на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  

DRAFT121109

 

«Концептуальные основы государственного стратегического оптимизационного управления в условиях формирования либеральной экономики»

 

Расширенные тезисы лекции (мастер-класс,  26 октября 2012 года), 

д.т.н., проф. Норкина К.Б. по  программе подготовки магистров Московского городского университета управления

имени П.А. Столыпина. 

 

Название данной лекции кому-то может показаться чересчур вычурным. Но, “из педагогических соображений” пришлось остановиться именно на нём. В этом названии каждое слово, для пояснения замысла и облегчения последующего понимания очень важно. Мы не будем пояснять только слово “концептуальные”, поскольку оно широко известно, и употребляется нами в общепринятом смысле. Главные пояснения необходимо сделать в связи со словом “управление”, которое мы будем понимать очень широко.

Можно уверенно утверждать,  что само устойчивое существование жизни на земле обеспечено тем, что все живые существа и, особенно человек, наделены способностью к управлению. Эволюционисты считают это случайным событием, закреплённым в потомстве генетическими механизмами, креационисты же считают это Божественной мудростью, но существование этой способности и её значимость не отрицает никто из них. Независимо от причины  происхождения, именно эта способность даёт всему живому возможность существовать в самых различных условиях и выдерживать межвидовую конкуренцию. Бывают ситуации, когда какое-то живое существо, а иногда целый вид, в силу каких-то причин, например, вследствие генетических мутаций или резкого изменения внешней среды, лишаются возможности адекватно управлять условиями, в которых они оказались. В такой ситуации фатальный финал, почти всегда, неизбежен.

Например, известно, что некоторые особи от рождения не одарены болевыми ощущениями. Легко предвидеть всё, что ожидает.  

Итак, что такое, в нашем понимании, управление, кто и как может управлять? Как ни эпатирующее это звучит, любойобъект, который подвергается тем или иным воздействиям внешней среды, в котором, в зависимости от характера этих воздействий, возникают состояния комфорта и дискомфорта, и который, при индикации дискомфорта, приходит в активное состояние,  и начинает осуществлять различные воздействия на внешнюю среду, до тех пор, пока не наступит состояние комфорта – реализует процесс управления. Слово “любой” подчёркивает, что это может быть даже неживой, созданный человеком объект. Возникающие при этом управляющие воздействия мы в дальнейшем будем часто кратко называть управлениями,  а сами такие объекты управляющими системами, или, применительно к людям, управленцами. Иногда в литературе для подобных объектов можно встретить термин активные  системы.

Для того, чтобы система могла считаться управляющей, обязательным является многовариантность возможной реакции на дискомфорт. Выбор конкретного варианта зависит от  специфики “конструкции” управляющей системы. При этом, разумеется, очень важно обратить внимание также и на то, что во всех случаях конкретные варианты управления выбираются из некоторого, специфического для каждого конкретного примера множества допустимых (возможных, доступных) управлений.

 Какой бы дискомфорт не чувствовал, например, человек, он не может заглушить действующий вулкан. Это, в нашем понимании означает, что в случае извержения вулкана он может применить только такие управления, как эвакуация, сооружение защитной стены, молебен и т.п. то есть доступные ему, но возможно не всегда эффективные управления. Если он выберет неудачное управление, возможен плохой исход. Но от этого данный процесс не перестанет быть управлением.    

Если исходить из принятого нами понимания процесса управления, то легко увидеть, что, говоря предельно обобщённо, управляет всем миром всё, что наделено указанными выше свойствами. Правда, сила воздействия может быть, даже по чисто энергетическим причинам, колоссально различной для разных объектов, наделённых свойством управления. При этом, в реальном мире, управляющих систем, говоря образно, “несчётное множество”, и все они взаимодействуют (связаны), в большей или меньшей степени, друг с другом. Эта связь осуществляется через среду, или через другие объекты, или непосредственно. Иногда эта связь может быть даже очень сильной, иногда слабой. Иногда некоторые управляющие системы, несмотря на энергетически недостаточные возможности влияния, получают особую силу за счёт синхронизации с другими аналогичными управляющими системами.

Например, даже такое маломощное насекомое, как кузнечик (просим прощения, у энтомологов за некоторое упрощение), объединившись в стаю, называемую саранчой, может оказывать весьма большое влияние на развитие даже весьма крупных государств. Не удивительно, что и объединения людей, в определённых условиях также могут приобрести чрезвычайные (а иногда и опасные) возможности влияния на развитие региональных сообществ. В последующем, мы, применительно к человеческим сообществам, немного скажем об условиях формирования фактора, который мы назовём социальной силой группы “человеческих” управляющих систем.

Наличие в системе объектов, наделённых свойством управления, влияет на характер эволюции целостной системы во времени. Очевидно, что предсказать траекторию такой эволюции, в результате этого хаоса взаимосвязанных через внешнюю среду управляющих систем непросто, хотя иногда очень нужно. В частности, выпускники нашего университета, просто обязаны это делать, если возьмутся за управление социально-экономическим развитием и решат делать это добросовестно. Без эффективного управления социальные системы, в отдельных регионах или даже глобально, могут прийти, и на практике иногда приходят, в состояние, несовместимое даже с самим существованием человека, не говоря уже о кризисах разной природы. Нужно, хотя бы на  концептуальном уровне, разобраться, почему это происходит, и как это предотвратить.

Главная задача сегодняшнего мастер-класса: дать слушателям концептуальное представление о методах, которые будут полезны добросовестным людям, находящимся на государственной службе, для того, чтобы искать и находить успешные, или даже наиболее эффективные способы управления. Сразу подчёркнём, было сказано: “нагосударственной службе, а не “в государственнойвласти”. Позже станет ясно, почему это важно подчеркнуть.

Впрочем, недобросовестные люди вполне могут не задумываться над этими альтруистическими и сложными проблемами. Можно, просто продолжать управлять так, как это делалось в России на протяжении всего ХХ века, прикрываясь, в случае неизбежных неудач, цитатой из незабвенного В.С. Черномырдина: “хотели как лучше, а получилось…”. Как можно наблюдать на практике, такой способ и несложен, и иногда может даже приносить приличные доходы. Однако, как показывает мировой  исторический опыт, страна, где возможны такие управленцы, всегда оказывается, в конце концов, у разбитого корыта.

Признаемся честно: цель данного мастер-класса не в том, чтобы сделать слушателей  профессионалами в рассматриваемой области. Это – абсолютно невозможно по двум причинам: и наука до конца не сформировалась, и одной, даже четырёхчасовой, лекции недостаточно, чтобы рассказать, хотя бы, только о том, что уже наработано. Цель мастер-класса – пробудить глубокий интерес слушателей к этой сложнейшей и главной проблеме стоящей, не только перед государственными органами управления, но и перед человечеством в целом, а также облегчить критическое восприятие и глубокое понимание того, что они будут читать на эту тему в будущем. Сейчас мы не будем разбирать, почему эта проблема названа главной. Надеемся, что по итогам наших рассмотрений это станет понятным.

Помимо цели, названной выше, есть ещё одна, “тайная”, цель. Хотелось бы пробудить, хотя бы у нескольких слушателей, такой сильный интерес к проблеме, что они решат посвятить следующую часть своей жизни научной работе в этой области. Здесь, как вы увидите, открылся огромный фронт работ для научных исследований. Обозначенные проблемы уникально сложны, а их решение чрезвычайно востребовано. Если задуматься над представленной выше картиной, в которой миллионы управляющих устройств самой разной природы и мощности взаимодействуют друг с другом, стремясь к состоянию комфорта, причём почти каждое - в собственном понимании этого манящего понятия, то сложность задачи становится очевидной, даже пугающей. У кого-то могут вообще опуститься руки. Хотелось бы, всё же, вдохнуть в слушателей, некоторый оптимизм. Мы реально видим, что во многих странах достигнуты заметные успехи в деле управления региональным социально-экономическим развитием. Не вызывает сомнения, что многие  из успешных приёмов можно адаптировать и к  условиям России.

В частности, на основе 40 лет опыта академических исследований в Институте проблем управления РАН и, одновременно, на основе 20 лет прямого участия ученых Института в работе Правительстве Москвы, была написана, и в 2011 году – издана, книга, посвящённая этим проблемам и этому “фронту работ”. Название книги: “Системные проблемы борьбы с коррупцией в России” [1]. Она, хотя и имеет в заглавии слово “коррупция”, посвящена не столько этой застарелой российской беде, сколько системному подходу к построению эффективного государства, которое служит не самому себе, а своим гражданам, то есть, формально говоря, добросовестно исполняет адекватный социальный контракт, заключённый с гражданами ради их (граждан) блага. А коррупция в этой книге рассматривается, скорее, как диагностический признак: если в стране существует масштабная системная коррупция, то это значит, что государство служит не гражданам, а самому себе.

В названной книжке многие вопросы, которые здесь затрагиваются, рассмотрены значительно более детально. Поскольку книга есть в библиотеке МГУУ, в нужных случаях, будут даны ссылки на те страницы книги, где можно почерпнуть дополнительную информацию. Они имеют вид [СП, *-*], где *-* это номера соответствующих страниц в [1].

В наше время многие предпочитают читать тексты в электронной форме. Простейший способ реализовать это предпочтение – зайти в блог Кемера Норкина на сайте «Политическое образование»: www.politobraz.ru/blog/482. Там можно найти пару десятков электронных записей по данной проблематике. По ходу изложения будут названы поясняющие изложение конкретные записи из этого блога, и другие, полезные для углублённого изучения проблемы, ИНТЕРНЕТ ресурсы. Ссылки на такие записи мы будем обозначать, также как и обычные ссылки, но размещая букву “э” перед соответствующей цифрой.

Вернёмся к проблеме управления в данной сложнейшей ситуации.  Естественно, что мы, в основном, будем анализировать вопросы связанные именно с работой государственных служащих по управлению социально-экономическим развитием городов, регионов и государств, 

Строго говоря, какие бы решения не принимало ЛПР, какую бы должность оно не занимало, оно всегда осуществляет управление. Конечно, управление управлению рознь. Бывает, сильное или слабое, бывает плохое управление, бывает хорошее, бывает случайное, а бывает целенаправленное. Бывает рефлекторное или интуитивное управление, а бывает - основанное на знаниях и предвидении. Бывает даже фатально неправильное управление.  

В Мексике, например, удалось познакомиться с исследованиями одной учёной дамы, изучавшей поведение тараканов. Это, весьма распространённое в Мексике, насекомое, прославленное во всём мире своей неистребимостью, применяет очень любопытный способ управления. У него есть восемь, генетически заложенных, стереотипов поведения. Если таракан чувствует дискомфорт (в частности – опасность), он по очереди, циклически, и с очень большой скоростью, перебирает все эти типы поведения до тех пор, пока не придёт в состояние комфорта, или не погибнет. Способ, на первый взгляд, странный, но для тараканов, учитывая их скорость действий и плодовитость - вполне работоспособный. Более того, если посмотреть на историю России, то даже здесь можно усмотреть какие-то аналогии с алгоритмом управления таракана. Достаточно вспомнить, например, изменение позиций по отношению к приватизации или национализации. Правда, плодовитость россиян уступает тараканьей, да и перебирали мы эти варианты гораздо медленнее тараканов.  Поэтому мы, пока ещё, далеко не достигли состояния комфорта и имеем серьёзные демографические проблемы.

Как правило, характер эволюции системы не в полной мере зависит от каждого отдельного “управленца”, так как каждый из них, влияет в сугубо ограниченных пределах, а действуют все они, очень часто, не согласованно. Более того, управление,  вызывающее комфортное состояние одного объекта, может вызвать дискомфорт у другого, а состязание различных управляющих воздействий порождает опасности конфликта интересов и множества других, иногда – фатальных, последствий. Иногда возникают даже конфронтации, как правило, весьма  деструктивного характера.

В Институте Проблем Управления была разработана некоторая, объясняющая этот феномен, теория. В незапамятные времена (конец 60-х годов) в ИПУ РАН был построен интересный прибор, который назывался автоматический оптимизатор (АО). Прибор работал очень просто: он регулярно и в небольших пределах изменял какой-то, зависящий от его исполнительного органа, параметр в системе, на работу которой он мог влиять, например, температуру в химическом реакторе или соотношение топливо-воздух в газовой горелке. Одновременно он  измерял критерий качества (комфортности), выясняя, растёт он или уменьшается в связи с этим “пробным” изменением. Если критерий рос, оптимизатор продолжал “крутить ручку управления” в том же направлении, останавливаясь только тогда, когда критерий начинал ухудшаться. Почти так действует и любой управленец (в нашем понимании), если у него состояние комфорта наступает, когда он достиг оптимума (то есть не может повернуть ручку так, чтобы улучшить критерий комфортности состояния).   

Казалось бы, рассмотренный принцип прост и безошибочен. Он чрезвычайно похож на принцип действия рыночного регулятора. Однако исследования показали, что АО успешно работает только тогда, когда все изменения критерии качества определяются действиями только одного этого оптимизатора. Если оказывается, что изменения критерия качества зависят также и от каких-то других факторов, например, от времени или от действий других АО, то этот алгоритм почти всегда “заводит в тупик”. Особенно это проявляется, когда одновременно работает несколько таких приборов-оптимизаторов, подключённых к разным управляющим “ручкам”, от положения которых зависит один и тот же, вообще говоря, - векторный, показатель качества, как функция многих переменных. При этом возникают самые разные “траекторные чудеса” и к глобальному оптимуму, если не придумать алгоритмические ухищрения, система почти никогда не приходит. Особенно дело усложняется, если разные оптимизаторы используют разные компоненты вектора качества, или одни и те же изменения оцениваются разными АО диаметрально противоположно. Для того, чтобы система приходила в глобальный экстремум, приходилось радикально усложнять, заложенный в АО, простейший алгоритм формирования критерия. Эта очень непростая работа практически всегда приводила к нахождению глобального оптимума. Но, если в системе работает несколько АО, избежать этой работы, несмотря на её очевидную сложность -  невозможно.  

Понимать колоссальную сложность задачи управления развитием очень важно, но бояться этой сложности не нужно. Нужно учиться. Хочется надеяться, что данный мастер-класс даст хороший старт этой учёбе.  Можно управлять на основе знаний, а можно, повторимся, по известному рецепту В.С. Черномырдина. Первый подход, очевидно, предпочтительнее  второго: всё-таки люди не тараканы. Тем более, что и теория и мировой опыт подсказывают, что старые методы управления обязательно ведут к системному катаклизму, а новые методы, по мере целенаправленного накопления знаний, дают довольно твёрдую надежду на успех.

Кстати сказать, последнее время появились сообщения о наличии даже у  тараканов некоторого процесса обучения: оказывается вероятность выбора того или иного стереотипа поведения может меняться в результате обучения. 

Забегая вперёд, обозначим основные правила, которых нужно придерживаться тем, кто, исполняя государственное служение, хочет делать это добросовестно.

Во-первых, нужно содействовать развитию знаний о сложных процессах общественного развития, а также необходимо научиться эффективному использованию всего колоссального объёма знаний, уже накопленных и вновь накапливаемых. Использовать,  несмотря на то, что их невозможно разместить  в голове одного человека.

Во-вторых, нужно смириться с тем, и всегда помнить о том, что реальное управление идёт всегда в условиях недостаточности знаний, или, как говорят, в условиях неполноты информации об объекте управления. Отмеченное обстоятельство, конечно, является затруднением, но не является непреодолимым препятствием для эффективного управления. В данном случае, мы назвали эффективной методику управления, которая, несмотря на недостаток знаний, не порождает управленческих решений, приводящих к фатальным последствиям. Такая цель требует использования специальных технологий управления и накопления знаний, которые разработаны в рамках, так называемой, “теории дуального управления”. Про неё мы совсем кратко скажем немного позже.

Помимо слова управление в заголовке присутствуют слова: государственное, стратегическое, оптимизационное. А ещё подчёркивается, что мы рассматриваем эти вопросы в условиях формирования либеральной экономики. Это всё тоже очень важные для понимания сути проблемы слова. По каждому их выделенных слов, поясним, почему они так важны.

1.     Роль государства и государственного управления в развитии общества.

Сначала обратимся к слову: “государственное”. Скорее всего, среди слушателей не встретится ни одного человека, который бы не слышал хлёсткого лозунга: “Чем меньше государства, тем лучше!”. Но почему же нет ни одного успешного регионального сообщества, где бы не было  государственного управления? Впрочем, например, в Сомали государства фактически  нет. Но вы же  видите, “что это за страна”.

Это замечание намекает на известный анекдот. Однажды некий клиент ругал портного, за то, что тот шил брюки целый месяц и противопоставлял это акту сотворения мира, которое заняло у Творца всего неделю. Даже шесть дней, так как на седьмой день Творец отдыхал. Портной ответил: “А вы посмотрите на этот мир и на эти брюки!”.

Почему же люди, по крайней мере, концептуально, на уровне лозунгов, всё же хотят избавиться от государства? По двум причинам: во-первых, государство стоит денег, а во-вторых, оно неизбежно посягает на свободу граждан. Оно запрещает гражданам делать то, что некоторым из них хочется и, наоборот, заставляет делать то, что некоторым не хочется. Например, оно запрещает, присваивать чужое, и заставляет исполнять договора и платить налоги, как “справедливые”, так и коррупционные. Примеры “вредоносности” государства можно умножать до бесконечности.

Указанное противоречие отражено даже в Библии. Там, в «Книге судей» описано древнееврейское государство, в котором не было государственной власти, а только судьи, обладавшие непререкаемым авторитетом. Всё остальное решали сами граждане, на основе Законов,  привлекая при спорах судей. Но эта система, хотя и позволяла решать все внутренние проблемы, не была способна противостоять нападениям и посягательствам филистимлян. Тогда израильтяне обратились к пророку Самуилу, чтобы “поставил им царя”. Самуил сразу объявил им о том, с какими негативными последствиями такого решения они столкнутся. Это красочно описано в Первой книге царств (гл. 8, ст. 11-18). Но страх перед филистимлянами пересилил увещевания престарелого Самуила, и израильтяне сказали: “пусть царь будет над нами; и мы будем как прочие народы ”. Над этим местом Библии полезно поразмышлять даже тем, кто не является религиозным человеком или не исповедает христианство. Особенно если они решили посвятить себя государственной службе. Очень важно увидеть на этом примере, что власть потребовалась израильтянам для того, чтобы защитить их от тех, кто не следует  их законам и имеет именно от этого серьёзную выгоду.

Итак, почему же, несмотря на перечисленные выше и многие подобные негативные обстоятельства, люди соглашаются (даже, как кажется, - хотят) иметь государство и от него не избавляются? Вроде бы нелогично. Ведь никто и ни разу не возразил против тезиса: “Свобода лучше, чем не свобода”. А уж о нежелательности налогов или злоупотреблений властными полномочиями, даже и говорить не нужно. Тем не менее, - люди соглашаются терпеть эти недостатки и иметь государство. Ответ на поставленный вопрос простой: только из-за “желания” выдержать глобальную конкуренцию за ограниченные ресурсы.

Люди “желают” иметь государство, так как оно, говоря упрощенно:

- повышает глобальную конкурентоспособность конкретного сообщества;

- защищает жизнь и богатства (добычу) людей от внешних посягательств (в широком смысле слова);

- за счёт формирования общественной инфраструктуры, оно часто снижает затраты на производство необходимой для достойной жизни суммы благ и на воспроизводство человеческого потенциала.

Всё это, в свою очередь, порождено инстинктивным (генетическим) стремлением к сохранению вида. Слово желают, заключено в кавычки по очень важной причине. Сказать точнее, здесь дело не совсем в желании иметь государство. Просто те народы, которые не имели конкурентоспособно устроенного государства, вообще сошли с мировой арены. Человечество, как форма жизни, вышло на то место, которое оно занимает на Земле только благодаря генетической склонности людей создавать государства [СП, 113-115], а  беспощадный естественный отбор сохранил только те сообщества, которые конкурентоспособно воспользовались этим генетическим даром. Кстати говоря, некоторые элементы поведения многих общественных видов (пчёлы, термиты, муравьи, волки, некоторые приматы и т.п.) удивительно напоминают правила взаимоотношения индивидуумов в составе государства. Эти правила увеличивают конкурентоспособность видов при конкуренции за ограниченные ресурсы ареала обитания и облегчают приспособление к неблагоприятным условиям среды.

Думается, слушатели не могли не заметить, что мы часто апеллируем к генетическим факторам, влияющим на социальное поведение. Это не случайно. К.Б. Норкин долгое время состоял членом Института Грютер в США, много лет, специально и весьма углублённо изучавшим это влияние. В трудах членов этого Института убедительно выявлено колоссальное, чуть ли не определяющее, влияние генетического фактора на поведение людей.

Поскольку для развития либерального общества, важнейшую, если не основную, роль играют свободные управленческие решения свободных людей и поскольку эти решения в значительной степени определяются генетической природой Homo Sapience, управление развитием, без учёта генетических факторов, абсолютно невозможно.

Есть ещё одна функция государства, которую не все видят, но которая со временем должна стать самой главной, иначе человечество погибнет. Речь о преодолении “ловушек свободы”, о тупиках в которые заводит общество “тотального либерализма” некоторый фактор, который в теории управления называется “положительная обратная связь”. Положительная обратная связь проявляется, например, в ситуации, когда, чем большую сумму благ приносит какая-то деятельность, тем больше труда и ресурсов в неё инвестируют.  Вообще мы не всегда осознаём, насколько этот фактор определяет действия человека, да и вообще любого управленца (в нашем смысле слова). Не все задумываются и о последствиях, порождаемых этим феноменом. Теоретически доказано, что если коэффициент положительной обратной связи хоть чуть-чуть больше единицы, система обязательно выйдет на ограничения. Хороший и очень впечатляющий пример известен цветоводам: часто бывает, что цветок в горшке прекрасно растёт, но потом “вдруг” погибает, а иногда его разросшиеся корни могут даже разорвать горшок, если цветок вовремя не пересадить.

Любопытный эксперимент был поставлен на крысах. Им в мозг вживляли электрод, стимулирующий участок мозга вызывающий ощущение удовольствия и связали его с кнопкой, доступной крысе. Она прекратила все формы активности и нажимала на эту кнопку до тех пор, пока оставалась живой. Если мы хотим обеспечить устойчивое развитие мы должны в алгоритм управления встроить противодействие злоупотреблению положительной обратной связью, но вообще отказаться от такого мощного стимула к активной деятельности тоже было бы ошибкой. Многие помнят, что в СССР сумма получаемых благ мало зависела от результатов деятельности,  то есть коэффициент положительной обратной связи по результатам труда был явно меньше единицы. Зато за счёт неэффективного и неявного использования природных ресурсов и иного национального имущества, наоборот, этот коэффициент был гораздо больше единицы. Результат применения таких недальновидных “правил игры” известен всем.

Если вспомнить то, что говорилось о параллельной работе оптимизаторов (мелкий шрифт на стр.5), то становится очевидным, что каждый отдельный управленец, действуя без учёта перечисленных выше факторов, достигнет успеха только тогда, когда действия других не препятствуют этому, или пока эта парадигма не вывела его на ограничения.

Рыночный регулятор, как уже говорилось - типичный пример иллюстрирующий угрозы возникающие при наличии сильной положительной обратной связи, и кризисы порождаются именно этим его свойством. В [СП, 124-127] приведено 11, наиболее часто встречающихся, примеров, когда без государственного управления неизбежны нарушения устойчивости развития. Очень поучительные для управленцев рассуждения о ловушках для либеральной экономики приведены в работе [13]. Она легко доступна  через ИНТЕРНЕТ. Для обеспечения системного успеха, нужно возложить на государство некоторые дополнительные управленческие функции, корректирующие нежелательные последствия наличия положительных обратных связей в либеральной экономике.

Один, весьма умный, человек сказал примерно следующее:  “Государство не может сделать  рай для людей на земле, но оно вполне может обеспечить, что эта жизнь не станет адом”. К сожалению, мы не смогли установить, кто сказал это первым, но особо обращаем внимание слушателей на этот мудрый тезис. Процветание и благополучие могут возникнуть только на основе инициативы и предприимчивости людей, добивающихся состояния комфорта (материального или духовного) [11], а государство необходимо им лишь для того, чтобы такое стремление к состоянию комфорта не приводило к фатальным последствиям [10].

В рассмотренном выше аспекте, ещё одной важной функцией государства является, упоминавшееся выше, создание и обеспечение функционирования общественной инфраструктуры. Это свойственно даже простейшим живым организмам (бобры, термиты, муравьи, пчёлы и т.п.), не говоря уже о людях. Наличие общественной инфраструктуры, на наш взгляд – императивное условие устойчивого развития. Специальные рассмотрения [СП,111-116,169-181], [э7] показали, что многие функции, которые сейчас возлагаются на общественную инфраструктуру, практически не могут быть реализованы только за счёт частного сектора и рыночных механизмов, если догматически придерживаться тезиса о безусловных преимуществах частного сектора в смысле эффективности. Публичный сектор, в свою очередь, работает недостаточно эффективно только потому, что мы придерживаемся таких “правил игры”, которые позволяют ему так работать. Необходима постоянная здоровая конкуренция этих двух, дополняющих друг друга принципов.

Для иллюстрации важности партнёрского взаимодействия частного и общественного сектора в сфере обеспечения функционирования общественной инфраструктуры, приведём всего два из огромного числа известных нам примеров. Они были собраны во время изучения делегациями мэрии Москвы опыта зарубежных городов в рамках проекта «Муниципальные финансы». 

Во многих зарубежных городах повседневный транспорт на 100% оплачивается муниципалитетом. Город платит за каждый заказанный у частных перевозчиков рейс по конкретным маршрутам, с учётом качества транспортных средств и точности соблюдения расписания. На наши недоумённые вопросы работники муниципалитетов отвечали, что если транспортники получают  доход от продажи билетов, то они заинтересованы обслуживать только интенсивные пассажиропотоки и иметь частоту рейсов, обеспечивающую хорошее заполнение транспортных средств. Если город заказывает рейсы, он, тем самым обеспечивает хорошую привлекательность отдельных городских районов для деловой активности и проживания. Потери на субсидирование городского транспорта с лихвой компенсируются ростом налоговых поступлений. В одном случае, например, за счёт улучшения транспортной доступности района, налоговые поступления возросли в пять раз. Разумеется, выбор перевозчика производится на конкурентной основе  причём в конкурсе могут принимать и государственные и частные компании. И, конечно, проезд в этом случае не бесплатный. Просто выручка от продажи билетов поступает не перевозчику, а в бюджет города. При этом, цены назначаются с учётом обеспечения стратегии развития города, а не для повышения прибыли перевозчиков. Прибыль они получают за счёт победы в конкуренции за городской заказ.

Второй пример ещё более поучителен. Один американский город разросся настолько, что железнодорожный вокзал оказался, чуть ли не в центре города. Тогда мэрия переоборудовала вокзал в прекрасный конгресс-центр и стала сдавать его в аренду для проведения различных научных или социальных мероприятий. Как выяснилось, доходы от аренды были много меньше, чем затраты на содержание центра с учётом обслуживания кредитов. Совет от членов нашей делегации приватизировать этот “убыточный” конгресс-центр вызвал категорическое возражение со стороны мэрии. Оказалось, что, теряя деньги на содержании конгресс-центра, мэрия имеет рост налоговых поступлений от гостиничного налога, налогов на продажи и др. Кроме того, функционирование в городе этого центра создаёт дополнительные рабочие места и, косвенно, но значительно, способствует повышению качества человеческого потенциала в городе. Для частного владельца эти поступления совершенно безразличны.

Последний пример полезно вспомнить, принимая, например, решения о приватизации городских рынков. Кстати у нас совершенно не используется передача городской собственности в доверительное управление REIT-компаниям [СП, 181-183]. В Вене, например, метрополитен является городской собственностью, но управляет им, по конкурсу частная компания. Метро работает прекрасно, город экономит, а компания сама внедряет инновации, снижает издержки и хорошо зарабатывает.

Содержательно описать перечисленные выше цели и функции государственного вмешательства и взаимодействия публичного и частного сектора, не используя слово: “стратегическое” невозможно.

2.           Преимущества  стратегического управления перед ситуацион- ным управлением

Итак, немного про слово “стратегическое”. Например, у таракана, термита или павиана и даже у некоторых людей в определённый момент может возникнуть управление: типа “срочное бегство”. Это может, во многих случаях, спасти конкретную особь, но часто вредит будущему всего сообщества. Для того, чтобы вид мог более надёжно существовать в условиях конкуренции, у общественных живых существ существует генетический механизм, заставляющий каждую отдельную особь, при выборе реакции на дискомфорт, учитывать, как правило, даже н осознавая этого, не только собственный интерес, но и интересы вида в целом (стаи, муравейника и т.п.). Соответствующее поведение общественных живых существ возникает, разумеется, не в результате размышлений, а на основе генетических особенностей. Впрочем, иногда эти правила передаются молодому поколению через обучение от старших. Но и в этом случае это отнюдь не результат каких-то размышлений, а генетически заложенное  ощущение дискомфорта, возникающее у взрослых особей при наблюдении неправильного (девиантного) поведения молодняка.

Говоря образно, конституция “государства” общественных животных записаны не только в генетической памяти, но и в “общественном сознании”, благодаря постепенности изменения возрастного состава и генетическому механизму поддержания в стае определённых стереотипов поведения новых особей. Известно, что такие стереотипы не вырабатываются, если молодая особь вырастает вне стаи. Будущий управленец должен не только правильно понимать механизмы воздействия общественного сознания на результаты применения тех или иных управлений, но и содействовать формированию глобально конкурентоспособного общественного сознания, прежде всего, через обучение и воспитание [СП, 240-244].

Человек принципиально отличается от других живых существ тем, что для него правила социального поведения формируются не только на генетической основе или через общественное сознание (уроки маменьки). У него, благодаря наличию второй сигнальной системы (способности говорить, рассуждать и предвидеть), ощущения комфорта и дискомфорта могут возникать не только из-за сигналов, поступающих из материальной внешней среды. Ощущения дискомфорта, порой даже очень сильные, могут возникать, но также из-за того, чисто информационных сигналов (слова, печатные тексты). Они вызывают ощущения дискомфорта в мозгу, только на основе того, что размещено в его сознании ранее, в результате обучения. При этом, на основе чисто генетической памяти, ситуация может казаться вполне комфортной, но чисто  в рамках второй сигнальной системы человек может решить, что эта информация свидетельствует об угрозе его будущему комфорту.  

Вернёмся к вопросу необходимости учёта долговременных последствий управленческих решений. Каждый может вспомнить, очень много примеров, когда управление, избранное исходя из сиюминутных соображений, без опоры на указанные выше способности человека предвидеть, угрожает будущему благополучию сообщества в целом и, в конце концов, отдельным особям. Очень полезно поупражняться в изыскании таких примеров. Приведём для начала четыре варианта. 

Например, было бы большой удачей, если бы к русским князьям, правившим в Москве в XII веке, пришёл стратег “от Бога”, и сказал бы, что они напрасно закладывают город с концентрической структурой. Если бы он разъяснил им, что из-за этого, в начале XXI века в Москве будут автомобильные пробки, то мы бы сейчас сэкономили миллиарды рублей, и не тратили бы на перемещения по городу четверть того времени, которое затрачивается  на производство всего московского ВРП. Значит, на пробках москвичи теряют более 2 трлн. рублей!

Другой пример. Если бы этот “стратег от Бога”, увидев, как некто, руководствуясь соображениями сиюминутной выгоды, предложил разливать напитки в пластиковую тару, сказал ему, что из-за этого всего через полвека люди, безвозвратно потратив колоссальное количество нефти, завалят землю отходами, которые не исчезнут за сотни лет, то это тоже было бы счастьем для человечества.

Ещё один пример преимущества стратегического управления можно почерпнуть из мудрой восточной сказки. Несколько девушек отправились в пустыню собирать сухой кизяк. Набрав по полному мешку, они направились домой, но их застиг проливной дождь, иногда случающийся в пустынях. Большинство стратегически недальновидных девушек прикрылось от дождя мешками с кизяком, и лишь одна прикрыла мешок своим телом, и промокла насквозь. Зато, когда дождь кончился, стратегически дальновидная девушка развела из сухого кизяка костёр, высушила одежду и принесла домой всё что нужно. А остальные пришли домой и без кизяка, и в жутком виде. Не напоминают ли вам этих недальновидных сборщиц кизяка те люди, которые в начале 90-х приватизировали детские сады и сейчас вынуждены их заново строить. Или, ещё сильнее, те, кто, ради пополнения текущего бюджета, приватизируют городскую недвижимость без учёта её косвенного влияния на качество жизни, да ещё во время кризисного падения цен на неё [э7]. К сожалению, мы слишком часто прикрываемся от дождей мешками с кизяком.

Наконец, если бы к человеку, который в 20-е годы реанимировал кратковременно эффективное, централизованное патерналистское государство, явился бы Великий Стратег и сумел убедить этого человека, что такое государство, в стратегической перспективе не устойчиво и обязательно разложится, то мы не должны были бы организовывать данный мастер-класс.

Думается, понятно, чем плохо ситуационное управление и почему надо опираться на свойственную человеку способность мыслить о последствиях. Человек, а тем более будущий добросовестный государственный служащий тем и отличаются от термита, что они могут предвидеть будущее состояние среды обитания и, даже в обстановке кажущегося сиюминутного благополучия, будут испытывать дискомфорт, от того что в будущем оно (состояние) примет угрожающий (некомфортный) характер. И они будут воздействовать на то, на что они могут воздействовать, чтобы этого не произошло. Кстати говоря, и в поведении термитов, муравьёв, обезьян и тараканов можно усмотреть элементы, способствующие выживанию вида, в ущерб, быть может, выживанию отдельной особи. Правда, как уже говорилось, они заложены в генетической памяти, а не возникают в результате размышлений. Дополнительные рассуждения на эту тему можно найти в [СП, 111-130].

3.           Необходимость оптимизации государственных управленческих решений.

Теперь немного о слове “оптимизационное”. У нас часто слова “оптимизация бюджетных расходов” значат просто прекращение финансирования каких-то расходных статей. Это эвфемизм (употребление нейтрального слова, вместо правильного слова, но неприятного для слушателя). Мы будем понимать слово “оптимизационное” иначе. Мы помним, что даже у таракана в ответ на дискомфорт имеется восемь вариантов поведения. А у совокупности ЛПР (лиц принимающих решения) на государственной службе их буквально десятки тысяч. Но решение, для того, чтобы имелась возможность его исполнить, должно быть одно. Как его выбрать?  Конечно, можно действовать как таракан: наугад, пока не получится что-то приемлемое. Но перебор десятков тысяч решений, если его осуществлять путём экспериментов с реальным обществом может занять сотни лет. Поэтому и встаёт задача упреждающей оптимизации: из всей совокупности возможных управлений желательно, на основе знаний, заранее выбрать, в ясно определённом смысле, наилучшее решение.

Заметим, кстати, что и у таракана, вслед за управлением: “убегать!”, сразу возникает многообразие вариантов: “в каком направлении?

Каждое решение ЛПР порождает так называемую дуальную оппозицию. Это философское понятие, которое до перестройки практически все знали под ником “единство и борьба противоположностей”. Кстати этот принцип диалектики первым увидел не Маркс, не Гегель, а ещё Пифагор [э6]. Каждое решение государства имеет две стороны: оно, во-первых, с определённой вероятностью, уменьшает ожидаемые потери и увеличивает сумму благ, которыми могут воспользоваться члены общества, что хорошо, но, во-вторых, оно всегда наносит также и вред так как требует затрат на его реализацию и часто ещё и ограничивает свободу. Последнее многими, просто по генетическим причинам, воспринимается как появление дискомфорта, причём даже много большего, чем материальные потери.

Любопытный эксперимент, специалисты ИПУ РАН, совместно с биологами  проводили в середине 70-х годов. При создании одной биотехнической системы для космических исследований, потребовалось зафиксировать крысу (опять крыса!) в определённом положении. После длительных наблюдений, биологи определили положение, которое крыса предпочитала занимать в ситуации комфорта, При этом она, если была сытой и не чувствовала опасности, находилась в этом положении часами. Но как только её закрепляли в этом положении (лишали свободы), она предпочитала перегрызть свои лапы и освободиться, с тем, чтобы потом свободно занимать то же самое положение. Это, на первый взгляд – парадоксальное, генетическое (опять генетика!) свойство живых существ, и особенно человека, каждый управленец должен постоянно иметь в виду. Мы в своё время высказали гипотезу, что ощущение дискомфорта в ситуации ограничения свободы генетически закрепилось из-за того, что виды, не имевшие такого свойства, хуже других были приспособлены к возникновению неожиданных ситуаций. Но эти вопросы мы сейчас не можем детализировать.

Можно назвать ещё много дуальных оппозиций, которые нужно учитывать при принятии государственных управленческих решений. Приведём наиболее часто забываемые:

- оппозиция ювенального нигилизма и геронтоконсерватизма [э12];

- оппозиция частного и общественного интереса;

- оппозиция текущего благосостояния и будущего процветания;

- оппозиция социального дарвинизма и социального партнёрства:

- оппозиция альтруизма и эгоизма;

- оппозиция Божественной и житейской мудрости (по Пифагору [э6]).

Каждый управленец должен ясно понимать, что любое, даже на первый взгляд благоприятное управленческое решение, если при его реализации отсутствует стабилизирующее влияние дуальной оппозиции, может завести систему в область потери устойчивости.

Если не очень придираться к словам, то уникальная стабильность государственной системы  США в значительной степени, определяется наличием уравновешенной дуальной оппозиции; Республиканцы (предпочтительность социального дарвинизма)  и демократы (предпочтительность социального партнёрства). Это уже дало США более 200 лет существования при одной конституции, тогда как в СССР, требование о безусловном приоритете общественного интереса не позволило сохранить систему более 70 лет, несмотря на многократные смены конституций.

Итак, обобщая сказанное выше, считаем, что оптимизация состоит в разработке и применении двух, взаимосвязанных методик. Прежде всего, нужно уметь достоверно (сказать точнее на основе экспериментально проверенных стратегических прогнозов и общественного консенсуса) оценивать как сумму благ, получаемых от управленческих решений, так и риски будущих потерь и затрат, а также уровень упомянутого ощущения дискомфорта от ограничений свободы. Во-вторых, нужно уметь, на основе сопоставления этих непростых оценок,  принимать то управленческое решение, которое даёт максимальное увеличение приобретаемой гражданами суммы благ, на единицу потерь и затрат. Думаю понятно, что речь о том, чтобы найти алгоритмы, позволяющие разрешать эту дуальную оппозицию не наугад, а расчётами, на основе накопленных знаний.

Важно иметь в виду, что требование о необходимости разработки методик выбора наилучшего решения из небольшого числа допустимых управлений может быть излишним. Если множество допустимых управлений невелико, возможен тривиальный перебор всех вариантов. Но когда управлений много, требуются специальные алгоритмы оптимизации. Таких разработок очень много. Известны градиентные методы, методы Гаусса-Зайделя и многие другие. Необходимо их знать и применять. Мы, к сожалению, не сможем в данной публикации уделить этому вопросу отдельное внимание. При необходимости слушатели могут получить консультации на кафедре.

При разрешении проблемы стратегического оптимизационного управления следует постоянно иметь в виде также и то обстоятельство, что наличие государственного управления порождает наличие людей, уполномоченных принимать затратные решения, при весьма ограниченной ответственности за конечные результаты. Особенно это обостряется в связи с тем, что результаты многих решений проявляются в отдалённой перспективе, а средства на их реализацию должны изыматься из текущих доходов граждан. Поскольку соответствующие должности ЛПР занимают, в общем-то, вполне обычные люди, они не свободны от соблазнов корыстного использования этих возможностей. Это обязательно должно учитываться при разработке алгоритмов (методов) государственного оптимизационного управления. Главное правило для этого сформулировал ещё Н.А. Бердяев [12]: власть должна стать не “правом и притязанием”, а  “обязанностью и тяготой”.

В самом начале уже говорилось, что государство должно не властвовать, ради достижения государственных целей, а просто честно служить гражданам, на “общих основаниях”, радии их (граждан) блага. А честно служить невозможно без ясного контракта. Если исходить из того, что для граждан лучше всего жить в государстве социального контракта [СП, 45-46], то контракт будет справедливым, если государство будет взимать за исполнение своей службы только такие суммы, за которые гражданам, в стратегической перспективе, выгоднее нанять именно так устроенное государство. Говоря о выгоде, мы имеем в виду дуальную оппозицию: делать всё самим (возможно через частный сектор), или сформировать публичный сектор и пользоваться его услугами, уплачивая налоги и смиряясь с ограничениями свободы. Это есть одна из важнейших подзадач общей задачи оптимизации государственного управления  [э7].  

Как ни парадоксально это звучит, гражданам всего предпочтительнее государство, принимающее только такие расходные обязательства, для реализации которых им выгодно платить налоги [СП, 68-69]. Слова о “выгодности” налогов звучат почти как “сухая вода”, но если вдуматься, это чуть ли не главный критерий, оправдывающий существование государства. Специально подчеркнём, что, говоря о выгодности, мы не имеем в виду, “выгодность” ухода от налогов, в ситуации, когда другие граждане своими налогами оплачивают те услуги, которые получает и неплательщик.

По вопросу о том, что лучше для граждан: пользоваться частным или публичным сектором бытует много заблуждений. Их полезно развеять, прочитав, повторимся, [СП, 63-73] или [э7]. Там обосновывается необходимость конструктивного партнёрства частного и публичного секторов. При этом подразумевается и здоровая взаимная конкуренции, которая в стратегической перспективе на деле оказывается партнёрством. 

Полезно понимать, что тезис о том, что конструктивное партнёрство (или «Культура мира» в терминологии одного их прошлых руководителей ЮНЕСКО Федерико Майора [4]) является императивом XXIвека, ещё отнюдь не может праздновать окончательной победы. Особенно удивительно, что в США, которые были буквально спасены во времена Великой депрессии тем, что Франклин Рузвельт узаконил, в первом приближении, систему социального партнёрства труда и капитала, сейчас, по крайней мере, со стороны кандидата в вице-президенты Пола Райана делается попытка вернуться к конфронтационной идеологии типа “кто - кого”. Если кратко, она формулируется так: “Пусть неудачники плачут!” Вслед за американской писательницей Айн Рэнд, (эмигранткой из России Алисой Зиновьевной Розенбаум, выпускницей Санкт-Петербургского университета), Райан стоит на позиции, что бедные люди Америке не по карману. Это опасное заблуждение, чреватое серьёзными последствиями для США и, учитывая глобальную роль США, для всего мира. Мы не сможем углубляться в эту тему, но для будущих государственных служащих очень полезно посмотреть в ИНТЕРНЕТ про Айн Рэнд (можно прямо через браузер по этой ссылке). Некоторые соображения по этому поводу можно найти и в [э7, э10] . Заметим, кстати, что опасность для исхода выборов высказывания Райана была нами отмечена ещё до выборов в США. По нашему убеждению, Ромни проиграл выборы,  в значительной степени из-за того, что большинство голосов, всегда - у “бедных”. Дело в том, что бедность понятие относительное. Дискомфорт по этому признаку в США могут чувствовать люди, которые имеют сумму благ даже несколько большую, чем наши некоторые “богатые”. Американские “бедные” вряд ли могли поддерживать эту позицию дуэта Ромни-Райан.

4.     Какой отпечаток на принимаемые управленческие решения накладывают “условия формирования либеральной экономики”? 

Это очень важная часть названия.Строго говоря, в заголовке, применительно к российской ситуации следовало бы сказать:  в условияхшокового формирования либеральной экономики”.Мы в России пытаемся либерализовать систему, в которой несколько сот лет властвовал централизованный патернализм и основным контингентом нашего населения всегда были и пока являются не граждане, а подданные [СП, 37-46]. Это не вина людей, а их беда. Нет возможности сейчас останавливаться на этом подробно, но скорость преобразования подданных в граждан не может быть слишком большой.

Думается большинство слушателей знакомо с гипотезой, объясняющей, зачем Моисей  вёл свой народ из Египта по пустыне 40 лет. Пусть кто-то считает, что это, всего лишь, легенда, но она выглядит очень правдоподобно. Достоверно известно, что в Европе, например, построение либеральной социально-экономической системы, взамен феодальной системы. заняло практически 500 лет. В США на это потребовалось почти 100 лет. А попытка перейти к либеральной системе в России за 500 дней была обречена с момента возникновения этого замысла, и явно не удалась.

В дополнение е предыдущему отметим, что анализ многих выступлений наших, даже самых “завзятых”, либералов показывает, что наследие патерналистского менталитета, даже и через два последних десятка лет, не преодолено. Не имея ясного контракта с властью, они почему-то в любом случае, требуют, чтобы власть устранила все их проблемы и трудности и не задумываются, о том, в какие суммы обойдётся решение, где взять деньги и каково множество допустимых управлений. Не задумываются они и о том, что лучше: тратить эти деньги или даже примириться с недостатками. Такой подход представляется совершенно деструктивным, если не сказать патологическим.

В [1] приведён реальный пример колоссальной разницы подходов к обозначенным выше проблемам в России и в США. Думается, слушателям будет любопытно “почувствовать разницу” отношения к формированию расходных обязательств в Моссовете (начало 90-х годов) и в городе Феникс, примерно в то же время [СП,83-85]. В Моссовете депутаты требовали обязательного включения в бюджет дополнительных расходных обязательств, а требования исполнителей бюджета указать источник их финансирования называли “выкручиванием рук”. В Фениксе, напротив, всё концентрировалось именно на сопоставлении предполагаемой полезности для жителей расходных обязательств и налогов, которые придётся за это платить.    

В связи с утверждением о невозможности перехода “ударными темпами” к государству, которое служит гражданам, не следует впадать в чрезмерный пессимизм. По нашим оценкам, не потребуется ждать ни 500, ни 100, ни 40 лет, Используя мировой опыт таких преобразований, можно рассчитывать на существенное ускорение переходного процесса: примерно 5лет до преодоления “точки невозврата” и 10-12 лет до массового внедрения отношений социального контракта. В любом случае, о трудностях перехода нужно всё время помнить и принимать специальные меры, для того, чтобы ускорить этот процесс. Но: “спешить нужно, не торопясь”. Позже мы немного коснёмся проблемы перехода. Подробнее об этом можно прочитать в [СП,14; 38; 257-268] и в [э3].

На этом придётся закончить рассмотрение наиболее сложной, говоря возвышенным языком, - “философской”, стороны проблемы реализации оптимизационного стратегического управления региональным развитием в современных российских условиях и перейти к гораздо более простой, - математической, стороне проблемы,

5.     Создание системы стратегического оптимизационного управле-ния – сложнейшая, мультидисциплинарная научная проблема, требующая эффективного привлечения  профессионалов

Для дальнейшего продвижения необходимо сделать несколько важных замечаний. Прежде всего, очевидно, что стратегическое оптимизационное управление региональным развитием – мультидисциплинарная проблема. Для её решения нужно привлекать знания по экономико-математическому моделированию, статистике, социологии, генетике, психологии и многим другим сферам компетенции. Даже знания по математическим моделям распространения эпидемий могут оказаться полезными. Трудно рассчитывать, что удастся найти достаточное количество специалистов, одинаково компетентных во всех этих областях Совершенно ясно, что такую работу можно организовать только за счёт постоянного привлечения к ней всей интеллектуальной мощи национального и даже мирового научного сообщества. Но эта технология, как показывает опыт, также не свободна от подводных камней. Она не может быть организована, если управленцы не будут, хотя бы на самом общем уровне, ориентироваться в вопросах, которые мы здесь разбираем. Опытные “напёрсточники от науки” обведут их вокруг пальца.

Какими же способами ЛПР должны сотрудничать с научным сообществом?  Здесь разумно ориентироваться на мировой опыт. В успешных странах, масштабы привлечения самой глубокой науки для обоснования решений по формированию расходных обязательств, - просто не укладываются в бывших “командно-административных головах”. В США, например, с федеральными органами государственного управления, взаимодействует  несколько сотен …(нет, не учёных!) … комитетов советников, в каждом из которых - несколько десятков профессионалов.

Мощь научной базы, на которую опираются управленческие решения в США, впечатляет, особенно в сравнении с нашими традициями [СП, 88-89]. В ИНТЕРНЕТ нам встречались даже оценки, предполагающие участие в этой работе в США до 45 млн. человек. Трудно в это поверить, но даже если цифра завышена на порядок, всё равно, это “не по нашенски”. Для исключения возможных негативных последствий такого расширения числа людей, могущих влиять на решения органов государственного управления, привлечение  учёных осуществляется в рамках строгой системы правил, препятствующих недобросовестному лоббированию и налагающих на специалистов бескомпромиссную ответственность за качество рекомендаций.

Упомянутые выше правила, включённые в “Закон о комитетах советников” предусматривают: чёткое формулирование стратегических ориентиров, транспарентность обоснования предложений, конкуренцию и бескомпромиссную ответственность за качество рекомендаций и обязательность, под угрозой уголовной ответственности, декларирования советниками ситуации конфликта интересов. Рассказать сейчас обо всех деталях этих правил, не получится, но очень советуем с ними познакомиться [СП, 86-93].

Слушателям полезно обратить внимание на полностью не укладывающееся в  наш менталитет решение посадить в тюрьму на 6 лет нескольких итальянских учёных за то, что они не предсказали землетрясение, хотя получали за эту работу деньги. Такая мера, на наш взгляд, уже перебор, но вряд ли разумно верить обещаниям и назначать руководителем РОСНАНО человека, который “научно” предсказывал, что ваучер будет стоить как две “Волги”. Трудно также найти страну, кроме России, где такие "добросовестные" экономисты, как Л.К. Русанов и В.М. Рутгайзер, которые в 1995 году, в статье: «Оценка стоимости РАО Норильский никель», "доказали", что справедливая цена этого актива составляет 170.1 млн. долларов могли бы быть в 2012 году привлечены для оценки активов на новом этапе приватизации [СП, 178]. Напомним, что реальная цена "Норильского никеля” очень быстро превзошла 50 млрд. долларов, а никаких налогов за такой взлёт цены никто не заплатил и ответственности никто не понёс. Кстати, в США такой налог (Wind fall tax) предусмотрен.

Помимо грамотного использования научного потенциала, особенно важно обратить внимание на упреждающие меры, стимулирующие практику контрактных отношений бывших подданных и публичного сектора [СП, 257-264], что, как показали первые эксперименты, содействует ускоренному формированию у бывших подданных конструктивного гражданского сознания. Чем чаще люди будут принимать решения о выгодности для них баланса суммы получаемых от государственной системы управления благ, и собираемых с них налогов, тем скорее они превратятся в ответственных граждан. 

6.     Основные блоки системы стратегического оптимизационного государственного управления

В соответствии с общей теорией управления [11], для того, чтобы алгоритмизировать процесс государственного оптимизационного управления, необходимо:

·         задатьцель управления в виде некоторой переменной, подсчитываемой по значениям измеримых показателей, характеризующих состояние управляемого объекта в пределах горизонта планирования;

·         определить (инвентаризировать) множество допустимых управлений;

·         сконструировать и реализовать прогностическую модель, увязывающую прогнозируемую динамику целевого показателя с управлениями;

·         произвести расчёт оптимального, в смысле установленной цели, управления ,

·         обеспечить реализацию соответствующих управляющих воздействий;

·         организовать мониторинг реальных показателей и их сравнение с прогнозом изменений в пределах горизонта планирования;

·         организовать коррекцию прогностической модели на основании расхождения расчётных показателей и результатов мониторинга.

В грамотно построенной системе стратегического оптимизационного управления должны обязательно присутствовать все шесть перечисленных функциональных блоков. Они могут реализовываться либо путём создания специальных служб, либо коррекцией функций уже существующих подразделений. В любом случае, ответственные исполнители этих функций должны пройти соответствующие курсы повышения квалификации. Кроме того, эти подразделения должны иметь возможность оперативного привлечения независимых экспертов, контракт с которыми должен заключаться на конкурентной основе и предусматривать все, упомянутые выше, меры пресечения недобросовестного лоббирования. В, контракте, как уже упоминалось, должна быть также предусмотрена гласность результатов экспертной работы и бескомпромиссная ответственность за качество экспертизы [СП, 86-93]. Подчеркнём, что работа такой системы невозможна, если, прежде всего, не сформирован общественный консенсус по цели управления и не организована объективная оценка степени её достижения.

6.1.                   Качество жизни как цель управления; объективизи-рованная оценка успешности её достижения

Абстрактно говоря, с тем, что власть должна быть нанята гражданами для устойчивого улучшения качества их жизни, включая в это понятие обеспечение устойчивости развития, безопасности и глобальной конкурентоспособности регионального сообщества любого масштаба, - согласны почти все. Но стоит только попытаться точно определить, что такое качество жизни возникают бесконечные споры, иногда даже с применением насилия. Иногда страны даже распадаются из-за разных взглядов на этот показатель. Несмотря на все трудности, этот спор необходимо разрешить, так как, если консенсуса по цели управления нет, то государственное управление превращается в шаманство или, в худшем случае, - в шарлатанство.

Главная трудность решения этой проблемы - многомерность (векторность) представлений людей о качестве жизни. Это настолько запутывает дело, что многие вообще отказываются использовать такой критерий и сводят всё к уровню жизни, что, очевидно, проще, но, на наш взгляд, не является дальновидным. Вспомним выражение: “Не хлебом единым жив человек” и великолепную сатиру в книжке братьев Стругацких: “Понедельник начинается в субботу”.

Полезно освежить в памяти описанную братьями Стругацкими “экономическую модель” человека в виде “кадавра неудовлетворённого желудочно”, применявшуюся в НИИЧАВО. Поскольку братья Стругацкие не только писатели, но и научные сотрудники, они правильно предсказали, что если бы такая модель была адекватна реальности, то кадавр обожравшийся селёдочными головами, лопнул бы, подобно цветочному горшку, который мы упоминали в начале данной лекции.    

Высокий в среднем уровень жизни может сопровождаться  опасными нарушениями социальной справедливости [э8] или иными ощущениями дискомфорта в ментальной сфере. В результате, даже меньшинство граждан может обрести социальную силу и вызвать катаклизмы.

По нашей концепции, влияние той или иной социальной группы определяется не столько её численностью, сколько её социальной силой. Последняя зависит и от численности, и от располагаемых ресурсов, и от её возможностей злоупотреблений монопольным положением, и от активности её членов и от многих других факторов. Если даже небольшая социальная группа испытывает большой дискомфорт, да ещё имеет умелых лидеров, её социальная сила кратно возрастает.      

К счастью, вопрос о формировании широко признаваемой (почти консенсус) оценки качества жизни близок к своему решению. Функционирующая под эгидой ООН комиссия, - ХАБИТАТ, после нескольких лет работы нашла [2] вполне приемлемый компромисс, называемый UGI ( Urban Governance Index =   Индекс качества управления городом). Схема формирования UGI, как, впрочем, и всех других известных индексов качества,несложная: сначала выбираются и оцениваются некоторые частные показатели, прямо или косвенно отражающие качество, а потом вводится процедура, так называемой, свёртки этих частных показателей в сводный индекс. Данная схема – общепринятая, а нарушение консенсуса возникает лишь при выборе номенклатуры частных показателей и при выборе процедуры свёртки, да и то – не слишком часто. Мы к этому вопросу обратимся чуть позже.

Несмотря на некоторые, ещё остающиеся вопросы [3], UGI можно считать, с социальной точки зрения вполне приемлемым, причём не только для городов, но и для любых регионов. В пользу примененияUGI говорит и то обстоятельство, что в России уже с 2007 года ведётся систематическая  институционализация сбора данных для оценки качества работы органов государственного управления (в этих документах, на наш взгляд, не вполне точно, применяется термин: “исполнительной  власти”). Речь идёт об Указе Президента РФ №825 от 28.06.07. «Об оценке эффективности органов исполнительной власти субъектов РФ» и о Постановлении Правительства РФ №322 от 15.04.09, о мерах по реализации этого Указа. Выполненный нами специальный анализ показал, что внедряемая в РФ система оценки может быть использована в качестве информационной базы при индексном  управлении для различных оценок качества управления, в частности, и для оценки по методике ХАБИТАТ.

К сожалению, непосредственное использование UGI для оптимизационного стратегического управления затруднено тем, что он, в основном, формируется с помощью неформальных экспертных оценок и не поддается прогностическому моделированию, позволяющему оценить, как те или иные управленческие решения повлияют на качество жизни в будущем. Позже будет пояснено, каким образом для этой цели можно использовать хорошо проработанные методы макроэкономического моделирования. Разумеется, общественное согласие по поводу правил оценки может меняться со временем. Это также нужно учесть при организации данной подсистемы оптимизационного стратегического управления развитием. 

Ещё одна трудность состоит в том, что методики ХАБИТАТ дают значение индекса для конкретного момента времени, тогда как, для оптимизационного управления требуется прогнозировать динамику ИКЖ (Индекс качества жизни) в пределах некоторого горизонта планирования. Впрочем, и сам вопрос о разумном горизонте планирования тоже требует научного обоснования. Слишком малый горизонт чреват стратегическими просчётами, а слишком большой – ошибками прогнозирования  (вспомните пример, приведенный в самом начале о концентрической структуре дорожной сети Москвы). По нашим соображениям [СП,140-142] он должен быть порядка 25 лет.

Из-за необходимости учёта ИКЖ в пределах всего горизонта планирования, помимо дополнительного усложнения расчётов, возникает вопрос, так называемого, дисконтирования. Дело в том что, как правило, улучшение ИКЖ в будущем требует предварительных затрат в настоящем, а они, очевидно, ухудшают текущее качество жизни. Дисконтирование может быть самым разным: от жёсткой (например, сталинской) мобилизационной стратегии (настоящее малозначимо по сравнению со счастливым, “коммунистическим” будущим), до популистского проедания национального достояния (после нас, хоть потоп!). Позже будут представлены наглядно возможные стратегии дисконтирования. Не определив функцию дисконтирования. невозможно оптимизировать управленческие решения. При этом, взгляды общества на этот вопрос, со временем, также могут меняться и необходима серьёзная работа для непрерывного обеспечения консенсуса и по этому, очень принципиальному, вопросу.

Ещё одна проблема – учёт социальной дифференциации. Очевидно, что каждое управляющее воздействие по-разному влияет на разные социальные группы. Рассчитать изменение ИКЖ для каждой из страт не так уж сложно. Но встаёт вопрос: “как определять среднюю температуру по больнице?” правила свёртки этих частных ИКЖ в интегральный индекс очень существенны, так как определяют и ясно обозначают социальную политику. Из-за этого разумный “нормативный” баланс интересов различных социальных групп найти не просто. Сильно мешает парадигма конфронтационного мышления, имеющая в России почти 500-летний стаж.

О вреде конфронтационного мышления есть много публикаций, начиная с написанной при участии К.Б. Норкина работы [4], или, важнейшей для управленцев, книжки Р. Фишера и У.Юри [5] или весьма умной книги А.И. Музыкантского и И.Г. Яковенко [6]. В блоге: “Политическое образование” есть также запись [э9], в которой, по материалам [6], специально разбирается вопрос о вредоносности конфронтационной идеологии, по отношению к национальным интересам.

Ещё раз подчеркнём: требуются значительные интеллектуальные и политические усилия, для того чтобы найти социальный консенсус по формулировке цели управления, но нужно раз и навсегда смириться с тем, что без ясного обозначения социальной политики, оптимизация в принципе невозможна. Мы уже применяли по этому поводу слова: шаманство и шарлатанство.

В работах [1,3] приведены более детальные, чем приведенные выше, рекомендации по решению задач оценки ИКЖ. Однако, даже из данного схематического изложения ясно, что “формирование общественного консенсуса по цели управления” это не разовая компания, а систематическая работа.

При этом полезно опираться на уже существующие наработки по многокритериальному оцениванию [8]. Мы не сможем здесь коснуться всех деталей, но лишь вкратце поясним, что такое “смысловая матрица свёртки”. В материалах кафедры можно получить более подробную информацию.

Идея применения для многокритериального оценивания так называемых  матриц смысловой свёртки возникла в ИПУ РАН более 20 лет назад. При оценке успешности работы лабораторий Института первоначально применялась традиционная бальная система: отдельные скалярные показатели качества суммировались с некоторыми коэффициентами. При этом выявились трудности, во-первых, с назначением коэффициентов и, во-вторых, с малой чувствительностью критерия к отдельным компонентам при большом их числе.

Тогда была предложена несколько иная процедура. Каждый скалярный показатель, после анализа всего набора значений для всех оцениваемых лабораторий получал, так называемую категорию. Эти дискретные категории назначались так, чтобы в каждую категорию попало примерно одинаковое количество лабораторий. Определение итоговой категории проводилось именно с помощью матрицы свёртки. Вид матрицы, для случая двухкомпонентного вектора оценки (четырёх категорий по компоненте А и трёх категорий по компоненте В) имеет следующий вид:

 

 

                   Значение показателя  В

 

1

2

3

1

1

2

2

2

2

2

3

3

3

3

3

4

3

4

4

                                  

 

 

Значение                   Результат свертки С(А,В)    

показателя  А                      

 

Пусть, для конкретности, показатель А отражает оценку того или иного решения с позиции предпринимателя, а показатель В оценку того же решения с позиции наёмного работника. Эти оценки мы, как уже говорилось, называем категориями. В клетках матрицы “стратег”, то есть ЛПР или иной орган, уполномоченные определять стратегию принятия решений, размещают значение итоговой категории.  Легко увидеть что при конкретной стратегии показатель В влияет несколько меньше, чем показатель А. Действительно, даже при первой категории показателя В  но при четвёртой категории А итоговый показатель оказывается равным трём. С другой стороны первая категория по показателю А несколько нивелирует наихудшую оценку по показателю В. Очевидно, что осмысленное назначение цифр в клетках матрицы свёртки позволяет стратегу очень гибко реагировать на особенности задачи и ситуации.

Если число компонент вектора критерия больше двух, то применяется попарная свёртка одномерных показателей как показано на картинке стр. 20. Там представлена система матриц свёртки для конкретной задачи принятия решения о закупках техники.


 

Сейчас невозможно углубляться в детали, но более чем 20-летняя практика показала, что такой приём делает решения более осмысленными, чем при бальной системе и даёт стратегу возможности более гибкого воздействия на стимулирование направлений развития, отвечающих установленным стратегическим ориентирам. Очень полезно более детально изучить эту методику и взять её на вооружение.

Если размерность вектора критерия больше двух, то применяется попарная свёртка одномерных показателей как показано на вышеприведённой картинке. На ней представлен пример системы матриц свёртки для реальной задачи принятия решения о закупке техники.

Мы не сможем здесь подробно говорить о методиках пресечения корыстной фальсификации при оценках качества жизни. Если сказать предельно кратко, необходимо обеспечить независимость оценщиков от тех, кого они оценивают и активную транспарентность оценок. Слово “активную” мы употребили для того, чтобы подчеркнуть, что они должны не только обязательно размещаться в ИНТЕРНЕТ для свободного доступа, но одновременно должны быть приняты специальные меры, стимулирующие интерес и облегчающие доступ к ним организаций и граждан, особенно тех, кто заинтересован в конкурентной оценке. Описанные в упомянутых выше публикациях процедуры, как показала практика, обеспечивают вполне удовлетворительную защиту.

6.2.    Множество допустимых управлений 

В самом начале уже говорилось, что управление может быть выбрано только из множества допустимых управлений. К сожалению, до сих пор основным инструментом управления у нас является нижеследующая процедура: разработка плана действий (сейчас его модно называть дорожной картой), выдача команд, проверка исполнения, поощрения и, иногда, - наказания.

Эта традиция перенесена в нашу систему из дореволюционных времён на самой заре формирования нового государства. Известно, в частности, что когда в начале 20-х годов  недоучившемуся студенту Тбилисской духовной семинарии был направлен план ГОЭЛРО, он написал В.И. Ленину, что пора переводить этот план на уровень: “об исполнении доложить”.

Административно-командный способ управления - это один из главных факторов погубивших “советский эксперимент”. Ради научной объективности, следует заметить, что неэффективная работа и злоупотребления свойственны не только социалистической идеологии. Это зависит от правил работы системы, а не от установленных социальных целей. Эффективность административно-командного управления будет низкой практически в любом крупном государстве и при любой его социальной ориентации.

Известны гораздо более эффективные инструменты и парадигмы управления, чем традиционные российские. Уточним, что мы называем инструментами конкретные решения, непосредственно воздействующие на материальные и информационные потоки, а парадигмами - правила подбора этих инструментов для достижения установленных целей управления. Другими словами, инструменты это варианты решений ЛПР, изменяющие социально-экономическое поведение свободных, законопослушных людей, а  парадигмы – определяют концепцию применения этих инструментов для достижения определённых системных последствий в процессах развития общества. 

Приходится сожалеть, что широко используемый успешными странами богатейший арсенал инструментов и принципов у нас не используется. Например, в России очень редко используется парадигма управления через среду, в которой живут и действуют (“предпринимательствуют”) свободные, законопослушные  граждане. Этот подход (экономико-правовое управление) активно пропагандировался лауреатом Нобелевской премии Фридрихом фон Хайеком [7].  Применению управления через корректировку среды достаточно много внимания уделено и в [СП, 111-112, 151-162, 283-288].

Приведём наглядный пример. Предположите, что вы являетесь директором дома отдыха и считаете, что появление в общей столовой в плавках или купальнике недопустимо. Не будем обсуждать, насколько разумно такое желание. Но как его осуществить? Вы можете пресечь такую практику двумя принципиально разными способами. Можно издать запрещающий это приказ, поставить охрану, не пускающую в зал полуголых людей и нанять вышибал, для пресечения незаконного сопротивления.  А можно просто сделать в столовой прохладный воздух и тогда люди сами станут приходить в столовую в одежде. Этот способ более эффективен и одновременно более дальновиден. Воистину: свобода это осознанная необходимость”. Недаром эту мудрую мысль приписывают и Аристотелю, и Спинозе, и Гегелю, и даже Марксу. 

Расширению множества допустимых управлений специалисты по государственному управлению во всём мире уделяют особое внимание. При этом практически все они также различают инструменты и способы (парадигмы, принципы) управления.

Будущим управленцам очень полезно, в частности, познакомиться с организованной в начале 90-х годов в США под руководством будущего вице-президента Альберта Гора масштабной программой NPR (National Performance Review = критический анализ качества функционирования государственной системы США). Анонсирование этой программы было важной составляющей предвыборной агитации Била Клинтона. Эта программа носила также рабочее название RG (Reinventing Government = перестройка системы государственного управления). К программе NPR было привлечено более 500 специалистов в области государственного управления. Теоретические обоснования программы NPR можно найти в книге Д. Осборна и Т. Геблера: “Reinventing Government” [9]. Эта книга вышла из печати как раз в год избрания Клинтона Президентом США. Кстати говоря, в этой книге авторы официально применили слово “perestroika” как синонимом слова “reinventing”. В этой книге названо почти 40 инструментов государственного управления [СП,152-162] и детально проанализированы десять различных парадигм (способов) улучшения работы централизованной бюрократии [СП,283-288].

Для тех, кто будет брать эту книгу в библиотеке МГУУ, отметим, что в [1], именно по вопросу о множестве допустимых управлений вкралась досадная опечатка. На стр. 155 в Таблице 1 нумерация в каждом столбце начинается с 1. В тексте книги нумерация управляющих воздействий принята сквозная, то есть управление 1 в столбце «Инновационные» в тексте упоминается под номером 11,  2 – под номером 12 и т.д. до управления 18, которое в тексте упоминается под номером 28. «Авангардные» управления упоминаются в тексте под номерами 29-36.

Приведём перечень рассмотренных в [9] парадигм управления:

1.     Каталитическое государственное управление тенденциями социально-экономического развития (выявлять и стимулировать позитивные тенденции социально-экономического развития, подавлять – негативные тенденции).

2.     Развитие гражданского общества (взаимодействовать с гражданами и общественными организациями эффективнее, чем персонально учитывать интересы каждого из атомизированной совокупности подданных).

3.     Конкурентный выбор исполнителей расходных обязательств (не принципиально: публичный или частный исполнитель, а принципиально: есть или нет здоровая конкуренция между ними).

4.     Государственное управление на основе показателей развития (предписывать сверху не перечень действий, а достижение определённых значений некоторых показателей).

5.     Государственное управление на основе целеполагания (предписывать сверху не перечень действий, не достижение отдельных показателей, а достижение конкретных, социально значимых целей).

6.     Приоритетная ориентация государственного управления на потребителя услуг (усилия бюрократии должны цениться дешевле, чем польза для граждан).

7.     Элементы предпринимательства в государственном управлении (практиковать ГЧП на основе обязательного количественного сопоставления пользы для граждан и соответствующих бюджетных расходов, налоги должны собираться ради выгоды граждан).

8.     Упреждающее государственное управление (уменьшать риски негативных событий, вместо аврального преодоления их последствий).

9.     Децентрализация государственного управления (от субординации к партнёрству, от командования к экономико-правовым методам).

10.                       Государственное управление через рыночные механизмы (экономико-правовое стимулирование участия частного сектора в реализации общегосударственных стратегических приоритетов развития, например, через нормативы градостроительного зонирования). При этом нужно обязательно учитывать, что это стимулирование также может породить положительные обратные связи.   

По результатам анализа авторов [9], можно заключить, что они более всего склонны к каталитическим принципам управления, реализуемым в условиях радикальной децентрализации [э4]. Очень существенно отметить, что для крупных государств, даже в самых инновационных теориях, нет предложений о полном отказе от иерархической организации управления развитием. Речь лишь о совершенствовании и повышении эффективности иерархических систем.

Разработчики RG считают, что ни один из перечисленных приёмов не может быть признан универсальным. Эти приёмы рекомендовано рассматривать как набор возможных технологических вариантов, применяемых в рамках системы TQM (Total Quality Management = Тотальное управление качеством). Важно обратить внимание на то, чтодецентрализация, то есть передача и средств, и ответственности на нижестоящие уровни иерархической системы, должна, в обязательном порядке, сопровождаться специальными мерами со стороны Центра. Они предусматривают: усиление контроля с вышестоящего уровня за конечными результатами, внедрение бескомпромиссной ответственности за достижение стратегических целей и наличие экономико-правовых механизмов, обеспечивающих партнёрское взаимодействие регионального эгоизма и стимулов достижения общесистемных целей развития.

В рамках системы TQM каждое подразделение, уполномоченное принимать управленческие решения, имеет собственный индекс (критерий) качества функционирования, формируемый на основе некоторых объективно измеряемых показателей. Управляющие воздействия на это подразделение с вышестоящих уровней (команды, стимулы и санкции), формируются с учётом значений этого индекса. Поэтому, в нашей терминологии для таких систем используется термин “индексное управление” [э13]. В рамках принятого подхода, вмешательство вышестоящего иерархического уровня в работу нижестоящих систем производится только в случае, когда последние не справляются с достижением установленных целей или наносят ущерб общесистемным интересам. Очевидно, что это позволяет разгрузить Центр от излишней работы, а также даёт возможность при принятии региональных решений опираться на более полную и достоверную информацию. При этом системным интересам государства не наносится никакого ущерба. Более того, усиливается партнёрское синергетическое взаимодействие Центра и регионов в целях обеспечении системных стратегических ориентиров.

6.3.    Адаптивная прогностическая модель

Попробуем теперь концептуально разобраться в том, как можно строить прогностическую модель социально-экономического развития региона и как её использовать при стратегической оптимизации. Напомним, что мы должны иметь методику, которая позволяет при принятии управленческих решений, учитывать  прогнозы динамики тех макроэкономических переменных, которые оказывают заметное влияние на неформальные оценки качества жизни, различных социальных групп, то есть тех страт, КЖ которых, по контракту с гражданами, входит с сферу ответственности органов управления. В результате стратегического оптимизационного управления, необходимо как можно лучше обслужить эти группы, с учётом баланса интересов, установленного демократическим путём в рамках социального контракта. При этом, для того, чтобы подобрать параметры в формулах аппроксимации оценок типа UGI или им подобных через значения переменных макроэкономической модели мы используем ретроспективный ряд установленных обществом оценок ИКЖ за несколько предыдущих лет.

По понятным причинам, здесь рассматривается предельно упрощенная модель. Она не позволит количественно обосновывать конкретные решения, но будет очень полезна для концептуального понимания структуры эффективных и социально сбалансированных алгоритмов работы органов государственного управления и для улучшения методологической культуры обоснования решений.

В макроэкономических моделях различают два типа переменных: запасы и потоки. В нашем частном случае, и запасы, и потоки мы считаем “однородной кашицей”, которую называем словом богатство. Мы, предельно упрощенно считаем, что люди производят и потребляют только некое универсальное “богатство”. Для будущих реальных расчётов этот объект, очевидно, подлежит дезагрегированию на разные компоненты: деньги, имущество и средства производства разного типа, духовные ценности и т.п. Но для пояснения идеи лучше пользоваться предельно агрегированной, как говорят, однопродуктовой моделью. Конструируя её, мы исходим из упрощенной структуры запасов и потоков описывающей социально-экономическое развитие региона, представленной на рис.1.

 

 

На этом рисунке в двух блоках названных “ТРУДОВЫЕ РЕСУРСЫ” и “Объект управления” сосредоточены все рассматриваемые в модели запасы. Трудовые ресурсы  - это один из факторов производства, характеризующийся количеством работающих и их качеством. В “Объекте управления” мы выделяем всего четыре составляющих его запасов богатства: производственные фонды частного сектора, общественная инфраструктура и имущество, в том числе земля, а также богатство граждан, работающих в частном секторе и богатство граждан, работающих в государственном секторе или находящихся на государственном попечении.

На рис. 1 отражены также основные учитываемые в модели потоки. Поток вновь создаваемого богатства, возникающий вследствие взаимодействия труда и производительных сил (узел 4), через распределительный узел (делитель) 5 “втекает”  в “Объект управления”, пополняя имеющиеся в нем запасы. Распределение этого потока между различными видами запасов определяется выбранной стратегией и НПС (установленной налогово-правовой  средой). Это условно отражено соответствующей, подходящей к “делителю” 5, стрелкой. Возникающий в  “Объекте управления” поток нового богатства, в соответствии с принятой стратегией, распределяется на два потока: В БЮДЖЕТ и ЛЮДЯМ (в либеральную часть системы, то есть в частный сектор). Из бюджета, поток богатства через блок 8 поступает в “Объект управления”, распределяясь между различными запасами в соответствии с принятой стратегией, что  отражено стрелкой, подходящей к блоку 8. Часть бюджетных средств  совместно со средствами частного сектора инвестируется  через “сумматор” 3 в трудовые ресурсы (количество и качество).

Частный сектор, в соответствии с установленной стратегом НПС, через делитель 7,  формирует два потока богатства. Они направляются либо на наращивание потенциала трудовых ресурсов (количество и качество), либо непосредственно в “Объект управления”, вливая его либо в производственные фонды, либо, говоря образно, в “сундук с бриллиантами”. Имеются в виду накапливаемые, по тем иди иным причинам частные активы (помимо орудий и средств производства).   

Стратегические решения принимаются в блоке БЮДЖЕТНАЯ СИСТЕМА на основе использования адаптивной прогностической модели. Эти решения формируют НПС или реально перенаправляют потоки. Красным показаны информационные потоки. По результатом мониторинга в узле 5 прогноз сопоставляется с результатами и сигнал о несовпадении поступает в бюджетную систему, в которой предусмотрен инструментарий, позволяющий корректировать прогнозную модель.  На рис.1 условно отражено также и то обстоятельство, что часть богатства  постоянно утрачивается (“проедается”, изнашивается,  или деградирует). Это показано символом, которым на электрических схемах показывается заземление (направленная вниз стрелка).

Как легко увидеть, с физической точки зрения эта структура во многом напоминает известные из школьного курса задачки, связанные с подсчётами времени или уровня заполнения и опорожнения  различных “подтекающих” ёмкостей,  соединённых между собой трубками, снабжёнными регулирующими вентилями. “Насосом” в данном случае является взаимодействие труда и производительных сил (блок 4).

В приводимом ниже тестовом (иллюстративном) примере мы используем даже не все переменные, показанные в рис.1. Приведём перечень основных переменных и параметров, используемых при описании реального примера концептуальной постановки задачи стратегического планирования, а также уравнения и формулы, применявшиеся нами для тестовых прогнозных расчётов.

Основные агрегаты (запасы), составляющие совокупное богатство  региона, включённые в тестовую модель:

D – общественное богатство, сосредоточенное в общественной инженерной и социальной инфраструктуре и в казённых производственных предприятиях;

F – производственные фонды, сосредоточенные в частном секторе;

P  богатства (располагаемая сумма благ), сосредоточенные у граждан, работающих в частном секторе;

B  богатства (располагаемая сумма благ), сосредоточенные у граждан, работающих в бюджетной сфере или находящихся на попечении бюджета;

Основные переменные упрощенной модели (потоки), используемые для оценки качества управления:

qij  показатель качества жизни для i–того года, начиная с текущего для
j-той социальной группы;

Qjинтегральный показатель качества жизни на горизонте планирования Nлет для j-той социальной группы;

Q     интегральный показатель качества жизни для региона в целом. 

Причины, по которой эти переменные мы считаем потоками, станут ясными из дальнейшего.

Для иллюстративного примера мы выбрали следующее множество возможных управлений, определяющих стратегию S на горизонте планированияN  лет:

- вектор дисконтирования при подсчёте интегрального показателя качества жизни для j-той социальной группы: Aj = { a1j, a2j, ....., aNj};

- вектор социальной политики bсоц  = {b1, b2, ..... , b M}, используемый при подсчёте ИКЖ в случаях, когда учитывается разное влияние управляющих воздействий на разные социальные группы;

- вектор налоговой политики:T = {t1, t2, ..... , t N},определяющий для каждого i-го года, в пределах горизонта планирования (N) долю производимого богатства изымаемого в бюджетную системуti ;

- векторполитики развития инфраструктуры:TD={tD1, tD2, ..... , tDN},определяющий для каждого года, в пределах горизонта планирования(N) долю производимого богатства, расходуемого на развитие инфраструктуры;

- вектор политики финансирования бюджетной сферы: TB={tB1, tB2, ..... , tBN}, определяющий для каждого года, в пределах горизонта планирования (N) долю производимого богатства, расходуемого на развитие инфраструктуры;

- вектор политики бюджетной поддержки промышленности и  инноваций: TF = {tF1, tF2, ..... , tFN}, определяющий для каждого года, в пределах горизонта планирования(N), долю производимого богатства, расходуемого на бюджетную поддержку частного сектора.

В этих формулах:

aij весовой коэффициент временной свертки (дисконтирования) показателя качества жизни для j-той социальной группы и для  i-того года на горизонте планирования Nлет;

bjвесовые коэффициенты “социальной свёртки”, определяющие правила перехода от частных интегральных критериев для отдельных социальных групп к интегральному критерию для города (региона) в целом;

Подчеркнём, что векторы TD,TB иTF должны быть увязаны с расходными обязательствами города и реализуемыми инвестиционными проектами.

Интегральные показатели качества жизни

Интегральный показатель качества жизни на горизонте планирования N лет для j-той социальной группы:

 

           i = N

Qj=S aij .qij                                                                            (1)

            i = 0

где:

N – горизонт планирования. Для тестовых расчётов мы приняли N=25 [лет];

qij значение показателя качества жизни для i-того года на горизонте планирования Nлет для j-той социальной группы;

aij  весовые коэффициенты дисконтирования значений показателя качества жизни, для j-той социальной группы, для i-того года на горизонте планирования Nлет, причём:

a0j + a1j +  ….. +  aNj= 1.

 

Интегральный показатель качества жизни на горизонте планирования N лет для региона  в целом:

 

      j=M

Q=S bj .Qj                                               (2)            j=1                                                                     

             

где:     

bjвесовые коэффициенты “социальной свёртки”, определяющие правила перехода от частных интегральных критериев для отдельных социальных групп к интегральному критерию для города в целом. Сумма bj для всех  M социальных групп равна 1.

При использовании инструментария дифференциальных уравнении, в формулах (1) и (2) вместо символов суммирования должны, разумеется,  использоваться соответствующие интегралы.

Легко увидеть, что, при установлении наибольших значений aijдля малых значений i, обеспечивается основное внимание удовлетворению сиюминутных  интересов граждан. При этом возникает риск в получить будущем ухудшение качества жизни. В пределе можно, в конце концов, получить то, что называется стратегия проедания или “популистскую стратегию”. Как следствие, при такой стратегии возможны непреодолимые проблемы в будущем. Напротив, установив слишком малые значения коэффициентов дисконтирования на начальном этапе горизонта планирования, в своих расчётах мы фактически пренебрегаем, в той или иной мере, актуальными интересами своих граждан ради “светлого будущего”. Такая практика существовала практически все годы существования СССР.

Не меньшее значение имеет выбор N. С одной стороны, известно: если не принимать решений, положительные результаты от которых проявляются в стратегической перспективе, то можно сильно замедлить технический прогресс и рост благосостояния будущих поколений, тем более что чисто рыночные механизмы саморегулирования предпринимательской деятельности изначально ориентированы, преимущественно, на ускоренное получение прибыли. Заметим попутно, что рекомендация иметь горизонт планирования не менее 25 лет обусловлена необходимостью предупреждать упомянутые выше “ловушки рыночного регулятора”. С другой стороны, слишком отдалённый горизонт планирования, к сожалению, приводит к тому, что прогнозы развития становятся недостоверными, и мы рискуем ухудшить жизнь современного поколения ради исключения бед, которые и без этих расходов, может быть, даже не наступят.

Например, в постсоветском случае, рассчитанная на загоризонтное торжество коммунизма, сталинская мобилизационная стратегия оказалось полезной не всем гражданам России, а лишь тем, кому удалось присвоить бывшее общенародное достояние СССР. Если бы решения принимались с ориентацией на менее отдалённую перспективу, возможно, удалось бы избежать многих современных трудностей. 

При всей трудности выбора значений перечисленных параметров прогнозных расчётов, разработка научно обоснованной стратегии абсолютно невозможна, если эти значения не будут точно определены. Эти параметры должна устанавливать сторона, являющаяся в социальном контракте заказчиком, то есть гражданами. Иначе управление превратится в шаманство или, что не лучше, в шарлатанство.

Простейшая прогнозная модель

Поясним теперь основные особенности простейшей модели, которую можно использовать для приближённых оценок динамики изменения факторов, определяющих качество жизни. Для большей наглядности формул, мы будем пользоваться аппаратом дифференциальных уравнений.

Поток богатства (суммы благ), создаваемый в частном и общественном секторах за счёт производительной деятельности и использования инфраструктуры:

v= g F(t)+d D(t)                                                    (3)                                                                                  

g  - коэффициент, характеризующий фондоотдачу (доходы от богатств) сосредоточенных в частном секторе;

d  - коэффициент, характеризующий увеличение выпуска за счет производительного, прямого и косвенного использования ресурсов общественного сектора и социальной сферы через производство продукции непосредственно на городских предприятиях, через инфраструктурное содействие частному сектору непосредственно в производстве продукции и через формирование платежеспособного спроса.

При использовании конечно-разностных уравнений при каждой переменной в (3) должен стоять индекс i, определяющий очередной год в пределах горизонта планирования. В случае применения аппарата дифференциальных уравнений, пишем F(t) и D(t).

Рост производственных фондов:

 

f = F(t) = (1-t + tF ) (1- rP) v - mF(t) – w max{(F(t) - F*), 0}           (4) 

Примечаеие к формуле (4): первая (синяя) буква F  это – производная F. В оригинале над этим F стоит точка. Можно поставить “штрих”, но обязательно нужно поставить что-то. В последующем тексте, все случаи когда переменные имеют смысл производной, они помечены синим цветом.

где:

f = F(t) - скорость изменения объёма производственных фондов реального сектора городской экономики;

F- объём основных средств, начиная с которого вступают в действие ограничения (например, земельные), тормозящие  рост производственных фондов;   

t - коэффициент, характеризующий уровень налогообложения

tF -  коэффициент, характеризующий государственную поддержку частного сектора; 

rP–  коэффициент, характеризующий долю регионального продукта, направляемую на личное потребление в частном секторе;

m – коэффициент, отражающий естественный износ фондов по разным причинам;

w –  коэффициент, отражающий уменьшение фондоотдачи при превышении ограничений, возникшем вследствие роста объёма основных средств.

В формуле (4), как уже указывалось, использование аппарата дифференциальных уравнений для моделирования динамики развития и качества жизни не является обязательным. На самом деле, f можно рассматривать как приращение F за год, то есть пользоваться конечно-разностными уравнениями. Выбор для иллюстративного примера формализма дифференциальных уравнений определялся конкретной конфигурацией доступного матобеспечения. Коэффициент tF  имеет содержательный смысл только в случае, когда F дезагрегирован на составляющие. Последнее слагаемое в формуле (4) – в косвенном виде включает учёт ограничений (метод штрафных функций).

Рост и развитие инфраструктуры:

d = D = tD v - l D(t)                  (5) 

где:                                                                                                     

tD – доля ВРП, выделяемая на рост и развитие городской инфраструктуры;

l – коэффициент, отражающий износ инфраструктуры. 

Рост богатства (располагаемой суммы благ) граждан, работающих в частном секторе:

p= P(t) = (1t + tF ) rP  v(t) - lPP(t) - jPP(t)                    (6)

где:

t  -  коэффициент, характеризующий уровень налогообложения;

tF -  коэффициент, характеризующий государственную поддержку; этот коэффициент, как уже указывалось, имеет содержательный смысл только если F будет дезагрегирован по отраслям; в том виде как это слагаемое присутствует в (6), оно интерпретируется как некоторое уменьшение налогообложения; 

rP - коэффициент, характеризующий долю доходов, направляемую на личное потребление в частном секторе;

lP  - коэффициент, отражающий амортизацию частного богатства; 

jP - коэффициент, отражающий перетекание частного богатства в общественный сектор (например выход на пенсию). 

Рост богатства граждан, финансируемых из бюджета:

 

 

b = B(t) = tB (1 rB) v(t) - l BB(t)   + jPP(t)           (7)

где, как уже говорилось:                                                                                                                                             

tB - коэффициент, характеризующий долю налогов, направляемую в социальную сферу и общественный сектор;

rB – коэффициент, характеризующий долю средств поступающих в общественный сектор, направляемую на личное потребление;

lB - коэффициент, отражающий амортизацию богатства (располагаемой суммы благ) в бюджетной сфере;

jP - коэффициент, отражающий перетекание частного богатства в общественный сектор (например выход на пенсию).

В рамках принятой нами модели ИКЖ для каждого года рассчитывается как линейная комбинация переменных F, f, D, d, B, b, P, p. Это означает, мы просто складываем все эти аргументы с некоторыми коэффициентами, а потом производим дисконтирование. По нашим оценкам, напомним, такой подход возможен при относительно небольших изменениях используемых переменных. Соображения, поясняющие выбор в качестве критерия линейной комбинации макроэкономических переменных приводились ранее.

 Концепция поиска оптимальных стратегических решений

Рассмотрим теперь концептуальную постановку задачи стратегического планирования и возможности оптимизации управления.

Концепция алгоритма оптимизации стратегии проста. В результате моделирования, для конкретной стратегии S и выбранных правил дисконтирования рассчитывается Q(S), как результат применения к частным значениям Qij сначала правила дисконтирования по годам (индекс i), а потом -   “социальной свёртки” всех Qj по индексу j. Структура вектора S детализируется ниже. Из двух сравниваемых стратегий выбирается та, которая обеспечивает лучшее качество жизни региона или города в целом, в пределах горизонта планирования. Таким образом, мы должны смириться с тем, что ни одна из выбранных стратегий не может быть признана оптимальной в строгом (математическом) смысле этого слова. Можем лишь утверждать, что в рамках некоторой, чётко сформулированной системы предпочтений и расчётных моделей, она лучше всех рассмотренных альтернативных вариантов. Существенно, что найденная таким образом стратегия автоматически учитывает не только пользу от результатов, но и вред, наносимый гражданам за счёт упреждающей изъятия налогов и платежей. Она, лучше всех рассмотренных приближается к искомому компромиссу вреда и пользы.

Следует отметить, что сейчас есть вполне приемлемая стратегия развития Москвы, и речь идёт лишь о её дальнейшем улучшении.

7.                  Модельный пример практического использования прогнос-тической модели для принятия оптимизационных управленчес-ких решений в условиях неполноты знаний об объекте управле-ния

Для того, чтобы можно было оценить потенциал предлагаемого подхода проведём данные о выполненных в департаменте мэра Москвы  некоторых модельных расчётах, по количественному сравнению различных “конкурирующих” стратегий. Основной исполнитель этой работы - кандидат физико-математических наук, Ю.Ф. Кичатов, высочайшая квалификация которого дала возможность произвести моделирование  на основе пакета Математика 6 всего за пару недель. Благодаря сугубой приблизительности принятой модели, рассматривались радикально различающиеся стратегии, а фактор наличия социального расслоения практически не учитывался.

 

 

Принятые варианты стратегий дисконтирования.

В наших расчётах для сравнения использовались пять различных стратегий дисконтирования, представленных на Графике1. Зелёная кривая соответствует установке, которая условно может быть названа агрессивным проеданием. При таком дисконтировании основное внимание уделяется сиюминутным (актуальным) результатам и полностью игнорируется 25-летняя перспектива. При жёсткой мобилизации” (фиолетовая кривая), напротив, полностью игнорируются сиюминутные проблемы с качеством жизни ради тех благ, которые, возможно, граждане получат через 25 лет. Кривые дисконтирования голубого и синего цвета в какой-то мере балансируют сиюминутные и перспективные интересы, но первая кривая («баланс в пользу пожилых», голубой цвет) придаёт больший вес сиюминутным благам, а вторая кривая («баланс в пользу молодых», синий цвет) – больше ориентирована на будущее. Молодёжь охотнее согласится подождать 25 лет, чем пожилые люди. Наконец, пятая кривая дисконтирования отражает случай, когда основное внимание уделяем тому, какое качество жизни будет “к установленному сроку”. Что будет до него или после – нас беспокоит меньше.

 

«К заданному сроку»

Агрессивное проедание

Баланс в пользу пожилых  

Баланс в пользу молодых

Мобилизационная стратегия 

 

Графики 1. Варианты кривых дисконтирования

При первых модельных подсчётах мы считали компоненты вектора-стратегии S одинаковыми на всём горизонте планирования. Мы также считали равнозначащими показатели качества жизни для двух, рассматриваемых социальных групп. То есть интегральный ИКЖ мы подсчитывали, пользуясь единой стратегией дисконтирования: A = {a1, a2, ....., aN}. Таким образом, в наших расчётах стратегия фактически понималась как вектор, составленный из пяти скалярных величин: S=S{T, A, TВ, TD, TF}.

В качестве базового варианта нами была взята стратегия, близкая к той, которая действует в городе в настоящее время, причём при условии, что городские прямые инвестиции в инновации осуществляться не будут. Эта стратегия была названа консервативной. В Таблице 1 Приложения приведены варианты различных расчетов для разных стратегий, которые мы кратко поясним.

Стратегия № 1 (консервативная) примерно соответствует принятой в Москве стратегии, в предположении, что не происходит бюджетных инвестиций в инновации.

Стратегия № 2 условно названа: “Приоритетное укрепление экономической базы благосостояния”. Для этой стратегии, по сравнению со Стратегией №1 характерно уменьшенное налогообложение производства
(
t 0,2, вместо t 
0,3) и повышенные расходы на развитие инфраструктуры
(
tD = 0,15, вместо tD = 0,1). Предполагаемым “ответом” системы на эти управленческие решения  является замедление износа производственных фондов (m 0,075, вместо m 0,1), увеличение фондоотдачи (g 0,25, вместо g 0,2), снижение собственного непроизводительного потребления в частном секторе (выгодно вкладывать, rP 0,2, вместо  rP = 0,3) и уменьшение скорости деградации инфраструктуры (l 0,03, вместо l 0,05). Бюджетную поддержку бизнеса при этом, естественно, можно уменьшить, что и было смоделировано в этом варианте  (tF =0.03, вместо tF =0.05).

 Стратегия № 3, чтобы не применять слово “популистская” названа: “Безусловный приоритет социальной сферы”. Для этой стратегии характерно высокое налогообложение реального сектора экономики (t 0,5, вместо t 0,3) и малые расходы на развитие инфраструктуры. (tD = 0,05, вместо tD = 0,1). Поддержка бизнесу вообще не оказывается (tF =0.00, вместо tF =0.05). Естественным системным “ответом” на это является более быстрое старение производственных фондов (m 0,15, вместо m 0,1) увеличение собственного непроизводительного потребления в частном секторе (увод капиталов, rP 0,6, вместо  rP 0,3) и увеличение скорости деградации инфраструктуры (l = 0,1, вместо l = 0,05).

Стратегии № 4 и № 5 это есть единая стратегия, реализуемая в два этапа. Первый этап (Стратегия № 4), реализуется в течение первых 12 лет и отражает изъятие части бюджетных доходов на инвестиции в некоторый высокоэффективный инновационный проект. Второй этап (Стратегия № 5) – использование результатов инвестиций первого этапа. Фондоотдача при этом возрастает (m 0,3, вместо m 0,25),

Индекс (критерий) качества жизни.

При моделировании Q(S), в соответствии с предыдущими пояснениями, ИКЖ вычислялся по формуле:

Q(S) = q{2 D + B + P + 0.5 Fd  + 5 b + 5 p}               (8)

где: q – коэффициент, приводящий значения Q(S) к наглядной размерности (руб./чел. мес.), а остальные обозначения – прежние.

Коэффициенты в формуле (8) выбраны из следующих соображений. Считалось, что качество жизни, безусловно, тем лучше, чем более развита инфраструктура (D) и чем больше располагаемая сумма благ для граждан (B,P). Ощущение комфортности и реальное качество жизни для предпринимателей также, несомненно, тем выше, чем большими производственными фондами (F) они владеют. При этом, очевидно, что инфраструктура в городе даже важнее для качества жизни, чем личное богатство, а владение производственными фондами, хотя и создаёт ощущение комфорта, но из-за ненадёжной ликвидности влияет меньше. Это отражено в выборе коэффициентов формулы (8).

На комфортность жизни влияет не только располагаемая сумма благ, но и поток доходов. Коэффициенты при b и p выбраны из предположения, что ожидаемая сумма доходов за предстоящие 5 лет примерно так же влияет на ощущение комфортности жизни, как соответствующее увеличение B и P. Поток расходов на инфраструктуру входит в (8) со знаком минус, так как люди любят пользоваться инфраструктурой, но не любят за это платить.

Динамика изменения переменных макродинамики для разных стратегий дана на Графики 2, а изменение качества жизни по годам – на Графики 3 (в обоих случаях – левый верхний рисунок). Значения интегрального качества жизни сведены в Таблицу 2.

Консервативная стратегия, как видим из Табл. 2, даёт близкие значения Q для разных видов дисконтирования. Но для неё характерно неуклонное уменьшение скорости роста макроэкономических показателей, влияющих на качество жизни. Наивысшее значение показателя  получается для дисконта, соответствующего стратегии мобилизационного стиля. То есть базовая стратегия довольно хорошо сбалансирована, но несколько сильнее акцентирована на будущее и на молодёжь. Если же смотреть на неё с точки зрения агрессивных проедателей, она не так хороша. 

Размерность “интегрального качества жизни” нами принята, как уже указывалось, в виде (руб./чел. мес.). Конкретные значения качества жизни получены делением Q(S), подсчитанного по формуле (8) на число месяцев в пределах горизонта планирования и на численность населения. Подчеркнём, ещё раз, что это не доход, а вся сумма благ, возникающая в результате использования и доходов, и собственного жилья, и иных объектов личной собственности, и общественной инфраструктуры, и общественных фондов, и системы социального страхования, и других факторов, определяющих комфортность жизни.

 

 


 

 

Консервативная стратегия

Приоритетное развитие

экономического базиса

 

Безусловный приоритет

социальной сферы

 

 

Поддержка крупномасштабного инновационного проекта

 

Производственные фонды  

Общественная инфраструктура  

Б        Богатство Богатство в бюджетном секторе 

            БоБогатство в частном секторе 

Валовой региональный продукт       

Графики2. Переменные макродинамики для различных вариантов стратегий

 

Проанализируем результаты моделирования для других стратегий.

Приоритетное укрепление экономической базы благосостояния, как видно из графиков Графики2, Графики3 и Таблицы 2, приводит к тому, что качество жизни изменяется более благоприятным образом, чем при консервативной стратегии, особенно при интегральных оценках, ориентированных на перспективу. Но даже и для тех, кто ориентирован на “сегодня, и сейчас”, стратегия приоритетного развития экономической основы благосостояния дает лучшие результаты.

Безусловный приоритет социальной сферы приводит по существу к краху города. Рассматривая Графики2 и Графики3 и, особенно, Таблицу 2, мы видим, что стратегия безусловного приоритета социальной сферы (популизм) с точки зрения любого типа дисконтирования, приводит к плачевным результатам.

В рамках выбранной модели, очевидно, что забота об укреплении экономической основы роста благосостояния должна иметь приоритетный характер. Сказанное, впрочем, не означает, что социальная сфера является обузой для реального сектора экономики. Речь лишь о том, что нагрузка на бизнес должна оптимизироваться (в нашем понимании этого слова). Модель фиксирует ухудшение качества жизни и при чрезмерном, и при недостаточном внимании к социальной сфере. В будущем, введение в модель учёта таких факторов, как влияние на бизнес платёжеспособного спроса и пользы от поддержки венчурных проектов через систему социального страхования, позволит проводить сравнение вариантов стратегий более обоснованно.

Предлагаемый подход позволяет объективно оценивать целесообразность бюджетной поддержки инновационных проектов. В рассматриваемых уравнениях поддержка отражается в том, что на начальном этапе дополнительная налоговая нагрузка на бизнес, смягчается бюджетной поддержкой, зато после реализации проекта возрастает фондоотдача и все (бюджетные и частные) затраты с лихвой компенсируются.

Графики Графики2,  Графики3 и Таблица 2, убедительно показывают, что поддержка инноваций, если они характеризуются теми параметрами, которые приняты в модели, выгодна с точки зрения любой философии дисконтирования, даже с точки зрения “проедателей”. А с точки зрения тех, кто озабочен перспективой, она даёт вообще уникальные результаты. Это объясняется тем, что для наглядности мы приняли, что после реализации этого проекта произойдёт относительно большое увеличение фондоотдачи и заметное ослабление ресурсных ограничений. Для сопоставления полученного результата с затратами нужно просуммировать нарастающим итогом (проинтегрировать) произведение {tF v} за первые 12 лет и сопоставить эти бюджетные расходы с приростом качества жизни.

Хочется надеяться, что представленные модельные расчёты достаточно убедительны, для того, чтобы продолжить работу в рамках высказанной концепции. Для того, чтобы эту методику можно было применять достаточно широко, потребуется рассматривать больше агрегатов, более развёрнуто учесть балансовые ограничения, ввести в модель учёт заимствований и другие факторы.

 

 


 

Консервативная стратегия

 

Приоритетное развитие

экономического базиса

 

 

 

Безусловный приоритет

социальной сферы

 

 

Поддержка крупномасштабного инновационного проекта

                    

Графики3. Изменение качества жизни по годам для различных вариантов стратегий

 

Прежде всего, очень важно было бы ввести в модель количественный учёт последствий социального расслоения. Как известно, экономические последствия социального неравенства состоят в том, что увеличивается вероятность общественных затрат на преодоление последствий социальных катаклизмов. Факт социального катаклизма – случайное событие, поэтому представляется разумным ввести в рассмотрение вероятность этого события (pc). Для количественной оценки нужно увязать, хотя бы гипотетически, pc  с имущественным расслоением. Если ввести в рассмотрение качество жизни в условиях социального катаклизма (Qc), то реальное качество жизни можно измерять суммой произведений:

            Q*( pc )= (1- pc) .Qинт+ pc .Qc                         (9)

где:

pc– оценка вероятности социального катаклизма при прогнозируемом уровне социального неравенства;

Q*(pc– качество жизни при вероятности социального катаклизма, равной pc ;

Qинт – интегральный критерий качества жизни без учёта вероятности социальных катаклизмов;

Для того, чтобы снизить  риски социальных катаклизмов, необходимо разумное формирование коэффициентов социальной свёртки. Анализируя ход кривых Графики2 видим, что даже для консервативной стратегии имеет место некоторое различие богатства, накопленного в частном секторе и богатства граждан, сформированного за счёт бюджетных расходов. Особенно это заметно, если сопоставить динамику для стратегии “безусловного приоритета социальной сферы” и стратегии “поддержки инноваций”. В первом случае “бюджетники” значительно обгоняют “частников”, что блокирует интерес последних к развитию производства. Во втором – “бюджетники” сильно отстают, и возникает социальная напряжённость.

При построении более детальной модели представляется разумным в категории частного сектора выделить, по крайней мере, две группы: работодателей и наёмных работников и рассматривать средние доходы в каждой группе. Для бюджетников, потребуются, по крайней мере, три группы: государственные служащие, работники муниципальных учреждений и субъекты социального попечительства.

Одна из интересных задач, которая может быть поставлена и решена в такой постановке это, например, оценка социально-экономических последствий законодательного регулирования уровня диверсификации доходов  в сфере частного бизнеса.

Учёт ресурсных ограничений потребует добавления к уравнениям макродинамики также и уравнений, отражающих использование городских ресурсов. В простейшем случае можно опираться на некоторые статистические нормативы. Само по себе это добавление не породит серьёзных проблем, но дело в том, что как только мы введём в рассмотрение трудовые, земельные или финансовые ресурсы, потребуется привлечь более сложный инструментарий, а именно модели общего экономического равновесия. Действительно, если учесть реальную заработную плату работающих в разных секторах городской промышленности или городского хозяйства, то сразу потребуется учесть, что независимо от нормативов, происходит перетекание людей в отрасли с более высокой заработной платой. Это, как раз и есть место, где, в частности, может проявиться, рассмотренная ранее, опасность наличия положительной обратной связи

На основе предлагаемых подходов можно, в частности, разработать также и методику оптимизации уровня бюджетных заимствований. Помимо общераспространённых соображений, при его определении следует непосредственно учитывать влияние оплаты заимствований на качество жизни, с учётом стратегии дисконтирования. Дело в том, что, осуществляя стратегические инвестиции без заимствований, мы заставляем ныне живущие поколения оплачивать блага, которыми будут пользоваться поколения последующие. Очевидно, что уровень оптимальных заимствований зависит от расходов на обслуживание долга и эффективности проекта, а такую задачу, в рамках принятой концепции можно ставить и решать.

Предыдущий опыт решения подобных задач и предварительные прикидки непосредственно для рассматриваемой задачи убеждают, что даже для принятой простейшей прогностической модели найти оптимальную стратегию по критерию максимума качества жизни в пределах горизонта планирования чисто аналитическим, и даже расчётным путём не реально. Тем более, это справедливо для более подробных моделей, учитывающих большее число агрегатов и ограничений. Но нельзя забывать, что сравнительный анализ последствий бюджетный решений для разных городов, стран и периодов времени говорит о возможности для некоторых талантливых и высокопрофессиональных планировщиков без громоздких оптимизационных расчётов, за счёт чисто эвристических рассуждений, дополненных балансовыми выкладками, находить вполне приемлемые, стратегически успешные, бюджетные решения. Они дают довольно приличные показатели качества жизни и не приводят к катастрофическим последствиям. Не использовать эту возможность, разумеется, было бы не практично, а предоставление и таким людям предлагаемой методики, даже на начальной стадии её разработки, несомненно, будет способствовать тому, что их интуиция улучшится, и количество ошибочных решений сократится. По крайней мере, споры при обосновании предложений примут более конкретный характер, и будут способствовать накоплению знаний об объекте управления. Не вызывает сомнений, что понимание работы даже простейших прогностических моделей позволяет и обострять интуицию, и систематизировать накопление знаний.

В заключение рассмотрения вопросов оптимизации, как обещано вначале, скажем несколько слов в связи с неполными знаниями  об объекте управления. В описанной ситуации представляется разумным применение метода, который в теории управления сложными техническими объектами, называется оптимизацией на реальном объекте по данным рабочей эксплуатации. Суть его заключается в пошаговом уточнении коэффициентов модели, путём аналитического сопоставления прогнозных расчётов и мониторинга реальных процессов. Именно этот подход предложенный А.А. Фельдбаумом, назван “методом дуального управления” о котором уже упоминалось. Теория дуального управления А.А. Фельдбаума развита его учениками.

Вкратце, идея этой теории в том, что наблюдаемые отклонения динамики реальной системы от прогноза могут быть использованы для уточнения модели системы. Сначала оптимизация производится на основе априорной модели объекта. При этом неизвестные параметры рассматривается как случайная величин и оптимизируется не детерминированное значение критерия качества, а математическое ожидание результата. Когда обнаружатся отклонения, модель уточняется и получается апостериорное распределение значений параметров, более близкое к реальным значениям. На наш взгляд, государственным управленцам очень полезно знать, хотя бы философию (концепцию) этой теории, с тем, чтобы было можно привлекать профессионалов в этой области.Начальные сведения по теории дуального управления можно почерпнуть из [СП,133-134]. Желающие углублённо познакомиться с основными этой теории могут без труда получить библиографию через ИНТЕРНЕТ, прямо по ключевым словам теория дуального управления в любом браузере.

Перечисленные возможные направления научных проработок далеко не исчерпывают описания фронта новых научных исследований, которые открываются в сфере стратегического оптимизационного управления.

8.    Организационное обеспечение внедрения системы оптимизационного стратегического управления

Говоря образно, при реформировании государственного  управления такой огромной страной, как Россия, сразу “рубить сплеча” - очень большой риск. Радикальные, крупномасштабные решения нужно принимать только после накопления и глубокого анализа опыта, приобретаемого в безопасных условиях.

Кстати говоря, народ это давно знает. Не случайно в самом начале перестройки рассказывали следующий анекдот. К М.С. Горбачёву обратилась любопытная старушка и спросила о том, кто придумал перестройку: коммунисты или учёные. “Конечно коммунисты”, - с гордостью ответил Горбачев. Тогда любопытная старушка сказала своей подружке: “Убедилась, что я была права? Если бы придумали учёные, они сначала испытали бы всё на собаках”.

При реализации комплекса наших рекомендаций очень важно отказаться от идеи массовой тотальной компании, типа “всеобщей коллективизации”. Это, кстати вытекает и из математических доказательств теории дуального управления. С учётом всех изложенных соображений, нами рекомендуется постепенный переход от старой системы к новой. Реформа системы управления, в нашем понимании, это не одноразовый акт, а относительно длительный процесс. В [1] мы, для описания процесса  такого обновления даже используем метафору “насаждение в систему вируса ” и называем этот процесс “управляемой эволюционной трансформацией” [СП, 46-53].

В [10] или, в электронной форме, в [э3], а также в [э4] даны примерные рекомендации по процедуре насаждения в нашу централизованную систему “вируса эффективного самоуправления”. Они для всех уровней иерархии управления, если система многоуровневая. В качестве первого шага объявляется, что: “в целях отработки принципов модернизации системы государственного управления социально-экономическим развитием России”, любой нижестоящий орган региональной власти, на конкурсной основе может, в порядке эксперимента,  получить право внедрить у себя радикальную децентрализацию.

Предоставленное таким распоряжением право предусматривает  передачу в данный регион основных финансов и ответственности за обеспечение достойного качества жизни своих граждан. Региональная власть также берёт на себя и содействие реализации установленных Центром общегосударственных системных интересов. При этом Центру передаются  права оценки конечных результатов работы местного самоуправления, право наложения некоторых санкций за плохие результаты и обязанности оказывать экономико-правовое содействие реализации самоуправлением мер в интересах Центра, то есть системы в целом.

Для участия в конкурсе, претенденту необходимо разработать и представить стратегический план развития региона и предложения по нормативно-правовому обеспечению эксперимента (в соответствии с рекомендациями [7,э3,э4]). Для научного сопровождения эксперимента нужно на вышестоящем уровне создать рабочую группу и Научно-методический совет. Именно этот Совет создаёт Конкурсную комиссию и утверждает её решение. Рабочая группа организует независимый мониторинг результатов. Научно-методический совет также организует консультации претендентов по составлению конкурсных предложений.

В структуре органов региональной власти должно быть предусмотрено функционирование институтов систематически и ответственно исполняющих следующие шесть видов работ (функций):

- формирование общественного консенсуса по цели управления;

- формирование множества допустимых управляющих воздействий;

- разработка и эксплуатацияадаптивной прогностической модели;

- оптимизация расходных и нормативно – регулятивных решений;

- аналитический мониторинг последствий исполнения принятых решений;

- коррекция прогностической модели.

Необходимость и методы реализации перечисленных функций в сокращённом варианте изложены в [э5], а в [1] они расписаны детально. Основное содержится  в [СП,119-163], но, на самом деле, вся эта книга, в той или иной степени,  посвящена именно данной проблеме.

Нормативно-методическое обеспечение эксперимента в регионе-претенденте  должно предусматривать:

- разработку местных регламентов, определяющих местный закон о территориальном зонировании в качестве основного документа для регулирования использования земель для всех видов земельной собственности и любых пользователей, включая оплату за использование земли, в увязке с нормативным и фактическим использованием;

- разработку обоснованного  плана разрешённого использования земельных участков, который обеспечит на территории достаточный объём производимой добавленной стоимости, гарантирующей в регионе конкурентос пособное качество жизни с учётом стратегических последствий  принимаемых решений  

 - нормативы, гарантирующие тотальную прозрачность бюджетных расходов и аргументов для их обоснования с учетом воздействия на качество жизни разных социальных групп, в пределах горизонта планирования и с учётом избранной стратегии дисконтирования [СП,119-139]

Разумеется, в случае поддержки данных предложений условия конкурса и правила проведения эксперимента придётся прописать более детально. В [э3] приведены расчёты показывающие, что при такой схеме внедрения можно рассчитывать на завершение преобразований в срок порядка 10-12 лет. Это конечно, не похоже на известное заявление: “Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!”. Зато есть надежда, что “получится не так, как всегда”.

 

9.    Перспективы репродукции вируса управляемой эволюции-онной трансформации и перехода от государства, которое правит подданными в государство, которое служит гражданам.

Главное, в чём мы старались убедить слушателей состоит в том, что переход от командно-административной системы власти к контрактной системе служения гражданам является единственной альтернативой обеспечения устойчивого развития нашей страны. Эта мысль была высказана, многими и, особенно профессионально и убедительно, Г.Х Поповым более 20 лет назад, но радикального продвижения в этом вопросе не удалось добиться. Представляется, что это произошло потому, что основное внимание уделялось описанию преимуществ экономико-правового управления, а вопросы организации перехода от архаичной системы к модернизированной были обделены вниманием. Не исключено, что в этом проявился стереотип мышления, предполагавший, что реформа должна проводиться сверху вниз. Более реалистичным, для данного случая, представляется путь снизу-вверх. Разумеется, при поддержек Центра.  

Если ещё раз задуматься над представленным материалом, то легко убедиться, что предлагаемые инструменты и способы управления могут применяться и давать положительные результаты в повседневной практике, практически немедленно. Для этого не требуется радикальных преобразований действующей системы. Однако, увеличение транспарентности и ответственности, а также необходимость при каждом управленческом решении задумываться о влиянии этих решений на качество жизни в стратегической перспективе, даже если это будет делаться вначале в малых масштабах и очень приблизительно, обязательно породят улучшение качества жизни граждан и обеспечат лучшие возможности для развития высокоэффективной общественной инфраструктуры. Это несомненно, будет стимулировать самопроизвольный процесс трансформации системы, который будет приводиться в движение интересами людей, их инициативой и предприимчивостью. Именно поэтому мы назвали его управляемой эволюционной трансформацией и уподобили этот процесс развитию вируса.

Мы применили слово вирус совсем не потому, что вирусы часто порождают болезни. В некоторых случаях они выполняют весьма полезные функции. Мы применяем это слово, так как известна удивительная способность вирусов воздействовать на среду обитания, разрушая белки других клеток и перерабатывать их в соответствии со своим генетическим кодом.

Определённое противодействие может возникнуть лишь со стороны тех социальных групп, которые злоупотребляют патологическими дефектами действующей системы. Представляется, что это не сможет приостановить благоприятных тенденций.   

Несмотря на серьёзные отклонения изложенных здесь предложений от российских управленческих традиций, предлагаемые инновации, в основном, воспринимаются позитивно, как научной общественностью, так и многими опытными практиками государственного управления. Даже те, кто в той или иной степени традиционно злоупотребляют патологиями действующей системы, не приводят серьёзных возражений. Не исключено, что их, всё-таки, убеждают наши аргументы в пользу наличия больших глобальных и национальных рисков, порождаемых сохранением  действующей системы управления. Может быть, некоторых беспокоят вопросы стабильности, может  быть, кому-то мерещатся будущие катаклизмы и возникают опасения за судьбу своих детей и внуков.

Не исключено, что кому-то представляются убедительными наши оценки [СП, 269] потерь, которые имеют даже упомянутые своекорыстные люди, сохраняя экономику проедания национального имущества и национального дивиденда и блокируя экономику созидания, экономику, производящую высокую добавленную стоимость. По нашим оценкам, сумма этих потерь составляет почти 5 трлн. руб. Или, может быть их убедили наши рассуждения [СП, 59-59] о гипотезе “трёх К”. Согласно этой гипотезе, после серьёзного катаклизма общество проходит, говоря предельно упрощённо, три стадии: конфискацию национальных богатств, культивацию воспроизводства национального дивиденда и контрактацию то есть партнёрское сотрудничество государства и граждан.  При этом все три стадии соответствуют интересам правящей элиты.

Трудно сказать, что повлияло больше, что меньше. В любом случае, раз нет серьёзных возражений, надо содействовать внедрению рассмотренных подходов. Однако, есть, всё-таки одно препятствие, которое нужно обязательно устранить. Речь о недостаточном распространении среди управленцев необходимых знаний.

Как особо подчёркивалось в [э5], одна из важнейших трудностей перехода возникает из-за того, что очень мало профессиональных управленцев владеет экономико-правовыми методами управления. Им известны, в основном, только командно-административные инструменты. Поэтому, как показывает история, даже самые добросовестные из них, независимо от начального замысла всегда возвращались к централизованному патернализму. В по этому поводу даже упоминается известная склонность россиян если что-то и делать, то исключительно автомат Калашникова. Это, конечно, горькая шутка, но защититься от данной склонности нужно заранее. В ситуации, когда управленцы в успешных странах применяют [СП, 151-162] порядка сорока экономико-правовых (там они чаще называются каталитическими)  управляющих воздействий, просто стыдно управлять с помощью персональных решений и проверки исполнения. Особенно, если, в дополнение к этой управленческой патологии, ещё и нет необходимости измерять конечный результат, и серьёзно отвечать за то, что реально получилось.    

Нет другого рецепта преодоления незнания, кроме обучения. В [э5] даны рекомендации по его организации. Представляется разумным иметь три уровня  обучения:

- первоначальный вводный курс по экономико-правовому стратегическому оптимизационному управлению для государственных руководителей старшего звена;

- специальные курсы дистанционного или лекционного обучения для руководителей среднего звена;

- активное привлечение научных консультантов и советников с обязательным использованием инструментов для пресечения недобросовестного лоббирования с их стороны, и наличием системы бескомпромиссной ответственности за качество научных рекомендаций [1, 87-93].

Человечество, начиная с каменного века, живёт в ситуации недостаточных знаний. Управление социально-экономическим развитием не является в этом смысле исключением. Но нужно специально подчеркнуть, что незнание не является основанием для того, чтобы постоянно плохо управлять, а лишь стимулом для применения таких методов управления, которые грамотно учитывают это обстоятельство. Простейший метод характеризуется известной пословицей: “на ошибках учатся”. К сожалению, он не вполне пригоден для наших целей.   

Дело в том, что при архаических методах управления необходимый опыт и знания об объекте управления накапливаются лишь у ЛПР, которые рано или поздно замещаются новыми, может быть даже более талантливыми, но менее опытными и менее знающими управленцами. Каждый из них будет принимать решения, и учиться, начиная фактически с нуля. Это обстоятельство будет, в стратегической перспективе, сказываться всё более сильно, так как деятельность людей становится всё более и более сложной. К тому же, всё шире распространяется точка зрения, что нельзя разрешать важным чиновникам подолгу засиживаться на руководящих постах. Несмотря на это недавно объявлено о вынужденной мере, разрешающей особо эффективным управленцам работать до 70 лет. Это паллиативная мера. Накапливать знания нужно не столько в головах, ЛПР, сколько в методиках и алгоритмах принятия управленческих решений и расходных обязательств. Нужно при каждом управленческом решении учитывать недостаточность знаний, но  делать всё возможное для углубления понимания последствий управленческих решений и включать накопленные знания в методики обоснования расходных обязательств государства и формировать на их основе налогово-правовую среду.

В заключение, хочется выразить убеждённость, что слушатели мастер-класса уже с “завтрашнего дня” будут использовать в своей повседневной работе многие положения изложенной концепции. Они вполне реалистичны и работоспособны, Это сразу же повысит качество и стратегическую дальновидность частных управленческих решений, на каком бы уровне иерархической системы управления они ни принимались.  Практика показала, что  даже при самых элементарных решениях использование изложенного подхода и возможно, и полезно. Одновременно это будет содействовать постепенному системному искоренению административно-командных атавизмов и переходу к научно-обоснованному оптимизационному стратегическому управлению на основе накопления знаний об объекте управления.

Разумеется, слушателям следует продолжить изучение этой важной области теории управления, хотя бы в рамках приведенных нами ссылок.  Можно надеяться, что благодаря этим знаниям и получаемым результатам содействующим ускоренному росту благосостояния горожан, некоторые слушатели займут высокие посты в системе управления. Это будет способствовать серьёзному ускорению системного перехода от государства, которое правит послушными подданными, к государству, которое эффективно служит инициативным гражданам.

На кафедре будут организованы профессиональные консультации по этим вопросам. Мы будем вместе работать, чтобы наши оптимистические прогнозы оправдались.

 

РЕКОМЕНДОВАННЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ

 

1.  Норкин К.Б. Системные проблемы борьбы с коррупцией в России. – Калуга: Издательство ГП «Облиздат», 2011, - 320 с.

2.  Urban Governance Index. Conceptual Foundation and Field Test Report. August 2004. UN-HABITAT Global Campaign on Urban Governance Global Urban Observatory.

3.  Моисеев Ю.М., Норкин К.Б., Сагалов Ю.Э., Соколов М.М. Задачи индексации городского развития и управления (Несомкнутый круг рассматриваемых вопросов), "Вопросы экономики переходного периода" №3, 2007г.

4.  Лужков Ю.М. Культура мира – императив III тысячелетия. В сборнике: «Труды Вольного экономического общества России» т.70, Москва, 2006 г., стр. 188-283.

5.  Фишер Р., Юри У. Путь к согласию, или переговоры без поражения. Пер. с  англ. А. Гореловой; Предисл. В. А. Кременюка, М. Наука, 1992 г., 158 стр. 

6.  Яковенко И.Г., Музыкантский А.И. Манихейство и гностицизм: культурные коды русской цивилизации. – М.: Русский путь, 2011г, 320 стр.

7.  Хайек Ф.А. фон, Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма, М. Новости, 1992 304 c.

8.  Норкин К.Б., Полянский С.В., Сагалов Ю.Э. Методика смысловой свёртки при многокритериальном выборе. «Экономика мегполисов и регионов», № 3(27), 2009 год.  стр 12-21.

9.  Osborn D. and Gaebler T. Reinventing Government (How entrepreneurial spirit is transforming the public sector), A PLUME BOOK, первое издание 1992 г.

10.           К.Б. Норкин Децентрализация и местное самоуправление. «Самоуправление» № 11, 2011 г.

11.           Норкин К.Б. Концептуальная постановка задачи стратегического планирования развития города.  «Экономика мегаполисов и регионов», № 5(23), октябрь, 2008 год. Стр. 12-21

12.           Бердяев Н.А. Философия неравенства, ИМА-ПРЕСС, Москва, 1990, 285 стр.

13.           Полтерович В.М. Институциональные ловушки и экономические реформы. В.М. Полтирович Российская экономическая школа. 1998

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ

э1.       «Блог Кемера Норкина» на сайте «Политическое образование»:www.politobraz.ru/blog/482

э2.       http://politobraz.ru/node/67910Материалы к презентации книги И.12Яковенко и А. Музыкантского «Манихейство и гностицизм: культурные коды русской цивилизации»

э3.       www.politobraz.ru/node/111314 КАК ОБЕСПЕЧИТЬ УСТОЙЧИВОЕ ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ РЕГИОНОВ РОССИИ?

э4.       www.politobraz.ru/node/73974ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ: ГДЕ ДЬЯВОЛ ПРЯЧЕТСЯ?

э5.        www.politobraz.ru/nde/67909ВЫСТУПЛЕНИЕ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ №1 «СТРАТЕГИИ ГОРОДСКОГО И РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ: ОПЫТ, ЛУЧШИЕ ПРАКТИКИ» НА МЕЖДУНАРОДНОМ ФОРУМЕ:  «МЕГАПОЛИС XXI ВЕК – ПРОСТРАНСТВЕННОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДОВ»

э6.        http://www.politobraz.ru/node/108007ПИФАГОР – ВОСЬМОЕ ЧУДО СВЕТА

э7.        http://politobraz.ru/node/84538ТАК ЧТО ЖЕ ЛУЧШЕ: ЧАСТНЫЙ ИЛИ ОБЩЕСТВЕННЫЙ СПОСОБ ОБСЛУЖИВАНИЯ ГРАЖДАН? Если без эмоций и без конкуренции: оба хуже!

э8.        http://politobraz.ru/node/78435АКСИОМЫ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ

э9.        http://politobraz.ru/node/67910Материалы к презентации книги И.Яковенко и А. Музыкантского «Манихейство и гностицизм: культурные коды русской цивилизации».

э10.   http://politobraz.ru/node/82486ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНИН: «КТО-КОГО?» или «КТО-КОМУ».

э11.   http://politobraz.ru/node/82486 В КАКОМ ГОСУДАРСТВЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ ЖИТЬ? Кредо государственного оптимизационного управления либеральным обществом.

э12.   http://politobraz.ru/node/67908СОКРАТ - ВСЕГДА СОКРАТ

э13.   http://www.politobraz.ru/node/107380 ИНДЕКСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНЫМ РАЗВИТИЕМ: ВОЗМОЖНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ РОССИИ

 


Приложение

Справочные таблицы по результатам тестовых расчётов

 

Таблица 1

 

Параметры вариантов тестовых расчётов для разных стратегий

 

 

 

Стратегии

1

2

3

4

5

g

Фондоотдача

0,2

0,25

0,2

0,25

0,3

d

ВРП от инфраструктуры

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

t

Уровень налогов

0,3

0,2

0,5

0,2

0,2

tD

На инфраструктуру

0,1

0,15

0,05

0,15

0,15

tF

Поддержка бизнеса

0,05

0,03

0,00

0,00

0,00

m

Износ произв. Фондов

0,1

0,075

0,15

0,075

0,075

rP

Потребл. в частн. Секторе

0,3

0,2

0,6

0,2

0,2

rВ

Потребл. в бюдж. Секторе

0,3

0,3

0,3

0,3

0,3

lP

Износ. Имущества частн.

0,05

0,05

0,05

0,05

0,05

lB

Износ.  имущ. бюджетн.

0,05

0,05

0,05

0,05

0,05

jP

Переток в бюджет

0,02

0,02

0,02

0,02

0,02

l

Износ  инфраструктуры

0,05

0,03

0,1

0,05

0,05

w

Влияние ограничений

0,1

0,1

0,1

0,1

0,1

F*

Порог ограничений

32

32

32

32

32

 

Таблица 2.

ИКЖ для различных стратегий и правил дисконтирования

 

Тип стратегии

Правила дисконтирования

Консервативная

Стратегия

Приоритет экономической 

DRAFT121109

 

«Концептуальные основы государственного стратегического оптимизационного управления в условиях формирования либеральной экономики»

 

Расширенные тезисы лекции (мастер-класс,  26 октября 2012 года), 

д.т.н., проф. Норкина К.Б. по  программе подготовки магистров Московского городского университета управления

имени П.А. Столыпина. 

 

Название данной лекции кому-то может показаться чересчур вычурным. Но, “из педагогических соображений” пришлось остановиться именно на нём. В этом названии каждое слово, для пояснения замысла и облегчения последующего понимания очень важно. Мы не будем пояснять только слово “концептуальные”, поскольку оно широко известно, и употребляется нами в общепринятом смысле. Главные пояснения необходимо сделать в связи со словом “управление”, которое мы будем понимать очень широко.

Можно уверенно утверждать,  что само устойчивое существование жизни на земле обеспечено тем, что все живые существа и, особенно человек, наделены способностью к управлению. Эволюционисты считают это случайным событием, закреплённым в потомстве генетическими механизмами, креационисты же считают это Божественной мудростью, но существование этой способности и её значимость не отрицает никто из них. Независимо от причины  происхождения, именно эта способность даёт всему живому возможность существовать в самых различных условиях и выдерживать межвидовую конкуренцию. Бывают ситуации, когда какое-то живое существо, а иногда целый вид, в силу каких-то причин, например, вследствие генетических мутаций или резкого изменения внешней среды, лишаются возможности адекватно управлять условиями, в которых они оказались. В такой ситуации фатальный финал, почти всегда, неизбежен.

Например, известно, что некоторые особи от рождения не одарены болевыми ощущениями. Легко предвидеть всё, что ожидает.  

Итак, что такое, в нашем понимании, управление, кто и как может управлять? Как ни эпатирующее это звучит, любойобъект, который подвергается тем или иным воздействиям внешней среды, в котором, в зависимости от характера этих воздействий, возникают состояния комфорта и дискомфорта, и который, при индикации дискомфорта, приходит в активное состояние,  и начинает осуществлять различные воздействия на внешнюю среду, до тех пор, пока не наступит состояние комфорта – реализует процесс управления. Слово “любой” подчёркивает, что это может быть даже неживой, созданный человеком объект. Возникающие при этом управляющие воздействия мы в дальнейшем будем часто кратко называть управлениями,  а сами такие объекты управляющими системами, или, применительно к людям, управленцами. Иногда в литературе для подобных объектов можно встретить термин активные  системы.

Для того, чтобы система могла считаться управляющей, обязательным является многовариантность возможной реакции на дискомфорт. Выбор конкретного варианта зависит от  специфики “конструкции” управляющей системы. При этом, разумеется, очень важно обратить внимание также и на то, что во всех случаях конкретные варианты управления выбираются из некоторого, специфического для каждого конкретного примера множества допустимых (возможных, доступных) управлений.

 Какой бы дискомфорт не чувствовал, например, человек, он не может заглушить действующий вулкан. Это, в нашем понимании означает, что в случае извержения вулкана он может применить только такие управления, как эвакуация, сооружение защитной стены, молебен и т.п. то есть доступные ему, но возможно не всегда эффективные управления. Если он выберет неудачное управление, возможен плохой исход. Но от этого данный процесс не перестанет быть управлением.    

Если исходить из принятого нами понимания процесса управления, то легко увидеть, что, говоря предельно обобщённо, управляет всем миром всё, что наделено указанными выше свойствами. Правда, сила воздействия может быть, даже по чисто энергетическим причинам, колоссально различной для разных объектов, наделённых свойством управления. При этом, в реальном мире, управляющих систем, говоря образно, “несчётное множество”, и все они взаимодействуют (связаны), в большей или меньшей степени, друг с другом. Эта связь осуществляется через среду, или через другие объекты, или непосредственно. Иногда эта связь может быть даже очень сильной, иногда слабой. Иногда некоторые управляющие системы, несмотря на энергетически недостаточные возможности влияния, получают особую силу за счёт синхронизации с другими аналогичными управляющими системами.

Например, даже такое маломощное насекомое, как кузнечик (просим прощения, у энтомологов за некоторое упрощение), объединившись в стаю, называемую саранчой, может оказывать весьма большое влияние на развитие даже весьма крупных государств. Не удивительно, что и объединения людей, в определённых условиях также могут приобрести чрезвычайные (а иногда и опасные) возможности влияния на развитие региональных сообществ. В последующем, мы, применительно к человеческим сообществам, немного скажем об условиях формирования фактора, который мы назовём социальной силой группы “человеческих” управляющих систем.

Наличие в системе объектов, наделённых свойством управления, влияет на характер эволюции целостной системы во времени. Очевидно, что предсказать траекторию такой эволюции, в результате этого хаоса взаимосвязанных через внешнюю среду управляющих систем непросто, хотя иногда очень нужно. В частности, выпускники нашего университета, просто обязаны это делать, если возьмутся за управление социально-экономическим развитием и решат делать это добросовестно. Без эффективного управления социальные системы, в отдельных регионах или даже глобально, могут прийти, и на практике иногда приходят, в состояние, несовместимое даже с самим существованием человека, не говоря уже о кризисах разной природы. Нужно, хотя бы на  концептуальном уровне, разобраться, почему это происходит, и как это предотвратить.

Главная задача сегодняшнего мастер-класса: дать слушателям концептуальное представление о методах, которые будут полезны добросовестным людям, находящимся на государственной службе, для того, чтобы искать и находить успешные, или даже наиболее эффективные способы управления. Сразу подчёркнём, было сказано: “нагосударственной службе, а не “в государственнойвласти”. Позже станет ясно, почему это важно подчеркнуть.

Впрочем, недобросовестные люди вполне могут не задумываться над этими альтруистическими и сложными проблемами. Можно, просто продолжать управлять так, как это делалось в России на протяжении всего ХХ века, прикрываясь, в случае неизбежных неудач, цитатой из незабвенного В.С. Черномырдина: “хотели как лучше, а получилось…”. Как можно наблюдать на практике, такой способ и несложен, и иногда может даже приносить приличные доходы. Однако, как показывает мировой  исторический опыт, страна, где возможны такие управленцы, всегда оказывается, в конце концов, у разбитого корыта.

Признаемся честно: цель данного мастер-класса не в том, чтобы сделать слушателей  профессионалами в рассматриваемой области. Это – абсолютно невозможно по двум причинам: и наука до конца не сформировалась, и одной, даже четырёхчасовой, лекции недостаточно, чтобы рассказать, хотя бы, только о том, что уже наработано. Цель мастер-класса – пробудить глубокий интерес слушателей к этой сложнейшей и главной проблеме стоящей, не только перед государственными органами управления, но и перед человечеством в целом, а также облегчить критическое восприятие и глубокое понимание того, что они будут читать на эту тему в будущем. Сейчас мы не будем разбирать, почему эта проблема названа главной. Надеемся, что по итогам наших рассмотрений это станет понятным.

Помимо цели, названной выше, есть ещё одна, “тайная”, цель. Хотелось бы пробудить, хотя бы у нескольких слушателей, такой сильный интерес к проблеме, что они решат посвятить следующую часть своей жизни научной работе в этой области. Здесь, как вы увидите, открылся огромный фронт работ для научных исследований. Обозначенные проблемы уникально сложны, а их решение чрезвычайно востребовано. Если задуматься над представленной выше картиной, в которой миллионы управляющих устройств самой разной природы и мощности взаимодействуют друг с другом, стремясь к состоянию комфорта, причём почти каждое - в собственном понимании этого манящего понятия, то сложность задачи становится очевидной, даже пугающей. У кого-то могут вообще опуститься руки. Хотелось бы, всё же, вдохнуть в слушателей, некоторый оптимизм. Мы реально видим, что во многих странах достигнуты заметные успехи в деле управления региональным социально-экономическим развитием. Не вызывает сомнения, что многие  из успешных приёмов можно адаптировать и к  условиям России.

В частности, на основе 40 лет опыта академических исследований в Институте проблем управления РАН и, одновременно, на основе 20 лет прямого участия ученых Института в работе Правительстве Москвы, была написана, и в 2011 году – издана, книга, посвящённая этим проблемам и этому “фронту работ”. Название книги: “Системные проблемы борьбы с коррупцией в России” [1]. Она, хотя и имеет в заглавии слово “коррупция”, посвящена не столько этой застарелой российской беде, сколько системному подходу к построению эффективного государства, которое служит не самому себе, а своим гражданам, то есть, формально говоря, добросовестно исполняет адекватный социальный контракт, заключённый с гражданами ради их (граждан) блага. А коррупция в этой книге рассматривается, скорее, как диагностический признак: если в стране существует масштабная системная коррупция, то это значит, что государство служит не гражданам, а самому себе.

В названной книжке многие вопросы, которые здесь затрагиваются, рассмотрены значительно более детально. Поскольку книга есть в библиотеке МГУУ, в нужных случаях, будут даны ссылки на те страницы книги, где можно почерпнуть дополнительную информацию. Они имеют вид [СП, *-*], где *-* это номера соответствующих страниц в [1].

В наше время многие предпочитают читать тексты в электронной форме. Простейший способ реализовать это предпочтение – зайти в блог Кемера Норкина на сайте «Политическое образование»: www.politobraz.ru/blog/482. Там можно найти пару десятков электронных записей по данной проблематике. По ходу изложения будут названы поясняющие изложение конкретные записи из этого блога, и другие, полезные для углублённого изучения проблемы, ИНТЕРНЕТ ресурсы. Ссылки на такие записи мы будем обозначать, также как и обычные ссылки, но размещая букву “э” перед соответствующей цифрой.

Вернёмся к проблеме управления в данной сложнейшей ситуации.  Естественно, что мы, в основном, будем анализировать вопросы связанные именно с работой государственных служащих по управлению социально-экономическим развитием городов, регионов и государств, 

Строго говоря, какие бы решения не принимало ЛПР, какую бы должность оно не занимало, оно всегда осуществляет управление. Конечно, управление управлению рознь. Бывает, сильное или слабое, бывает плохое управление, бывает хорошее, бывает случайное, а бывает целенаправленное. Бывает рефлекторное или интуитивное управление, а бывает - основанное на знаниях и предвидении. Бывает даже фатально неправильное управление.  

В Мексике, например, удалось познакомиться с исследованиями одной учёной дамы, изучавшей поведение тараканов. Это, весьма распространённое в Мексике, насекомое, прославленное во всём мире своей неистребимостью, применяет очень любопытный способ управления. У него есть восемь, генетически заложенных, стереотипов поведения. Если таракан чувствует дискомфорт (в частности – опасность), он по очереди, циклически, и с очень большой скоростью, перебирает все эти типы поведения до тех пор, пока не придёт в состояние комфорта, или не погибнет. Способ, на первый взгляд, странный, но для тараканов, учитывая их скорость действий и плодовитость - вполне работоспособный. Более того, если посмотреть на историю России, то даже здесь можно усмотреть какие-то аналогии с алгоритмом управления таракана. Достаточно вспомнить, например, изменение позиций по отношению к приватизации или национализации. Правда, плодовитость россиян уступает тараканьей, да и перебирали мы эти варианты гораздо медленнее тараканов.  Поэтому мы, пока ещё, далеко не достигли состояния комфорта и имеем серьёзные демографические проблемы.

Как правило, характер эволюции системы не в полной мере зависит от каждого отдельного “управленца”, так как каждый из них, влияет в сугубо ограниченных пределах, а действуют все они, очень часто, не согласованно. Более того, управление,  вызывающее комфортное состояние одного объекта, может вызвать дискомфорт у другого, а состязание различных управляющих воздействий порождает опасности конфликта интересов и множества других, иногда – фатальных, последствий. Иногда возникают даже конфронтации, как правило, весьма  деструктивного характера.

В Институте Проблем Управления была разработана некоторая, объясняющая этот феномен, теория. В незапамятные времена (конец 60-х годов) в ИПУ РАН был построен интересный прибор, который назывался автоматический оптимизатор (АО). Прибор работал очень просто: он регулярно и в небольших пределах изменял какой-то, зависящий от его исполнительного органа, параметр в системе, на работу которой он мог влиять, например, температуру в химическом реакторе или соотношение топливо-воздух в газовой горелке. Одновременно он  измерял критерий качества (комфортности), выясняя, растёт он или уменьшается в связи с этим “пробным” изменением. Если критерий рос, оптимизатор продолжал “крутить ручку управления” в том же направлении, останавливаясь только тогда, когда критерий начинал ухудшаться. Почти так действует и любой управленец (в нашем понимании), если у него состояние комфорта наступает, когда он достиг оптимума (то есть не может повернуть ручку так, чтобы улучшить критерий комфортности состояния).   

Казалось бы, рассмотренный принцип прост и безошибочен. Он чрезвычайно похож на принцип действия рыночного регулятора. Однако исследования показали, что АО успешно работает только тогда, когда все изменения критерии качества определяются действиями только одного этого оптимизатора. Если оказывается, что изменения критерия качества зависят также и от каких-то других факторов, например, от времени или от действий других АО, то этот алгоритм почти всегда “заводит в тупик”. Особенно это проявляется, когда одновременно работает несколько таких приборов-оптимизаторов, подключённых к разным управляющим “ручкам”, от положения которых зависит один и тот же, вообще говоря, - векторный, показатель качества, как функция многих переменных. При этом возникают самые разные “траекторные чудеса” и к глобальному оптимуму, если не придумать алгоритмические ухищрения, система почти никогда не приходит. Особенно дело усложняется, если разные оптимизаторы используют разные компоненты вектора качества, или одни и те же изменения оцениваются разными АО диаметрально противоположно. Для того, чтобы система приходила в глобальный экстремум, приходилось радикально усложнять, заложенный в АО, простейший алгоритм формирования критерия. Эта очень непростая работа практически всегда приводила к нахождению глобального оптимума. Но, если в системе работает несколько АО, избежать этой работы, несмотря на её очевидную сложность -  невозможно.  

Понимать колоссальную сложность задачи управления развитием очень важно, но бояться этой сложности не нужно. Нужно учиться. Хочется надеяться, что данный мастер-класс даст хороший старт этой учёбе.  Можно управлять на основе знаний, а можно, повторимся, по известному рецепту В.С. Черномырдина. Первый подход, очевидно, предпочтительнее  второго: всё-таки люди не тараканы. Тем более, что и теория и мировой опыт подсказывают, что старые методы управления обязательно ведут к системному катаклизму, а новые методы, по мере целенаправленного накопления знаний, дают довольно твёрдую надежду на успех.

Кстати сказать, последнее время появились сообщения о наличии даже у  тараканов некоторого процесса обучения: оказывается вероятность выбора того или иного стереотипа поведения может меняться в результате обучения. 

Забегая вперёд, обозначим основные правила, которых нужно придерживаться тем, кто, исполняя государственное служение, хочет делать это добросовестно.

Во-первых, нужно содействовать развитию знаний о сложных процессах общественного развития, а также необходимо научиться эффективному использованию всего колоссального объёма знаний, уже накопленных и вновь накапливаемых. Использовать,  несмотря на то, что их невозможно разместить  в голове одного человека.

Во-вторых, нужно смириться с тем, и всегда помнить о том, что реальное управление идёт всегда в условиях недостаточности знаний, или, как говорят, в условиях неполноты информации об объекте управления. Отмеченное обстоятельство, конечно, является затруднением, но не является непреодолимым препятствием для эффективного управления. В данном случае, мы назвали эффективной методику управления, которая, несмотря на недостаток знаний, не порождает управленческих решений, приводящих к фатальным последствиям. Такая цель требует использования специальных технологий управления и накопления знаний, которые разработаны в рамках, так называемой, “теории дуального управления”. Про неё мы совсем кратко скажем немного позже.

Помимо слова управление в заголовке присутствуют слова: государственное, стратегическое, оптимизационное. А ещё подчёркивается, что мы рассматриваем эти вопросы в условиях формирования либеральной экономики. Это всё тоже очень важные для понимания сути проблемы слова. По каждому их выделенных слов, поясним, почему они так важны.

1.     Роль государства и государственного управления в развитии общества.

Сначала обратимся к слову: “государственное”. Скорее всего, среди слушателей не встретится ни одного человека, который бы не слышал хлёсткого лозунга: “Чем меньше государства, тем лучше!”. Но почему же нет ни одного успешного регионального сообщества, где бы не было  государственного управления? Впрочем, например, в Сомали государства фактически  нет. Но вы же  видите, “что это за страна”.

Это замечание намекает на известный анекдот. Однажды некий клиент ругал портного, за то, что тот шил брюки целый месяц и противопоставлял это акту сотворения мира, которое заняло у Творца всего неделю. Даже шесть дней, так как на седьмой день Творец отдыхал. Портной ответил: “А вы посмотрите на этот мир и на эти брюки!”.

Почему же люди, по крайней мере, концептуально, на уровне лозунгов, всё же хотят избавиться от государства? По двум причинам: во-первых, государство стоит денег, а во-вторых, оно неизбежно посягает на свободу граждан. Оно запрещает гражданам делать то, что некоторым из них хочется и, наоборот, заставляет делать то, что некоторым не хочется. Например, оно запрещает, присваивать чужое, и заставляет исполнять договора и платить налоги, как “справедливые”, так и коррупционные. Примеры “вредоносности” государства можно умножать до бесконечности.

Указанное противоречие отражено даже в Библии. Там, в «Книге судей» описано древнееврейское государство, в котором не было государственной власти, а только судьи, обладавшие непререкаемым авторитетом. Всё остальное решали сами граждане, на основе Законов,  привлекая при спорах судей. Но эта система, хотя и позволяла решать все внутренние проблемы, не была способна противостоять нападениям и посягательствам филистимлян. Тогда израильтяне обратились к пророку Самуилу, чтобы “поставил им царя”. Самуил сразу объявил им о том, с какими негативными последствиями такого решения они столкнутся. Это красочно описано в Первой книге царств (гл. 8, ст. 11-18). Но страх перед филистимлянами пересилил увещевания престарелого Самуила, и израильтяне сказали: “пусть царь будет над нами; и мы будем как прочие народы ”. Над этим местом Библии полезно поразмышлять даже тем, кто не является религиозным человеком или не исповедает христианство. Особенно если они решили посвятить себя государственной службе. Очень важно увидеть на этом примере, что власть потребовалась израильтянам для того, чтобы защитить их от тех, кто не следует  их законам и имеет именно от этого серьёзную выгоду.

Итак, почему же, несмотря на перечисленные выше и многие подобные негативные обстоятельства, люди соглашаются (даже, как кажется, - хотят) иметь государство и от него не избавляются? Вроде бы нелогично. Ведь никто и ни разу не возразил против тезиса: “Свобода лучше, чем не свобода”. А уж о нежелательности налогов или злоупотреблений властными полномочиями, даже и говорить не нужно. Тем не менее, - люди соглашаются терпеть эти недостатки и иметь государство. Ответ на поставленный вопрос простой: только из-за “желания” выдержать глобальную конкуренцию за ограниченные ресурсы.

Люди “желают” иметь государство, так как оно, говоря упрощенно:

- повышает глобальную конкурентоспособность конкретного сообщества;

- защищает жизнь и богатства (добычу) людей от внешних посягательств (в широком смысле слова);

- за счёт формирования общественной инфраструктуры, оно часто снижает затраты на производство необходимой для достойной жизни суммы благ и на воспроизводство человеческого потенциала.

Всё это, в свою очередь, порождено инстинктивным (генетическим) стремлением к сохранению вида. Слово желают, заключено в кавычки по очень важной причине. Сказать точнее, здесь дело не совсем в желании иметь государство. Просто те народы, которые не имели конкурентоспособно устроенного государства, вообще сошли с мировой арены. Человечество, как форма жизни, вышло на то место, которое оно занимает на Земле только благодаря генетической склонности людей создавать государства [СП, 113-115], а  беспощадный естественный отбор сохранил только те сообщества, которые конкурентоспособно воспользовались этим генетическим даром. Кстати говоря, некоторые элементы поведения многих общественных видов (пчёлы, термиты, муравьи, волки, некоторые приматы и т.п.) удивительно напоминают правила взаимоотношения индивидуумов в составе государства. Эти правила увеличивают конкурентоспособность видов при конкуренции за ограниченные ресурсы ареала обитания и облегчают приспособление к неблагоприятным условиям среды.

Думается, слушатели не могли не заметить, что мы часто апеллируем к генетическим факторам, влияющим на социальное поведение. Это не случайно. К.Б. Норкин долгое время состоял членом Института Грютер в США, много лет, специально и весьма углублённо изучавшим это влияние. В трудах членов этого Института убедительно выявлено колоссальное, чуть ли не определяющее, влияние генетического фактора на поведение людей.

Поскольку для развития либерального общества, важнейшую, если не основную, роль играют свободные управленческие решения свободных людей и поскольку эти решения в значительной степени определяются генетической природой Homo Sapience, управление развитием, без учёта генетических факторов, абсолютно невозможно.

Есть ещё одна функция государства, которую не все видят, но которая со временем должна стать самой главной, иначе человечество погибнет. Речь о преодолении “ловушек свободы”, о тупиках в которые заводит общество “тотального либерализма” некоторый фактор, который в теории управления называется “положительная обратная связь”. Положительная обратная связь проявляется, например, в ситуации, когда, чем большую сумму благ приносит какая-то деятельность, тем больше труда и ресурсов в неё инвестируют.  Вообще мы не всегда осознаём, насколько этот фактор определяет действия человека, да и вообще любого управленца (в нашем смысле слова). Не все задумываются и о последствиях, порождаемых этим феноменом. Теоретически доказано, что если коэффициент положительной обратной связи хоть чуть-чуть больше единицы, система обязательно выйдет на ограничения. Хороший и очень впечатляющий пример известен цветоводам: часто бывает, что цветок в горшке прекрасно растёт, но потом “вдруг” погибает, а иногда его разросшиеся корни могут даже разорвать горшок, если цветок вовремя не пересадить.

Любопытный эксперимент был поставлен на крысах. Им в мозг вживляли электрод, стимулирующий участок мозга вызывающий ощущение удовольствия и связали его с кнопкой, доступной крысе. Она прекратила все формы активности и нажимала на эту кнопку до тех пор, пока оставалась живой. Если мы хотим обеспечить устойчивое развитие мы должны в алгоритм управления встроить противодействие злоупотреблению положительной обратной связью, но вообще отказаться от такого мощного стимула к активной деятельности тоже было бы ошибкой. Многие помнят, что в СССР сумма получаемых благ мало зависела от результатов деятельности,  то есть коэффициент положительной обратной связи по результатам труда был явно меньше единицы. Зато за счёт неэффективного и неявного использования природных ресурсов и иного национального имущества, наоборот, этот коэффициент был гораздо больше единицы. Результат применения таких недальновидных “правил игры” известен всем.

Если вспомнить то, что говорилось о параллельной работе оптимизаторов (мелкий шрифт на стр.5), то становится очевидным, что каждый отдельный управленец, действуя без учёта перечисленных выше факторов, достигнет успеха только тогда, когда действия других не препятствуют этому, или пока эта парадигма не вывела его на ограничения.

Рыночный регулятор, как уже говорилось - типичный пример иллюстрирующий угрозы возникающие при наличии сильной положительной обратной связи, и кризисы порождаются именно этим его свойством. В [СП, 124-127] приведено 11, наиболее часто встречающихся, примеров, когда без государственного управления неизбежны нарушения устойчивости развития. Очень поучительные для управленцев рассуждения о ловушках для либеральной экономики приведены в работе [13]. Она легко доступна  через ИНТЕРНЕТ. Для обеспечения системного успеха, нужно возложить на государство некоторые дополнительные управленческие функции, корректирующие нежелательные последствия наличия положительных обратных связей в либеральной экономике.

Один, весьма умный, человек сказал примерно следующее:  “Государство не может сделать  рай для людей на земле, но оно вполне может обеспечить, что эта жизнь не станет адом”. К сожалению, мы не смогли установить, кто сказал это первым, но особо обращаем внимание слушателей на этот мудрый тезис. Процветание и благополучие могут возникнуть только на основе инициативы и предприимчивости людей, добивающихся состояния комфорта (материального или духовного) [11], а государство необходимо им лишь для того, чтобы такое стремление к состоянию комфорта не приводило к фатальным последствиям [10].

В рассмотренном выше аспекте, ещё одной важной функцией государства является, упоминавшееся выше, создание и обеспечение функционирования общественной инфраструктуры. Это свойственно даже простейшим живым организмам (бобры, термиты, муравьи, пчёлы и т.п.), не говоря уже о людях. Наличие общественной инфраструктуры, на наш взгляд – императивное условие устойчивого развития. Специальные рассмотрения [СП,111-116,169-181], [э7] показали, что многие функции, которые сейчас возлагаются на общественную инфраструктуру, практически не могут быть реализованы только за счёт частного сектора и рыночных механизмов, если догматически придерживаться тезиса о безусловных преимуществах частного сектора в смысле эффективности. Публичный сектор, в свою очередь, работает недостаточно эффективно только потому, что мы придерживаемся таких “правил игры”, которые позволяют ему так работать. Необходима постоянная здоровая конкуренция этих двух, дополняющих друг друга принципов.

Для иллюстрации важности партнёрского взаимодействия частного и общественного сектора в сфере обеспечения функционирования общественной инфраструктуры, приведём всего два из огромного числа известных нам примеров. Они были собраны во время изучения делегациями мэрии Москвы опыта зарубежных городов в рамках проекта «Муниципальные финансы». 

Во многих зарубежных городах повседневный транспорт на 100% оплачивается муниципалитетом. Город платит за каждый заказанный у частных перевозчиков рейс по конкретным маршрутам, с учётом качества транспортных средств и точности соблюдения расписания. На наши недоумённые вопросы работники муниципалитетов отвечали, что если транспортники получают  доход от продажи билетов, то они заинтересованы обслуживать только интенсивные пассажиропотоки и иметь частоту рейсов, обеспечивающую хорошее заполнение транспортных средств. Если город заказывает рейсы, он, тем самым обеспечивает хорошую привлекательность отдельных городских районов для деловой активности и проживания. Потери на субсидирование городского транспорта с лихвой компенсируются ростом налоговых поступлений. В одном случае, например, за счёт улучшения транспортной доступности района, налоговые поступления возросли в пять раз. Разумеется, выбор перевозчика производится на конкурентной основе  причём в конкурсе могут принимать и государственные и частные компании. И, конечно, проезд в этом случае не бесплатный. Просто выручка от продажи билетов поступает не перевозчику, а в бюджет города. При этом, цены назначаются с учётом обеспечения стратегии развития города, а не для повышения прибыли перевозчиков. Прибыль они получают за счёт победы в конкуренции за городской заказ.

Второй пример ещё более поучителен. Один американский город разросся настолько, что железнодорожный вокзал оказался, чуть ли не в центре города. Тогда мэрия переоборудовала вокзал в прекрасный конгресс-центр и стала сдавать его в аренду для проведения различных научных или социальных мероприятий. Как выяснилось, доходы от аренды были много меньше, чем затраты на содержание центра с учётом обслуживания кредитов. Совет от членов нашей делегации приватизировать этот “убыточный” конгресс-центр вызвал категорическое возражение со стороны мэрии. Оказалось, что, теряя деньги на содержании конгресс-центра, мэрия имеет рост налоговых поступлений от гостиничного налога, налогов на продажи и др. Кроме того, функционирование в городе этого центра создаёт дополнительные рабочие места и, косвенно, но значительно, способствует повышению качества человеческого потенциала в городе. Для частного владельца эти поступления совершенно безразличны.

Последний пример полезно вспомнить, принимая, например, решения о приватизации городских рынков. Кстати у нас совершенно не используется передача городской собственности в доверительное управление REIT-компаниям [СП, 181-183]. В Вене, например, метрополитен является городской собственностью, но управляет им, по конкурсу частная компания. Метро работает прекрасно, город экономит, а компания сама внедряет инновации, снижает издержки и хорошо зарабатывает.

Содержательно описать перечисленные выше цели и функции государственного вмешательства и взаимодействия публичного и частного сектора, не используя слово: “стратегическое” невозможно.

2.           Преимущества  стратегического управления перед ситуацион- ным управлением

Итак, немного про слово “стратегическое”. Например, у таракана, термита или павиана и даже у некоторых людей в определённый момент может возникнуть управление: типа “срочное бегство”. Это может, во многих случаях, спасти конкретную особь, но часто вредит будущему всего сообщества. Для того, чтобы вид мог более надёжно существовать в условиях конкуренции, у общественных живых существ существует генетический механизм, заставляющий каждую отдельную особь, при выборе реакции на дискомфорт, учитывать, как правило, даже н осознавая этого, не только собственный интерес, но и интересы вида в целом (стаи, муравейника и т.п.). Соответствующее поведение общественных живых существ возникает, разумеется, не в результате размышлений, а на основе генетических особенностей. Впрочем, иногда эти правила передаются молодому поколению через обучение от старших. Но и в этом случае это отнюдь не результат каких-то размышлений, а генетически заложенное  ощущение дискомфорта, возникающее у взрослых особей при наблюдении неправильного (девиантного) поведения молодняка.

Говоря образно, конституция “государства” общественных животных записаны не только в генетической памяти, но и в “общественном сознании”, благодаря постепенности изменения возрастного состава и генетическому механизму поддержания в стае определённых стереотипов поведения новых особей. Известно, что такие стереотипы не вырабатываются, если молодая особь вырастает вне стаи. Будущий управленец должен не только правильно понимать механизмы воздействия общественного сознания на результаты применения тех или иных управлений, но и содействовать формированию глобально конкурентоспособного общественного сознания, прежде всего, через обучение и воспитание [СП, 240-244].

Человек принципиально отличается от других живых существ тем, что для него правила социального поведения формируются не только на генетической основе или через общественное сознание (уроки маменьки). У него, благодаря наличию второй сигнальной системы (способности говорить, рассуждать и предвидеть), ощущения комфорта и дискомфорта могут возникать не только из-за сигналов, поступающих из материальной внешней среды. Ощущения дискомфорта, порой даже очень сильные, могут возникать, но также из-за того, чисто информационных сигналов (слова, печатные тексты). Они вызывают ощущения дискомфорта в мозгу, только на основе того, что размещено в его сознании ранее, в результате обучения. При этом, на основе чисто генетической памяти, ситуация может казаться вполне комфортной, но чисто  в рамках второй сигнальной системы человек может решить, что эта информация свидетельствует об угрозе его будущему комфорту.  

Вернёмся к вопросу необходимости учёта долговременных последствий управленческих решений. Каждый может вспомнить, очень много примеров, когда управление, избранное исходя из сиюминутных соображений, без опоры на указанные выше способности человека предвидеть, угрожает будущему благополучию сообщества в целом и, в конце концов, отдельным особям. Очень полезно поупражняться в изыскании таких примеров. Приведём для начала четыре варианта. 

Например, было бы большой удачей, если бы к русским князьям, правившим в Москве в XII веке, пришёл стратег “от Бога”, и сказал бы, что они напрасно закладывают город с концентрической структурой. Если бы он разъяснил им, что из-за этого, в начале XXI века в Москве будут автомобильные пробки, то мы бы сейчас сэкономили миллиарды рублей, и не тратили бы на перемещения по городу четверть того времени, которое затрачивается  на производство всего московского ВРП. Значит, на пробках москвичи теряют более 2 трлн. рублей!

Другой пример. Если бы этот “стратег от Бога”, увидев, как некто, руководствуясь соображениями сиюминутной выгоды, предложил разливать напитки в пластиковую тару, сказал ему, что из-за этого всего через полвека люди, безвозвратно потратив колоссальное количество нефти, завалят землю отходами, которые не исчезнут за сотни лет, то это тоже было бы счастьем для человечества.

Ещё один пример преимущества стратегического управления можно почерпнуть из мудрой восточной сказки. Несколько девушек отправились в пустыню собирать сухой кизяк. Набрав по полному мешку, они направились домой, но их застиг проливной дождь, иногда случающийся в пустынях. Большинство стратегически недальновидных девушек прикрылось от дождя мешками с кизяком, и лишь одна прикрыла мешок своим телом, и промокла насквозь. Зато, когда дождь кончился, стратегически дальновидная девушка развела из сухого кизяка костёр, высушила одежду и принесла домой всё что нужно. А остальные пришли домой и без кизяка, и в жутком виде. Не напоминают ли вам этих недальновидных сборщиц кизяка те люди, которые в начале 90-х приватизировали детские сады и сейчас вынуждены их заново строить. Или, ещё сильнее, те, кто, ради пополнения текущего бюджета, приватизируют городскую недвижимость без учёта её косвенного влияния на качество жизни, да ещё во время кризисного падения цен на неё [э7]. К сожалению, мы слишком часто прикрываемся от дождей мешками с кизяком.

Наконец, если бы к человеку, который в 20-е годы реанимировал кратковременно эффективное, централизованное патерналистское государство, явился бы Великий Стратег и сумел убедить этого человека, что такое государство, в стратегической перспективе не устойчиво и обязательно разложится, то мы не должны были бы организовывать данный мастер-класс.

Думается, понятно, чем плохо ситуационное управление и почему надо опираться на свойственную человеку способность мыслить о последствиях. Человек, а тем более будущий добросовестный государственный служащий тем и отличаются от термита, что они могут предвидеть будущее состояние среды обитания и, даже в обстановке кажущегося сиюминутного благополучия, будут испытывать дискомфорт, от того что в будущем оно (состояние) примет угрожающий (некомфортный) характер. И они будут воздействовать на то, на что они могут воздействовать, чтобы этого не произошло. Кстати говоря, и в поведении термитов, муравьёв, обезьян и тараканов можно усмотреть элементы, способствующие выживанию вида, в ущерб, быть может, выживанию отдельной особи. Правда, как уже говорилось, они заложены в генетической памяти, а не возникают в результате размышлений. Дополнительные рассуждения на эту тему можно найти в [СП, 111-130].

3.           Необходимость оптимизации государственных управленческих решений.

Теперь немного о слове “оптимизационное”. У нас часто слова “оптимизация бюджетных расходов” значат просто прекращение финансирования каких-то расходных статей. Это эвфемизм (употребление нейтрального слова, вместо правильного слова, но неприятного для слушателя). Мы будем понимать слово “оптимизационное” иначе. Мы помним, что даже у таракана в ответ на дискомфорт имеется восемь вариантов поведения. А у совокупности ЛПР (лиц принимающих решения) на государственной службе их буквально десятки тысяч. Но решение, для того, чтобы имелась возможность его исполнить, должно быть одно. Как его выбрать?  Конечно, можно действовать как таракан: наугад, пока не получится что-то приемлемое. Но перебор десятков тысяч решений, если его осуществлять путём экспериментов с реальным обществом может занять сотни лет. Поэтому и встаёт задача упреждающей оптимизации: из всей совокупности возможных управлений желательно, на основе знаний, заранее выбрать, в ясно определённом смысле, наилучшее решение.

Заметим, кстати, что и у таракана, вслед за управлением: “убегать!”, сразу возникает многообразие вариантов: “в каком направлении?

Каждое решение ЛПР порождает так называемую дуальную оппозицию. Это философское понятие, которое до перестройки практически все знали под ником “единство и борьба противоположностей”. Кстати этот принцип диалектики первым увидел не Маркс, не Гегель, а ещё Пифагор [э6]. Каждое решение государства имеет две стороны: оно, во-первых, с определённой вероятностью, уменьшает ожидаемые потери и увеличивает сумму благ, которыми могут воспользоваться члены общества, что хорошо, но, во-вторых, оно всегда наносит также и вред так как требует затрат на его реализацию и часто ещё и ограничивает свободу. Последнее многими, просто по генетическим причинам, воспринимается как появление дискомфорта, причём даже много большего, чем материальные потери.

Любопытный эксперимент, специалисты ИПУ РАН, совместно с биологами  проводили в середине 70-х годов. При создании одной биотехнической системы для космических исследований, потребовалось зафиксировать крысу (опять крыса!) в определённом положении. После длительных наблюдений, биологи определили положение, которое крыса предпочитала занимать в ситуации комфорта, При этом она, если была сытой и не чувствовала опасности, находилась в этом положении часами. Но как только её закрепляли в этом положении (лишали свободы), она предпочитала перегрызть свои лапы и освободиться, с тем, чтобы потом свободно занимать то же самое положение. Это, на первый взгляд – парадоксальное, генетическое (опять генетика!) свойство живых существ, и особенно человека, каждый управленец должен постоянно иметь в виду. Мы в своё время высказали гипотезу, что ощущение дискомфорта в ситуации ограничения свободы генетически закрепилось из-за того, что виды, не имевшие такого свойства, хуже других были приспособлены к возникновению неожиданных ситуаций. Но эти вопросы мы сейчас не можем детализировать.

Можно назвать ещё много дуальных оппозиций, которые нужно учитывать при принятии государственных управленческих решений. Приведём наиболее часто забываемые:

- оппозиция ювенального нигилизма и геронтоконсерватизма [э12];

- оппозиция частного и общественного интереса;

- оппозиция текущего благосостояния и будущего процветания;

- оппозиция социального дарвинизма и социального партнёрства:

- оппозиция альтруизма и эгоизма;

- оппозиция Божественной и житейской мудрости (по Пифагору [э6]).

Каждый управленец должен ясно понимать, что любое, даже на первый взгляд благоприятное управленческое решение, если при его реализации отсутствует стабилизирующее влияние дуальной оппозиции, может завести систему в область потери устойчивости.

Если не очень придираться к словам, то уникальная стабильность государственной системы  США в значительной степени, определяется наличием уравновешенной дуальной оппозиции; Республиканцы (предпочтительность социального дарвинизма)  и демократы (предпочтительность социального партнёрства). Это уже дало США более 200 лет существования при одной конституции, тогда как в СССР, требование о безусловном приоритете общественного интереса не позволило сохранить систему более 70 лет, несмотря на многократные смены конституций.

Итак, обобщая сказанное выше, считаем, что оптимизация состоит в разработке и применении двух, взаимосвязанных методик. Прежде всего, нужно уметь достоверно (сказать точнее на основе экспериментально проверенных стратегических прогнозов и общественного консенсуса) оценивать как сумму благ, получаемых от управленческих решений, так и риски будущих потерь и затрат, а также уровень упомянутого ощущения дискомфорта от ограничений свободы. Во-вторых, нужно уметь, на основе сопоставления этих непростых оценок,  принимать то управленческое решение, которое даёт максимальное увеличение приобретаемой гражданами суммы благ, на единицу потерь и затрат. Думаю понятно, что речь о том, чтобы найти алгоритмы, позволяющие разрешать эту дуальную оппозицию не наугад, а расчётами, на основе накопленных знаний.

Важно иметь в виду, что требование о необходимости разработки методик выбора наилучшего решения из небольшого числа допустимых управлений может быть излишним. Если множество допустимых управлений невелико, возможен тривиальный перебор всех вариантов. Но когда управлений много, требуются специальные алгоритмы оптимизации. Таких разработок очень много. Известны градиентные методы, методы Гаусса-Зайделя и многие другие. Необходимо их знать и применять. Мы, к сожалению, не сможем в данной публикации уделить этому вопросу отдельное внимание. При необходимости слушатели могут получить консультации на кафедре.

При разрешении проблемы стратегического оптимизационного управления следует постоянно иметь в виде также и то обстоятельство, что наличие государственного управления порождает наличие людей, уполномоченных принимать затратные решения, при весьма ограниченной ответственности за конечные результаты. Особенно это обостряется в связи с тем, что результаты многих решений проявляются в отдалённой перспективе, а средства на их реализацию должны изыматься из текущих доходов граждан. Поскольку соответствующие должности ЛПР занимают, в общем-то, вполне обычные люди, они не свободны от соблазнов корыстного использования этих возможностей. Это обязательно должно учитываться при разработке алгоритмов (методов) государственного оптимизационного управления. Главное правило для этого сформулировал ещё Н.А. Бердяев [12]: власть должна стать не “правом и притязанием”, а  “обязанностью и тяготой”.

В самом начале уже говорилось, что государство должно не властвовать, ради достижения государственных целей, а просто честно служить гражданам, на “общих основаниях”, радии их (граждан) блага. А честно служить невозможно без ясного контракта. Если исходить из того, что для граждан лучше всего жить в государстве социального контракта [СП, 45-46], то контракт будет справедливым, если государство будет взимать за исполнение своей службы только такие суммы, за которые гражданам, в стратегической перспективе, выгоднее нанять именно так устроенное государство. Говоря о выгоде, мы имеем в виду дуальную оппозицию: делать всё самим (возможно через частный сектор), или сформировать публичный сектор и пользоваться его услугами, уплачивая налоги и смиряясь с ограничениями свободы. Это есть одна из важнейших подзадач общей задачи оптимизации государственного управления  [э7].  

Как ни парадоксально это звучит, гражданам всего предпочтительнее государство, принимающее только такие расходные обязательства, для реализации которых им выгодно платить налоги [СП, 68-69]. Слова о “выгодности” налогов звучат почти как “сухая вода”, но если вдуматься, это чуть ли не главный критерий, оправдывающий существование государства. Специально подчеркнём, что, говоря о выгодности, мы не имеем в виду, “выгодность” ухода от налогов, в ситуации, когда другие граждане своими налогами оплачивают те услуги, которые получает и неплательщик.

По вопросу о том, что лучше для граждан: пользоваться частным или публичным сектором бытует много заблуждений. Их полезно развеять, прочитав, повторимся, [СП, 63-73] или [э7]. Там обосновывается необходимость конструктивного партнёрства частного и публичного секторов. При этом подразумевается и здоровая взаимная конкуренции, которая в стратегической перспективе на деле оказывается партнёрством. 

Полезно понимать, что тезис о том, что конструктивное партнёрство (или «Культура мира» в терминологии одного их прошлых руководителей ЮНЕСКО Федерико Майора [4]) является императивом XXIвека, ещё отнюдь не может праздновать окончательной победы. Особенно удивительно, что в США, которые были буквально спасены во времена Великой депрессии тем, что Франклин Рузвельт узаконил, в первом приближении, систему социального партнёрства труда и капитала, сейчас, по крайней мере, со стороны кандидата в вице-президенты Пола Райана делается попытка вернуться к конфронтационной идеологии типа “кто - кого”. Если кратко, она формулируется так: “Пусть неудачники плачут!” Вслед за американской писательницей Айн Рэнд, (эмигранткой из России Алисой Зиновьевной Розенбаум, выпускницей Санкт-Петербургского университета), Райан стоит на позиции, что бедные люди Америке не по карману. Это опасное заблуждение, чреватое серьёзными последствиями для США и, учитывая глобальную роль США, для всего мира. Мы не сможем углубляться в эту тему, но для будущих государственных служащих очень полезно посмотреть в ИНТЕРНЕТ про Айн Рэнд (можно прямо через браузер по этой ссылке). Некоторые соображения по этому поводу можно найти и в [э7, э10] . Заметим, кстати, что опасность для исхода выборов высказывания Райана была нами отмечена ещё до выборов в США. По нашему убеждению, Ромни проиграл выборы,  в значительной степени из-за того, что большинство голосов, всегда - у “бедных”. Дело в том, что бедность понятие относительное. Дискомфорт по этому признаку в США могут чувствовать люди, которые имеют сумму благ даже несколько большую, чем наши некоторые “богатые”. Американские “бедные” вряд ли могли поддерживать эту позицию дуэта Ромни-Райан.

4.     Какой отпечаток на принимаемые управленческие решения накладывают “условия формирования либеральной экономики”? 

Это очень важная часть названия.Строго говоря, в заголовке, применительно к российской ситуации следовало бы сказать:  в условияхшокового формирования либеральной экономики”.Мы в России пытаемся либерализовать систему, в которой несколько сот лет властвовал централизованный патернализм и основным контингентом нашего населения всегда были и пока являются не граждане, а подданные [СП, 37-46]. Это не вина людей, а их беда. Нет возможности сейчас останавливаться на этом подробно, но скорость преобразования подданных в граждан не может быть слишком большой.

Думается большинство слушателей знакомо с гипотезой, объясняющей, зачем Моисей  вёл свой народ из Египта по пустыне 40 лет. Пусть кто-то считает, что это, всего лишь, легенда, но она выглядит очень правдоподобно. Достоверно известно, что в Европе, например, построение либеральной социально-экономической системы, взамен феодальной системы. заняло практически 500 лет. В США на это потребовалось почти 100 лет. А попытка перейти к либеральной системе в России за 500 дней была обречена с момента возникновения этого замысла, и явно не удалась.

В дополнение е предыдущему отметим, что анализ многих выступлений наших, даже самых “завзятых”, либералов показывает, что наследие патерналистского менталитета, даже и через два последних десятка лет, не преодолено. Не имея ясного контракта с властью, они почему-то в любом случае, требуют, чтобы власть устранила все их проблемы и трудности и не задумываются, о том, в какие суммы обойдётся решение, где взять деньги и каково множество допустимых управлений. Не задумываются они и о том, что лучше: тратить эти деньги или даже примириться с недостатками. Такой подход представляется совершенно деструктивным, если не сказать патологическим.

В [1] приведён реальный пример колоссальной разницы подходов к обозначенным выше проблемам в России и в США. Думается, слушателям будет любопытно “почувствовать разницу” отношения к формированию расходных обязательств в Моссовете (начало 90-х годов) и в городе Феникс, примерно в то же время [СП,83-85]. В Моссовете депутаты требовали обязательного включения в бюджет дополнительных расходных обязательств, а требования исполнителей бюджета указать источник их финансирования называли “выкручиванием рук”. В Фениксе, напротив, всё концентрировалось именно на сопоставлении предполагаемой полезности для жителей расходных обязательств и налогов, которые придётся за это платить.    

В связи с утверждением о невозможности перехода “ударными темпами” к государству, которое служит гражданам, не следует впадать в чрезмерный пессимизм. По нашим оценкам, не потребуется ждать ни 500, ни 100, ни 40 лет, Используя мировой опыт таких преобразований, можно рассчитывать на существенное ускорение переходного процесса: примерно 5лет до преодоления “точки невозврата” и 10-12 лет до массового внедрения отношений социального контракта. В любом случае, о трудностях перехода нужно всё время помнить и принимать специальные меры, для того, чтобы ускорить этот процесс. Но: “спешить нужно, не торопясь”. Позже мы немного коснёмся проблемы перехода. Подробнее об этом можно прочитать в [СП,14; 38; 257-268] и в [э3].

На этом придётся закончить рассмотрение наиболее сложной, говоря возвышенным языком, - “философской”, стороны проблемы реализации оптимизационного стратегического управления региональным развитием в современных российских условиях и перейти к гораздо более простой, - математической, стороне проблемы,

5.     Создание системы стратегического оптимизационного управле-ния – сложнейшая, мультидисциплинарная научная проблема, требующая эффективного привлечения  профессионалов

Для дальнейшего продвижения необходимо сделать несколько важных замечаний. Прежде всего, очевидно, что стратегическое оптимизационное управление региональным развитием – мультидисциплинарная проблема. Для её решения нужно привлекать знания по экономико-математическому моделированию, статистике, социологии, генетике, психологии и многим другим сферам компетенции. Даже знания по математическим моделям распространения эпидемий могут оказаться полезными. Трудно рассчитывать, что удастся найти достаточное количество специалистов, одинаково компетентных во всех этих областях Совершенно ясно, что такую работу можно организовать только за счёт постоянного привлечения к ней всей интеллектуальной мощи национального и даже мирового научного сообщества. Но эта технология, как показывает опыт, также не свободна от подводных камней. Она не может быть организована, если управленцы не будут, хотя бы на самом общем уровне, ориентироваться в вопросах, которые мы здесь разбираем. Опытные “напёрсточники от науки” обведут их вокруг пальца.

Какими же способами ЛПР должны сотрудничать с научным сообществом?  Здесь разумно ориентироваться на мировой опыт. В успешных странах, масштабы привлечения самой глубокой науки для обоснования решений по формированию расходных обязательств, - просто не укладываются в бывших “командно-административных головах”. В США, например, с федеральными органами государственного управления, взаимодействует  несколько сотен …(нет, не учёных!) … комитетов советников, в каждом из которых - несколько десятков профессионалов.

Мощь научной базы, на которую опираются управленческие решения в США, впечатляет, особенно в сравнении с нашими традициями [СП, 88-89]. В ИНТЕРНЕТ нам встречались даже оценки, предполагающие участие в этой работе в США до 45 млн. человек. Трудно в это поверить, но даже если цифра завышена на порядок, всё равно, это “не по нашенски”. Для исключения возможных негативных последствий такого расширения числа людей, могущих влиять на решения органов государственного управления, привлечение  учёных осуществляется в рамках строгой системы правил, препятствующих недобросовестному лоббированию и налагающих на специалистов бескомпромиссную ответственность за качество рекомендаций.

Упомянутые выше правила, включённые в “Закон о комитетах советников” предусматривают: чёткое формулирование стратегических ориентиров, транспарентность обоснования предложений, конкуренцию и бескомпромиссную ответственность за качество рекомендаций и обязательность, под угрозой уголовной ответственности, декларирования советниками ситуации конфликта интересов. Рассказать сейчас обо всех деталях этих правил, не получится, но очень советуем с ними познакомиться [СП, 86-93].

Слушателям полезно обратить внимание на полностью не укладывающееся в  наш менталитет решение посадить в тюрьму на 6 лет нескольких итальянских учёных за то, что они не предсказали землетрясение, хотя получали за эту работу деньги. Такая мера, на наш взгляд, уже перебор, но вряд ли разумно верить обещаниям и назначать руководителем РОСНАНО человека, который “научно” предсказывал, что ваучер будет стоить как две “Волги”. Трудно также найти страну, кроме России, где такие "добросовестные" экономисты, как Л.К. Русанов и В.М. Рутгайзер, которые в 1995 году, в статье: «Оценка стоимости РАО Норильский никель», "доказали", что справедливая цена этого актива составляет 170.1 млн. долларов могли бы быть в 2012 году привлечены для оценки активов на новом этапе приватизации [СП, 178]. Напомним, что реальная цена "Норильского никеля” очень быстро превзошла 50 млрд. долларов, а никаких налогов за такой взлёт цены никто не заплатил и ответственности никто не понёс. Кстати, в США такой налог (Wind fall tax) предусмотрен.

Помимо грамотного использования научного потенциала, особенно важно обратить внимание на упреждающие меры, стимулирующие практику контрактных отношений бывших подданных и публичного сектора [СП, 257-264], что, как показали первые эксперименты, содействует ускоренному формированию у бывших подданных конструктивного гражданского сознания. Чем чаще люди будут принимать решения о выгодности для них баланса суммы получаемых от государственной системы управления благ, и собираемых с них налогов, тем скорее они превратятся в ответственных граждан. 

6.     Основные блоки системы стратегического оптимизационного государственного управления

В соответствии с общей теорией управления [11], для того, чтобы алгоритмизировать процесс государственного оптимизационного управления, необходимо:

·         задатьцель управления в виде некоторой переменной, подсчитываемой по значениям измеримых показателей, характеризующих состояние управляемого объекта в пределах горизонта планирования;

·         определить (инвентаризировать) множество допустимых управлений;

·         сконструировать и реализовать прогностическую модель, увязывающую прогнозируемую динамику целевого показателя с управлениями;

·         произвести расчёт оптимального, в смысле установленной цели, управления ,

·         обеспечить реализацию соответствующих управляющих воздействий;

·         организовать мониторинг реальных показателей и их сравнение с прогнозом изменений в пределах горизонта планирования;

·         организовать коррекцию прогностической модели на основании расхождения расчётных показателей и результатов мониторинга.

В грамотно построенной системе стратегического оптимизационного управления должны обязательно присутствовать все шесть перечисленных функциональных блоков. Они могут реализовываться либо путём создания специальных служб, либо коррекцией функций уже существующих подразделений. В любом случае, ответственные исполнители этих функций должны пройти соответствующие курсы повышения квалификации. Кроме того, эти подразделения должны иметь возможность оперативного привлечения независимых экспертов, контракт с которыми должен заключаться на конкурентной основе и предусматривать все, упомянутые выше, меры пресечения недобросовестного лоббирования. В, контракте, как уже упоминалось, должна быть также предусмотрена гласность результатов экспертной работы и бескомпромиссная ответственность за качество экспертизы [СП, 86-93]. Подчеркнём, что работа такой системы невозможна, если, прежде всего, не сформирован общественный консенсус по цели управления и не организована объективная оценка степени её достижения.

6.1.                   Качество жизни как цель управления; объективизи-рованная оценка успешности её достижения

Абстрактно говоря, с тем, что власть должна быть нанята гражданами для устойчивого улучшения качества их жизни, включая в это понятие обеспечение устойчивости развития, безопасности и глобальной конкурентоспособности регионального сообщества любого масштаба, - согласны почти все. Но стоит только попытаться точно определить, что такое качество жизни возникают бесконечные споры, иногда даже с применением насилия. Иногда страны даже распадаются из-за разных взглядов на этот показатель. Несмотря на все трудности, этот спор необходимо разрешить, так как, если консенсуса по цели управления нет, то государственное управление превращается в шаманство или, в худшем случае, - в шарлатанство.

Главная трудность решения этой проблемы - многомерность (векторность) представлений людей о качестве жизни. Это настолько запутывает дело, что многие вообще отказываются использовать такой критерий и сводят всё к уровню жизни, что, очевидно, проще, но, на наш взгляд, не является дальновидным. Вспомним выражение: “Не хлебом единым жив человек” и великолепную сатиру в книжке братьев Стругацких: “Понедельник начинается в субботу”.

Полезно освежить в памяти описанную братьями Стругацкими “экономическую модель” человека в виде “кадавра неудовлетворённого желудочно”, применявшуюся в НИИЧАВО. Поскольку братья Стругацкие не только писатели, но и научные сотрудники, они правильно предсказали, что если бы такая модель была адекватна реальности, то кадавр обожравшийся селёдочными головами, лопнул бы, подобно цветочному горшку, который мы упоминали в начале данной лекции.    

Высокий в среднем уровень жизни может сопровождаться  опасными нарушениями социальной справедливости [э8] или иными ощущениями дискомфорта в ментальной сфере. В результате, даже меньшинство граждан может обрести социальную силу и вызвать катаклизмы.

По нашей концепции, влияние той или иной социальной группы определяется не столько её численностью, сколько её социальной силой. Последняя зависит и от численности, и от располагаемых ресурсов, и от её возможностей злоупотреблений монопольным положением, и от активности её членов и от многих других факторов. Если даже небольшая социальная группа испытывает большой дискомфорт, да ещё имеет умелых лидеров, её социальная сила кратно возрастает.      

К счастью, вопрос о формировании широко признаваемой (почти консенсус) оценки качества жизни близок к своему решению. Функционирующая под эгидой ООН комиссия, - ХАБИТАТ, после нескольких лет работы нашла [2] вполне приемлемый компромисс, называемый UGI ( Urban Governance Index =   Индекс качества управления городом). Схема формирования UGI, как, впрочем, и всех других известных индексов качества,несложная: сначала выбираются и оцениваются некоторые частные показатели, прямо или косвенно отражающие качество, а потом вводится процедура, так называемой, свёртки этих частных показателей в сводный индекс. Данная схема – общепринятая, а нарушение консенсуса возникает лишь при выборе номенклатуры частных показателей и при выборе процедуры свёртки, да и то – не слишком часто. Мы к этому вопросу обратимся чуть позже.

Несмотря на некоторые, ещё остающиеся вопросы [3], UGI можно считать, с социальной точки зрения вполне приемлемым, причём не только для городов, но и для любых регионов. В пользу примененияUGI говорит и то обстоятельство, что в России уже с 2007 года ведётся систематическая  институционализация сбора данных для оценки качества работы органов государственного управления (в этих документах, на наш взгляд, не вполне точно, применяется термин: “исполнительной  власти”). Речь идёт об Указе Президента РФ №825 от 28.06.07. «Об оценке эффективности органов исполнительной власти субъектов РФ» и о Постановлении Правительства РФ №322 от 15.04.09, о мерах по реализации этого Указа. Выполненный нами специальный анализ показал, что внедряемая в РФ система оценки может быть использована в качестве информационной базы при индексном  управлении для различных оценок качества управления, в частности, и для оценки по методике ХАБИТАТ.

К сожалению, непосредственное использование UGI для оптимизационного стратегического управления затруднено тем, что он, в основном, формируется с помощью неформальных экспертных оценок и не поддается прогностическому моделированию, позволяющему оценить, как те или иные управленческие решения повлияют на качество жизни в будущем. Позже будет пояснено, каким образом для этой цели можно использовать хорошо проработанные методы макроэкономического моделирования. Разумеется, общественное согласие по поводу правил оценки может меняться со временем. Это также нужно учесть при организации данной подсистемы оптимизационного стратегического управления развитием. 

Ещё одна трудность состоит в том, что методики ХАБИТАТ дают значение индекса для конкретного момента времени, тогда как, для оптимизационного управления требуется прогнозировать динамику ИКЖ (Индекс качества жизни) в пределах некоторого горизонта планирования. Впрочем, и сам вопрос о разумном горизонте планирования тоже требует научного обоснования. Слишком малый горизонт чреват стратегическими просчётами, а слишком большой – ошибками прогнозирования  (вспомните пример, приведенный в самом начале о концентрической структуре дорожной сети Москвы). По нашим соображениям [СП,140-142] он должен быть порядка 25 лет.

Из-за необходимости учёта ИКЖ в пределах всего горизонта планирования, помимо дополнительного усложнения расчётов, возникает вопрос, так называемого, дисконтирования. Дело в том что, как правило, улучшение ИКЖ в будущем требует предварительных затрат в настоящем, а они, очевидно, ухудшают текущее качество жизни. Дисконтирование может быть самым разным: от жёсткой (например, сталинской) мобилизационной стратегии (настоящее малозначимо по сравнению со счастливым, “коммунистическим” будущим), до популистского проедания национального достояния (после нас, хоть потоп!). Позже будут представлены наглядно возможные стратегии дисконтирования. Не определив функцию дисконтирования. невозможно оптимизировать управленческие решения. При этом, взгляды общества на этот вопрос, со временем, также могут меняться и необходима серьёзная работа для непрерывного обеспечения консенсуса и по этому, очень принципиальному, вопросу.

Ещё одна проблема – учёт социальной дифференциации. Очевидно, что каждое управляющее воздействие по-разному влияет на разные социальные группы. Рассчитать изменение ИКЖ для каждой из страт не так уж сложно. Но встаёт вопрос: “как определять среднюю температуру по больнице?” правила свёртки этих частных ИКЖ в интегральный индекс очень существенны, так как определяют и ясно обозначают социальную политику. Из-за этого разумный “нормативный” баланс интересов различных социальных групп найти не просто. Сильно мешает парадигма конфронтационного мышления, имеющая в России почти 500-летний стаж.

О вреде конфронтационного мышления есть много публикаций, начиная с написанной при участии К.Б. Норкина работы [4], или, важнейшей для управленцев, книжки Р. Фишера и У.Юри [5] или весьма умной книги А.И. Музыкантского и И.Г. Яковенко [6]. В блоге: “Политическое образование” есть также запись [э9], в которой, по материалам [6], специально разбирается вопрос о вредоносности конфронтационной идеологии, по отношению к национальным интересам.

Ещё раз подчеркнём: требуются значительные интеллектуальные и политические усилия, для того чтобы найти социальный консенсус по формулировке цели управления, но нужно раз и навсегда смириться с тем, что без ясного обозначения социальной политики, оптимизация в принципе невозможна. Мы уже применяли по этому поводу слова: шаманство и шарлатанство.

В работах [1,3] приведены более детальные, чем приведенные выше, рекомендации по решению задач оценки ИКЖ. Однако, даже из данного схематического изложения ясно, что “формирование общественного консенсуса по цели управления” это не разовая компания, а систематическая работа.

При этом полезно опираться на уже существующие наработки по многокритериальному оцениванию [8]. Мы не сможем здесь коснуться всех деталей, но лишь вкратце поясним, что такое “смысловая матрица свёртки”. В материалах кафедры можно получить более подробную информацию.

Идея применения для многокритериального оценивания так называемых  матриц смысловой свёртки возникла в ИПУ РАН более 20 лет назад. При оценке успешности работы лабораторий Института первоначально применялась традиционная бальная система: отдельные скалярные показатели качества суммировались с некоторыми коэффициентами. При этом выявились трудности, во-первых, с назначением коэффициентов и, во-вторых, с малой чувствительностью критерия к отдельным компонентам при большом их числе.

Тогда была предложена несколько иная процедура. Каждый скалярный показатель, после анализа всего набора значений для всех оцениваемых лабораторий получал, так называемую категорию. Эти дискретные категории назначались так, чтобы в каждую категорию попало примерно одинаковое количество лабораторий. Определение итоговой категории проводилось именно с помощью матрицы свёртки. Вид матрицы, для случая двухкомпонентного вектора оценки (четырёх категорий по компоненте А и трёх категорий по компоненте В) имеет следующий вид:

 

 

                   Значение показателя  В

 

1

2

3

1

1

2

2

2

2

2

3

3

3

3

3

4

3

4

4

                                  

 

 

Значение                   Результат свертки С(А,В)    

показателя  А                      

 

Пусть, для конкретности, показатель А отражает оценку того или иного решения с позиции предпринимателя, а показатель В оценку того же решения с позиции наёмного работника. Эти оценки мы, как уже говорилось, называем категориями. В клетках матрицы “стратег”, то есть ЛПР или иной орган, уполномоченные определять стратегию принятия решений, размещают значение итоговой категории.  Легко увидеть что при конкретной стратегии показатель В влияет несколько меньше, чем показатель А. Действительно, даже при первой категории показателя В  но при четвёртой категории А итоговый показатель оказывается равным трём. С другой стороны первая категория по показателю А несколько нивелирует наихудшую оценку по показателю В. Очевидно, что осмысленное назначение цифр в клетках матрицы свёртки позволяет стратегу очень гибко реагировать на особенности задачи и ситуации.

Если число компонент вектора критерия больше двух, то применяется попарная свёртка одномерных показателей как показано на картинке стр. 20. Там представлена система матриц свёртки для конкретной задачи принятия решения о закупках техники.


 

Сейчас невозможно углубляться в детали, но более чем 20-летняя практика показала, что такой приём делает решения более осмысленными, чем при бальной системе и даёт стратегу возможности более гибкого воздействия на стимулирование направлений развития, отвечающих установленным стратегическим ориентирам. Очень полезно более детально изучить эту методику и взять её на вооружение.

Если размерность вектора критерия больше двух, то применяется попарная свёртка одномерных показателей как показано на вышеприведённой картинке. На ней представлен пример системы матриц свёртки для реальной задачи принятия решения о закупке техники.

Мы не сможем здесь подробно говорить о методиках пресечения корыстной фальсификации при оценках качества жизни. Если сказать предельно кратко, необходимо обеспечить независимость оценщиков от тех, кого они оценивают и активную транспарентность оценок. Слово “активную” мы употребили для того, чтобы подчеркнуть, что они должны не только обязательно размещаться в ИНТЕРНЕТ для свободного доступа, но одновременно должны быть приняты специальные меры, стимулирующие интерес и облегчающие доступ к ним организаций и граждан, особенно тех, кто заинтересован в конкурентной оценке. Описанные в упомянутых выше публикациях процедуры, как показала практика, обеспечивают вполне удовлетворительную защиту.

6.2.    Множество допустимых управлений 

В самом начале уже говорилось, что управление может быть выбрано только из множества допустимых управлений. К сожалению, до сих пор основным инструментом управления у нас является нижеследующая процедура: разработка плана действий (сейчас его модно называть дорожной картой), выдача команд, проверка исполнения, поощрения и, иногда, - наказания.

Эта традиция перенесена в нашу систему из дореволюционных времён на самой заре формирования нового государства. Известно, в частности, что когда в начале 20-х годов  недоучившемуся студенту Тбилисской духовной семинарии был направлен план ГОЭЛРО, он написал В.И. Ленину, что пора переводить этот план на уровень: “об исполнении доложить”.

Административно-командный способ управления - это один из главных факторов погубивших “советский эксперимент”. Ради научной объективности, следует заметить, что неэффективная работа и злоупотребления свойственны не только социалистической идеологии. Это зависит от правил работы системы, а не от установленных социальных целей. Эффективность административно-командного управления будет низкой практически в любом крупном государстве и при любой его социальной ориентации.

Известны гораздо более эффективные инструменты и парадигмы управления, чем традиционные российские. Уточним, что мы называем инструментами конкретные решения, непосредственно воздействующие на материальные и информационные потоки, а парадигмами - правила подбора этих инструментов для достижения установленных целей управления. Другими словами, инструменты это варианты решений ЛПР, изменяющие социально-экономическое поведение свободных, законопослушных людей, а  парадигмы – определяют концепцию применения этих инструментов для достижения определённых системных последствий в процессах развития общества. 

Приходится сожалеть, что широко используемый успешными странами богатейший арсенал инструментов и принципов у нас не используется. Например, в России очень редко используется парадигма управления через среду, в которой живут и действуют (“предпринимательствуют”) свободные, законопослушные  граждане. Этот подход (экономико-правовое управление) активно пропагандировался лауреатом Нобелевской премии Фридрихом фон Хайеком [7].  Применению управления через корректировку среды достаточно много внимания уделено и в [СП, 111-112, 151-162, 283-288].

Приведём наглядный пример. Предположите, что вы являетесь директором дома отдыха и считаете, что появление в общей столовой в плавках или купальнике недопустимо. Не будем обсуждать, насколько разумно такое желание. Но как его осуществить? Вы можете пресечь такую практику двумя принципиально разными способами. Можно издать запрещающий это приказ, поставить охрану, не пускающую в зал полуголых людей и нанять вышибал, для пресечения незаконного сопротивления.  А можно просто сделать в столовой прохладный воздух и тогда люди сами станут приходить в столовую в одежде. Этот способ более эффективен и одновременно более дальновиден. Воистину: свобода это осознанная необходимость”. Недаром эту мудрую мысль приписывают и Аристотелю, и Спинозе, и Гегелю, и даже Марксу. 

Расширению множества допустимых управлений специалисты по государственному управлению во всём мире уделяют особое внимание. При этом практически все они также различают инструменты и способы (парадигмы, принципы) управления.

Будущим управленцам очень полезно, в частности, познакомиться с организованной в начале 90-х годов в США под руководством будущего вице-президента Альберта Гора масштабной программой NPR (National Performance Review = критический анализ качества функционирования государственной системы США). Анонсирование этой программы было важной составляющей предвыборной агитации Била Клинтона. Эта программа носила также рабочее название RG (Reinventing Government = перестройка системы государственного управления). К программе NPR было привлечено более 500 специалистов в области государственного управления. Теоретические обоснования программы NPR можно найти в книге Д. Осборна и Т. Геблера: “Reinventing Government” [9]. Эта книга вышла из печати как раз в год избрания Клинтона Президентом США. Кстати говоря, в этой книге авторы официально применили слово “perestroika” как синонимом слова “reinventing”. В этой книге названо почти 40 инструментов государственного управления [СП,152-162] и детально проанализированы десять различных парадигм (способов) улучшения работы централизованной бюрократии [СП,283-288].

Для тех, кто будет брать эту книгу в библиотеке МГУУ, отметим, что в [1], именно по вопросу о множестве допустимых управлений вкралась досадная опечатка. На стр. 155 в Таблице 1 нумерация в каждом столбце начинается с 1. В тексте книги нумерация управляющих воздействий принята сквозная, то есть управление 1 в столбце «Инновационные» в тексте упоминается под номером 11,  2 – под номером 12 и т.д. до управления 18, которое в тексте упоминается под номером 28. «Авангардные» управления упоминаются в тексте под номерами 29-36.

Приведём перечень рассмотренных в [9] парадигм управления:

1.     Каталитическое государственное управление тенденциями социально-экономического развития (выявлять и стимулировать позитивные тенденции социально-экономического развития, подавлять – негативные тенденции).

2.     Развитие гражданского общества (взаимодействовать с гражданами и общественными организациями эффективнее, чем персонально учитывать интересы каждого из атомизированной совокупности подданных).

3.     Конкурентный выбор исполнителей расходных обязательств (не принципиально: публичный или частный исполнитель, а принципиально: есть или нет здоровая конкуренция между ними).

4.     Государственное управление на основе показателей развития (предписывать сверху не перечень действий, а достижение определённых значений некоторых показателей).

5.     Государственное управление на основе целеполагания (предписывать сверху не перечень действий, не достижение отдельных показателей, а достижение конкретных, социально значимых целей).

6.     Приоритетная ориентация государственного управления на потребителя услуг (усилия бюрократии должны цениться дешевле, чем польза для граждан).

7.     Элементы предпринимательства в государственном управлении (практиковать ГЧП на основе обязательного количественного сопоставления пользы для граждан и соответствующих бюджетных расходов, налоги должны собираться ради выгоды граждан).

8.     Упреждающее государственное управление (уменьшать риски негативных событий, вместо аврального преодоления их последствий).

9.     Децентрализация государственного управления (от субординации к партнёрству, от командования к экономико-правовым методам).

10.                       Государственное управление через рыночные механизмы (экономико-правовое стимулирование участия частного сектора в реализации общегосударственных стратегических приоритетов развития, например, через нормативы градостроительного зонирования). При этом нужно обязательно учитывать, что это стимулирование также может породить положительные обратные связи.   

По результатам анализа авторов [9], можно заключить, что они более всего склонны к каталитическим принципам управления, реализуемым в условиях радикальной децентрализации [э4]. Очень существенно отметить, что для крупных государств, даже в самых инновационных теориях, нет предложений о полном отказе от иерархической организации управления развитием. Речь лишь о совершенствовании и повышении эффективности иерархических систем.

Разработчики RG считают, что ни один из перечисленных приёмов не может быть признан универсальным. Эти приёмы рекомендовано рассматривать как набор возможных технологических вариантов, применяемых в рамках системы TQM (Total Quality Management = Тотальное управление качеством). Важно обратить внимание на то, чтодецентрализация, то есть передача и средств, и ответственности на нижестоящие уровни иерархической системы, должна, в обязательном порядке, сопровождаться специальными мерами со стороны Центра. Они предусматривают: усиление контроля с вышестоящего уровня за конечными результатами, внедрение бескомпромиссной ответственности за достижение стратегических целей и наличие экономико-правовых механизмов, обеспечивающих партнёрское взаимодействие регионального эгоизма и стимулов достижения общесистемных целей развития.

В рамках системы TQM каждое подразделение, уполномоченное принимать управленческие решения, имеет собственный индекс (критерий) качества функционирования, формируемый на основе некоторых объективно измеряемых показателей. Управляющие воздействия на это подразделение с вышестоящих уровней (команды, стимулы и санкции), формируются с учётом значений этого индекса. Поэтому, в нашей терминологии для таких систем используется термин “индексное управление” [э13]. В рамках принятого подхода, вмешательство вышестоящего иерархического уровня в работу нижестоящих систем производится только в случае, когда последние не справляются с достижением установленных целей или наносят ущерб общесистемным интересам. Очевидно, что это позволяет разгрузить Центр от излишней работы, а также даёт возможность при принятии региональных решений опираться на более полную и достоверную информацию. При этом системным интересам государства не наносится никакого ущерба. Более того, усиливается партнёрское синергетическое взаимодействие Центра и регионов в целях обеспечении системных стратегических ориентиров.

6.3.    Адаптивная прогностическая модель

Попробуем теперь концептуально разобраться в том, как можно строить прогностическую модель социально-экономического развития региона и как её использовать при стратегической оптимизации. Напомним, что мы должны иметь методику, которая позволяет при принятии управленческих решений, учитывать  прогнозы динамики тех макроэкономических переменных, которые оказывают заметное влияние на неформальные оценки качества жизни, различных социальных групп, то есть тех страт, КЖ которых, по контракту с гражданами, входит с сферу ответственности органов управления. В результате стратегического оптимизационного управления, необходимо как можно лучше обслужить эти группы, с учётом баланса интересов, установленного демократическим путём в рамках социального контракта. При этом, для того, чтобы подобрать параметры в формулах аппроксимации оценок типа UGI или им подобных через значения переменных макроэкономической модели мы используем ретроспективный ряд установленных обществом оценок ИКЖ за несколько предыдущих лет.

По понятным причинам, здесь рассматривается предельно упрощенная модель. Она не позволит количественно обосновывать конкретные решения, но будет очень полезна для концептуального понимания структуры эффективных и социально сбалансированных алгоритмов работы органов государственного управления и для улучшения методологической культуры обоснования решений.

В макроэкономических моделях различают два типа переменных: запасы и потоки. В нашем частном случае, и запасы, и потоки мы считаем “однородной кашицей”, которую называем словом богатство. Мы, предельно упрощенно считаем, что люди производят и потребляют только некое универсальное “богатство”. Для будущих реальных расчётов этот объект, очевидно, подлежит дезагрегированию на разные компоненты: деньги, имущество и средства производства разного типа, духовные ценности и т.п. Но для пояснения идеи лучше пользоваться предельно агрегированной, как говорят, однопродуктовой моделью. Конструируя её, мы исходим из упрощенной структуры запасов и потоков описывающей социально-экономическое развитие региона, представленной на рис.1.

 

 

На этом рисунке в двух блоках названных “ТРУДОВЫЕ РЕСУРСЫ” и “Объект управления” сосредоточены все рассматриваемые в модели запасы. Трудовые ресурсы  - это один из факторов производства, характеризующийся количеством работающих и их качеством. В “Объекте управления” мы выделяем всего четыре составляющих его запасов богатства: производственные фонды частного сектора, общественная инфраструктура и имущество, в том числе земля, а также богатство граждан, работающих в частном секторе и богатство граждан, работающих в государственном секторе или находящихся на государственном попечении.

На рис. 1 отражены также основные учитываемые в модели потоки. Поток вновь создаваемого богатства, возникающий вследствие взаимодействия труда и производительных сил (узел 4), через распределительный узел (делитель) 5 “втекает”  в “Объект управления”, пополняя имеющиеся в нем запасы. Распределение этого потока между различными видами запасов определяется выбранной стратегией и НПС (установленной налогово-правовой  средой). Это условно отражено соответствующей, подходящей к “делителю” 5, стрелкой. Возникающий в  “Объекте управления” поток нового богатства, в соответствии с принятой стратегией, распределяется на два потока: В БЮДЖЕТ и ЛЮДЯМ (в либеральную часть системы, то есть в частный сектор). Из бюджета, поток богатства через блок 8 поступает в “Объект управления”, распределяясь между различными запасами в соответствии с принятой стратегией, что  отражено стрелкой, подходящей к блоку 8. Часть бюджетных средств  совместно со средствами частного сектора инвестируется  через “сумматор” 3 в трудовые ресурсы (количество и качество).

Частный сектор, в соответствии с установленной стратегом НПС, через делитель 7,  формирует два потока богатства. Они направляются либо на наращивание потенциала трудовых ресурсов (количество и качество), либо непосредственно в “Объект управления”, вливая его либо в производственные фонды, либо, говоря образно, в “сундук с бриллиантами”. Имеются в виду накапливаемые, по тем иди иным причинам частные активы (помимо орудий и средств производства).   

Стратегические решения принимаются в блоке БЮДЖЕТНАЯ СИСТЕМА на основе использования адаптивной прогностической модели. Эти решения формируют НПС или реально перенаправляют потоки. Красным показаны информационные потоки. По результатом мониторинга в узле 5 прогноз сопоставляется с результатами и сигнал о несовпадении поступает в бюджетную систему, в которой предусмотрен инструментарий, позволяющий корректировать прогнозную модель.  На рис.1 условно отражено также и то обстоятельство, что часть богатства  постоянно утрачивается (“проедается”, изнашивается,  или деградирует). Это показано символом, которым на электрических схемах показывается заземление (направленная вниз стрелка).

Как легко увидеть, с физической точки зрения эта структура во многом напоминает известные из школьного курса задачки, связанные с подсчётами времени или уровня заполнения и опорожнения  различных “подтекающих” ёмкостей,  соединённых между собой трубками, снабжёнными регулирующими вентилями. “Насосом” в данном случае является взаимодействие труда и производительных сил (блок 4).

В приводимом ниже тестовом (иллюстративном) примере мы используем даже не все переменные, показанные в рис.1. Приведём перечень основных переменных и параметров, используемых при описании реального примера концептуальной постановки задачи стратегического планирования, а также уравнения и формулы, применявшиеся нами для тестовых прогнозных расчётов.

Основные агрегаты (запасы), составляющие совокупное богатство  региона, включённые в тестовую модель:

D – общественное богатство, сосредоточенное в общественной инженерной и социальной инфраструктуре и в казённых производственных предприятиях;

F – производственные фонды, сосредоточенные в частном секторе;

P  богатства (располагаемая сумма благ), сосредоточенные у граждан, работающих в частном секторе;

B  богатства (располагаемая сумма благ), сосредоточенные у граждан, работающих в бюджетной сфере или находящихся на попечении бюджета;

Основные переменные упрощенной модели (потоки), используемые для оценки качества управления:

qij  показатель качества жизни для i–того года, начиная с текущего для
j-той социальной группы;

Qjинтегральный показатель качества жизни на горизонте планирования Nлет для j-той социальной группы;

Q     интегральный показатель качества жизни для региона в целом. 

Причины, по которой эти переменные мы считаем потоками, станут ясными из дальнейшего.

Для иллюстративного примера мы выбрали следующее множество возможных управлений, определяющих стратегию S на горизонте планированияN  лет:

- вектор дисконтирования при подсчёте интегрального показателя качества жизни для j-той социальной группы: Aj = { a1j, a2j, ....., aNj};

- вектор социальной политики bсоц  = {b1, b2, ..... , b M}, используемый при подсчёте ИКЖ в случаях, когда учитывается разное влияние управляющих воздействий на разные социальные группы;

- вектор налоговой политики:T = {t1, t2, ..... , t N},определяющий для каждого i-го года, в пределах горизонта планирования (N) долю производимого богатства изымаемого в бюджетную системуti ;

- векторполитики развития инфраструктуры:TD={tD1, tD2, ..... , tDN},определяющий для каждого года, в пределах горизонта планирования(N) долю производимого богатства, расходуемого на развитие инфраструктуры;

- вектор политики финансирования бюджетной сферы: TB={tB1, tB2, ..... , tBN}, определяющий для каждого года, в пределах горизонта планирования (N) долю производимого богатства, расходуемого на развитие инфраструктуры;

- вектор политики бюджетной поддержки промышленности и  инноваций: TF = {tF1, tF2, ..... , tFN}, определяющий для каждого года, в пределах горизонта планирования(N), долю производимого богатства, расходуемого на бюджетную поддержку частного сектора.

В этих формулах:

aij весовой коэффициент временной свертки (дисконтирования) показателя качества жизни для j-той социальной группы и для  i-того года на горизонте планирования Nлет;

bjвесовые коэффициенты “социальной свёртки”, определяющие правила перехода от частных интегральных критериев для отдельных социальных групп к интегральному критерию для города (региона) в целом;

Подчеркнём, что векторы TD,TB иTF должны быть увязаны с расходными обязательствами города и реализуемыми инвестиционными проектами.

Интегральные показатели качества жизни

Интегральный показатель качества жизни на горизонте планирования N лет для j-той социальной группы:

 

           i = N

Qj=S aij .qij                                                                            (1)

            i = 0

где:

N – горизонт планирования. Для тестовых расчётов мы приняли N=25 [лет];

qij значение показателя качества жизни для i-того года на горизонте планирования N