на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  
Валерий Мунтиян: «Мы за разумную интеграцию»
 
Юрий ЛУКАШИН
 
27—29 сентября в Ялте проходит знаковое для всего постсоветского пространства событие — заседание Совета глав правительств СНГ. Встречи на высоком уровне обещают ряд новых многосторонних соглашений.

В повестке — 20 вопросов
На заседании Совета глав правительств СНГ в целом планируется принятие решений по более чем двадцати вопросам, затрагивающим различные аспекты интеграционного взаимодействия в рамках Содружества. В частности, как значится в официальной повестке, предполагается рассмотреть Комплекс мероприятий на 2012 — 2014 гг. по реализации Межгосударственной программы инновационного сотрудничества государств СНГ до 2020 г. Предметом обсуждения станет также Стратегия сотрудничества стран СНГ в построении и развитии информационного общества, а также план по ее реализации до 2015 г.

Членам совета предстоит принять решение о придании статуса базовых организаций СНГ Международному инновационному центру нанотехнологий СНГ (по научной и инновационной деятельности в сфере нанотехнологий), Финансовому университету при правительстве РФ и Национальному университету государственной налоговой службы Украины (по подготовке, профессиональной переподготовке и повышению квалификации кадров в сфере налогов и налогообложения). Также предполагается рассмотреть состояние конкуренции на рынке услуг продажи продовольственных товаров в розничных торговых сетях стран СНГ.

Кроме того, планируется обсудить вопрос образования Региональной консультативной группы на пространстве СНГ в Совете финансовой стабильности, созданном странами «двадцатки» в 2009 г. для координации на международном уровне действий финансовых властей и международных организаций в сфере регулирования и надзора в финансовом секторе.

Главам правительств будет представлена информация о ходе работ по созданию в Москве на базе Всероссийского выставочного центра постоянно действующих выставок государств Содружества. Участники заседания также обсудят концепцию информационного телеканала «Мир 24», который, согласно проектам, должен будет вещать во всех странах СНГ и будет создан на базе Межгосударственной телерадиокомпании «Мир».

В эти же дни в Ялте проходит Третий международный инвестиционный бизнес-форум стран СНГ «Ялтинские деловые встречи».

О перспективах Украины на рынках СНГ, о будущем украинской экономики, а также о дальнейших путях интеграции постсоветского пространства мы побеседовали в преддверии саммита с уполномоченным Кабмина по вопросам сотрудничества с Россией и странами СНГ Валерием МУНТИЯНОМ.

Повторится ли 2008 год?
— Валерий Иванович, хотелось бы начать с вопроса, который, видимо, снова на повестке дня во всем мире. Как чиновник, отвечающий за экономические связи не только с СНГ, но и с другими международными организациями, вы наверняка знакомы с мнениями экономистов и политиков в разных странах мира. Вопрос простой: находимся ли мы в преддверии пресловутой второй волны кризиса?

— Да, находимся. Увы, но я бы хотел сказать, что до сих пор и у нас, и в мире не все осознали природу этого кризиса, еще полгода назад полагая, что потрясения кончились. Кризис этот глобальный, так как задел уже более 160 стран.

Он — экономический, так как сейчас мы уже можем констатировать, что впервые за последние почти 70 лет (!) объем мирового ВВП стал отрицательным.

Он — финансовый, ведь уже потеряно $55 трлн. финансовых активов.

И, наконец, он социальный, так как на сегодня более 47 млн. человек в мире стали безработными. Везде упали реальные доходы и соцстандарты, включая развитые страны.

Я бы сказал, что по существу мы имеем кризис сознания и всей потребительской идеологии. Уже пять лет, как он развивается, но правительства ведущих стран (G-20), как мне представляется, так и не осознали масштаб последствий. Или же просто не в силах что-либо предпринять в ответ. Принятые меры недостаточны, т.к. не учитывают саму природу потрясений.

Если говорить предметно, то вторая волна уже по факту пришла в США, и чтобы избежать дефолта, Конгресс недавно увеличил долговой лимит страны до 16,4 трлн. долл. Федрезерв начал очередную крупную эмиссию доллара, снижая долговую нагрузку через обесценивание доллара, тем самым нанося новые удары по финансовым системам остальных стран.

Вторая волна накрыла и Европу, и это общепризнанный факт. ЕС еще не вышел на докризисный уровень 2007 г., не компенсировал спад ВВП, как снова вошел в рецессию (еврозона уже четыре квартала подряд в рецессии). Прогнозы на 2013—2014гг. говорят, что вероятность затяжной рецессии ключевых экономик мира возрастет. Так что тут простых ответов просто не существует.

— Но все-таки, угрожает ли нам повторение событий четырехлетней давности? Имеется в виду то, что сегодня стали называть дефолтом экономики — когда у государства и корпоративного сектора, например, снова острая нехватка валюты для выплат по долгам и расчетов, что влечет за собой обесценивание гривни, т.е. падение содержимого наших кошельков. Не являются ли нынешние колебания гривни на валютном рынке первым тревожным сигналом?

— Действительно, сейчас снова видим ряд публикаций (преимущественно в зарубежной прессе) о том, что Украина по рискам дефолта на 4-м месте в мире. Во-первых, это не соответствует действительности, а во-вторых, я считаю, что это не более чем элемент информационной войны против нашего государства или элемент давления, который применяется уже не первый год.

Да, Украина в тяжелом положении, еще не преодолен кризис 1990-х гг. и не компенсированы потери 2009-го. Но катастрофы, которой нас пугают, нет. Возьмите международные оценки финансово-экономической устойчивости Украины. По ВВП (в ППС) Украина держит сегодня 39-е место в мире, а по темпам роста — 64-е. США по этому показателю на 172-м месте, Япония — на 204-м, ЕС — на 166-м, а самая мощная экономика Европы Германия — на 116-м. Наш госдолг сейчас — 39% ВВП (при пороговом значении в 60%). По этому показателю мы на 83-м месте в мире, тогда как у США — 67,7% (35-е место), у Германии — 81,8% (23-е), у Японии — 211,7% (2-е место). Так вот, ЕС-27 к настоящему моменту накопил долгов на сумму $16,08 трлн. и занимает 1-е место в мире по этому показателю. Когда говорят о нашем дефолте, забывают упомянуть именно про эти показатели!

На август общая сумма государственного и гарантированного долга у нас — $62,2 млрд., в т.ч. внешний — 13,2% ВВП, внутренний — 12,8%.Исходя из критериев экономической безопасности, нормальным уровень обеспечения нацвалюты золотовалютными резервами считается тогда, когда монетарная база обеспечена ими на 70—80%. На начало сентября наша монетарная база составляла $31,2млрд., а резервы — $30 млрд. Критерий минимального уровня золотовалютных резервов должен быть больше или равен стоимости импорта одного квартала плюс сумма, необходимая для погашения задолженности и процентов по ней. В Украине данный показатель сейчас составляет 3,5 месяца критического импорта. Кстати, у ЕС не выходит даже на минимум в 3 месяца.

Безусловно, последние 2 года были особенно тяжелые, но экономика справилась с задолженностью, при этом мы не увеличили дефицит бюджета, хотя МВФ и остановил программу кредитования. В такой ситуации нам нужно действовать на опережение. Например, поддерживать свою экономику и создавать ей «подушки безопасности» за счет новых рынков и новых производственных проектов.

Без изъятий и ограничений
— Недавно вступил в силу договор о зоне свободной торговли в рамках СНГ, который ратифицировала и Украина. Первый вопрос, который мучил всех: почему так затянулась его ратификация с нашей стороны? Ведь сам договор подписан почти год назад! Между нашими странами были какие-то непреодолимые противоречия? Или в течение этого времени не было политического решения — на фоне переговоров о ЗСТ с ЕС?

— Года нет — ратификация прошла 30 июля, а премьер-министр Николай Азаров подписал соглашение о ЗСТ с СНГ 18 октября прошлого года. После подписания был дан месяц для официального перевода документа, для юридических процедур и рассылки его всем главам правительств. Дальше — процедуры согласования документа в каждой стране. Договор должен пройти все заинтересованные центральные органы власти, после чего он идет на рассмотрение правительства. Наш Кабмин принял решение его одобрить, затем по процедуре он был отправлен в МИД.Но и это еще не все.

МИД направляет его в Администрацию Президента, где в свою очередь проверяют все расчеты, процедуры, и только после этого документ идет на ратификацию в парламент. В Раде также проходило его рассмотрение на фракциях и в комитетах, была научно-правовая экспертиза и т.д. А учитывая, что договор многосторонний, я бы сказал, что Украина провела это решение в оптимальные сроки. Теперь этому должны последовать и оставшиеся, помимо РФ и Беларуси, участники договора. Кстати, Армения тоже недавно ратифицировала документ.

— Не станет ли договор очередным декларативным актом? Ведь так было не раз между странами СНГ. А тут еще в период ратификации обнаружился новый торговый спор с РФ — по утилизационному сбору на автотранспорт.

— Суть договора в создании правовой базы для обеспечения свободного движения товаров без изъятий и ограничений на самом большом и перспективном для нас рынке Содружества. Главные принципы — нерасширение перечня существующих ограничений и неувеличение ставок пошлин на товары, которые находятся в изъятиях из режима свободной торговли. Кроме того, в договоре закреплены обязательства стран СНГ относительно неприменения новых ограничений во взаимной торговле. То есть неухудшения режима торговли, существующего сегодня.

В договоре мы установили фиксированные сроки отмены изъятий по импорту, зафиксировали положения о снижении и поэтапной отмене большинства существующих экспортных пошлин. Сокращено число действующих соглашений, которыми необходимо руководствоваться в торгово-экономических отношениях внутри СНГ.Решения всех возможных торговых споров будут отныне проходить исключительно по процедурам ВТО.

— Присутствие, пусть и широкомасштабное на каком-либо рынке — полдела. Мы нередко слышим следующее: движение в Европу Украине выгодней, чем в СНГ и к РФ, т. к. в Европе, мол, технологии, инвестиции, более высокие стандарты. Закрепляясь на СНГ, мы, дескать, только консервируем свое отставание.

— Это не так. От Европы никто не отказывается. Мы на самом деле за рациональную интеграцию. Просто подобные вопросы задаются так часто, что мне становится неуютно и обидно — ощущение, что мы находимся не в XXI веке, а двумя столетиями ранее. Украинцам навязывают старые глупости. И, внося сумятицу в общество, искусственно его поляризуют, а мы снова боимся говорить правду вслух. Нельзя идти вперед и смотреть назад. Так можно упустить исторический шанс.

Можем ли мы заглянуть в 3-е тысячелетие и увидеть, чего нам ждать, к чему готовиться, что несет нам новое время и пространство? Об этом надо говорить, потому что, уверен, сила Украины в ее духовном возрождении и в громадном еще достойно не оцененном интеллектуальном потенциале. Именно благодаря этим двум факторам Украина может дать миру новое мировоззренческое видение.

За 2011 год рынок СНГ для Украины составил $71 млрд. Когда подписанный нами договор заработает, это будет уже $92—96 млрд. Это рынок, на котором у нас теперь снимаются большинство ограничений, имевших место до сих пор. Подобного рынка ранее у наших производителей не было. И здесь вы правы — важен не только объем, но и структура рынка.

Теперь самое главное. В торговле с ЕС у нас превалирует импорт готовых товаров. Наш экспорт — сырье и полуфабрикат. На страны СНГ приходится основная доля нашего экспорта товаров с высокой степенью переработки, т.е. высокой добавленной стоимости — транспорт, агропромышленный комплекс, машиностроение, авиация, двигателе- и турбостроение, судостроение, энергетика, космос. Обратите внимание: более 64% общего экспорта украинского машиностроения приходится на страны СНГ.

Что же дает договор? Именно инвестиции и инновации в наш реальный сектор. Произойдет слияние самых разных факторов — мы получаем и рынки, и ресурсы, а также перспективу возврата более дешевых энергоресурсов.

— Вы можете это доказать на конкретных цифрах?

— В разрезе основных видов экономической деятельности, исходя из оптимистического сценария, мы ожидаем дополнительный рост объемов выпуска в сельском хозяйстве на 3,5—4%, в пищевой промышленности — на 3—3,5%, легкой промышленности — на 3%. Кроме того, прирост металлургического производства и готовых металлоизделий даст прирост в 3—4%, химия и нефтехимия добавят еще 3,5—5% роста, машиностроение — 4—7 %. Заметный эффект будет и для сектора торговли, и для транспорта.

А в целом по экономике — рост выпуска продукции на 3—3,5% и дополнительный прирост ВВП на уровне 2,5%. Дополнительное увеличение доходов госбюджета мы ожидаем на уровне около 9,4 млрд. грн. в год. Т.е. в конечном итоге для простых граждан и бизнеса договор даст новые рабочие места и реальное увеличение доходов.

— Предположим. Но стоит ли доверять вашим прогнозам, когда мы снова наблюдаем торговые войны?

— Да, с Россией возник вопрос по утилизационному сбору на импортируемые автомобили украинского производства, но я бы не называл это торговой войной. Соответствующий законопроект, распространяющийся на все импортируемые в РФ автомобили (не только украинские!) подали депутаты Госдумы еще 24 апреля, а Верховная Рада ратифицировала договор о ЗСТ СНГ 30 июля. Нет оснований увязывать эти процессы. Сейчас идет диалог на уровне премьеров, включились соответствующие рабочие группы, и я думаю, что в течение ближайших недель проблема будет решена.

Не менее важный для нас вопрос — трубная продукция. Вопрос поставок нержавеющих труб, труб среднего и малого диаметра для нас очень чувствителен. Как только наш президент подписал этот договор, РФ и страны Таможенного союза открыли немалую часть своих рынков. Нам выделили страновую квоту в России, Беларуси и Казахстане, которая в денежном выражении исчисляется более чем в $600 млн. в год. Замечу, это дает Украине возможность сохранить около 50 тыс. рабочих мест.

— Вы заявили о том, что Украина планирует воспользоваться положениями ЗСТ с СНГ о снятии транзитных ограничений и отмене экспортных пошлин на нефть. Т. е. если я вас правильно понимаю, речь идет о том, чтобы включить механизм получения более дешевой российской нефти и восстановить наши НПЗ, дать рынку более дешевое топливо. Но вот вопрос: зачем все это российским компаниям, которым пока выгодней перегонять к нам готовое топливо своих НПЗ в РФ и Беларуси, а также из соседних стран Европы?

— Мы с российскими коллегами сейчас пытаемся смотреть на все вопросы наших отношений, исходя из стратегической перспективы. Есть, конечно, тактические цели и выгоды каких-то компаний, отдельных лоббистов. Но нам на правительственном уровне пора смотреть на все более глобально.

Той же РФ выгодно усиление украинской экономики, ведь без Украины они не получат стратегического эффекта для своей экономики, к которому стремятся. Например, в РФ точно так же происходит физический и моральный износ инфраструктуры, вывод основных фондов. Скажем, износ железнодорожного парка, различной транспортной инфраструктуры, энергетических, машиностроительных мощностей. А мы для них — важный внешний поставщик соответствующей техники.

Или возьмем энергетическое машиностроение — компрессорное оборудование, различные станки, генераторы, турбины, трансформаторные подстанции. Проблему износа в этих секторах и структурных диспропорций РФ самой за год—два не решить. Нужны колоссальные ресурсы. А чтобы их заработать, нужно время, рынки, хорошая конъюнктура, нужен и квалифицированный научно-технический потенциал. Без Украины тоже никак.

Наконец, авиастроение. Как бы там ни было, но пока Украина и в этом секторе удерживает пятое место в мире, имея полностью замкнутый цикл, т.е. возможность постройки самолета от разработки проекта до постановки на крыло. Четвертое место в мире Украина занимает и по ракетостроению.

Можно, конечно, окончательно поссориться и создавать свои замещающие производства. Но каков будет кумулятивный эффект, если мы все-таки пойдем по самому разумному пути и объединим потенциалы!

Или еще пример: мы имеем три страны — Украину, РФ и Казахстан, которые входят в число крупнейших производителей зерна в мире. Представьте, они создают зерновой пул и будут определять единую политику около 30% мирового рынка зерновых! К сожалению, нам пока многое не удавалось, но почему бы не попытаться начать решать эти вопросы именно сейчас?

 
Молодая экономика Азии владеет важным секретом: как заставить дряхлое украинское хозяйство нести золотые яйца Рывок на Восток
— 25 августа на встрече с Владимиром Путиным Виктор Янукович заявил, что Украина хочет получить статус наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества. Речь идет о более широком формате — Юго-Восточной Азии, прежде всего Китае, который является членом ШОС. Однако ШОС — организация, занятая вопросами политики и безопасности. Мы пытаемся через ШОС выйти на новые рынки? Или речь идет о полноформатном вступлении в организацию?

— Уже давно ясно, что маятник истории пошел в сторону Востока, самых быстрорастущих стран Азии. Мне представляется, что Украина, которая имеет сильные позиции и на Западе, и на Востоке, наконец могла бы оказаться неким связующим звеном, используя свое уникальное геостратегическое положение.

На эти рынки нам нужно любыми способами заходить — через ШОС, АТЭС, Евразийский Союз. Их взрывной рост непременно подтолкнет вперед и нашу экономику. То, что мы станем наблюдателями в ШОС, — серьезный успех нашей дипломатии, который в дальнейшем непременно должен будет сказаться и на позициях наших производителей.

— А не будет ли противоречить все это «генеральной линии» на евроинтеграцию и ЗСТ с ЕС? Я знаю, что во властных кабинетах очень разные мнения на сей счет. Вы лично неоднократно высказывались, что прежде чем начинать переговоры с ЕС о ЗСТ, нам лучше вступить в ТС и только затем (с новых позиций) торговаться с Европой. А много ли сторонников такой идеи?

— Я своих убеждений не менял и отстаиваю свою точку зрения на всех уровнях. Моя личная позиция: пока Евросоюз нас не видит у себя. Прежде всего потому, что сам переживает тяжелые времена. Падают экономики не только Греции, но и Португалии, Италии, Испании. Экономика Франции четыре квартала подряд фиксирует нулевые темпы роста. Позитивная динамика лишь у Германии — 0,3%. И такого роста недостаточно самой Германии, не говоря об остальных. Плохо сейчас и в Великобритании, экономика которой в рецессии также 4 квартала подряд. Тяжелые времена в экономике трансформировали и политические настроения в Европе.

Когда мы говорим про Таможенный союз, членом которого мы можем стать, нам были бы предоставлены преференции совершенно иного уровня. Например, в ценах на сырую нефть, на газ. Можно было бы рассчитывать на то, что цены были бы аналогичны внутрироссийскому рынку. Вот тогда уже можно было бы говорить и про обеспечение серьезной конкурентоспособности украинской экономики. Одно дело — это конечная цена газа для нашей металлургии и химии по $540 за 1 тыс. куб. м, как сейчас, а другое — по $165, как у Беларуси.

— И все-таки Украина участвует в каких-то консультациях с группой стран ТС?

— Да, участвует, и идет активный переговорный процесс. В середине сентября по итогам переговоров в Киеве Николая Азарова и главы Евразийской экономической комиссии Виктора Христенко подписаны два важных документа: меморандумы о сотрудничестве в торговле и о сотрудничестве в сфере технического регулирования. Т.е. теперь мы работаем очень предметно, Украина пока изучает ситуацию в ТС, наблюдает, как развивается объединение. Уже сейчас мы намерены активно участвовать в секторальной интеграции, и подписание этих меморандумов свидетельствует, что мы начали активно продвигаться в отношениях с ТС и ЕЭП.Подобные документы, открывающие особые возможности для Украины в ТС, на сегодня не имеют никакие другие страны.

— Если я правильно вас понимаю, речь идет о каком-то промежуточном формате сотрудничества. Но нам так и не удалось договориться об известной формуле «3+1»?

— К настоящему моменту страны ТС заключили друг с другом около 70 соглашений, и у них заработал единый принцип, согласно которому страна, желающая интегрироваться с ТС, должна принять целиком всю эту договорно-правовую базу. Т.е. мы не можем отдельно что-то вырвать из уже действующих соглашений. Поэтому начали искать другие пути. В частности, как я сказал, в секторальной интеграции — создание особых условий сотрудничества для ряда отраслей, в которых у нас традиционно была высокая степень кооперации. Прежде всего это энергетика, транспорт, авиастроение, судостроение, космос, наука, образование, конечно, торговля и т.д. Все эти проекты нет смысла перечислять — они давно на слуху. Но сейчас, я думаю, нам наконец удастся сделать серьезные шаги вперед.

— На уровне рабочих консультаций вопрос членства Украины в ТС не отбрасывается, при этом вроде снялась и одна из формальных преград — Россия стала членом ВТО. Т. е. по всем нормам с ней, как и с другими странами ВТО, мы можем создавать таможенные союзы. Если мы все-таки включаемся в ТС, как нам решить проблему разных уровней таможенной защиты? Ведь для Украины в рамках обязательств перед ВТО этот уровень где-то вдвое хуже, чем для РФ.

— Мы подняли и этот вопрос в ходе консультаций: как нам компенсировать возможный ущерб для нашей торговли во внешнем мире, если мы пересматриваем свои ставки и можем столкнуться с ответными мерами третьих стран? В таком случае получается, что мы можем понести потери от ТС.Так вот, на экспертном уровне было подсчитано, что цена вопроса для нас около $1,9 млрд. Эти возможные потери нам согласны компенсировать страны ТС.Т.е. вопрос обсуждался, хотя политическое решение, как известно, не принято, и я говорю только от своего имени, как эксперт.

А то, что сами по себе многие обязательства, особенно взятые нашей страной перед ВТО на двустороннем уровне, необходимо пересматривать и повышать защиту своего рынка, — факт, очевидный для всех. Есть соответствующие процедуры в ВТО.Мы должны подавать заявки, обосновывая каждое изменение. Впрочем, стоит заметить, что РФ, вступив в ВТО, снизила пошлины, тогда как Украина подала заявку на повышение. Т.е. «ножницы» между нами уменьшатся.

— Если мы говорим о возможной интеграции в ТС или, по крайней мере, о том, что среди наших политиков и чиновников немало сторонников этого курса, как убедить остальных?

— Время убеждает. Да, существуют политические риски. Не все наше население понимает выгоды от усиления интеграции на постсоветском пространстве, а политики борются прежде всего за избирателей. Значит, надо более широко и доходчиво разъяснять, как и на каких условиях мы можем вступать. Какие гарантии будут. С экономической точки зрения, все расчеты, которые делала наша академическая наука в лице НАН, показывают, что с ТС и ЕЭП мы имеем гарантированно положительную динамику по всем ключевым отраслям. Никакие иные меры и механизмы, согласно этим расчетам, не способны дать Украине столь положительных и масштабных эффектов. Я напомню, что уже за первый год участия в ТС мы получаем около $11,4 млрд. экономических преференций. Понятно, что только практика — критерий истины. И на примере Беларуси, Казахстана и РФ мы наблюдаем, что интеграция уже дает им такие эффекты.

Будущее ТС — единый валютный союз?
— Пока что ТС — это по сути объединение таможенных систем. А если будет решено создавать единое налоговое поле, а затем и единую валютную систему (что также обсуждается), для Украины и такая интеграция будет выгодной?

— Мы должны все тщательно изучать. Сейчас в ТС единая валюта обсуждается лишь на уровне ученых. ТС — это второй уровень интеграции. А валютный союз — четвертый. Сегодня ни ТС, ни Единое экономическое пространство уже не смогут ни Украине, ни другим участникам дать те эффекты, которые могли дать вчера, поэтому нужно быть честными и это признать.

Мое мнение: для решения навалившихся проблем и ответов на глобальные вызовы Украина запаздывает с интеграционными процессами. Чтобы обеспечить хотя бы региональную конкурентоспособность, государства Содружества должны готовиться к созданию Евразийского союза как полноценного современного регионального экономического объединения. И действовать в этом плане даже на опережение — создать предпосылки для региональной резервной диверсификационной валюты, а к этой функции более подготовлена РФ.

— Что в таком случае вы предлагаете?

— Надеяться и ждать, что кто-то в лице того же Китая, ЕС или США будет за нас думать о реформе и создании некоей более справедливой глобальной системы, непростительная наивность. Чтобы мы не были настолько критически зависимы от чужих кризисов, чтобы и дальше не расплачивались за чьи-то эмиссионные и необеспеченные деньги своими ресурсами, черноземами, оттоком трудового и интеллектуального потенциала, а стали жить в рамках эквивалентного обмена, мое мнение как ученого таково: надо создавать региональную валюту с участием Украины в этом проекте. Состояние банков, финансовых и валютных рынков, макроэкономической и макрофинансовой устойчивости свидетельствуют о том, что Россия имеет необходимый потенциал для превращения рубля в региональную валюту.

В настоящий период складывается наиболее благоприятная ситуация, когда можно ускорить создание Евразийского союза, внедрить проект нового монетарного инструмента, обеспечить переход российского рубля на региональную валюту. Тогда РФ сможет о себе заявить как центр-сила на Евразийском континенте и объединить возле себя государства в первую очередь Содружества. И нам с вами это очень выгодно. Тут, как говорится, ничего личного — простой экономический прагматизм.

Однако, по-моему, и Россия с этим процессом запаздывает. Нужно, оценив риски и уровень ответственности, тщательно подготовиться к этому процессу. Показать реальные выгоды и гарантии для других стран, а самое главное — учесть, что сырьевая, ориентированная на вывоз ресурсов экономика, подверженная конъюнктурным колебаниям, не может создать устойчивую региональную валюту. Такая валюта — индикатор признания уровня технологий, способности к устойчивому росту на основе инноваций. Она может появиться только вследствие глубокой модернизации экономик государств Содружества.

— Каков же выход?

— Объединение усилий и потенциалов. Поэтому и необходима углубленная интеграция, направленная на создание Евразийского союза.Удельный вес СНГ в мире по территории — 16%, 1-е место в мире, а по населению — 4%, по ВВП — 5,1%, по запасам полезных природных ресурсов — также 1-е в мире. Очевидно, это уже тот необходимый минимум, который дает возможность занять определенную нишу в мирохозяйственной системе, сохранить жизненно важное пространство, участвовать как в формировании, так и в распределении мирового дохода, учитывая геоэкономическую природу трансграничных финансовых потоков. Выжить в этих сложных условиях, а тем более противостоять глобальным угрозам ни одной отдельно взятой стране постсоветского пространства просто нереально.

Я считаю, что появление нового денежного инструмента является необходимым и обоснованным фактором для стабилизации всей мировой валютно-финансовой системы, т.е. новая валюта может с большой степенью вероятности привести и к стабилизирующим процессам всей мировой системы. В этом заинтересованы страны СНГ.Нам нужно объяснять, что в этом интерес и ЕС-27, а также США.Нужно правильно обосновать логику процесса и правила функционирования нового механизма. Реализация такого проекта — эффективный инструмент превентивной защиты от дальнейших ударов кризиса и нестабильности валютной системы.

— Все это, конечно, логично и, быть может, при наличии политической воли реализуемо, но к чему должна быть прикреплена такая региональная валюта?

— К реальным ресурсам, запасы которых как раз в наших странах колоссальны — по многим позициям они являются крупнейшими в мире! К тем самым универсальным ресурсам, которые реально обеспечивают и от которых все больше будет зависеть будущее всей мировой экономики и человечества. Начиная от энергоресурсов, продуктов питания, ценных металлов и заканчивая такими, как чернозем, воздух, питьевая вода. Кстати, именно это стало одной из главных тем последнего саммита стран АТЭС.

Россия уже занимает четвертое место по золотовалютным резервам ($525млрд.), тем самым покрывая потребности в критическом импорте на 14,7месяцев. Внешний госдолг РФ, а также бюджетный дефицит сейчас одни из самых низких в мире.

Но чтобы то, о чем я сказал, вышло за пределы кабинетов ученых, РФ самой еще предстоит осуществить у себя системные реформы. Да и все страны, которые захотят участвовать в такой интеграции, должны улучшить свои финансово-экономические показатели и ликвидировать структурные диспропорции экономик. Т.е. побороть дисбалансы между денежной и товарной массой — между производством и потреблением, между потреблением и накоплением. Нужно понимать, что в мире происходит зарождение неоэкономической модели — гармоничного симбиоза техногенных и внесистемных факторов, этнонациональных, культурных, морально-этических. И мы должны уже видеть себя там и работать на этот результат.

Юрий ЛУКАШИН

Источник: 2000.net.ua
Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС