот сегодня у нас, если посмотреть на структуру уровня подготовки наших граждан, 57% молодых людей от 25 до 35 лет (57%!) имеют высшее образование. А если мы возьмём следующий поколенческий срез, от 15 до 25 лет, то там либо хотят, либо уже получают высшее образование 80%. Это такой образовательный драйв, я вот в одной статье как раз даже употребил это слово. Образовательный драйв молодого поколения, конечно, можно и нужно и поддержать, и использовать. Мы так и будем делать обязательно.

Реплика: Я студентка Томского политехнического университета, кафедры водородной энергетики и плазменных технологий. Вот Вы сегодня посещали одну из лабораторий, открывшуюся в Политехническом под руководством профессора Крёнинга. Я же работаю в лаборатории, открывшейся по 220-му постановлению, – технологии водородной энергетики...

В.В.Путин: Даже номер правительственного постановления знают.

Реплика: … открывшейся под руководством профессора из Исландии Сигфуссона. У нас за два года сформировался уже хороший коллектив и получены уже какие-то важные результаты. Но, как я уже сказала, двух лет и двух месяцев недостаточно для тех исследований, которые мы получили, для их практический реализации.

В.В.Путин: Надо продолжить.

Реплика: Вот я как раз к этому и веду. Я хочу сказать огромное спасибо за такую возможность, потому что я как студент… Я была бакалавром и окунулась в это. Я получила опыт работы (непосредственно запись в трудовую книжку) и опыт общения с международными профессорами. Хотелось бы спросить Вас о том, собираетесь ли Вы и дальше поддерживать такие проекты, будут ли дальше финансирование их в 2013–2014 годах?

В.В.Путин: Мы не знали, как заработает эта программа, выделили на неё, по-моему…

А.А.Фурсенко: 12 млрд рублей.

В.В.Путин: 12 млрд рублей выделили на эту программу, и (для тех, кто не знает, я думаю, что многие знают, но есть те, наверное, кто не знает) программа заключается в следующем: мы выделяем так называемый мегагрант до 150 млн рублей, но не учебному заведению, не научному учреждению, а конкретному физическому лицу, учёному, который предлагает интересный перспективный проект. И даём ему право самому определить, с кем и в каком количестве он хочет работать. Есть только одно условие, которое он должен, безусловно, исполнить. Это условие заключается в том, что если это иностранный специалист, а эти деньги мы готовы платить и платим любому специалисту вне зависимости от гражданства, а только от уровня его квалификации, то он должен прожить в России в течение года не менее четырёх месяцев. Потому что мы исходим из того и считаем, что руководить процессом сидя за границей можно, используя современные средства коммуникации, но всё-таки это менее эффективно, чем быть на месте и иметь прямой контакт с нашими прежде всего молодыми специалистами. В этом тоже одна из содержательных составных частей этого проекта. И то, что мы сейчас видим (а у нас 79 уже распределено таких мегагрантов), они работают успешно.

По структуре я точно не могу сказать сейчас, но там, по-моему, больше всего, кстати, российских специалистов, 39, на втором месте – американцы, потом немцы, французы, итальянцы, исландцы есть, по-моему, два человека. То есть география очень большая, и направления исследований самые разные, самые разнообразные, очень интересные и полезные, поэтому мы сейчас уже видим, что программа заработала, она работает эффективно, и мы её продолжим, предусмотрим дополнительные бюджетные средства до момента окончания.

Реплика: Я сейчас заканчиваю, у меня шесть лет, всё. Я думаю, идти или не идти в аспирантуру. То есть можно рассчитывать на то, что я могу остаться в этой лаборатории, что она дальше будет существовать активно?

В.В.Путин: Бюджетный процесс складывается таким образом: Правительство предлагает в Государственную Думу, а Государственная Дума голосует или не голосует, либо вносит какие-то коррективы. Я надеюсь, что депутаты нас поддержат.

Т.А.Ефанова (студентка 5 курса факультета технологии и предпринимательства Томского государственного педагогического университета): Здравствуйте, Владимир Владимирович, меня зовут Ефанова Татьяна Александровна, студентка Томского государственного педагогического университета. Ни для кого не секрет, что престиж педагогического образования не очень высок. Так вот, среди студентов нашего университета ходит слух о том, что педагогические вузы присоединят к классическим. Скажите, так ли это?

В.В.Путин: Что педагогические вузы присоединят к классическим? Я такого не знаю. Во-первых, всё-таки педагогическое образование – это очень специфическое образование. Недостаточно быть хорошим физиком или математиком, нужно быть ещё и педагогом, а для этого нужно знать детскую психологию, знать педагогику. Это сложный процесс, это отдельная специальность. Мне министр образования не докладывал о таких планах, я в первый раз об этом слышу. Наоборот, я глубоко убеждён в том, что мы должны развивать педагогическое образование как отдельное направление, отдельную дисциплину, это очень тонкий и сложный процесс, поэтому таких планов у нас нет. Но я не знаю, в отдельных случаях… Может быть, небольшим вузам, которым сложно существовать отдельно и для них, наоборот, выгоднее присоединиться к кому-то, к университету крупному, мы препятствовать не будем, но вот такой политики, направленной на уничтожение педвузов как класса, присоединения любой ценой, нет и быть не может.

Т.А.Ефанова: Спасибо большое.

В.В.Путин: Пожалуйста, прошу вас.

С.А.Шевченко (студент 5-го курса строительного факультета Томского государственного архитектурно-строительного университета): Здравствуйте, меня зовут Шевченко Сергей, я выпускник Томского государственного архитектурно-строительного университета, и вопрос у меня такой. Сначала я хочу прокомментировать своих коллег немного, про мансардное строительство, я понимаю, что надоело, но я просто хочу объяснить немного эту систему. Это очень выгодная технология, это уникальная технология. Немцы уже решили свою проблему санации жилого фонда благодаря этой технологии, а мы никак не можем её решить, уже четыре года эта технология пытается вклиниться к нам в Россию.

В.В.Путин: Как вас зовут?

С.А.Шевченко: Сергей.

В.В.Путин: Серёжа, вы знаете, что такое ломиться в открытую дверь? Вы же архитектор. Дверь открыта, а вы всё продолжаете туда… Я же согласился уже.

С.А.Шевченко: Понимаете, нужно дать какой-то старт. Просто здесь даже особых вложений никаких не нужно, здесь нужно привлечение частных инвесторов. Просто я расскажу технологию…

В.В.Путин: Настырные ребята эти архитекторы.

С.А.Шевченко: Раньше как строили? У нас у хрущёвских зданий есть стопроцентный запас прочности фундамента, поэтому им можно надстраивать четыре этажа и более. Инвесторов привлекаем, и они строят эти дома, получают прибыль от продажи квартир, за это они должны провести санацию этого дома, то есть заменить коммуникации, приборы учёта, утеплить фасад, поставить пластиковые окна, и все будут рады.

В.В.Путин: У меня есть предложение. Давайте я попрошу своих коллег буквально сегодня-завтра, они на базе Томска попробуют реализовать эти проекты с привлечением специалистов из ваших вузов. Вы создайте это малое предприятие, которое позволяет создать закон при вузе, организуйте его вместе с коллегами на базе одного или двух вузов, и давайте мы сделаем так, что мы привлечём вас к практической работе, потому что то, что вы сейчас сказали, требует практической, экспертной оценки. Я же не случайно сказал про фундамент. Я же не знаю, какие они, я же не изучал и изучать не могу. А вы можете. Давайте вы вместе с нашими специалистами создайте своё предприятие и попробуйте… Это нормально абсолютно, это работает.

С.А.Шевченко: Проблема просто в том, что это может решить и такие глобальные проблемы, как жилищный фонд – административный, промышленный. Можно детские сады надстраивать, всё остальное. Я просто хочу сказать, что…

В.В.Путин: Короче, это будет Нью-Москва и Старые Васюки или наоборот.

С.А.Шевченко: Просто сейчас у нас нет таких специалистов. Ребята говорят, но у нас их очень мало. Для этого нам нужны командировки в Германию. Я не требую, я просто… В нашем университете очень грамотные преподаватели преподают, но у нас нет стажировки в Германии.

В.В.Путин: Я уже не помню, когда за границу ездил. Я всё в деревню Гадюкино – туда, сюда, а он – в Германию!..

С.А.Шевченко: Просто это же на благо страны, нашей Родины. И есть такие люди, которые готовы… Мы не собираемся оставаться в Германии. Мы собираемся решать проблемы здесь. Нам не надо 150 тыс. Это я так сказал, а теперь мой основной вопрос: я учусь на бюджетной основе, и за пять лет государство тратит на меня немаленькие финансы, но без грамотной и хорошей практики я, получается, выхожу из университета некомпетентным специалистом в практическом вопросе.

В.В.Путин: А рекомендуете нам надстраивать мансарды…

С.А.Шевченко: Вот именно! Я хочу решить проблему практики. В итоге я рискую быть невостребованным на рынке труда, а введение новой формы образования, такой как бакалавриат, уменьшает и то маленькое количество часов, выделенных на практику. То есть я учусь четыре года, у меня нет инженерной практики. И я считаю, что в строительных университетах ни в коем случае нельзя вводить такую систему, потому что работодатель… Мы на выходе получаем, что работодатель получает непонятный статус студента. Кто такой бакалавр? И в итоге ничем не подкреплённые теоретические знания студента, что в строительной специальности невозможно.

В.В.Путин: Согласен. Я думаю, что в любой специальности нужно иметь практику, особенно если прикладной вид деятельности, если это не чистая математика, допустим. Но даже и в чистой математике нужно поработать в хорошей лаборатории с крупными специалистами. Но в прикладных отраслях, конечно, нужна практика. Что хотел бы в этой связи сказать?

Первое – это то, что мы с вами все вместе должны быть частью мировой системы образования, международной системы образования, иметь такие стандарты, которые позволяли бы вам чувствовать уверенно себя на рынке труда в мире вообще, а не только в России. И в этой связи когда-то эксперты и предложили войти нам в так называемый Болонский процесс с тем, чтобы наши специалисты получали такие документы об образовании, которые бы признавались во всём мире. Он идёт постепенно, складывается из наших двусторонних отношений  с различными государствами о признания их документов, о признании ими наших документов. В каких-то случаях мы сейчас готовы даже признавать их документы в одностороннем порядке, имеется в виду, допустим, топ-уровень или топ-список ведущих мировых учебных заведений. Но практика, конечно, должна быть, и вот это вторая часть марлезонского балета, которая заключается в том, что в структуре подготовки сегодняшнего в широком смысле специалиста, безусловно, значительная часть должна принадлежать практической деятельности, связь с практикой должна быть живой и ежедневной по сути дела. Без этого невозможно, как вы правильно, Сергей, да, сказали, невозможно подготовить хорошего специалиста. И, кстати говоря, для этого необязательно ездить в Германию, для этого нужно иметь просто постоянные контакты с соответствующими российскими предприятиями, и строительными, и всякими другими. Если у вас это не организовано, это не оттого, что это противоречит, что политика государства направлена на то, чтобы вот таким образом организовать процесс. Это говорит о том, что процесс у вас организован не так, как мы пытаемся это организовать с федерального уровня. Мы как раз исходим из того, что практика и прямые контакты с будущими работодателями должны продолжаться, по сути, на протяжении всего периода обучения. И практика, и стажировка, и так далее. Если у вас этого нет – очень жалко. Но просто, вы понимаете, да, что мы не можем за каждым вузом проследить с уровня министерства, тем более с уровня Правительства. Но обратим на это внимание тех, кто организует учебные процессы в вашем учебном заведении.

С.А.Шевченко: Я проходил достойную практику, два года работал в Сочи, строил объекты. Но мои коллеги не все смогли, например, с Томской области нас человек 10 поехало и всё. Поэтому я считаю, надо расширить… Это скопление денег, благодаря которому мы смогли бы реализоваться. А дальше что?

В.В.Путин: Серёжа, шире надо делать, я согласен. Значит, мало. Если вы об этом говорите, значит, вы чувствуете, что есть какая-то проблема, недостаточно значит.

С.А.Шевченко: Просто, мне кажется, надо законодательно как-то мотивировать эти предприятия, частные лица, чтобы они брали студентов на практику, на работу.

В.В.Путин: Вы понимаете, мы находимся в постоянном контакте с работодателями, с различными объединениями работодателей, предпринимательскими сообществами, и средний и малый бизнес, здесь уже Титова упоминали, есть, и другие коллеги и другие объединения – РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей) и так далее, они заинтересованы в этом. Заставить никого нельзя, но стимулировать можно, мы так и делаем, и так и будем делать дальше. Но то, что у вас это происходит в недостаточном количестве – это печально. Я уверен, что можно организовать даже без дополнительного нормативно-правового регулирования, нормативная база и так позволяет это делать. Как называется ваш институт?

С.А.Шевченко: Томский государственный архитектурно-строительный.

В.В.Путин: Надо обратить внимание. Он федеральный? Посмотрите, что там происходит. Им надо помочь, коллегам, не будем сейчас на них ругаться, но надо действительно, реально надо помочь. А у нас на самом деле строительный бум. У нас в связи с кризисом в 2009 году стройка немножко припала, но и то мы, по сути, её удерживаем на плаву, а жилищное строительство, специальное строительство, крупные проекты – везде можно применять ваших студентов, применять и использовать. Конечно, можно. Это вопрос организации.

С.А.Шевченко: Я просто хотел сказать, что строительство – это наше всё, испокон веков это сама основная специальность. И я хотел бы, чтобы по возможности, может быть, в следующем году, её внесли в список приоритетных направлений, именно строительство, потому что мы сталкиваемся с большой проблемой.

В.В.Путин: Вы знаете, от того, что мы с вами внесём это в какой-то список, мало что изменится. По сути, так всегда было и так и есть – ну как без строительства, это действительно одна из древнейших специальностей, в хорошем смысле этого слова.

С.А.Шевченко: Спасибо Вам за Вашу статью, за то, что Вы хотите сделать с мигрантами, про уголовную наказуемость, потому что из-за мигрантов, из-за этих людей, которые, конечно, трудолюбивые, я их люблю и уважаю, но пусть они у себя на родине это делают. Почёт и уровень моей профессии падает. Кто такой строитель? Это скоро мне узбекский язык должны будут преподавать, чтобы я понимал.

В.В.Путин: Да-да, я уже говорил, не хочется повторяться. Каждый, кто к нам приезжает… Имею в виду не этнических русских или тех, кто считает русский язык своим родным языком, потому что можно не быть этническим русским, но чувствовать себя частью русской культуры (вообще я в статье пишу довольно подробно об этом), чувствовать и считать русский язык своим родным языком. Чувствовать себя частью русской культуры – это другое дело. А когда люди не владеют даже языком страны пребывания, это намного сложнее. Это говорит и об уровне их подготовки, возможностях, качестве их работы. Но я вам могу сказать, что мы не можем отказаться совсем от иммиграции – ни одна из стран мира не откажется. Вопрос в том, чтобы создать конкуренцию за привлечение мигрантов определенного качества, в том числе и в вашу отрасль. И нужно, чтобы это было всё организовано соответствующим образом. Второе и третье, а, может быть, по важности самое главное, – это то, что органы власти, правоохранительные органы, местные, региональные органы власти должны адекватно реагировать на все несправедливости и все случаи нарушения закона. Когда местные граждане будут видеть, что они защищены органами, тогда ситуация развернётся в нужную сторону. А сегодня в некоторых крупных городах в праздники люди боятся выйти на улицу уже. До чего дошло, понимаете, невозможно это терпеть. И органы правопорядка должны реагировать. Если бы реагировали, работали соответствующим образом, эффективно, то такой ситуации бы не было и такого бы отношения к мигрантам не было. Но это отдельная большая тема. Она связана с тем, что нужно защитить и права самих мигрантов. Дело в том, что их тоже там содержат иногда, как рабов, они абсолютно никак не защищены. В том, чтобы наладить здесь нормальную, цивилизованную ситуацию, все заинтересованы.

Б.З.Жамсуев (студент 5-го курса международного факультета управления Национального исследовательского Томского государственного университета): Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Баир, и я студент международного факультета управления Томского госуниверситета. У меня такой вопрос: какое место молодёжь занимает в политике? И хотелось бы узнать больше Ваше личное мышление и как можно более конкретные, практические шаги. Как может молодёжь помочь государственным органам поднять всё государство на новый уровень? Как можно конкретней, пожалуйста.

В.В.Путин: Для того чтобы получить конкретный ответ, нужно конкретно сформулировать вопрос. Из того, что я услышал в Вашем вопросе, могу сказать только то, что уже говорил: у нас большой, такой заметный образовательный драйв у молодежи. И это - очень хорошие предпосылки для будущего страны, для участия молодёжи в общественных движениях, для работы в высоко… в современных компаниях, на современных производствах. Вот мы говорили, я уже много раз об этом сказал, на самом деле это инициатива одного из предпринимательских сообществ: мы в ближайшие годы должны создать 25 млн новых рабочих мест. Но не создать их заново, 25 млн в стране создать невозможно за короткий срок, а преобразовать, часть создать, а часть преобразовать. Кто там может работать, на этих местах? Ну, как правило, молодые люди. И в этой связи… Вот я бываю часто на предприятиях: на рабочих специальностях работают молодые люди с высшим образованием и довольны своим положением, потому что и уровень заработной платы приличный, и они там самореализоваться могут, потому что это интересная, высокотехнологичная область деятельности. Я был недавно в Питере, посмотрел даже, как готовят молодых рабочих. Меня это порадовало просто, просто порадовало! К сожалению, таких учебных заведений по подготовке высококлассных рабочих у нас в стране пока маловато, но они точно будут расти, поскольку это будет востребовано экономикой и бизнесом, так что я надеюсь, не только в сфере производства, но и в политике, в сфере обороны и безопасности… А кто будет реализовывать-то? Конечно, молодые люди и будут делать.

Б.З.Жамсуев: Ну вот, я хотел услышать такой ответ больше не для себя, а для того, чтобы по телевидению услышало огромное количество молодежи, ну и как бы, грубо говоря, сами проявляли свою инициативу. Спасибо.

В.В.Путин: Вы знаете, в чём дело ещё? Дело в том, что у нас во многих крупных городах растёт количество молодых людей, которые, допустим, получают хорошее образование, но не находят своего места на рынке труда. Вот это проблема. Многие компании генерируют и генерируют большое количество людей, которых они набирают на всякий случай, но не платят достойную заработную плату. А уровень людей, которые имеют соответствующий уровень подготовки, у них и уровень претензий соответствующий, и нет вот этого ответа реальной жизни на запросы конкретного человека и гражданина. Вот это очень важный аспект, здесь Серёжа поднял его, это практика. Работодатели должны – и государство, с одной стороны, вузы, – но и работодатели должны плотнее и теснее работать друг с другом. И тогда у нас не будет появляться… К нулю никогда не сведём, но тем не менее меньше будет людей, лишних на рынке труда, с высоким IQ и уровнем образования. К этому нужно стремиться. И когда у нас будет точное соотношение между потребностями рынка труда и количеством подготовленных специалистов, тогда мы будем приближаться к этому равновесию. На сегодняшний день пока это, к сожалению, не так, но я уверен, мы в эту сторону будем двигаться, и будем двигаться достаточно быстро, потому что это экономикой будет востребовано, такое состояние дел.

Б.З.Жамсуев: И о личной такой просьбе… Не сочтите за наглость. Можно будет – не сейчас, может быть, потом, после встречи – с Вами лично сфотографироваться?

В.В.Путин: Мы здесь обкашляем, в нашей комсомольской ячейке, и решим этот вопрос положительно.

Б.З.Жамсуев: Спасибо.

В.В.Путин: Пожалуйста.

С.А.Голубцов (магистрант 2 года обучения физико-технического факультета Национального исследовательского Томского государственного университета): Здравствуйте, меня зовут Голубцов Сергей, магистрант Национального исследовательского Томского государственного – горячо любимого – университета. У меня к Вам несколько вопросов, но я постараюсь кратко говорить.

Первый вопрос – по поводу недавнего указа Президента о приоритетных направлениях модернизации. Как известно, их восемь. Каждое из них включает в себя специальности, обучающиеся на которых студенты имеют право на стипендии – стипендию Правительства Российской Федерации и стипендию Президента Российской Федерации.

В.В.Путин: Вы имеете в виду повышенную стипендию?

С.А.Голубцов: Да. Повышенную стипендию. Но сложилась такая ситуация, что я обучаюсь на физико-техническом факультете, но это не моя проблема, это только в частности моя проблема. Я обучаюсь на специальности «Прикладная механика». Но эта специальность не попадает в те специальности, студенты которых могут претендовать на эту стипендию. В то же время на моём факультете есть такие специальности, как техническая физика, робототехника, и, по сути, мы занимаемся одним и тем же. Но те студенты могут претендовать на ту стипендию, а я – нет. И бывают такие ситуации, когда, например, студент учится на радиофизическом факультете, его лаборатория занимается вопросами, связанными с этими направлениями, но факультет не имеет соответствующего профиля. В связи с этим мой вопрос: можно ли как-то расширить спектр (это первый вопрос, я сразу говорю) этих специальностей, чтобы они хотя бы адекватно отвечали этим направлениям модернизации?

В.В.Путин: Я думаю, что Вы понимаете, почему возник такой список. Вообще любой список связан не только с тем, что государство определяет приоритеты, он связан с тем, что из этих приоритетов сразу что-то выпадает. Это всегда так, и здесь есть ущербность любых списков. Это правда. В то же время государство обязано сосредоточиться на чем-то, что считает приоритетным. Кстати говоря, это такой давний спор экономического характера. В экономике то же самое происходит: когда говорят, что государство должно определить определённые направления развития в экономике, отрасли выделить, то мои коллеги либерального или суперлиберального направления говорят, что нельзя ничего этого вообще делать. Как только вы определили конкретные отрасли, на которые государство должно обратить особое внимание и особым порядком финансировать, значит, во-первых, что-то будет выпадать, а во-вторых, всё это попадает в неконкурентную среду, потому что кто-то выпадает из этой конкуренции и кому-то оказываются преференции. Я сейчас не хочу углубляться, но в целом всё-таки это теоретически правильно, хотя, скажем, в экономике некоторые вещи работают в обратную сторону. Скажем, южнокорейцы в своё время, в 1962-ом году, приняли закон о судостроении – сейчас они лидеры. Потом они все преференции убрали, а лидерские позиции сохранили по крупнотоннажному судостроению, допустим. То же самое, к сожалению, нам приходится делать и в образовательной сфере. Но это, конечно, не Президент определял, не Правительство определяло, экспертное сообщество определило, какие вопросы считаются приоритетными на сегодняшний день. Но Вы правы абсолютно в том, что этот список: а) нужно будет расширять и б) когда-то его нужно будет закрыть совсем, потому что все должны быть поставлены в равные условия, и, конечно, нельзя всё время действовать на основе преференций в отношении каких-то направлений подготовки специалистов. Но толчок какой-то, базу по наиболее востребованным, нужным в ближайшие десятилетия для экономики страны направлениям Президент решил дать. Вот с этим связано. Но расширять, конечно, нужно.

С.А.Голубцов: Нет, это, конечно, хорошо, но просто раз их определили, если мы занимаемся практически одним и тем же, то стоило бы…

В.В.Путин: Согласен. Но это надо было на экспертном уровне, значит, что-то там недосмотрели. Я согласен с Вами.

С.А.Голубцов: Это как раз мое предложение. Я надеюсь, Вы рассмотрите.

В.В.Путин: Как наказ.

С.А.Голубцов: Можете и так, если так получится.

В.В.Путин: Договорились. Я понял, услышал. Андрей, тоже пометь, пожалуйста. Андрей Александрович, Вы с кем там разговариваете? С девушками?

А.А.Фурсенко: Я записываю.

С.А.Голубцов: Можно тогда сразу второй вопрос? Он уже более обширный. Томск – город, в котором очень много приезжих: не секрет. Наверное, город в России, где больше всего приезжих. Но, к сожалению, нет студентов с Дальнего Востока у нас. Объясняется всё очень просто: цены на билеты не позволяют учиться у нас. Не секрет, что приехать в Москву из Хабаровска в 1,5–2 раза дешевле, чем в Томск. В связи с этим три вопроса. Можно ли ввести какие-то льготы для студентов на проезд? Я понимаю, уже был такой вопрос, и понимаю, что это не так легко. Но, может быть, это сделать хотя бы для удалённых регионов?

В.В.Путин: Это же сделано для молодых людей и для пожилых – две категории выделено. Из Дальнего Востока в определённые периоды значительные льготы на перевозки авиационным транспортом. Вопрос в том, чтобы расширить географию этих перевозок. Это можно сделать, мы постепенно расширяем географию.

С.А.Голубцов: И второй. Вы уже затронули вопрос про авиаперевозки. Можно ли как-нибудь сделать, чтобы цены на эти тарифы отвечали каким-то понятным критериям, например дальности расстояния, а не каким-то интересам авиакомпаний?

В.В.Путин: Дело в том, что мы это регулировать жёстко сегодня не можем в рыночной экономике. Нужно настраивать налоговую систему и бороться с монополизмом на авиационный керосин.

С.А.Голубцов: Конкуренции нет.

В.В.Путин: Да-да, конкуренты там должны быть. Там изначально, это не вчера было сделано, так сложилось уже десятилетиями, что там монопольные структуры держат высокие цены на керосин. Чтобы туда прилететь – там же заправиться нужно… Тебе начинают объяснять, что да, туда нужно доставить этот керосин, там нет на месте производства. Значит, следующий момент, на который нужно обратить внимание и который будет реализовываться на Дальнем Востоке, в Восточной Сибири, – строить предприятия по переработке, НПЗ. Просто это требует многомиллиардных (многомиллиардных!) в долларовом эквиваленте вложений, это времени требует. Но, безусловно, это будет делаться.

С.А.Голубцов: И последний вопрос личного характера.

В.В.Путин: Пожалуйста.

С.А.Голубцов: Вот я сейчас оканчиваю свой университет, и мы с друзьями хотим организовать предприятие. Мы составили хороший бизнес-план. У нас в Томске работают замечательные бизнес-инкубаторы, в которые можно прийти со своей идеей, и они помогут её реализовать. У нас сложилась такая ситуация, что для нашего проекта, к сожалению, средств этих недостаточно. Я знаю, что у Вас очень хорошо получается находить язык с инвесторами. Может быть, Вы таким молодым, перспективным, нам, поможете? Немножко дадите старт хотя бы нашему предприятию?

В.В.Путин: У нас есть и различные программы, между прочим, без всяких шуток. У нас есть программа стартапов, есть программа поддержки малого и среднего бизнеса, не имеющего отношения даже к студенческой работе. Есть другие направления возможной поддержки. Оставьте мне. Только я должен…

С.А.Голубцов: У меня бизнес-план готов. Я Вам передам.

В.В.Путин: Давайте. Там все адреса есть, контактные телефоны?

С.А.Голубцов: Всё есть, контакты все есть. Спасибо большое.

В.В.Путин: Пожалуйста.

М.Ерёмин: Здравствуйте, меня зовут Ерёмин Михаил, я обучаюсь также на физико-техническом факультете ТГУ. Вопрос следующий: сейчас достаточно большой процент студентов занимается серьёзной научной работой, и, конечно же, в результате этой научной работы появляются публикации, участие в НИР (научно-исследовательской работе), благодаря которым… То есть фактически показатель у студентов улучшается, они могут выигрывать различные стипендии, вот как от губернатора Томской области и так далее, то есть не только в нашем регионе, естественно. Но хотел бы вот такой вопрос задать: есть ли возможность и, как Вы считаете, есть ли необходимость создания аналога фонда РФФИ (Российский фонд фундаментальных исследований), в котором будут участвовать только студенческие заявки? Потому что очевидно, что когда выдаются, скажем, заявки на конкурсы интеграционных проектов между несколькими институтами или, например, лаборатория какая-то отдельно подаёт заявку, то, безусловно, студенческая заявка не сможет пройти по сравнению с той заявкой, которая будет подана.

В.В.Путин: У меня есть предложение в этой связи, прямо сейчас вот возникла эта идея. Я не чувствовал, что есть такая проблема, честно говоря.

М.Ерёмин: Есть на самом деле.

В.В.Путин: Но вот сейчас у меня вот какое возникло предложение: Министр просил увеличить на 2012 год финансирование этих фондов - одному, где гуманитарные исследования у нас 1 млрд., он просил добавить ещё 0,5 млрд., а там, где 6 млрд. (это фонд фундаментальных исследований), там добавить, по-моему, ещё 1,5 млрд. просил. Мы это сделаем при условии, что Министерство разработает специальную программу по поддержке предложений, исходящих от студентов.

М.Ерёмин: Здорово, вот видите, как совпало.

В.В.Путин: Нет-нет, не совпало, я об этом даже не думал, это прямо сейчас. Просто я не знал даже, что такая проблема существует. Если она есть и если есть реально исходящие хорошие предложения от студентов, то можно так и сделать.

М.Ерёмин: Дело в том, что сейчас весь бюджет фонда РФФИ делится между членкорами, директорами институтов, академий наук и идёт прямо «распил».

В.В.Путин: Здесь можно даже прописать условия дополнительного финансирования, связанные с тем, чтобы привлекать студентов и их проекты.

М.Ерёмин: Спасибо.

В.В.Путин: Мы так и придумаем. Пожалуйста.

Вопрос: Здравствуйте! Я – студентка педагогического университета, меня зовут Арина. И у меня такой неженский вопрос, который волнует многих автомобилистов: что будет с ценами на бензин в этом году? И второй вопрос связан с тем, что государство сейчас постепенно передаёт полномочия частным организациям для прохождения техосмотра. Как государство будет регулировать то, что эти станции могут превратиться просто в магазины продаж талонов техосмотра?

В.В.Путин: Ясно. Первое, что касается цен на моторное топливо. Государство предпринимает попытки регулирования, но здесь есть определённые рыночные ограничения, связанные с достаточно высокими ценами на мировом рынке. Чем больше мы ограничиваем здесь рост, связанный с мировой конъюнктурой, тем больше продукты будут уходить за границу серыми и чёрными схемами, поэтому есть определённые рамки этого регулирования, связанные с тем, что мы должны обеспечить рентабельность соответствующих отраслей, в том числе нефтепереработки и нефтедобывающих компаний. Но есть вещи, на которые всё равно мы должны реагировать: мы реагируем и будем это делать дальше. Связано это с тем, что у нас недостаточно мощности по переработке сырой нефти в моторное топливо. Мы выработали целую программу, договорились с нашими компаниями, дали определённые преференции нефтедобывающим компаниям на создание мощностей по переработке и на реконструкцию имеющихся предприятий. Не хватает ни того, ни другого. И новых предприятий мало строят, и старые медленно реконструируют. Это вызывает дефицит на внутреннем рынке. Мы договорились о том, что мы будем предоставлять определённые преференции в коммерческой деятельности (я сейчас не буду говорить о деталях), а они будут строить. А у тех, кто не будет строить, будем изымать эти преференции. Я думаю, что это достаточно хороший стимул для того, чтобы это развивать. Но это, конечно, долгоиграющая программа – программа длительного цикла, но она будет реализовываться и уже реализуется. Ну и наконец, принят ряд решений по регулированию уже в рамках существующих правил, связано это с повышением вывозных таможенных пошлин на сырую нефть. Министерство энергетики исходило из того, что, чтобы создать дополнительные стимулы нашим компаниям, направлять значительную часть продукта, нефтепродуктов, на внутренний рынок. Будем внимательно за этим следить и дальше, имею в виду и конъюнктуру мировую, и имею в виду, что у нас есть регулятор – вывозные таможенные пошлины на этот продукт. Но должны исходить, конечно, из реалий – это факт.

Есть ещё один аспект рукотворный. Он касается акцизов, а акцизы (там повышение на рубль в этом году) связаны с необходимостью формирования дорожных фондов. Не только федерального, но и региональных дорожных фондов. Это значительные ресурсы. Если от налога на транспорт регионы получают 90 млрд рублей, то от налога, от дополнительного рубля на акцизы это будет 93–94 млрд рублей, которые будут поступать в региональные бюджеты. И, кстати говоря, если вы задали такой вопрос, может быть, вы имеете отношение к каким-то общественным организациям. Если не имеете, я хочу, чтобы тоже меня услышали. Средства, которые будут поступать в региональные дорожные фонды, очень большие, и, конечно, их нужно контролировать и на уровне региональных парламентов, и на уровне общественных организаций.

Реплика: А про техосмотр?

В.В.Путин: А, техосмотр! Вы знаете, возникло это в связи с тем, что очень много, к сожалению, было пробок при прохождении технического осмотра. И очень коррумпирована эта сфера. Принято решение, по сути, её коммерциализировать, но с тем, чтобы не увеличилась нагрузка на граждан. И, судя по тому, что я сегодня видел, а я был на некоторых станциях, в Москву ездил, смотрел, как это организовано, на сегодняшний день финансовой нагрузки на граждан она не увеличивает. Увеличивается нагрузка на сами предприятия технического обслуживания, которым предоставлено право выдавать эти талоны. Конечно, всё это должно находиться под известным контролем. Но, когда мы говорим о том, что при прохождении техосмотра в прежнем режиме достаточно было дать небольшую взятку и получить этот талончик, то о каком уровне контроля, в том числе за техническим состоянием транспорта, могла идти речь? То есть правила были, а реального контроля не было либо было его недостаточно. На сегодня, если мы будем лицензировать деятельность соответствующих станций технического обслуживания, если они будут этим дорожить, то тогда мы наведём не только порядок и устраним базу для коррупции, но и повысим качество самого осмотра.

В.О.Матвейчук (студентка 4-го курса экономического факультета ГОУ ВПО «Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники»): Матвейчук Валерия, Томский университет систем управления и радиоэлектроники. У меня вопрос на уже затронутую тему спорта. Мы ежегодно сталкиваемся с такой проблемой, что выпускники различных спортивных школ не поступают на спортивные факультеты или в вузы, где профильной является область спорта. Возможно ли создание так называемой студенческой лиги, допустим региональной, где, например, все сборные томских университетов имели бы возможность сыграть со сборными университетов Омска, Новосибирска, Красноярска?

В.В.Путин: Насколько я представляю, такая практика уже складывается. И это очень хорошая идея. Я, например, считаю, что это очень перспективно. Я об этом говорил еще года два-три назад. И если до сих пор этого на практике не произошло, то очень жаль. Я обязательно буквально завтра-послезавтра передам ваше пожелание министру спорта. И нужно, чтобы на региональном уровне такой процесс был начат на практическом уровне. Я вообще считаю, что это очень здорово. Это будет вызывать волну в хорошем смысле местного, даже, как у нас говорят, «квасного» (ну пускай квасного, местного) патриотизма, связанного с конкретным учебным заведением, когда команда Томского университета может играть с командой Омского университета и так далее. Это, на мой взгляд, очень здорово, и я считаю, что это нужно распространить не только на высшие учебные заведения, но и на средние, и даже на школы. Если бы между школами, ну имея в виду, конечно, особенности детской физиологии и детского здоровья, устраивать такие соревнования, было бы отлично. Во многих регионах это уже сделано.

В.О.Матвейчук: У нас тоже сделано. В футбол уже играют.

В.В.Путин: Ну вот видите, Саша говорит, что в футбол играют уже.

В.О.Матвейчук: Хотелось бы расширять.

В.В.Путин: Да-да, я обязательно переговорю с Мутко Виталием Леонтьевичем – министром спорта, и он с коллегами в регионах ещё раз проговорит. И, конечно, Андрей Александрович (обращается к А.А.Фурсенко) и с вами тоже: нужно, чтобы и министерство поддержало это.

А.А.Фурсенко: Мы подписали вот только что соглашение с Лигой баскетбола. С футболом мы тоже подписали, и достаточно активно идут соревнования. Ну и потом, сейчас есть президентские соревнования, когда как раз регион на регион.

В.В.Путин: Нет, это немножечко не то. Девушка говорит о соревнованиях между вузами. Это другое.

А.А.Фурсенко: А вот по лигам именно то, что Вы сказали.

В.В.Путин: Вот, когда я говорю об этом, мне тоже самое отвечают: у нас по футболу есть, там «Кожаный мяч» проводят среди детей, «Золотую шайбу» возродили. И это, кстати, очень хорошо, потому что в «Золотую шайбу» у нас уже играет 300 тыс. ребятишек, а в «Кожаный мяч» – 600 тыс. детей. Но это всё-таки команды, которые не связаны с конкретным учебным заведением. А когда начнутся соревнования между учебными заведениями, начнётся конкуренция, соответствующая обстановка будет складываться, Society (своё общество, сообщество, семья) возникает. Это очень важно и очень правильно.

А.А.Фурсенко: По футболу и баскетболу – как раз то, что Вы сказали. Вот действительно есть лиги студенческие, мы сейчас создали, и именно эти соревнования идут.

В.В.Путин: Но давайте мы обратим на это ещё внимание. Это правильно.

А.А.Фурсенко: Есть.

В.В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: Меня зовут Андрей, я представитель медицинского университета, и меня очень интересует актуальная проблема именно для медиков – это вопрос академических обменов. Дело в том, что наши коллеги из Политехнического университета и из гуманитарных университетов имеют такую возможность. Они, то есть эти студенты, могут выехать куда-то за пределы вуза, за переделы города и даже за пределы страны, чтобы провести семестр в другом городе, в другом университете, в ведущей научной школе. К сожалению, у нас, медиков, такой возможности нет, и мы, получается, как будто отграничены от всего медицинского сообщества, причём не только внутри страны, поскольку мы не имеем возможности выехать даже в соседний город на полгода поучиться, но также ещё и с мировым сообществом. Вот у меня, соответственно, такой вопрос: можно ли рассчитывать на Вашу поддержку в решении данного вопроса? Потому что – Андрей Александрович Фурсенко здесь присутствует, он как раз контролирует работу вот этих вузов, которые имеют такую возможность, – а наш вуз, например, подчиняется Минздраву, и мы, к сожалению, ничего не можем сделать. Такой возможности у нас нет, а очень хотелось бы знать, что у человека есть в принципе возможность куда-то выехать, получить образование, вернуться обратно и реализовывать эту технологию у себя в городе.

В.В.Путин: Согласен полностью. Когда мы обсуждаем в Москве организацию системы образования, есть разные точки зрения на этот счёт, как обычно: нужно все вузы слить в одно суперминистерство либо всё-таки профильные ведомства имеют право и должны заниматься подготовкой своих кадров самостоятельно. Здесь есть и плюсы, но, судя по тому, что вы сейчас сказали, есть и минусы, потому что в профильном министерстве, таком как Министерство образования и науки, такая система практик организована, а в специализированных, судя по тому, что вы сказали, нет. Обращу внимание министра на этот вопрос: обязательно это надо сделать. Конечно, современные медицинские технологии, знания, способы подготовки специалистов отличаются, и далеко не всегда, к сожалению, мы обладаем лучшими стандартами, а к этому надо стремиться. Их невозможно достигнуть без соответствующих процедур, связанных с тем, чтобы можно было познакомиться в других учебных заведениях, что там происходит. Я поговорю с министром обязательно. Но это чисто технологический вопрос, чисто технологический ведомственный вопрос.

Реплика: Хорошо, спасибо.

В.В.Путин: Пожалуйста.

А.А.Мочалов (студент 4 курса института физики и высоких технологий Томского политехнического университета): Зовут меня Мочалов Артём, 4-й курс, Томский политехнический. У меня к Вам два вопроса. Первый: Вы сегодня неоднократно говорили, затрагивали тему малых предприятий, молодёжное предпринимательство. В Томске у нас хорошая среда для развития молодёжного предпринимательства. Это гранты, потом фонды. Идёт вовлечение молодёжи в саму программу. И также очень много народа, желающих – креативных, талантливых. Хотел сначала вопрос задать по поводу больших налогов, которыми облагаются малые предприятия, но Вы сказали, что не стоит тему налогов трогать.

В.В.Путин: Нет, стоит. Не стоит говорить об освобождении от налогообложения вообще. Но что касается малого предпринимательства, там у нас создана целая система поддержки малого предпринимательства, и в том числе в налоговой сфере. Там можно перейти на так называемую упрощёнку: там у нас существует целая система льгот для малого и среднего предпринимательства, связанного с уменьшением количества бюрократических процедур, с уменьшением самих налоговых ставок, там много сделано в этом направлении. У нас сфера малого и среднего бизнеса по существу выделена из общей системы налогообложения и легатируется. Вопрос «исперчен», как говорил Маяковский, или ещё есть?

А.А.Мочалов: Ну как бы мысль у меня такая пробегала: для первого и второго года, когда предприятие открывается, на стартапе, вообще освободить предприятие от уплаты налогов, потому что два года – это самые сложные два года, когда предприятие дополнительно облагается...

В.В.Путин: Я повторяю ещё раз: система такая, что она сильно легатируется,  а стартапы подразумевают не освобождение, а, скорее всего, подразумевают поддержку, в том числе предоставление льготных кредитов. И это тоже есть, делается у нас через региональные структуры, то есть мы даём деньги из федерального бюджета и через регионы распределяем. Нужно просто увеличивать. Должен прямо сказать, что это есть, это работает, функционирует, но пока, наверное, недостаточно. Понимаете, даже в условиях кризиса 2009–2010 годов мы выделили необходимые средства (ну определённые, «необходимые» – слово неудачное), для того чтобы люди, которые потеряли работу, могли начать свой бизнес. Я думал, что это вообще бесперспективно, честно говоря: ну человек потерял работу, а тут бизнес. 600 тыс. предприятий было создано – на вот эту поддержку, на начало бизнеса, на стартапы фактически. Поэтому мы и дальше будем работать и будем дальше смотреть, как создавать дополнительные условия. Деньги нужно выделять дополнительные, просто бюджетные ограничения существуют. При каждом удобном случае будем это делать. Мы в постоянном контакте находимся с предпринимательскими сообществами малого и среднего бизнеса, и мы знаем, какие проблемы там существуют. Там много всего, я не буду вам сейчас голову забивать, – и с кассовыми аппаратами в своё время, и с налогообложением, и с переходом на упрощённую систему, и так далее и так далее, - требует совершенствования и постоянного внимания. Это будет находиться в поле нашего зрения.

А.А.Мочалов: Можно ещё один вопрос, чисто личная просьба? Владимир Владимирович, у меня друг очень хороший лежит в клинике, ждёт операции – не операции, а решения комиссии по выплате денег на операцию. Могли бы Вы чем-нибудь помочь?

В.В.Путин: Конечно.

А.А.Мочалов: Спасибо.

В.В.Путин: Прямо сейчас подходите. Пожалуйста.

Е.В.Денисова (магистрант 5-го года обучения института природных ресурсов Томского политехнического университета): Владимир Владимирович, здравствуйте, меня зовут Денисова Екатерина, я – магистрант Томского политехнического университета, а также волонтёр «Сочи-2014». ТПУ является одним из 26 вузов, которые имеют право готовить волонтёров к Играм в Сочи-2014, и в качестве участников лагеря лидеров волонтёрского движения, который был в октябре в Сочи…

В.В.Путин: А где вы проходите подготовку как волонтёр?

Е.В.Денисова: Ну, вообще 7 февраля начинается всероссийский отбор волонтёров, а сейчас мы подготавливаем условия для того, чтобы набирать волонтёров, и в лагере мы как раз проходили тренинги…

В.В.Путин: Так, а где лагерь сам организован?

Е.В.Денисова: В Сочи был. Слёт лидеров…

В.В.Путин: А… в Сочи. Я почему спрашиваю – для всех наших участников беседы: у нас по стране организовано 26 таких точек, 26 центров подготовки волонтёров для участия в работе во время Олимпийских игр в Сочи.

Е.В.Денисова: Да, и за нами закреплено направление технологий. В качестве участника этого лагеря мне удалось увидеть масштаб и грандиозность строящихся олимпийских объектов, и надо сказать, что мы испытываем огромное чувство гордости за нашу страну, за то, что мы получили право провести у себя Олимпийские игры, участвуя в этом жёстком отборе. А вопрос такой: как Вы оцениваете спортивные перспективы нашей российской сборной на Олимпийских играх 2014 года, а также на Чемпионате мира по футболу 2018 года.

В.В.Путин: Вы мне задали очень сложный и коварный вопрос. Значит, каковы перспективы нашей сборной на Чемпионате мира по футболу в 2018 году, мы попросим ответить Сашу как эксперта по этим вопросам.

Е.В.Денисова: Учитывая всю динамику, с которой наш футбол развивается в последние годы (собственно, одно из этих звеньев – получение права проведения такого мирового форума, как чемпионат мира), мы вправе рассчитывать, что к 2018 году мы займём призовое место, так же как и на чемпионате Европы.

В.В.Путин: Вот когда пройдут соревнования в 2018 году, я надеюсь, что так и будет, но если, не дай Бог, так не случится, то все вопросы, пожалуйста, к болельщикам. Но мы, конечно, на самом деле будем делать всё для того, чтобы наши спортсмены выступили достойно – и на Олимпийских играх в 2014 году, у нас для этого всё есть. Вы знаете, что мы даже чемпионаты Российской Федерации, скажем, по конькам, по конькобежному спорту, должны были проводить совсем недавно в Германии, потому что у нас не было катков. Мы – это смешно и унизительно, но это так – чемпионаты России проводили в Германии. Катков не было! Теперь, слава Богу, у нас есть всё. У нас после распада Советского Союза были утрачены базы подготовки сборных в среднегорье. Это очень важная составляющая подготовки сборных команд, потому что на уровне 1–1,2 тыс. м существуют определённые условия, при которых готовятся практически все сборные по всем видам спорта. У нас все базы были утрачены и находились где-то в республиках бывшего Советского Союза – в Грузии либо в Армении. Мы сейчас их восстанавливаем самым активным образом.

Наверное, ещё… Не наверное, а точно существует ещё много проблем: поколенческих проблем, организации самой подготовки, массового спорта. Но я думаю, вы все видите, как много внимания мы уделяем развитию физической культуры и спорту высоких достижений. Трудно, наверное, и неоправданно мне было говорить, сколько медалей мы завоюем на Олимпийских играх и какое командное место займём. Но я надеюсь, во всяком случае, на уровне Правительства, руководства страны мы будем делать для этого всё, чтобы наши спортсмены выглядели достойно и добивались самых верхних ступенек на пьедестале почёта.

О.А.Джабиев (студент 3-го курса института природных ресурсов Томского политехнического университета): Здравствуйте! Джабиев Олег, Томский политехнический университет. Первый вопрос у меня такой. В Томске, в частности, в Томском политехническом обучается очень большое количество студентов из Казахстана, причём не только по контрактной форме обучения, то есть от предприятий Казахстана, но также и на бюджетной основе, как я обучаюсь. Сейчас, на третьем курсе сталкиваюсь с такой проблемой, как прохождение производственной практики. У меня специфическая специальность: «Геология и разведка полезных ископаемых». Месторождения – стратегические объекты, и, следовательно, нас не допускают без российского гражданства. Вторая проблема, с которой мы сталкиваемся, – это получение полисов добровольного медицинского страхования. Недавно я столкнулся с такой проблемой, что надо было обратиться в больницу. Была операция, и она – в государственной областной клинической больнице. Мне назвали цену минимум в 25 тыс. рублей. В частной сделал за 22. Студент, да, я всё понимаю, конечно, и профком где-то помог. Но как бы там… Вот это проблема. И ещё хотелось бы... В 2007–2009 годах была программа по упрощённому принятию российского гражданства. Буквально в течение трёх-четырёх месяцев можно было подать на гражданство, получить РВП (разрешение на временное проживание), прописку и сразу паспорт. И в связи с созданием Таможенного союза, перспективой создания Евразийского союза…Как Вы видите решение этих проблем?

В.В.Путин: Оно должно упрощаться. Решение этих проблем должно упрощаться. И с получением гражданства... Нурсултан Абишевич (Н.А.Назарбаев – Президент Республики Казахстан) на меня обидится, увидит, услышит, что я говорю, но чем больше у нас приедет людей, которые легко адаптируются и ассимилируются в нашей среде, тем лучше. Есть много проблем, связанных с трудоустройством, социальной инфраструктурой, отношением к этому процессу местных граждан, но в целом Россия заинтересована в том, чтобы мы привлекали людей прежде всего из ближнего зарубежья, конечно, высококвалифицированных, каким вы, безусловно, являетесь, получая здесь образование, в Томске. Мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы они приобретали российское гражданство.

Там, я знаю… Я сейчас не буду их перечислять, вы назвали ряд проблем, кстати говоря, мы пытаемся их сейчас отрегулировать в законодательстве, в том числе и защитить социальные права тех людей, которые здесь живут. Это связано и с медицинским обслуживанием. Но в рамках Таможенного союза и единого экономического пространства мы, разумеется, дальше будем эти процессы развивать, с тем чтобы человек, особенно если мы дойдём до создания Евразийского союза, чувствовал себя комфортно на территории любого государства, которое входит в этот союз. И у нас же создан даже наднациональный орган. Правда, он занимается прежде всего экономическими вопросами, но социальные мы не будем упускать – так, как мы этого добились, допустим, в двусторонних отношениях с Белоруссией. Там многое сделано как раз в области урегулирования социальных отношений. Обязательно будем делать. А то, что вы сказали по поводу этих полисов и так далее, я посмотрю на это ещё раз.

О.А.Джабиев: Они есть, эти полисы, но они стоят около 3 тыс. рублей, и они покрывают…

В.В.Путин: Дорого…

О.А.Джабиев: Нет, даже не дорого…

В.В.Путин: А что?

О.А.Джабиев: Дело не в том, что дорого. Они покрывают только элементарно услуги терапевта и минимальные анализы: кровь, вот такое. А в плане…

В.В.Путин: Кровь и всё такое, как будто мы не знаем, какие анализы лучше сдают…

О.А.Джабиев: А  обратиться к узконаправленному специалисту – это как бы всё платно.

В.В.Путин: Хорошо, я посмотрю ещё раз соотношение стоимости всех этих документов и прав, на которые вы можете рассчитывать.

О.А.Джабиев: И ещё такой вопрос, больше такой, внешнеполитический, наверное. Но я интересуюсь политикой, мне это интересно. Недавно была волна таких арабских революций, недавно прошли выборы в России и Казахстане, и США, и ОБСЕ дали негативную… Не знаю, как в плане России, но в Казахстане выборам в маслихат они дали негативную оценку: недемократичные. Как вы думаете, связано ли это всё с арабскими революциями и как будет вестись работа на предстоящих президентских выборах в плане дестабилизации обстановки?

В.В.Путин: Это связано не с арабскими революциями. Это связано с внешнеполитической доктриной Соединённых Штатов и их союзников. Они хотят всё контролировать. Я уже говорил это на открытой телевизионной линии: у меня такое впечатление иногда складывается, что Соединённым Штатам не нужны союзники, им нужны вассалы. Да-да-да, вы зря улыбаетесь. Они по ключевым вопросам принимают решения самостоятельно. Вы думаете, что там происходит какая-то внутренняя глубокая дискуссия? По экономическим вопросам (там, где Европа может сказать своё слово и может довести ситуацию вплоть до, скажем, торговой войны, запретить какой-то ввоз товаров к себе на территорию, ещё что-то сделать), по вопросам политического характера, по вопросам безопасности, по некоторым ключевым вопросам международной жизни США практически единолично принимают решения.

И более того, вы же слышали, как в Ираке происходило, когда в Ирак сначала зашли, а потом Президент США объявил: кто не с нами, тот против нас? А что вы улыбаетесь? Что это такое, как не диктат? И начали туда всех затаскивать, и очень трудно было сопротивляться. В рамках Североатлантического союза есть определённые обязательства. И вот сейчас происходит этот процесс с системой противоракетной обороны, ведь это связано не только с тем, что нужно защититься от возможных ракетных угроз в будущем. Я откровенно говорил и со своим американским партнёром. Я считаю, что это связано ещё и с желанием Штатов закрепить свой статус лидера в западном сообществе, чтобы они и дальше все нуждались в защите. Это очень важная вещь стратегического характера. Именно поэтому, я считаю, они не готовы сотрудничать на равных ни с Европой, ни с нами. А сотрудничать на равных – это значит совместно определить степень этих угроз и совместно выработать систему управления этой системой. Они категорически отказываются. Категорически! Они же европейцев тоже не допускают сюда. А один из способов влиять – это всё подвергать сомнению и говорить, что вы не соответствуете каким-то стандартам, а стандарты они сами вырабатывают.

Это не значит, что у нас всё хорошо или в Казахстане всё хорошо. Это не значит, что нам не нужно развивать гражданское общество, не нужно обеспечивать свободу средств массовой информации. Это не значит, что нам не нужно думать о том, как функционирует наш институт демократии, где тоже очень много проблем. Нужно это всё развивать, безусловно, но это не значит, что у нас всё плохо и ничего не развивается и стагнирует, и это не значит, что у них всё хорошо. Я уже много раз приводил пример: дважды в истории Соединённых Штатов была ситуация, когда Президент Соединённых Штатов избирался большим количеством выборщиков, но меньшим количеством избирателей, – вот такой парадокс заложен в избирательном праве США. Там же непрямые тайные голосования за главу государства, а у нас прямое тайное голосование: все граждане приходят и голосуют, а там нет. Там сначала выбирают выборщиков, а потом выборщики выбирают президента. Так вот дважды в истории Штатов была ситуация, когда большее количество выборщиков проголосовало за кандидата, но за ними стоит меньшее количество избирателей. Вот так было с Бушем-младшим, да-да, это исторический факт! И так было ещё с одним президентом, по-моему, в начале XIX века. И когда мы говорим, я вот лично говорю нашим американским коллегам: у вас же есть такие проблемы системного характера, почему вы не меняете правила? Они говорят: у нас так сложилось, вы туда не лезьте. Это прямая речь. Я говорю: ну хорошо, мы не будем, тогда вы к нам не лезьте.

Что касается наших общественных организаций, наших общественных движений, то мы просто обязаны прислушиваться к ним, реагировать на это, и мы будем это делать. Единственное, я всегда об этом говорил и хочу ещё раз повторить, что должно вызывать отторжение, – должна вызвать отторжение попытка использовать наши неправительственные организации иностранными государствами в своих интересах, для обеспечения своих внешнеполитических интересов в отношении нашей страны. Вот этого нельзя допустить.

Вот вы все молодые люди, кто из вас будет чем заниматься, вы ещё сами не знаете, рассчитываете на то, на это, но вы все – граждане России. Я обращаю ваше внимание на это обстоятельство. Мы должны развивать своё гражданское общество, должны помогать нашим общественным организациям. Власть обязана к ним прислушиваться и реагировать, чего бы они ни говорили и как бы они ни ругались нецензурной бранью, хотя это неприлично. Но всё равно должны слушать. Единственное, против чего мы с вами должны выступать и иметь это в виду, – нельзя позволить никому использовать что-то внутри страны для реализации своих внешнеполитических целей в отношении нашей страны. Вот когда говорят о выборах, у нас есть определённые правила, законы, которые допускают, допустим, иностранных наблюдателей на выборы. Кстати, в Штатах только недавно начали допускать, вообще никого не пускали, вообще никаких наблюдателей иностранных. Говорят: какие иностранные наблюдатели, мы сами здесь хозяева, пошли вон.

Реплика: А говорят, у них демократия.

В.В.Путин: Да. Такая демократия. Ширак когда-то говорил, что без миллиарда делать нечего на выборах в США. Но это отдельная тема, Бог с ним. Сейчас они допускают в том числе наблюдателей ОБСЕ. Совсем недавно не допускали вообще! Но у нас есть определённые правила. Если они плохие, то давайте мы их изменим в результате внутренней дискуссии, изменим наши законы в результате внутренней дискуссии, демократического принятия этого решения. Но обходить их никому не надо позволять. А как можно обходить? Можно взять на содержание какие-то группы людей, отфинансировать их работу и сказать: это внутренний контроль. А на самом деле они находятся на содержании у иностранного государства. Это уже не внутренний контроль, это обход наших правил. Что касается Казахстана, то, насколько мне известно, совсем ещё недавно в парламенте Казахстана была представлена только одна партия. Сейчас три. Уже шаг вперёд, уже хорошо.

Ю.М.Симкина (студентка 5 курса экономического факультета Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники): Я студентка Томского университета систем управления и радиоэлектроники, и хотелось бы задать такой вопрос. Уже более 25 лет в Томске 7 мая отмечается праздник – День радио.

В.В.Путин: А кто радио изобрёл? Попов?

Ю.М.Симкина: Конечно же, Попов. Как оказалось, не только в нашем городе отмечают этот праздник, ещё в таких городах, как Екатеринбург…

В.В.Путин: А рентген кто изобрёл, не знаете? Я вам потом расскажу. Наши, конечно, а кто же?

Ю.М.Симкина: Отлично. В других городах тоже отмечается – Рязань, Екатеринбург, Санкт-Петербург. И у нас возникла идея: пустить поезд с маршрутом…

В.В.Путин: Не под откос?

Ю.М.Симкина: …пустить поезд с маршрутом через эти города, в которых отмечается День радио 7 мая. И конечным пунктом этого маршрута был бы Санкт-Петербург, где, собственно, Попов и изобрёл радио.

В.В.Путин: В Кронштадте. Он, по-моему, связывался с кораблями Военно-морского флота. Он демонстрировал его в Кронштадте.

Ю.М.Симкина: У нас возникла проблема с ОАО «РЖД», то есть мы обращались в филиалы, и нам сказали, что это очень серьёзно и очень сложно – такой поезд сделать с таким маршрутом.

В.В.Путин: Как вас зовут?

Ю.М.Симкина: Юля.

В.В.Путин: Юля, я скажу Владимиру Ивановичу Якунину, что есть Юля в Томске и ей нужно помочь реализовать хороший план. Он поможет.

Ю.М.Симкина: Хорошо, спасибо.

В.В.Путин: Он поможет, я почему-то так думаю, что он поддержит вас.

Ребята, нам нужно заканчивать. Спасибо вам большое. Вы не сердитесь, что невозможно поговорить с каждым и ответить на каждый вопрос: их много вопросов, я понимаю. Спасибо большое.

Б.З.Жамсуев: А сфотографироваться?

В.В.Путин: Да, мы сейчас сфотографируемся. Хорошо.

Я хочу пожелать вам успехов и хочу вас поблагодарить за такую содержательную и принципиальную по многим вопросам беседу, которая у нас сегодня состоялась. Мне очень приятно бывать в таких аудиториях. Я это делаю всегда с большим удовольствием, тем более в Татьянин день. Я вас ещё раз поздравляю с праздником!

Источник: Правительство России
Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС