на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  
 Д.А.Медведев провёл совещание по вопросам инновационного развития отраслей экономики (в части АПК и ТЭК)
17 августа 2012
 
Д.А.Медведев: Здравствуйте! Садитесь, пожалуйста. Ещё раз всем добрый день! У меня в тексте выступления сказано, что мы многое сделали для развития основ инновационной экономики. Уж не знаю насколько много, но то, что мы этим все занимаемся, – это правда, и это не фигура речи. Изменился настрой, утверждена стратегия инновационного развития на период до 2020 года, построены главные звенья этой системы, которые включают в себя, естественно, институты развития, законодательство, которое тоже было за последние три-четыре года приведено в более или менее приемлемый вид. Изменилось отношение к университетской науке и поддержке молодых специалистов. Цифры называть не буду, наверное, коллеги что-нибудь ещё на эту тему скажут. Приняты стратегии инновационного развития крупных компаний с государственным участием и формирования спроса на изобретения. Тема была очень сложной, многие не очень хотели этим заниматься, но с использованием административного ресурса желающие появились. Проведён конкурс по отбору территориальных кластеров для выявления и поддержки точек инновационного роста в регионах. Отобраны 25 таких кластеров. Они разные. Скажем, по нефтепереработке – например, Камский территориальный производственный кластер в Татарстане, уголь и техногенные отходы – Кемеровская область, биотехнологии – Московская область и так далее. Примеров теперь довольно много. Начали действовать и такие новые инструменты, как технологические платформы. Это площадки для координации усилий бизнеса, научных и образовательных организаций в проведении совместных разработок на так называемых доконкурсных стадиях, в определении наиболее перспективных с коммерческой точки зрения исследовательских направлений. Всего утверждено 30 таких платформ, посмотрим, что из них будет жизнеспособно. Всё то, что я называю, это результат нашей с вами совместной работы, которую все мы проводили, – я имею в виду и новаторов, и учёных, и представителей бизнеса, и представителей государственной власти. Эта работа будет продолжена, будет продолжена мною. Я считаю её основным направлением деятельности Правительства, о чём уже неоднократно говорил, говорил прямо в день формирования нового Правительства. Сейчас новое Правительство решило свои организационные вопросы и готово к продолжению активной деятельности по созданию основ инновационной экономики. Я хотел бы, чтобы вы, все присутствующие здесь, об этом услышали. Работа эта будет вестись, как и велась, в рамках президентского Совета. Я создавал когда-то президентскую комиссию, сейчас указом Президента она переименована в совет. Будет и президиум Совета, который возглавляет Председатель Правительства, так что форма реализации этой работы остаётся прежней с некоторыми нюансами.

Поставлена большая задача увеличить долю продукции высокотехнологичных и наукоёмких отраслей экономики в ВВП страны к 2018 году на 30% относительно уровня 2011 года. Это очень амбициозная задача, будем над ней работать.

Для достижения этого показателя мы вплотную должны заняться анализом и стимулированием инновационной политики на уровне реального сектора. При этом хотел бы также прямо сказать, что все пять ранее названных приоритетов, пять стратегических приоритетов инновационного развития, остаются. Это энергоэффективность и энергосбережение, в том числе создание новых видов топлива. Сегодня, находясь в Ростове-на-Дону, мы  посмотрели такие новые чудесные виды топлива, например, из семечек – казалось бы, такая вещь для нас не вполне привычная, но, тем не менее, имеет свой рынок и за границей, и внутри страны. Особенно за границей, где это умеют ценить. Это ядерные технологии, безусловно, это космические технологии (прежде всего в области телекоммуникаций и навигационных систем), это биомедицинские и информационные технологии. Всё это остаётся, как принято говорить, на столе.

Сегодня мы поговорим о достижениях и проблемах в инновационной сфере наших ведущих отраслей – в агропроме и топливно-энергетическом комплексе. Существует устойчивое заблуждение, которое очень часто мы сами поддерживаем, что в АПК и топливно-энергетическом комплексе, то есть в сырьевом секторе, спроса на инновации почти нет, потому что, что делали там 500 лет назад, то и сейчас, по сути, делают. Это, конечно, абсолютное заблуждение, во всём мире именно эти отрасли генерируют спрос или являются драйверами такого спроса и участвуют в модернизации экономики.

Что касается сельхозпроизводства. Конечно, сельхозпроизводитель должен участвовать во внедрении новейших отечественных наукоёмких разработок и на федеральном, и на региональном уровне. Стратегия инновационного развития пока принята на период до 2020 года. На её реализацию направлена соответствующая госпрограмма, которая была утверждена в середине июля. В ней на финансирование технической и технологической модернизации из средств федерального бюджета предусмотрено почти 24 млрд рублей. Но не менее важно, чтобы и другие профильные ведомства активно включились в работу в рамках технологических платформ. Есть разные направления и применения соответствующих возможностей – та же самая система ГЛОНАСС, о которой мы много говорим, действительно имеет прямое применение для автоматизированного учёта урожайности, сельхозопераций и объёма перевозок. Сейчас я смотрел технику, для этого приспособленную. Пока, наверное, не все готовы это принять даже на ментальном уровне, но это очень важно, и это действительно создаёт возможности для использования технологии высокоточного земледелия. А высокоточное земледелие, естественно, это высокоэффективное и очень выгодное земледелие.

Не менее важно перенимать и мировой опыт, работать с зарубежными научными учреждениями, приглашать иностранных специалистов и в вузы, и в другие места, ну и, конечно, популяризировать достижения науки. Мы сейчас, когда стояли во дворе здесь, разговаривали с коллегой. Возник вопрос по патентованию российских разработок. Тема патентования непростая, но мы все понимаем, что без патентования не защитить свои интересы. Был задан вопрос по патентованию российских разработок за границей, то есть по иностранным патентам. Работа непростая, требующая организационного ресурса, приличных юридических знаний и денег, поэтому есть предложение создать общий центр, для того чтобы небольшие предприятия, средние предприятия могли пользоваться его услугами, для того чтобы защитить свои разработки не только на основе российского патентного законодательства, но и иностранными патентами. Мы такой центр, я думаю, могли бы создать. Можно сделать это на базе «Сколково».

Теперь о ТЭКе. Начиная с 2011 года девять основных госкомпаний в топливно-энергетическом секторе утвердили программы инновационного развития, причём мы их многократно проверяли, потому что у нас всегда была дискуссия о том, где начинаются инновации и заканчивается просто обычная технологическая модернизация, которой занимаются все. Но в любом случае только за прошлый год для их реализации было выделено почти 200 млрд рублей, и, что особенно важно (это действительно хорошая цифра), 50 млрд рублей только на научные исследования. Вот это действительно важно. А пять крупнейших частных нефтяных компаний на финансирование НИОКР (научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы) потратили практически 0,5 млрд долларов. Это, может быть, не фантастика, но это уже что-то.

Однако нужно сознавать, что дополнительные, более действенные стимулы ещё только требуется развить, и основной упор надо делать на обеспечение экологической безопасности, развитие энергоэффективных проектов. Они все тоже известны, речь идёт о технологиях повышения отдачи нефтяных и газовых скважин, с помощью которых можно было бы более эффективно и полно использовать соответствующие месторождения. Речь идёт о переработке попутного газа в синтетическую нефть и другие жидкие виды топлива, ну и, конечно, о снижении нагрузки на окружающую среду. Речь идёт о технологиях построения интеллектуальных электросетей, которые способны управлять режимами энергосистемы, а также о способах защиты линий электропередачи от известных проблем (речь идёт о коррозии, обледенении), которые существенно снижают потери при передаче. Это всё российские разработки. Скажем, в «Сколково» только в рамках кластера «Энергоэффективные технологии» зарегистрировано 160 участников (компании-разработчики в них участвуют). Из них уже  одобрены 34, для которых выделены гранты на сумму 1,8 млрд рублей. Значительная часть уже выделена и осваивается.

Действует госпрограмма энергосбережения и повышения энергетической эффективности, которая предполагает снижение энергоёмкости нашего ВВП на 40% к 2020 году. Цель амбициозная, но мы, надеюсь, всё-таки будем двигаться к ней. Ежегодно выделяются субсидии в сумме более 5 млрд рублей, предусмотрены госгарантии на 10 млрд рублей на аналогичные проекты в промышленности и в нашем ЖКХ, а также средства на проведение НИОКР. И, конечно, надо поощрять участие российских энергокомпаний в технологических платформах, таких как глубокая переработка углеводородов, технология добычи и использование углеводородов и интеллектуальная энергетическая система России. В общем, все эти проекты – в стадии реализации. Мы не начинаем эту работу, а продолжаем, но я посчитал правильным, уважаемые коллеги, даже сейчас, в самый глухой месяц – август, когда вся Европа отдыхает, нам всё-таки встретиться и об этом поговорить, чтобы не терять времени. Так что надеюсь, никому не разрушил планы на отдых, а если кому и разрушил, то ненадолго.

Давайте начнём диалог на эту тему. Сначала я попрошу выступить министра энергетики. Пожалуйста, Александр Валентинович Новак.

А.В.Новак (министр энергетики Российской Федерации): Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Топливно-энергетический комплекс является локомотивом российской экономики, и мы прекрасно понимаем долю своей ответственности, нашей отрасли, в переходе на инновационный путь развития. Потенциал применения инноваций в ТЭКе России огромен: это обусловлено масштабом отрасли и потребностями модернизации, исчисляющимися десятками триллионов рублей. Объём рынка ТЭКа России составляет примерно 20 трлн рублей в год. Инвестиционные программы предприятий топливно-энергетического комплекса уже сейчас составляют 2,6 трлн рублей ежегодно. Инвестиции могут стать, как Вы и сказали, Дмитрий Анатольевич, драйверами для создания и внедрения инноваций как в самом ТЭКе, так и в смежных отраслях, а также в импортозамещении. Объём инвестиций сегодня в топливно-энергетическом комплексе в ближайшие 10 лет оценивается в 30 трлн рублей. Зарубежный опыт показывает, что при эффективном государственном администрировании в энергетической сфере в короткие сроки создаются отдельные инновационные отрасли, такие как возобновляемые источники энергии, добыча сланцевого газа, интеллектуальные электрические сети, личный электротранспорт. Каждое из вышеперечисленных направлений является мощнейшим катализатором инновационного экономического развития. Оборот этих отраслей составляет сотни миллиардов долларов, а это огромные дополнительные возможности для создания рабочих мест, диверсификации экономики и реальные точки роста.

Одним из важнейших факторов, определяющих такой спрос, является характер и структура минерально-сырьевой базы. Так, в нефтегазовой отрасли мы входим в фазу истощения традиционных месторождений, значительного увеличения в будущем доли добычи нефти и газа в регионах со сложными условиями и низкой освоенностью. Также ключевым фактором спроса на инновации является необходимость повышения энергоэффективности как предприятий собственно топливно-энергетического комплекса, так и всей экономики. Сегодня энергоёмкость российской экономики в 2–3 раза превышает показатели ведущих индустриальных стран, и перед нами стоит задача снизить этот показатель на 40%.

Ещё одним важным фактором спроса на инновационные технологии является уровень влияния топливно-энергетического комплекса на экологию. Решение экологической задачи зависит от массового внедрения современных энергоустановок, полного использования попутного нефтяного газа, повышения КПД котельных и угольных электростанций, а также увеличения доли атомных электростанций, доли возобновляемых источников энергии в энергобалансе. Чтобы не допустить технологического отставания, необходимо обеспечить научные разработки, производство и внедрение данных технологий, а также интеграцию российского научного потенциала в мировых научных исследованиях.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, готовясь сегодня к совещанию, мы столкнулись с проблемой: как измерить расходы компаний на инновационную деятельность? И по факту единственное, что сегодня можно выделить в компании, – это расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. И, конечно же, важный фактор, который определяет в целом инновационность развития компании, – это конкурентоспособность компании, доля участия на рынке, производительность труда.

На данном слайде показано, где сегодня мы находимся в рамках инновационной деятельности, каковы затраты госкомпаний по отношению к выручке. И можно сказать, что сегодня эти затраты находятся на уровне лучших международных компаний и зачастую даже превышают их. Такая динамика сложилась в последние три года. И в то же время необходимо понимать, что качество инновационной деятельности российских компаний нужно существенно повышать, требуется большая отдача от вложений. Например, видно, что компания Exxon Mobil, которая имеет меньший процент затрат на инновации по отношению к выручке, за год регистрирует сотни инновационных международных патентов на новые технологии: геологоразведка, добыча, переработка нефти. Это суммарно больше, чем все российские нефтегазовые компании, вместе взятые. Аналогичная ситуация наблюдается и в электроэнергетике. Опережая сегодня зарубежные компании по доле затрат на НИОКР к выручке, наши компании примерно в 5–10 раз уступают им в количестве зарегистрированных патентов. Поэтому одно из предложений, которое мы выносим на сегодняшнее заседание, заключается в том, чтобы поручить провести анализ эффективности исполнения программ инновационного развития за 2011 год и реализацию в 2012 году и подготовить предложения по пересмотру ключевых показателей эффективности, имея в виду, что это должны быть не только объёмные показатели в процентном отношении расходов на НИОКР от выручки, но и показатели качества и результативности внедрения инноваций.

Далее я хотел обозначить приоритетные технологические положения, которые, по оценке Министерства энергетики, будут определять будущее отраслей топливно-энергетического комплекса на 10–15 лет в нефтяной отрасли. Во-первых, это сланцевая революция, которая произошла в мировой нефтегазовой отрасли. Она обязана своим появлением технологии множественного гидроразрыва нефте- и газоносного пласта. Сама по себе технология не нова, но ноу-хау технологии заключается в нахождении правильной комбинации использования этой технологии и других технологий воздействия на пласт для максимизации нефтеотдачи. Поиск такого ноу-хау определяется в ходе построения сложнейших геологических и геофизических моделей, постоянного экспериментирования и тонкой настройки решения. На сегодня такое новшество для условий Западной Сибири пока не найдено, и коэффициент извлечения нефти из месторождения остаётся на крайне низком уровне: порядка 37%, хотя в развитых странах он достигает 65–70%. Эффективность использования данных технологий позволит раскрыть потенциал трудноизвлекаемых запасов нефти и газа, и поэтому первым важным технологическим фронтом мы видим технологии применения множественного гидроразрыва пласта в комплексе с другими методами стимулирования нефтеотдачи.

Второе направление потенциала – нефте- и газодобыча на российском шельфе. Прежде всего это российская Арктика. Потенциал этот не может быть раскрыт без существенного технологического прорыва в создании автономных систем подлёдного и подводного освоения и обустройства месторождений с применением современных, новых роботизированных комплексов.

Третьим важным направлением, на наш взгляд, является комплекс технологий, связанный со сжижением газа, прежде всего на основе технологии GTL, и сжижением метана угольного пласта. Во всём мире достаточно давно строятся большие заводы GTL, но это не новая технология для экспорта сжиженного газа: крайне перспективным направлением видится технология мини-GTL, которая может позволить строить относительно компактные установки для сжижения газа. Прорыв в этом направлении принципиально изменил бы структуру и конкурентоспособность российской отрасли.

На следующем слайде показаны перспективные технологии в угольной отрасли, по которым ведутся исследования, разработки и внедрения. Из них я бы выделил, первое – бесшахтные технологии и разработки угольных месторождений на основе газификации, гидролизации, биотехнологий. Внедрение данных технологий позволит исключить нахождение человека под землёй и существенно повысить безопасность. Второе важное направление – это технология глубокой переработки угля, то есть производство синтетического жидкого топлива и других продуктов углехимии. Внедрение данной технологии, на наш взгляд, позволит создать новые продукты, открыть новые современные рынки сбыта.

Из представленных на следующем слайде в электроэнергетике новых технологий я бы в первую очередь выделил разработки в области высокотемпературной сверхпроводимости. Этим занимаются сегодня ФСК, Росатом на стадии опытно-конструкторских разработок. Применение данных технологий позволит снизить потери энергии в оборудовании на 80%, а также позволит существенно увеличить пропускную способность сетей.

Создание отечественного угольного энергоблока, ориентированного  на супер-, сверхкритичные параметры пара. Применение данной технологии позволит существенно повысить КПД работы электростанций – до 44–50%. Необходимо отметить, что перечисленные направления исследований и разработок компаниями топливно-энергетического комплекса абсолютно соответствуют мировым трендам, и, конечно, успех этих разработок и их внедрение в промышленную эксплуатацию будут определять в будущем конкурентоспособность всей экономики.

Также хотел бы отметить, что инновационная активность компаний ТЭКа сегодня значительна, и она повысилась, как уже было сказано, в последние три года. Но при этом компании используют значительные инструменты в своей инновационной деятельности, которые уже на сегодняшний день созданы и о которых говорил в своём вступительном слове Председатель Правительства. Во-первых, это и самостоятельная инновационная деятельность в рамках создания собственных RnD-центров (Research & Development), а также создание совместных производств со своими поставщиками, оборудованием и партнёрами. Эта формула «технология в обмен на рынок» уже заработала.

Я здесь хотел бы отметить буквально несколько: это создание Арктического научного центра шельфовых разработок – совместное предприятие Exxon Mobil и «Роснефти» для трансфера передовых шельфовых технологий, с бюджетом на ближайшие годы 500 млн долларов. Другим примером является совместное предприятие «РусГидро» и французской корпорации Alstom по производству на территории Российской Федерации гидроэнергетического оборудования для малых ГЭС и ГЭС средней мощности: общий объём инвестиций уже составил около 120 млн евро. Также компании ФСК  (ОАО "ФСК ЕЭС"), «Силовые машины», Toshiba создали совместное предприятие по выпуску силовых трансформаторов, пуск завода будет уже в 2013 году.

Во-вторых, мы видим и отмечаем инновационную деятельность топливно-энергетического комплекса с поддержкой со стороны государства. Так, уже было сказано о том, что по поручению комиссии при Президенте Российской Федерации по модернизации и технологическому развитию девять компаний разработали и утвердили программы инновационного развития. Кроме этого организовано взаимодействие с научными учреждениями – Российской академией наук, вузовской наукой, институтами развития, такими как «Сколково», «Роснано», Внешэкономбанк. Созданы и территориальные кластеры. Запущена и набирает обороты государственная программа энергосбережения и повышения энергетической эффективности. В 2009 году было принято решение о разработке подпрограммы развития силовой электротехники и энергетического машиностроения на период 2012–2016 годов. Сегодня она находится в стадии подготовки Министерством промышленности и торговли Российской Федерации. Срок, конечно же, уже сдвинут на 2013 год. Данным проектом подпрограммы подразумевается поддержка создания ряда ключевых инновационных технологий, включая такие, как парогазовые установки, элементы угольного блока на суперсверхкритичных параметрах, внутрицикловая газификация. Учитывая важность данной программы для инновационного развития компаний, уважаемый Дмитрий Анатольевич, я хотел бы попросить в рамках этого совещания дать поручение в кратчайшие сроки утвердить проект концепции данной подпрограммы. Министерство экономического развития поддерживает её, и это могло бы быть толчком для дополнительных наших разработок в современных прорывных технологиях и в рамках государственной поддержки.

Несмотря на существенный прогресс в становлении институтов развития и запуске инновационного процесса, практически во всех отраслях топливно-энергетического комплекса темпы внедрения инноваций, к сожалению, пока достаточно низкие. По мере роста инновационной активности в отдельных отраслях становятся очевидными и требуют решения новые проблемы. Позитив заключается в том, что это по-настоящему уже проблемы роста. С нашей точки зрения (по итогам общения с компаниями), проблемы роста можно разделить на два блока. Во-первых, есть комплекс проблем, связанных с тем, что, с одной стороны, поставщики инновационных услуг часто не понимают долгосрочного спроса на инновационные услуги предприятиями топливно-энергетического комплекса, а с другой, сами непосредственно покупатели, являющиеся центрами инновационного спроса, не готовы работать сегодня с новыми технологиями и поставщиками, которые ещё не апробированы их компаниями. Это создаёт замкнутый круг, который нам необходимо разомкнуть. Анализ лучшего мирового опыта, проведённый Минэнерго России, показывает, что такие проблемы в принципе решаются в других странах, и такие позитивные примеры есть. Мне показался интересным опыт Норвегии, где существует общеотраслевая система закупок, в которой зарегистрированы и работают ключевые потребители и поставщики нефтегазовой отрасли, где введены свои чёткие стандарты квалификации поставщиков и где за счёт прозрачной и понятной системы закупок в конечном итоге обеспечена работа конкурирующих между собой компаний, в том числе и на рынке высокотехнологичной продукции. Такой механизм стимулирует появление новых бизнесов и существенно облегчает доступ компаний-операторов к высокотехнологичным услугам с гарантиями качества и в конечном итоге обеспечивает конкурентоспособность нефтегазовой отрасли. Кстати, Норвегия, начавшая серьёзную работу по освоению шельфа всего лишь в 1970-х годах, сегодня может заявить о том, что местные компании экспортируют современные инновационные технологии и услуги для мировой нефтегазовой отрасли в объёме более 20 млрд долларов в год.

Образно говоря, речь идёт, по сути, об электронной бирже идей, технологий и проектов, подкреплённых конкретными долгосрочными заказами.

Второй важный элемент, который полезно вынести из мирового опыта, – это необходимость реализации новых инструментов и новых форм отсева и коммерциализации технологий, что не является стандартным подходом для российских энергетических компаний. На примере других стран мы увидели, что такой инструмент, как корпоративные венчурные фонды, которые управляются профессиональными инвестиционными управляющими, позволяет существенно повысить внутрикорпоративную конкуренцию за идею, за капитал. Хорошим примером является опять же норвежский фонд Energy Capital Management компании Statoil, который сегодня управляет активами более чем на 250 млн долларов и, по сути, просматривает и ведёт постоянный отсев новых идей, сталкивает новые идеи с существующими технологическими подходами внутри компании. Основываясь на этом опыте и на нашей оценке состояния инновационной деятельности, Министерство энергетики предлагает рассмотреть семь предложений, которые направлены на развитие инновационной сферы в топливно-энергетическом комплексе. Ряд из них я уже назвал в своём выступлении и хотел бы озвучить оставшиеся. Это предложение о поручении проработать вопрос создания единой российской системы поставщиков с квалификационными требованиями и прозрачной конкурентной системой заявок, предложение о проработке изменений в законодательство для обеспечения раскрытия компаниями топливно-энергетического комплекса с госучастием долгосрочных инвестпрограмм на период не менее пяти-семи лет в части инновационных продуктов и услуг, поручение подготовить предложения по повышению инновационной открытости компаний топливно-энергетического комплекса с госучастием для обеспечения возможности независимым исследовательским центрам и инновационным компаниям проводить экспертизу и апробировать на практике новые технологические решения. Спасибо. Доклад закончен.

Д.А.Медведев: Спасибо большое. Единственное: всегда просьба следить за регламентом. Это, видимо, наследственное: Сечин (И.И.Сечин) длинные доклады делал, теперь Вы. Надо чуть короче.

Теперь по этой тематике: давайте поговорим по ситуации с развитием научных разработок. Я посмотрел таблицу сравнения расходов на НИОКР российских и зарубежных компаний (Александр Валентинович уже показывал нам её). Действительно, у Exxon Mobil 329 патентов, но доля выручки 0,22%. А вот, например, у нашей компании ФСК 35 патентов, но доля выручки – 1,38%: это уже хорошая цифра. Поэтому Олегу Михайловичу Бударгину (О.М.Бударгин) передаю слово. Пожалуйста, коротко расскажите о том, что сделано.

О.М.Бударгин (председатель правления ОАО «ФСК ЕЭС»): Спасибо большое. Уважаемые коллеги, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Стратегия инновационного развития сетевого комплекса страны – это создание сетей нового поколения, умных сетей. Если в 2010 году мы приступили к разработке программы нового поколения сетей в высоком классе напряжения, то сегодня это качественно новый уровень программы – это комплексное внедрение инноваций от умной энергетики до разумного потребителя. Программы, утверждённые советами директоров ФСК и МРСК, определили основные направления научно-исследовательских работ. Это семь направлений в магистральных сетях, четыре направления в распределительных сетях. Для независимой оценки, для координации независимой оценки был создан совместный научно-технический совет с Российской академией наук: из 20 членов совета четыре являются академиками Российской академии наук. Это позволило нам проработать серьёзно все эти направления, определить основные точки, которые необходимо сформировать, для того чтобы привлечь к разработкам максимально большое количество заинтересованных сторон не только с российской стороны, но и с зарубежной. Мы определили эти направления, в первую очередь это новые типы силового оборудования, это системы управления и многое другое. И самое главное, что исполнителями НИОКР для нашей компании являются не только отраслевые институты, а это 60%, но также и организации малого и среднего бизнеса (12%), и наши вузы страны, которые занимают в этих работах пока 5%, но есть хороший потенциал и есть хорошие перспективные программы. В рамках данных направлений был проведён мониторинг технологий в мире и в стране и была организована процедура по сбору заявок на решение проблемных точек на данных направлениях.

На слайде №3 показана цепочка инновационного процесса – это формулирование проблем, это поиск идей, это сбор и анализ предложений, это сам НИОКР, это «пилоты» и коммерциализация. Мы проделали большую работу вместе с Академией наук, и в научной среде обсуждались разные взгляды, подходы к реализации этих направлений. Мы приняли в 2011 году 481 заявку, которые как раз и были сформулированы в части этих направлений. Отобрали из них 140 работ и распределили их как на прорывные технологии, так и на улучшающие технологии. Сегодня из этих 140 работ 20 технологий находятся в пилотном режиме реализации, две работы уже находятся в тиражировании.

На четвёртом и пятом слайдах мы говорим о тех успехах пилотных проектов в разной стадии разработки. Но самое главное, что действительно сегодня доверие к нашим разработкам, нашим идеям имеется не только на российской площадке, в наших работах участвуют и зарубежные компании, являются активными участниками.

В первую очередь, конечно, наша ближайшая перспектива – это цифровая подстанция, это создание высокотемпературной сверхпроводящей кабельной линии переменного тока в Москве и линии постоянного тока в Санкт-Петербурге. Приступили уже к реализации инфраструктуры для обеспечения электромобилей. И уже конкретно есть работа в Перми, где мы реализуем проект «Считай, экономь и плати» именно для распределительных сетей. Объединяя усилия ФСК и МРСК (Межрегиональная распределительная сетевая компания), мы обеспечиваем синергетический эффект объединения инновационной деятельности компаний, и на шестом слайде это видно.

Работа по реализации инновационного процесса позволила ФСК организовать продвижение своих интеллектуальных разработок на рынке. Технология действительно инновационная, она востребована на конкурентном рынке. За 2011 год получено 36 патентов по инновационной деятельности ФСК, в том числе два зарубежных, заключено четыре лицензионных договора с тремя организациями, более 10 технологий находится на стадии коммерциализации.

ФСК совместно с российскими и зарубежными партнёрами развивает производство в Российской Федерации современного электротехнического оборудования, используемого в российских и зарубежных инновациях. Буквально через несколько дней мы откроем новый завод во Владивостоке по выпуску современного электротехнического оборудования вместе с компанией Hyundai. Этим летом вступил в строй в Воронеже завод по выпуску современных трансформаторов гидротехнического оборудования, созданный совместно с Siemens. Наша гордость – это «Таткабель». Без всякой поддержки, без долгосрочных контрактов мы уже приступили к выпуску нашего отечественного кабеля с изоляцией из сшитого полиэтилена (класс напряжения 6) от 6 кВ до 330 кВ, сегодня проводятся испытания кабеля 500 кВ.

К сожалению, в настоящее время в России отсутствуют испытательные центры, обеспечивающие проведение всего цикла создания электротехнического оборудования, что сказывается и на реализации инновационных программ (это сдерживает экспорт отечественного производства оборудования за рубеж), и на развитии интеллектуальной электрической сети как элемента её инфраструктуры. В Советском Союзе было пять масштабных испытательных центров. В России, к сожалению, нет испытательных центров. В Европе действует 20 испытательных центров. Решения принимались, но, к сожалению, до сих пор постоянно вычёркивают из инвестпрограммы Федеральную сетевую компанию. Деньги есть, нет просто воли. Надеемся, что сегодня новое Министерство энергетики нас поддержит, и в инвестиционной программе ФСК появится наконец совместный с Российской академией наук проект формирования нового, современного испытательного центра. В рамках программы инновационного развития организовано взаимодействие с вузами по различным аспектам – от привлечения к НИОКР (5% вузы выполняют, я уже сказал) до участия в учебных процессах. Считаем, что подготовка новых кадров является важным инструментом в реализации инновационных идей.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, я готовил три просьбы, но считаю, что самая главная просьба – это всё-таки дать поручение Федеральной сетевой компании, Министерству энергетики включить в нашу инвестпрограмму создание мощного современного испытательного центра России, потому что это есть основа и главный инструмент реализации инновационной программы ФСК. И разрешите после совещания Андрею Ивановичу Рудскому (ректор федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный политехнический университет»), нашему ректору Политеха, подарить новый сборник из статей и учебников, для того чтобы подчеркнуть наше долгосрочное партнёрство по подготовке кадров для реализации инновационных проектов.

Д.А.Медведев: Разрешаю, дарите.

О.М.Бударгин: Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо большое. Спасибо.

Я не прокомментировал выступление министра в этом плане, но, естественно, все предложения, которые есть (там семь штук), я посмотрю, и поручения по ним сформулируем. По подпрограмме, включая ту, которую вы называли (я так понимаю, «Развитие силовой электротехники и энергоэффективного машиностроения»), тоже, соответственно, давайте определяться.

По поводу испытательных центров. Картина действительно плохая: судя по вашей презентации, в Союзе было пять таких центров, в Европе 20 уже, у нас ни одного. Я не знаю, сколько это стоит, здесь написано 10–12 млрд. Это не фантастические деньги, откровенно говоря. Я готов, естественно, дать поручение и по вашей инвестпрограмме, но мне кажется, мы должны в целом подумать об этой ситуации, потому что они нам нужны не только для энергетики, они нам нужны и для машиностроения, и для других отраслей. Естественно, что их нужно создавать на базе того, что называется частно-государственным партнёрством. Вот как это сделать, давайте обсудим. Ну и надо постараться сблизить позиции, потому что это в интересах всех присутствующих и огромного количества отсутствующих здесь бизнесменов.

Договорились. Так, теперь давайте сделаем переход к техплатформе «БиоТех 2030», коллеги тоже ещё выступят. А потом ещё вместе всё это, если потребуется, обсудим, я дам слово всем желающим для коротких комментариев.

По самой техплатформе – Владимир Олегович Попов, директор Института биохимии имени Баха, пожалуйста. Тоже у меня просьба компактно.

В.О.Попов (директор Института биохимии им. А.Н.Баха Российской академии наук): Спасибо. Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич, дорогие коллеги! Биотехнологии сегодня наряду с информационными технологиями и нанотехнологиями являются ключевыми элементами для инновационного развития современной экономики. Мировой рынок биотехнологий к 2025 году достигнет уровня 2 трлн долларов США. С использованием биотехнологий к 2030 году будет создаваться до 35% химической продукции, 50% продукции агропрома и около 80% лекарственных средств. Биотехнологии обеспечат 2,7% валового внутреннего продукта развитых стран, а для развивающихся экономик эта доля будет ещё больше. Следующий слайд, пожалуйста. К сожалению, в 1990-е годы Российская Федерация во многом утратила те лидирующие позиции, которые имел в области биотехнологий Советский Союз, который полностью обеспечивал себя такими важными для агропрома продуктами, как, например, микробиологический белок или незаменимые аминокислоты. В последние годы наблюдается устойчивый рост рынка во всех сегментах, однако, как Вы видите, они полностью импортозависимы, и эта зависимость запредельна. Преодолеть эти проблемы и призван комплекс мер, который реализуется по инициативе руководства страны в последние годы. Следующий слайд, пожалуйста. Все развитые экономики мира, в том числе Соединённые Штаты Америки, Евросоюз, Китай, Бразилия и другие регионы имеют долгосрочные стратегии развития биотехнологии. В России сосредоточена львиная доля мировых лесных запасов, наиболее плодородные пахотные земли. У нас нет недостатка пресной воды – всё это создаёт надёжный базис для построения будущей биоэкономики или её отдельных элементов. В силу специфики Российской Федерации (её территория, низкая плотность населения на востоке) биоэкономика приобретает для страны особое социальное значение, поскольку является средством закрепления трудоспособного населения в отдалённых регионах, на селе, обеспечивает устойчивое местное энергоснабжение, опираясь на региональные ресурсы, и способствует созданию новых рабочих мест. В России сейчас разработана и принята в апреле этого года комплексная программа развития биотехнологий Российской Федерации, так называемая программа «БИО-2020», которая является первым документом такого высокого уровня, определяющим государственную политику в области биотехнологий. Эта программа была подготовлена и разработана при активном участии трёх технологических платформ – нашей («Биоиндустрия и биоресурсы»), техплатформы по биоэнергетике и платформы «Медицина будущего».

Следующий, пожалуйста, слайд. Технологическая платформа «Биоиндустрия и биоресурсы», являясь формой частно-государственного партнёрства, способна оказать влияние на самые разнообразные отрасли экономики. В первую очередь это, конечно, аграрный, лесной, пищевой секторы. Это область промышленной химии, утилизации и обработки отходов, добыча и переработка полезных ископаемых, аквакультура.

Следующий слайд. В рядах нашей платформы объединилось более 150 различных организаций. Это ведущие университеты страны, научные центры, работающие в области наук о жизни, крупные промышленные предприятия и научно-производственные объединения, профессиональные союзы и ассоциации, малые биотехнологические предприятия. У техплатформы сложились хорошие рабочие отношения со всеми институтами развития и федеральными органами исполнительной власти, которые используют техплатформу в первую очередь в качестве экспертного органа при рассмотрении проектов биотехнологического профиля.

Я хотел бы коротко остановиться на нескольких успешных примерах реализации крупных биотехнологических инновационных проектов, которые осуществляются при участии членов нашей платформы и которые могут оказать заметное влияние на экономику соответствующих отраслей. Один из таких проектов реализуется на восточносибирском комбинате биотехнологий «РТ-Биотехпром», это структурное подразделение «Ростехнологий». Там создаётся опытно-промышленная установка по конверсии лигноцеллюлозного сырья (это отходы лесопереработки, опилки) в продукты с высокой добавленной стоимостью. На основе отечественных разработок создаётся первое в стране производство химических продуктов, таких как бутанол или органические кислоты, которые в качестве сырья используют не углеводороды, а возобновляемую биомассу. В настоящее время идёт монтаж оборудования, пуск намечен на 2014 год. Стоимость этого пилотного проекта оценивается примерно в 800 млн рублей, одна треть из которых была предоставлена в качестве гранта Министерством образования и науки. В случае успешной апробации комплекса этих инновационных технологий этот опыт планируется распространить на другие предприятия гидролизной отрасли промышленности. Таким образом, мы сможем уйти от опасной и вызывающей неблагоприятные последствия с точки зрения охраны окружающей среды технологии кислотного гидролиза древесины к новым, современным, «зелёным», эффективным биотехнологиям.

Ещё один крупный проект реализуется в Белгородской области. Он нацелен на комплексную переработку малоценного пищевого сырья птицефабрик, таких как пух, перо, так называемый мясокостный остаток, который образуется после разделки бройлеров в процессе птицепереработки. Это хороший пример отечественной разработки, значительно опережающей мировой уровень, которая прошла все ступени инновационного лифта – там было и начальное частное финансирование, потом были деньги от Министерства образования и науки в размере 180 млн рублей, а сейчас «Роснано» вместе с консорциумом зарубежных инвесторов реализует крупный проект общей стоимостью 4,5 млрд рублей. В России сейчас строится два завода, технология имеет значительный экспортный потенциал: она направлена на получение белковых гидролизатов, которые составляют основу функциональных пищевых продуктов и кормов. В настоящее время проводятся проектные работы в Италии и Франции.

В качестве других положительных примеров можно упомянуть Омский технологический кластер, интегрирующий в своей структуре предприятия агропромышленного комплекса, химические и биотехнологические производства, проект по созданию производства лизина мощностью 35 тыс. тонн (это незаменимая кормовая добавка) и успешную деятельность, например, предприятия «Сиббиофарм» из Бердска (это флагман отрасли и успешно продвигает свою продукцию на мировых рынках).

Российским разработчикам есть что предложить нашему отечественному бизнесу. Следующий слайд, пожалуйста. Это только некоторые примеры технологий и продуктов, которые уже либо готовы к масштабированию, либо уже также выпускаются опытными партиями. В области агропромышленного комплекса – это биоудобрения, средства защиты растений, кормовые добавки. Для ветеринарии мы можем предложить вакцины и различные тест-системы. Это системы и сенсоры для контроля качества и обеспечения безопасности пищевых продуктов и пищевого сырья, биоразлагаемая упаковка.

В области топливно-энергетического комплекса – это микробиологические технологии увеличения нефтеотдачи пластов, это препараты, используемые для приготовления буровых растворов, наконец, это очистка загрязненных территорий, будь то почва или акватория, от нефтеразливов.

Широкое применение биотехнологий (следующий слайд, пожалуйста) приводит к значительным экономическим эффектам. При этом биотехнологии отличаются тем, что у них высоки так называемые косвенные экономические эффекты, которые выражаются, например, в уменьшении нагрузки на окружающую среду путём замены токсических и химических соединений на безвредные биокомпоненты, или улучшении качества конечных продуктов.

В качестве примера можно привести использование ферментных кормовых добавок, которые даже при применении в незначительных количествах приводят к тому, что животные меньше болеют, лучше и быстрее прибавляют в весе и имеют лучшее качество мяса. Уменьшаются и расходы на лекарственные средства. В таблице представлены расчётные эффекты по некоторым группам товаров АПК, которые можно достичь при условии реализации комплекса мероприятий, заложенных в программу «Био-2020». Суммарно при реализации всех мероприятий программы такой эффект может достигать к 2020 году 30 млрд долларов США.

В заключение я хотел бы сказать несколько слов о тех проблемах, которые сдерживают широкое применение биотехнологий у нас в стране. Следующий слайд, пожалуйста.

Мы понимаем, что инновации не могут появляться на пустом месте, они должны быть кем-то востребованы. Для этого нужен соответствующий бизнес, который применит эти инновации, чтобы получить конкурентные преимущества на определённых рынках. К сожалению, в настоящее время рынки биотехнологической продукции и технологий находятся в зачаточном состоянии, их объёмы весьма незначительны. Бизнес, соответственно, проявляет к ним малый интерес и абсолютно невосприимчив к инновациям.

Если мы хотим реализовать все преимущества биотехнологий, необходимо в первую очередь создать рынки для сбыта биотехнологической продукции. Для этого необходимо применить весь арсенал методов, который есть у государства, – это меры технического регулирования, введение новых, более строгих, более экологичных, более «зелёных», если хотите, стандартов. Необходима последовательная государственная закупочная политика, стимулирующая спрос на продукты, получаемые с использованием биотехнологий, будь то биоразлагаемая упаковка или оксигенирующие присадки к моторным топливам.

Сейчас дело доходит до курьёзов. По действующим нормам субсидируется, например, закупка химических удобрений и пестицидов, а биологические удобрения и средства защиты растений, которые не оказывают вредного воздействия на окружающую среду, под такие льготы не подпадают. Необходима глубокая, системная разборка законодательства, направленная на стимулирование производства биотехнологической продукции, разработка и внедрение систем и мер, направленных на поддержку отечественного, именно, подчеркну, отечественного производителя в области биотеха.

Ещё я хотел бы поддержать предыдущего оратора. Биотехнологические производства – это, как ни крути, крупные заводы, строительство которых требует и значительного времени, и финансовых ресурсов и сопряжено с технологическими рисками. Невозможно лабораторный прототип, какой бы он хороший ни был, сделать завтра работающей технологией. Для этого необходимо пройти все стадии опытно-промышленных испытаний, а для по-настоящему инновационных, прорывных разработок необходимо создание новых уникальных испытательных стендов и пилотных комплексов, стоимость которых составляет многие сотни миллионов рублей, и здесь отечественные разработчики не могут обойтись без помощи государства. Без подобных пилотных комплексов (если хотите, их можно назвать центрами прототипирования биотехнологической продукции) российские разработчики просто обречены, а российский бизнес будет продолжать закупать комплектные технологии за рубежом.

Все эти меры и мероприятия, о которых я сейчас говорил, подробно описаны в программе «Био-2020». Это такая хорошая, правильная программа, верно отражающая основные векторы и тренды современной биотехнологии, однако в настоящее время это, практически, протокол о намерениях и не более того: программа координационная и не обеспечена финансовыми ресурсами.

Для реализации полного потенциала программы и обеспечения развития биотехнологий в Российской Федерации необходимо обеспечить трансляцию плана мероприятий программы «Био-2020» в отраслевые программы федеральных органов исполнительной власти, а главное – крупных компаний с госучастием, с обязательным соответствующим финансированием. И ещё: у нас необходимо, к сожалению, принуждать к инновациям. В связи с этим принципиально важно создание постоянно действующего совещательного органа высокого уровня, следящего за реализацией и контролирующего ход выполнения данной программы.

В заключение от имени всех участников форума…

Д.А.Медведев: Где этот орган создавать, раз это принуждение? В Совбезе? При Министерстве обороны? Как лучше поступить?

В.О.Попов: Он должен быть достаточно высокого уровня. Это такой кнут, который должен, по-моему, всех погонять.

Д.А.Медведев: Подумаем, хорошо.

В.О.Попов: При комиссии по высоким технологиям, например, при президиуме комиссии.

Д.А.Медведев: Ладно, понятно. Спасибо большое. По поводу испытательных центров. Раз и Владимир Олегович (В.О.Попов), и Олег Михайлович (О.М.Бударгин), и другие коллеги об этом говорили, у меня есть предложение всё-таки куда-то двигаться. Я тогда поручу Владиславу Юрьевичу (В.Ю.Сурков) как вице-премьеру, курирующему вопросы модернизации в Правительстве, собрать совещание. Нам нужно, откровенно говоря, найти на это деньги. Причём, как вы правильно выразились, есть принуждение к инновациям, но это такое общее понятие, а вот принуждение к созданию испытательных центров – это вполне очевидное продолжение первого. Действительно, здесь придётся соединять деньги частные с деньгами государственными. Это единственный возможный вариант. Нужно будет собрать компании и переговорить с ними, потому что мы уже довольно приличные деньги тратим на НИОКР (и компании на них раскошеливаются, молодцы), но в том, что касается испытательных центров, такое ощущение,   как будто все ждут манны небесной - когда Правительство подпишет распоряжение и выделит многие миллиарды рублей на создание десятка испытательных центров. Так не получится. Надо будет по конкретным направлениям собирать совещание и принимать решение. Вот стоит он 200–300 млн долларов – значит, скидываемся в таких-то пропорциях и создаём, и вся страна на нём работает. Давайте так и сделаем. Но есть и передовики, кто много чего патентует. Мы сейчас находимся на территории компании «Юг Руси», поэтому было бы бессовестно не предоставить слово президенту группы компаний «Юг Руси» Сергею Васильевичу Кислову. Пожалуйста, Сергей Васильевич (обращаясь к С.В.Кислову).

С.В.Кислов (президент группы компаний «Юг Руси», председатель Агропромышленного союза России): Большое спасибо, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги, разрешите выразить благодарность за сегодняшнее совещание. Его тема крайне актуальна для группы компаний «Юг Руси», так как мы работаем и в сфере АПК, и в сфере энергетики. Будьте добры, слайд №4. Для нас особенно символично, что это совещание проходит в канун 20-летия компании. Все эти годы мы активно занимаемся инновациями, у нас свой собственный центр внедрения инноваций. Мы работаем как самостоятельно, так и в сотрудничестве с наукой. Например, с Всероссийским научно-исследовательским институтом жиров в Санкт-Петербурге, Донским зональным НИИ сельского хозяйства Россельхозакадемии России и многими другими. Слайд №6. Вот лишь некоторые из них. Все наши инновации в коротком докладе отразить невозможно, я остановлюсь только на некоторых из них.

Д.А.Медведев: Сергей Васильевич, скажите, а у вас сколько патентов всё-таки?

С.В.Кислов: У нас более 60. На разные темы, даже безалкогольная водка есть. Ждём, может, время для неё наступит.

Д.А.Медведев: Вы потом нас угостите безалкогольной водкой. Мы споём песни какие-нибудь такие, которые после такой водки поют, – грустные. А сколько из них иностранных патентов?

С.В.Кислов: Это то, что мы сами разработали.

Д.А.Медведев: А иностранные патенты есть какие-то?

С.В.Кислов: Да, мы патентовали в странах Европы, где мы продаём свою продукцию, для того чтобы исключить контрафакт, чтобы защитить свою продукцию и так далее.

Д.А.Медведев: Ладно, понятно. Продолжайте, пожалуйста.

С.В.Кислов: Нами внедрена инновация по внесению в упаковку жидкого азота, например. Азот защищает масло от окисления, что существенно улучшает его качества при хранении.

Слайд №8, пожалуйста. В качестве другого образца работы центра новых технологий «Юга Руси» можно дать инновацию по энзимной гидратации растительного масла, вследствие чего делается физическая, а не химическая очистка масла, что важно для здорового питания.

Слайд №12. Для инновационного развития российского АПК большое значение имеет создание соответствующей информационной среды. Для решения этой задачи нами совместно с Агропромсоюзом России создан первый в России аграрный телеканал «Агро-ТВ». О необходимости его создания Вами, Дмитрий Анатольевич, говорилось на Всероссийском сельском сходе в Барнауле в своё время, сейчас это работает и в режиме онлайн, и в эфире, и в интернете (cледующий слайд, будьте добры, cлайд №13), в частности, на созданном в этом году веб-ресурсе Agro2b. Agro2b – уникальный продукт, здесь не только бизнес, не только торговля без посредников, на этом ресурсе организована первая в стране аграрная социальная сеть. Она также служит обмену опытом успешных инноваций в АПК, а торговая система ресурса даёт возможность молодёжи начать свой бизнес, в том числе используя краудсорсинг.

Слайд №15. Нельзя оставить в стороне и биоэнергетику.

Д.А.Медведев: А интересно, как там этот краудсорсинг используется?

С.В.Кислов: Например, студент или пенсионер может зайти на этот сайт, глянуть, кто что продаёт, и потом глянуть, кто что покупает, и соединить две компании и на этом заработать, взять электронные деньги. Очень интересно…

Д.А.Медведев: Это всё-таки, мне кажется, не совсем краудсорсинг.

С.В.Кислов: Но там далее любые идеи, инновации, которые есть…

Д.А.Медведев: Нет, это полезная штука, безусловно.

С.В.Кислов: Люди их заявляют, и на самом деле любую тему, которая у нас есть, сложную, мы вывешиваем, объявляем стоимость. И работают разные люди либо коллективы, для того чтобы её внедрить, для того чтобы дать свои предложения.

Д.А.Медведев: Понятно.

С.В.Кислов: Вот 15-й слайд – биоэнергетика. Так, нами впервые в стране была внедрена инновация по выпуску топливных гранул из отходов сельскохозяйственного сырья, что Вы сегодня видели. Сегодня топливо из лузги востребовано в России, оно активно экспортируется в Европу по всё более высокой цене. Интересно отметить, что четыре года назад мы начали этот проект, вышли на рынок, продали…

Д.А.Медведев: Вас серьёзно кто-нибудь воспринимал с идеей топлива из лузги тогда?

С.В.Кислов: Вы знаете, мы всегда такие оригинальные вещи делаем! Вы знаете, мы продали первое судно четыре года назад по цене 1 доллар за тонну, сегодня – более 100 долларов за тонну. Сегодня этот рынок устойчивый, его знают, то есть мы фактически создали этот рынок и дальше идём.

Д.А.Медведев: Здорово!

С.В.Кислов: Вы знаете, в России на самом деле огромное количество биомассы. И если мы сегодня будем дальше в этом отношении развиваться, это будет очень серьёзная ниша рынка. Необходимо отметить, что речь идёт именно об использовании непищевого сельскохозяйственного сырья. Слайд №16: использование ряда непищевых растительных масел актуально для выпуска «зелёного» дизеля. Это новый вид, это не биодизель, это «зелёный» дизель, тот, который смешивается с минеральным, где цетановое число около 100. На сегодняшний день это самый инновационный вид биотоплива в мире. «Юг Руси» организует его выпуск на Новошахтинском заводе нефтепродуктов. Разработку оригинальной технологии для использования российского сырья осуществляет Омский институт углеводородов. Для аграриев это увеличивает рынок сбыта, что особенно актуально в условиях работы в ВТО.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, нам необходим успешный опыт Европы, особенно в условиях работы в ВТО, по защите доходности земледелия. Это просьба. Сегодня в России актуальный размер субсидий - 2 тыс. рублей на гектар. Для сравнения, в Европе он составляет более 260 евро или более 10 тыс. рублей на гектар. В условиях ВТО мы конкурируем вместе на международном рынке в той же Африке, в том же Египте, и, конечно, нам трудно в связи с этим здесь с ними соревноваться со своей пшеницей, они нас просто выдавливают и всё.

Д.А.Медведев: А меньшая сумма не может спасти?

С.В.Кислов: Меньше конкуренции будет. Может, конечно, но меньше конкуренции, тем более что…

Д.А.Медведев: У нас сейчас запланировано 500 рублей на гектар, да? Правильно я понимаю, Николай Васильевич (обращаясь к Н.В.Фёдорову)?

Н.В.Фёдоров (министр сельского хозяйства Российской Федерации): Да.

Д.А.Медведев: И, конечно, это тоже требовало определённого напряжения сил. И к 2020 году эта сумма субсидий на гектар должна вырасти ещё почти в 2 раза. Правильно понимаю? Это хорошо будет.

Н.В.Фёдоров: Да.

С.В.Кислов: Но сегодня мы говорим о том, что не будет других субсидий – не будет на удобрения, не будет на средства защиты. Вот как в Европе: субсидия на 1 гектар, всё, дальше расходуйте, как хотите. Для аграриев, конечно, это значительная свобода действий, что, в общем-то, в рынке замечательно. Но, конечно, хотелось бы, чтобы сумма была хоть как-то, не такая же, но хотя бы чтобы она была сопоставима с Европой, это важно. Просим дать соответствующее поручение рассмотреть субсидирование доходности. И ещё хотелось, Дмитрий Анатольевич, по холдингам: мы всё-таки ждём, чтобы в России был закон о холдингах, так как сегодня инновации в основном делаются ведущими холдингами, вообще холдингами, так как у них для этого есть ресурсы. Вот мы ждём тоже закон о холдингах…

Д.А.Медведев: Но вы что имеете в виду? В принципе законодательство о холдинговых структурах существует. Что вы имеете в виду?

С.В.Кислов: Это трансфертные цены, ценообразование…

Д.А.Медведев: Порядок ценообразования?

С.В.Кислов: Да, ну вот просто чтобы было ясно, как нам работать, для того чтобы работа была ясной для налоговых органов и участников рынка. Спасибо большое.

Д.А.Медведев: Спасибо. Так, уважаемые коллеги, вот набор, так сказать, основных докладов. Прошу вас, пожалуйста, у меня есть предложение высказаться тем, кто желает. Естественно, не в смысле анализа текущей ситуации, а скорее с предложениями, что нам делать, потому что я сегодня специально вас позвал, не имея развёрнутого перечня поручений, но часть из них родилась уже в ходе докладов. Пожалуйста, что нужно ещё сделать по двум направлениям, которые мы сегодня анализируем? Прошу высказываться. Пожалуйста.

И.В.Павлов: Дмитрий Анатольевич, компания «Роснефть», вице-президент Павлов. Здесь было сказано, что необходимо те темы инновационного развития на пять лет вперёд для постоянного заказчика и бизнеса… Я бы хотел предложить всё-таки рассмотреть возможности развития катализаторного бизнеса для нефтепереработки. На сегодня разработки российских катализаторов ограничены уровнем пилотных лабораторных проектов и дальше дело не двигается. Мы сегодня покупаем катализаторы Axens, UOP, то есть полностью иностранные технологии. Потребность в этих катализаторах, как в зубной пасте: ежегодно будет потребность всего блока нефтепереработки, то есть стабильная потребность на многие десятилетия.

Следующее направление – это пакеты присадок к моторным маслам. На сегодня российские пакеты присадок к моторным маслам очень низкого качества. Вы не найдёте ни одного автосервиса, кроме нашего ВАЗа, где бы заправлялись нашими маслами российского производства, к сожалению. Всё зависит от того, что у нас нет хорошей базовой основы, отсутствуют технологии и нет хороших пакетов присадок. Это тоже долгосрочная перспектива на десятилетия вперёд. Это наше предложение от бизнеса. И от компании «Роснефть» я бы сказал, что у нас в 2012 году 9,2 млрд рублей предполагается на НИОКР – это уже 0,6% от выручки. Кроме этого у нас зарегистрирован ЦИР (центр инновационных разработок), мы его будем регистрировать как резидента в «Сколково», и нам в этом помогает Правительство Российской Федерации. Там существуют современные технологии, пилотные установки, которые позволяют отрабатывать катализаторы, но на уровне только лабораторий, к сожалению. Доклад закончен. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо. То, что вы упомянули по катализаторам и по присадкам к моторным маслам: а вы сами-то как-то участвуете в этом процессе?

И.В.Павлов: Да, конечно. У нас в ЦИР разработаны именно на лабораторных устройствах катализаторы гидроочистки, гидрокрекинга, изодепарафинизации, но дальше этап – это как раз вот эти испытательные центры, которые нужны, опытно-промышленные установки. То есть, у нас выпадает среднее звено, потому что в мировой практике сначала лабораторные испытания, потом опытно-промышленные испытания и только потом промышленная эксплуатация.

Д.А.Медведев: Понятно. У меня есть предложение какое: я так понимаю, что здесь тоже вопрос в испытательных центрах. Давайте тогда сделаем так, чтобы все поучаствовали в этом, и Роснефть тоже. Мне кажется, это правильно будет. Вам проще один раз поучаствовать, а потом уже пользоваться этими результатами, чем каждый раз вкладываться в какие-то другие вещи.

Хорошо. Пожалуйста.

С.В.Бриндюк (генеральный директор компании «НПФ “Белагроспецмаш”»): 2012 год в России неурожайный. Хотелось бы задать вопрос: что сделано в России для минимизации рисков от погодных условий в сельском хозяйстве с применением агробиотехнологий? В России имеются все возможности не иметь засухи: у нас имеется богатая зимняя влага. Это такой ресурс, который во многих странах отсутствует, этот ресурс возможно в России на сегодняшний момент использовать с применением агробиотехнологий, используя капиллярную структуру почвы, так как убытки, связанные с непогодой, исчисляются миллиардами долларов на сегодняшний день.

Д.А.Медведев: Коллеги, вы не мне вопросы задавайте. Ну вы что, сюда на интервью пришли что ли? Предложения формулируйте. Какие предложения?

С.В.Бриндюк: Предложение заключается в следующем: использовать аккумуляторные функции почвы, не нарушая биологической структуры почвы. Необходимо использовать такую технику, которая позволяет не нарушать структуру почвы, вследствие чего она будет накапливать влагу, и она будет использоваться. При затяжных дождях возможно использовать технику, допустим, на шинах низкого давления, минимизировать…

Д.А.Медведев: Если я правильно понимаю, вы просто сейчас рекламируете, Сергей Владимирович, свою технику, которую вы мне сейчас показали? Потому что она как раз для этого годится. Такой красивый заход: что сделано, а потом вот, что надо делать.

С.В.Бриндюк: Вы спросили.

Д.А.Медведев: Понятно. Вы с Анатолием Борисовичем (А.Б.Чубайс – председатель правления ОАО «Роснано») поговорили или нет? Анатолий Борисович, там есть запрос на вашу продукцию. Поговорите с коллегами, ладно? Спасибо.

В.Ю.Голубев (губернатор Ростовской области): Разрешите?

Д.А.Медведев: Пожалуйста.

В.Ю.Голубев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, я буквально несколько предложений. Вот сегодня уже было сказано, что к 2030 году биотехнологии будут использоваться при производстве 50%, то есть половины, всей сельскохозяйственной продукции. И надо сказать, что учёные Ростовской области активно включаются в работу по приоритетным секторам платформы «БиоТех-2030». Создан достаточно мощный научный потенциал: девять высших учёбных заведений, восемь НИИ, две селекционные станции и достаточно много конкретных предприятий, которые на практике реализуют научные разработки. Я хотел бы внести такое предложение, мы его основательно продумали. Мы считаем, что у нас есть полное основание претендовать в Ростовской области на создание мощного центра по тематике инновационного развития агропромышленного сектора экономики. По нашему мнению, деятельность центра будет способствовать повышению конкурентоспособности российских сельхозтоваропроизводителей, росту качества продукции. И, несомненно, тема вступления в ВТО здесь также актуальна, думаю, что это тоже будет полезно. Поэтому просил бы поддержать это наше мнение. Со своей стороны мы готовы, учитывая, что у нас действует закон о государственно-частном партнёрстве (он был принят в 2010-м, а начал работать в 2011-м), на себя взять все вопросы, связанные с финансированием инженерных коммуникаций, дорог. Это, между прочим, для бизнеса очень выгодно: они реально на 25% удешевляют создание и реализацию новых проектов.

Второе. Это тоже мнение экспертов, что для достижения максимального эффекта, который предполагается «Техплатформой-2030», необходимо развивать кластерное направление в агропромышленном комплексе. У нас есть такой опыт. На основе использования в том числе этого закона, о котором я говорил, мы движемся в разных направлениях, и несколько предприятий уже реально работают. Предприятие «Амилка» добилось уникальной чистоты переработанной кукурузы: используется принцип нанофильтрации. И пищевая, химическая промышленность сегодня нуждаются в таких объёмах. Мы перерабатываем сегодня примерно 300 т, к концу этого года будем перерабатывать 450 т. Компания «БиоТех» вместе с немецкой компанией начинает строительство ещё одного комплекса по глубокой переработке зерна. Страна в этом нуждается, и мы считаем необходимым это активно реализовывать. Это тоже очередной кластер, который мы создаём, взяв на себя обязательства по инженерии, дорогам и ряду других направлений. Поэтому я считаю, что кластерное направление требует нашего общего внимания, и в этой связи также обратился к Вам с просьбой рассмотреть возможность поддержки для обеспечения таких проектов на условиях софинансирования, совместно с регионами.

У нас есть серьёзная проблема – это недостаток, нехватка перерабатывающих производств, в том числе с использованием биотехнологий. Для нас это сверхактуально, потому что мы реально теряем добавленную стоимость, производим полуфабрикаты, направляем их за границу и, естественно, увозим деньги. Поэтому актуальность очень важна. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо большое, Василий Юрьевич. Пожалуйста.

Реплика: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, мы в агентстве сейчас заканчиваем работу над дорожной картой по доступу малого и среднего бизнеса к закупкам компаний с госучастием. Это происходит в рамках национальной предпринимательской инициативы. Мы считаем, что именно малый и средний бизнес должен формировать инновационное поле для больших компаний, в том числе для компаний ТЭКа. Поэтому полностью поддерживаю те предложения, которые высказал Александр Валентинович (Н.А.Новак). Я бы просил эту работу в какой-то части развернуть в рамках дорожной карты, чтобы мы услышали и большие компании, и малый и средний бизнес, который заинтересован предлагать свои инновации большим компаниям. Спасибо.

Д.А.Медведев: Да. Я, естественно, не возражаю, считаю, что это абсолютно правильно. Пожалуйста. Давайте, я министрам в конце дам слово. Пожалуйста, коллеги.

В.И.Филатов (заместитель генерального директора ООО «Группа компаний «Агро-Белогорье», генеральный директор ООО «АльтЭнерго»): Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Я представляю Белгородскую область. Филатов Виктор Иванович, директор Института альтернативной энергетики и компании «АльтЭнерго», которая на практике реализует те проекты, о которых мы сегодня много говорим. Я не знаю, помните Вы или нет, но в июле 2010 года Вы проводили заседание Госсовета в Белгородской области, в Алексеевке. Вы там дали ряд поручений, губернатор попросил за них отчитаться. Я вот хотел бы сказать, что исполнение этих поручений, опытных проектов практическим образом может привести к созданию целой отрасли, целому направлению в нашей энергетике и сельском хозяйстве, ну а вот из докладов, которые сегодня прозвучали… Честно говоря, за державу обидно, как мы далеко от Европы и от Украины в том числе. Надо догонять.

Хотел бы напомнить, что сегодня Белгородская область научилась производить мясо птицы, свинину в очень больших объёмах (покажите, пожалуйста, второй слайд), и, соответственно, кроме производства (следующий, пожалуйста) у нас появилось определенное количество отходов. Это сырьевая база для создания тех направлений, которые сегодня крайне востребованы. Сегодня уже была в докладах разных докладчиков информация о том, что по направлениям-2020 мы развиваем четыре направления особенно активно. Это и наноцеллюлоза (проекты дальше покажем, какие реализованы), и функциональные протеины и кератины, и лизины, но особенно хотел бы остановиться на альтернативной энергетике. Покажите, пожалуйста, вот те слайды – проекты, которые мы реализовали в области. Помните, Алексеевка, завод пущен в апреле этого года, выпускает продукцию. Нет мировых стандартов по выпуску протеинов и кератинов… Пищевые, непищевые добавки, лизины. И основное - то, чем мы занимались прошедшие два года, – мы построили (с одной стороны, можно гордиться, с другой – стыдно сказать) крупнейшую в России солнечную электростанцию мощностью 100 кВт, пять ветроустановок поставили по 20 кВт. Это маленькая генерация, но есть опыт, который нам позволяет сказать, что необходимо солнечные батареи ставить на территории Российской Федерации и необходимо использовать ветровые установки там, где это возможно.

Но особенно, считаю, прорывной, интересный проект – это биогазовая установка. В Белгородской области на сегодняшний день есть 1,3 тыс. объектов АПК. Это производственные площадки для выращивания животных, это переработка. Эта биогазовая установка утилизирует отходы всего двух площадок – это 75 тыс. тонн. Мы производим 20 млн кВт/ч электроэнергии в год, экономим почти 15 млн т выбросов CO2 только на этой станции и производим 65 тыс. тонн органических удобрений, которыми необходимо заменить минеральные и вытеснить их из применения по сельскому хозяйству.

Что мы дальше сделали? Покажите, пожалуйста, остальные слайды! Все эти проекты вряд ли могли бы быть реализованы без научного сообщества, без поддержки министерств, ведомств, хозяйствующих субъектов. Привлекли финансирование, нас поддержал Сберегательный банк, выделил кредит под проект, хотя делалось это тяжело, со многими нерешёнными вопросами. Дальше, пожалуйста. Сделали всё, что необходимо сделать, на территории Белгородской области: приняты законы, создан совет по биотехнологиям под председательством губернатора, и на сегодняшний день разработана программа, которая подразумевает реализацию.

12-й слайд. Эта территория размещения – закрывает всю территорию эта распределённая генерация. И вот что у нас получается: мы проанализировали, и на территории Белгородской области на сегодняшний день имеются более 10 млн тонн отходов животноводства, предприятий переработки, ТБО, очистные сооружения и т. д. Если эти отходы направить на производство биогаза, дальше можем получить порядка 230 МВт электроэнергии. У нас область энергодефицитная – всего 5% производим внутри, остальное закупаем, поэтому можем обеспечить электроэнергией порядка 75% населения Белгородской области, построить более 100–150 биогазовых установок с размещением на территории области, что позволит снизить синергетический эффект, потери в распределительных сетях практически вдвое. То есть у нас источники генерации будут на местах, там, где есть потребитель.

Мы большое количество удобрений получаем – более 7 млн тонн, и я прошу поддержать коллегу, который говорил, что необходимо эти удобрения субсидировать сегодня, а не субсидировать внесение минеральных удобрений. Мы понимаем, каким образом эти проекты на сегодняшний день  реализовывать. Есть опыт, есть команда, которая готова на примере Белгородской области (следующий слайд) в рамках созданного инновационного территориального биологического кластера реализовать проекты по переработке отходов в полном объёме, по производству электроэнергии, тепла, которое может пойти на отопление объектов жилья, соцкультбыта и создание отопления теплиц. Для этого есть ряд моментов, которые необходимо решить. Уверен, к 2015 году на территории Белгородской области мы сможем вырабатывать не менее 10% электроэнергии, созданной на базе ВИЭ (возобновляемые источники энергии). Есть такие моменты, как утверждение ФСТ так называемого зелёного тарифа и определение, кто же эту электроэнергию у нас заберёт. Мы сегодня, к сожалению, пока имеем проблемы с договорной моделью. Это внесение изменений в законодательные акты, потому что необходимо применять органические удобрения и поддержать эти проекты так, как поддерживаются проекты АПК, то есть: субсидирование процентной ставки, частичное софинансирование, и кредитные ресурсы (у нас кредитное плечо – 5–7 лет, если бы оно было 10–15 лет, то эти проекты были бы конкурентоспособными с сегодняшними ценами по рыночной энергетике). Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо большое. Интересное сообщение. Действительно у вас производство интересное. Рустам Нургалиевич (обращаясь к Р.Н.Минниханову), пожалуйста.

Р.Н.Минниханов(президент Республики Татарстан, председатель совета Ассоциации инновационных регионов России): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые участники совещания! Позвольте проинформировать вас о результатах работы Ассоциации инновационных регионов России, совет которой я возглавляю. Исполнительным директором является Бортник Иван Михайлович, он тоже здесь. Ассоциация создана 21 мая 2010 года, объединяет 12 регионов – Иркутская, Калужская, Липецкая, Новосибирская, Самарская, Томская, Ульяновская области, Республика Татарстан, Башкортостан, Мордовия, Красноярский и Пермский края. Работа и межрегиональное взаимодействие с ассоциацией обеспечиваются восемью комитетами: каждый регион представлен и идёт системная работа. Численность занятых в экономике регионов, входящих в ассоциацию, составляет 19%. Здесь производится 32% всей высокотехнологичной продукции нашей страны и 92% нанотехнологичной продукции. В круг задач ассоциации входят стимулирование и обмен накопленным опытом по созданию благоприятной правовой, экономической, социальной, творческой среды, развитию инноваций, а также организация и продвижение совместных проектов среди членов ассоциации и институтов развития России: это «Роснано», «Сколково», АСИ, Российская венчурная компания, Внешэкономбанк и другие. В настоящее время объём инвестиций Внешэкономбанка в крупные проекты в регионах ассоциации составляет 193 млрд рублей, объём вложений в малые и средние предприятия в регионах ассоциации Внешэкономбанком составил более 724 млн рублей. Высокий уровень сотрудничества налажен с корпорацией «Роснано», которая подписана на финансирование 15 проектов, из них уже 10 проектов профинансировано. Повышается уровень активности по продвижению инновационных проектов в инновационный центр «Сколково», из них более 70 проектов членов ассоциации уже поддержано «Сколково». Наша Республика Татарстан получила статус «15 проектов».

Ассоциация является площадкой для реализации ключевых задач инновационного развития страны. Также ассоциация активно взаимодействует с федеральными и региональными органами государственной власти и парламентариями.

По Вашему поручению в мае текущего года завершился конкурсный отбор территориальных инновационных кластеров, проведённый Минэкономразвития России. Восемь кластеров – в регионах-участниках ассоциации. По предложению Минэкономразвития России наши эксперты привлечены к мониторингу реализации программы развития кластеров. Задан высокий потенциал инновационного развития, но без денег нет инноваций. Необходимы грантовая поддержка инновационных регионов и дальнейшее усиление межрегионального и межкластерного взаимодействия для распространения накопленного опыта и технологий в другие регионы. В настоящее время разрабатывается предложение по формам государственной поддержки проектов территориальных инновационных кластеров, в том числе по части их включения в действующие и в разрабатываемые федерально-целевые и государственные программы. Но необходима выработка единой позиции по данным вопросам федеральными органами исполнительной власти.

Также возникают вопросы, связанные с оценкой эффективности инновационного развития регионов, кластеров, а также отдельно взятых субъектов инновационной инфраструктуры. Мы изучили опыт Евросоюза и США, адаптировали применяемые там подходы к отечественной специфике и разработали системы оценки инновационного развития регионов. Данная система концептуально была согласована с Минэкономразвития России, сегодня может быть использована при рассмотрении вопросов о целесообразности финансовой поддержки наиболее инновационно активных регионов.

Другой важный вопрос, уважаемый Дмитрий Анатольевич, – это оценка эффективности инновационной деятельности технопарковых структур, которые на сегодня являются неотъемлемым элементом функционирования региональных инновационных систем. Сейчас ассоциацией ведётся разработка такой системы оценки, она должна пройти экспертное межрегиональное обсуждение. Ассоциацией и регионами, входящими в её состав, активно ведётся работа с авторитетными международными организациями по совершенствованию инструментов оценки инновационной деятельности. К примеру, в нашей республике разрабатываются пилотные программы развития рынка интеллектуальной собственности.

Также мы активно привлекаем наших специалистов по работе на нормотворческом поле. В Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации создана рабочая группа по рассмотрению законопроектов о федеральной контрактной системе, в которую вошли представители ассоциации. Также сформирована рабочая группа с участием наших экспертов по инвентаризации законодательства в научной и инновационной сферах и выработке необходимых законодательных инициатив.

Кроме того, ассоциация готова к пилотной апробации на своих территориях новых законопроектов. От лица регионов-участников ассоциации хочу поблагодарить Вас, Дмитрий Анатольевич, за поддержку наших инициатив. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо. Рустам Нургалиевич, а давайте у вас какой-нибудь испытательный центр поставим?

Р.Н.Минниханов: Что сделаем?

Д.А.Медведев: Построим один из испытательных центров у вас.

Р.Н.Минниханов: А мы как раз обсуждаем, и у нас есть договорённость.

Д.А.Медведев: Вы же у нас передовики – это правда, без тени иронии, что называется. Давайте у вас что-нибудь такое сделаем!

Р.Н.Минниханов: Мы в ближайшее время, Дмитрий Анатольевич, внесём предложения, потому что у нас уже концептуально этот проект обсуждён, мы его обсуждали, тем более у нас построен новый кабельный завод…

Д.А.Медведев: Вот говорил как раз об этом...

Р.Н.Минниханов: …и система автоматизации – мы тоже активно участвуем.

Д.А.Медведев: Ладно, договорились. Пожалуйста, коллеги, я ещё дам трём коллегам высказаться, потом дам высказаться министру сельского хозяйства и будем подводить итоги. Прошу вас.

И.С.Кожуховский (генеральный директор ЗАО «Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике», сопредседатель технологической платформы «Малая распределительная энергетика»): Кожуховский, координатор технологической платформы малой распределённой энергетики. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые участники совещания! Я благодарен Филатову Виктору Ивановичу, который поднял проблему малой распределённой энергетики в Белгородской области. На самом деле это сейчас одно из бурно развивающихся направлений в энергетике развитых стран мира. Мы, к сожалению, в этом вопросе в очень сильной степени зависим от западных технологий, и, в частности, по газопоршневым установкам доля западных, зарубежных видов оборудования – 75%, микротурбин у нас вообще нет – 0% отечественного.

Центром энергетического машиностроения в этом вопросе является «Сатурн – Газовые турбины», которая производит газовые турбины малых мощностей, средних мощностей. И в прошлом году «Сатурн – Газовые турбины» при поддержке Минпромторга, при поддержке нашей технологической платформы структурировала проект по созданию типовых энергетических установок мощностью до 50 МВт для оснащения, внедрения в коммунальных системах теплоснабжения небольших городов и городских районов. В рамках этого проекта Минпромторг выделил на три года (на 2012–2014 годы) 500 млн рублей, «Сатурн» добавил ещё 500 млн рублей, то есть 1 млрд на эту программу. В том числе предполагается около 100 млн на создание испытательного стенда, то есть это пример уже запущенной работы, я имею в виду - начатой работы в рамках государственно-частного партнёрства, в которой предусматривается создание испытательного стенда, о которых мы сегодня много говорили.

И хотел несколько слов сказать об одной важной системной проблеме. Поскольку наша организация, которую я возглавляю (это Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике) является разработчиком генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики до 2030 года, разработчиком государственной программы энергосбережения энергетической эффективности в Российской Федерации, мы остро чувствуем и сталкиваемся с проблемой несовпадения горизонтов государственного планирования и прогнозирования и горизонта инвестиционного планирования в энергетических компаниях. Представьте, 2030 год – это горизонт государственных программ. Пять-семь лет – это максимальный горизонт планирования компаний в электроэнергетике за исключением двух-трёх крупнейших государственных компаний, я имею в виду Росатом, «РусГидро» и Федеральную сетевую компанию. Такой горизонт не позволяет энергетическим компаниям выступить заказчиками по отношению к «Энергомашу» для инновационного энергетического оборудования. Здесь нужно предпринимать именно такую системную меру по синхронизации горизонтов планирования – в рамках государственного и корпоративного. Спасибо.


Д.А.Медведев: Спасибо большое. Прошу вас (обращаясь к А.Н.Квочкину).

А.Н.Квочкин (ректор Мичуринского государственного аграрного университета): Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Мичуринский аграрный университет, ректор, но в данном случае я представляю технологическую платформу «Перерабатывающая пищевая промышленность АПК. Продукты здорового питания». Тема абсолютно актуальная, особенно для высокоиндустриальных государств. Мы считаем, наша платформа является аналогом двух европейских – это «Растения для будущего» и «Пища для жизни».

Почему Мичуринск? Тоже считаю, что не случайно. Пожалуйста, если можно, презентацию, третий слайд. Почему Мичуринск? Мы целенаправленно над проблемой здорового питания работаем с 2004 года, с момента принятия программы развития мичуринского наукограда, практически по всей технологической цепочке – от создания новых видов растений с повышенной биологической ценностью (причём как для потребления в свежем виде, так и как исходного сырья) и, естественно, до получения конечных продуктов.

Несколько примеров хотел бы привести. Четвёртый слайд, пожалуйста. Продукты из тыквы. Простейшее растение. Практически со школьной выставки начиная, самыми крупными аграрными выставками представлено. Уникальность в чём? Нулевая кислотность. Наш желудок просто радуется продуктам из тыквы. Наши сорта запатентованы. В чём уникальность? Они отличаются повышенным содержанием сухих веществ, повышенным содержанием сахара, слаще дыни. При щадящих технологиях без использования подсластителей возможно получение функциональных продуктов.

Следующий: простейший вроде бы овощ – томат. У нас получены сорта с повышенным содержанием ликопина – до 8,3 мг% (обычные сорта –1,5–2 максимум). Ликопин – это блокатор новобразований, а значит, это эффекты в этом секторе. Совершенно недавно получен томат со сладким белком – тауматином – это главное сырьё для производства продуктов в сфере диабетического питания. На сегодня органическое сырьё в мире получается в пределах 50 тонн из природных ресурсов – это в Центральной Африке небольшая территория, где получают исходное сырьё. Здесь практически получаются неограниченные сырьевые возможности. И ещё один уникальный продукт, очень простой вроде бы казалось, – смородина (по антиоксидантной активности в 3 раза выше лимона). Но универсальность в чём? В содержании пектина. Пектин для нас – это всё равно что влажная уборка для помещения. Здесь тоже серия продуктов разработана: чёрная арония (рябина). Сегодня сербы целую линейку продуктов разработали на базе этой рябины, и она включена в европейский каталог продуктов здорового питания. Мы сегодня вывели сорта красной рябины сладкие, то есть возможно потребление в абсолютно свежем виде. И уникальность рябины: она стабилизирует давление, повышенное – понижает, пониженное – повышает. Искусственных лекарств с таким универсальным действием нет, и, не дай Бог перепутать: понятно, чем закончится.

Дмитрий Анатольевич, я не представляю конечный продукт и хочу Вам просто напомнить август прошлого года, когда мы имели возможность Вам в Мичуринске представить это на выставке, – реальный набор продуктов, прошедших испытания Института питания РАМН, они рекомендованы по пяти сериям.

Сегодня есть интерес к бизнесу. Сегодня в Тамбовской области реализуется крупный бизнес-проект, получивший название «Зелёная долина», который занимается тиражированием. Сегодня на площади 2 тыс. га сырьевая база создана, планы – до 40 тыс. довести. Со следующего года крупномасштабная переработка запускается. Сегодня мы это делаем в рамках небольшого завода по сырью – 5 тыс. т в год. Это, собственно, партии такие пилотные, так скажем, - вот эта линейка продуктов. Таким образом, уже есть интерес к тиражированию, и мы рассчитываем, что уже сможем участвовать в серии к Олимпиаде в Сочи со своей продукцией.

Что волнует, Дмитрий Анатольевич? Прежде всего, конечно, материальная база и кадры, уровень зарплаты с точки зрения их закрепления в этом секторе. Для этого мы участвуем с точки зрения материальной базы в целом ряде конкурсов, успешно, надо сказать, участвуем, развиваем МИПы (малые инновационные предприятия), по инновационной инфраструктуре лабораторный блок целый сделали. 15 МИПов у нас прошли поддержку по фонду, который называют Фондом Бортника. Дмитрий Анатольевич, участвуем в конкурсе, но, к сожалению, одна из проблем… На сегодня агропродовольственный комплекс в общем-то в большинстве конкурсов не обозначен как приоритетный. Например, буквально несколько месяцев назад закончился конкурс по поддержанию региональных кластеров. Мы в нём участвовали, но, Вы знаете, мы участвовали по разделу биомедицины. В общем-то не обидно, потому что, наверное, лучше здоровую пищу кушать и не испытывать проблем со здоровьем, чем потом её исправлять. Но тем не менее хотелось бы всё-таки иметь свой раздел и по аграрному комплексу.

И ещё одна проблема. Мы создаем МИПы. МИПам в аграрном секторе обязательно требуется сельхозземля. На сегодня, обладая землёй, мы не можем предоставить её малому инновационному предприятию. И парадокс: наше малое инновационное предприятие, созданное нами, работает на землях соседнего СХПК, другое – с фермером работает. Здесь, мне кажется, нужно 217-й закон подкорректировать, чтобы мы могли землю, которую нам предоставили на праве постоянного бессрочного пользования, передавать малым инновационным предприятиям. И, наверное, 505-й закон тоже, Дмитрий Анатольевич, посмотреть, потому что очень сложная процедура привлечения инвестора внешнего. Чтобы создавать современную базу, постоянно её совершенствовать, нужно в рамках государственно-частного партнёрства всё-таки создавать эти подразделения, а здесь – ограничения по предоставлению земли для размещения таких объектов. Очень сложная схема для 505-го постановления Правительства. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо, мы подумаем об этом. В отношении раздела по агропромышленному комплексу давайте проанализируем. Собственно, никаких возражений нет и быть не может – выделить это в самостоятельный раздел.

Что касается возможности предоставления малым инновационным компаниям, предприятиям земли, вот такого плана, как у вас, тут вопрос, скажем откровенно, в порядочности тех, кто будет этим всем заниматься. Не ставлю под сомнение необходимость соответствующих процедур для Мичуринского государственного аграрного университета, но лично предпринимал немало усилий для того, чтобы разобраться с судьбой земли, «погружённой» в российскую сельхозакадемию: полный бардак, непрофессионализм и корысть. Поэтому прежде, чем вот такие решения принимать, нужно, конечно, взвесить. И я не могу его, естественно, принять в отношении одного хорошего инновационного университета, например. Ладно, подумаем.

А.Н.Квочкин: Риски есть, Вы совершенно правы, Дмитрий Анатольевич. Спасибо.

Д.А.Медведев: Пожалуйста.

Н.П.Агеев (генеральный директор компании «Novas Energy Services»): Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Я генеральный директор компании Novas, резидент фонда «Сколково». Компания – одна из тех, кто уже получил грант в фонде «Сколково». Мы занимаемся разработкой и внедрением технологии плазменно-импульсного воздействия для повышения отдачи углеводородов. Технология основана на принципах нелинейной физики, то есть области науки, где Россия ещё удерживает лидирующие позиции. В настоящий момент реализуются три программы с данной технологией. Первая – это как раз в рамках фонда «Сколково» по реализации, скажем так, полного потенциала горизонтальных скважин – как нефтяных, так и сланцевых. Данная программа благодаря фонду «Сколково» развивается очень активно. И большой интерес проявляют как западные компании, так и различные инвестиционные организации.

Второе наше направление идёт совместно с «Газпром геофизикой» – это работа со скважинами по добыче метана из угольных пластов. Данное направление началось полгода назад, и проведены первые положительные полевые испытания. И сейчас планируется предложить программу «Газпрому» совместно опять же с «Газпром геофизикой», чтобы использовать данную технологию для получения промышленных объёмов добычи метана из угольных пластов. И последнее направление, которое мы реализуем самостоятельно, – это повышение нефтеотдачи вертикальных скважин. Уже в России применяется в ряде компаний («Томскнефть», «Полярное сияние», «Когалымнефтегаз»). Планируем преодолеть психологические барьеры и в максимально большом количестве компаний также продемонстрировать данную технологию. Вот что хотелось бы предложить, может быть, от имени большинства или всех малых компаний. Хотелось бы, чтобы крупные корпорации в рамках реализации своих инновационных программ уделяли чуть больше внимания разработкам малых компаний, позволяя проводить опытные внедрения или опытные работы данным компаниям, чтобы продемонстрировать эффективность их разработок. Для примера, наша компания владеет шестью российскими и одним американским патентом, и сейчас достаточно тяжело идут такие опытные работы в России, хотя они идут, я назвал компании. С другой стороны, западные компании проявляют более настойчивый интерес, хотя для нас приоритетным рынком является всё-таки рынок России. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо большое. Так мы же у вас только что в гостях были. Давайте потом мне передадите, потому что мы довольно много всё-таки времени потратили на посещение Кемеровской области. Вам большое спасибо за гостеприимство. Рад вас видеть и среди инноваторов, а не только среди тех, кто занимается обычной энергетикой. Николай Васильевич (обращаясь к Н.В.Фёдорову), пожалуйста.

Н.В.Фёдоров: Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Председатель Правительства объявил, что по теме госпрограммы развития сельского хозяйства предусмотрены подпрограммы технической и технологической модернизации, инновационное развитие по объёмам более 20 млрд рублей до 2020 года. Здесь на техническую модернизацию львиная доля уходит, на собственно (в узком смысле этого слова) инновации и биотехнологии - порядка 7,5 млрд рублей. Много это или мало? Вот честно признаюсь: затрудняюсь дать ответ, тем более просить, что надо больше денег. Почему? В частности, потому что, скажем, за 2010–2012 годы (пример есть такой) Россельхозакадемия получила 20,5 млрд рублей из федерального бюджета, плюс за этим нашим учреждением закреплено примерно 1,5 млн га земель – лучших земель, особо ценных и ценных, уникальных порой земель, о чём уже говорил Председатель Правительства. А вот насколько эффективно (плюсом к бюджетным ассигнованиям) использует их наша государственная Россельхозакадемия, вопрос большой у всех возникает, в том числе у аграрных университетов, которые не имеют этой земли. Поэтому с учётом научно-технического, земельного, имущественного потенциала предложения инновационных разработок, скажем, со стороны Россельхозакадемии, конечно, должны соответствовать потребностям реального сектора экономики. Но практическая отдача российских исследований здесь крайне низка, Дмитрий Анатольевич. Остаётся невостребованным абсолютное большинство разработок. К примеру, по отчёту Россельхозакадемии, за три года создано её институтами (я сказал: за 20 млрд рублей) четыре типа и 35 новых селекционных форм животных, птиц, рыб и насекомых, 883 сорта и гибрида сельхозкультур, 915 новых и усовершенствованных технологий и так далее. При этом сельхозпроизводители России импортировали за это время зарубежных технологий на миллиарды и миллиарды рублей, а мы экспортировали на несколько миллионов рублей из этих разработок (27 млрд рублей). И мне наши сельхозпроизводители говорят: «Зачем нам эти разработки? Дайте нам хотя бы одну разработку типа ангусской породы мясного животноводства, которую создали американцы и теперь взяли на контроль, поставили в зависимость вообще половину земного шара». Вот пример того, как где работают, с какой эффективностью.

Вот в контексте сказанного, чтобы не затягивать выступление, может быть, стоит, уважаемый Дмитрий Анатольевич, всё-таки дать нам поручение в данном случае, чтобы усилить возможности (так аккуратно скажем) координации работы этого государственного института по потребностям реального сектора экономики, по потребностям наших сельхозпроизводителей. Я не буду просить напоминать о том, что после вступления в ВТО Украина приняла решение Национальную аграрную академию вообще ввести в систему Минсельхоза Украины, сделав президента первым заместителем министра аграрной политики. Не очень хочу брать пример напрямую от наших братьев-украинцев, но есть над чем подумать.

Д.А.Медведев: Спасибо. Вы правы, точно есть над чем подумать. Не скрою, думаю об этом не первый год, иногда даже в более радикальных сценариях. Тем не менее, давайте изучим вопрос о координации, о деньгах, имея в виду государственную природу, соответствующие академии и государственный источник происхождения соответствующих средств. Учредительные документы и всё остальное применительно к академии утверждает Российское государство, что-то - Правительство. Давайте, внесите предложения, и будем размышлять, как способствовать, как минимум, выходу гораздо более эффективных исследований из недр этой академии, как и некоторых других.

Мне, конечно, не хочется завершать разговор, потому что, я смотрю, коллеги хотели ещё что-то сказать. Если есть что-то такое совсем важное, что в виде поручения нужно дать, я готов послушать ещё 5–7 минут, но не в смысле презентации того, что сделано. Вы знаете, мы репликами обменялись сейчас с Владиславом Юрьевичем (В.Ю.Сурковым), эти совещания стали гораздо более содержательными, чем это было три года назад, когда мы эту работу начинали. Почему? Потому что есть какие-то результаты. Да, они, может, не фантастические, но любой присутствующий рассказывает о том, что сделано, в том числе с использованием государственных механизмов, государственных институтов и при государственной поддержке (помимо собственного интереса и собственной частной инициативы). Это значит, что медленно, со скрипом, но эти наши с вами институты набирают обороты и приносят результат. Не скрою, меня это радует.

Тем не менее, вопрос задан: есть какие-то поручения, идеи по поручениям? Пожалуйста.

Н.В.Фёдоров: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Я представляю тут тоже резидента «Сколково» и, как было отмечено в докладе Александра Валентиновича (А.В.Новака), конечно, внедрение инноваций сегодня осложнено тем, что компании не имеют стимула. Институты развития сегодня созданы, они помогают нам осуществлять и реализовывать инновационные проекты и решения. Но, может быть, можно принять решение, которое будет не принуждать, а поощрять компании апробировать эти решения? И после того как они будут апробированы, уже потом другие компании могут приобретать эти решения с помощью либо рыночных механизмов, либо принуждающих механизмов. Спасибо большое.

Д.А.Медведев: Надо подумать. Я пока не очень понимаю, как всё это будет действовать. Но, пожалуйста, давайте. Давайте подумаем о механизмах, которые здесь могут использоваться для такой двухстадийной работы.

Есть ещё предложения именно по конкретным поручениям ведомствам, министерствам? У Минфина нет комментариев?

А.Ю.Иванов (заместитель министра финансов Российской Федерации): Мы только успеваем записывать поручения.

Д.А.Медведев: Но в этом ваша работа.

А.Ю.Иванов: Хотелось бы только сделать акцент на том, что не столько без денег нет инноваций, сколько инноваций нет без инвестиций. И в этом смысле нам предстоит очень серьёзная работа. Мы Вам докладывали уже о ней, о работе по изменению нашего инвестиционного законодательства и работе над государственной программой развития инновационной экономики и инвестиций, в рамках которых мы бы находили новые формы государственного участия в инновационной деятельности и направляли бы существующие инвестиции на пилотные передовые территории, идеи, проекты. Нам для этого… Мы, конечно, отдельное поручение просить не будем, потому что мы эту работу ведём, но вот это наш ключевой взгляд. И, конечно, коллег хотелось бы ориентировать на то, что государственно-частное партнёрство не означает увеличения бюджетных ассигнований, оно означает их эффективное использование в рамках заявленных приоритетов. Поэтому в рамках этой идеологии готовы выполнять все поручения.

Д.А.Медведев: Минфин, как обычно, добавил оптимизма, что и должен был сделать. Ну что? Пожалуйста, прошу вас.

В.Ш.Ванеев (генеральный директор агропромышленного комплекса «Евродон»): Дмитрий Анатольевич, компания «Евродон» – производитель индюшатины. Мы с чистого поля сделали проект. Сделали первый этап: всё время завозили коммерческое яйцо из Канады и Англии. Сделали второй проект по генетике, первый шаг. Поручение Николаю Васильевичу (Н.В.Фёдорову) – он поднял вопрос, что люди просят именно ту породу крупного рогатого скота. Мы буквально в унисон: через две недели к нам приезжает хозяин компании (всего лишь две компании в мире контролируют индейку – две компании), хозяин компании прилетает к нам, он никогда к нам не приезжал.

Д.А.Медведев: А откуда эти компании?

В.Ш.Ванеев: Англичане, но хозяева – немцы. Немец хозяин, но контролирует. Он был удивлён, что мы сделали такой проект, и мы задали им вопрос буквально месяц назад: разработайте для России вместе с вашими генетиками (6 человек приезжает)… Россия больше ест тёмное мясо, чем грудку. Вот я покажу (показывает фото), это 45 кг. Эту породу они разработали. Вот передайте, посмотрите.

Д.А.Медведев: Что это такое? Издали даже страшно становится.

В.Ш.Ванеев: Дмитрий Анатольевич, я всегда говорил, я не могу уже привести пример, как убедить людей, что это не какие-то генно-модифицированные... Есть овчарки, есть дворняжки, вот это овчарка порода, которая выведена. 40 лет и десятки миллионов долларов они вкладывают в эту породу. Десятки миллионов! У нас 20 кг. Эта - 45 кг.

Д.А.Медведев: Сколько килограмм весит?

В.Ш.Ванеев: 45 кг.

Д.А.Медведев: 45 кг индейка!

В.Ш.Ванеев: Ну мы специально, чтобы американцев обойти: у них 39 кг, у нас – 45 кг. Это просто мы оставили.

Д.А.Медведев: Спасибо. Интересно на самом деле. И чья это порода? Английская?

В.Ш.Ванеев: Английская. Но мы с двумя компаниями – и с канадской, и с…

Д.А.Медведев: А от нашей-то академии что-то можно такое получить? Хоть что-нибудь?

В.Ш.Ванеев: Вот они приезжают, я его буду убеждать, чтобы вместе с нами,  перенести часть сюда, в Россию, чтобы для нас разработали бедренную часть, тёмное мясо. У нас огромный спрос на бедро. Грудка есть…

Д.А.Медведев: Понятно.

В.Ш.Ванеев: И поэтому они для нас будут разрабатывать. Мы будем вкладывать деньги, и всё это будем разрабатывать.

Кроме этого, добавлю, мы заканчиваем проект пекинской утки через шесть месяцев. Индейку финансирует Внешэкономбанк и …

Д.А.Медведев: Явно у всех аппетит разыгрался, видите, сразу же обсуждение пошло.

В.Ш.Ванеев: Но генетический центр, чтобы на базе… У нас два получается: утки физически нет в России, мы делаем самый крупный проект в России – 20 тыс. т.

Д.А.Медведев: Понятно. Вы скажите прямо, где этот генетический центр должен быть?

В.Ш.Ванеев: В Ростовской области, в Усть-Донецке, и у нас первый этап уже сделан, мы первый шаг сделали.

Д.А.Медведев: Пожалуйста, давайте попробуем здесь сделать, я не возражаю. Только нужно понять, кто будет заниматься…

В.Ш.Ванеев: Мы! Мы будем вкладывать деньги, но…

Д.А.Медведев: Хорошо, готовы деньги вкладывать. Наука откуда будет?

В.Ш.Ванеев: Наша собственная. С ними вместе, с англичанами, да.

Д.А.Медведев: С ними? Хорошо. Николай Васильевич (обращаясь к Н.В.Фёдорову), поддержите коллег, если действительно есть такая инициатива…

В.Ш.Ванеев: Они везут главного генетика сюда, к нам.

Д.А.Медведев: Очень хорошо. Постарайтесь его оставить у нас, этого генетика.

В.Ш.Ванеев: Двое уже согласились. Они говорят, что готовы переехать к нам работать.

Д.А.Медведев: Ладно. Спасибо, спасибо большое.

В.Ш.Ванеев: Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо. Когда всё сделаете, пригласите посмотреть, что получится.

В.Ш.Ванеев: Мы Вас сейчас приглашаем, в любое время.

Д.А.Медведев: Только вот этих животных выпускайте аккуратно, потому что они затоптать могут. И это не генно-модифицированные.

В.Ш.Ванеев: 45% продукции – в Москве, в охлаждённом виде. Ветчины, колбасы – всё из индейки.

Д.А.Медведев: Ну ладно, хорошо. Вот теперь точно более весёлое завершение, чем после слов заместителя министра финансов.

Уважаемые коллеги, будем работать дальше. Будем работать приблизительно в том же графике и интенсивности, как это происходило и в прошлом году, так что прошу никого не расслабляться. Проект поручений с учётом того, что здесь звучало, я, естественно, в самое короткое время подпишу. Всем всего доброго и приятного аппетита!

Источник: Правительство России
Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС