на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  

Мунтиян В.И.

доктор экономических наук, профессор,
член-корреспондент НАН Украины

 

Модель цивилизационного развития на основе Евразийского экономического союза

 

Аннотация. Обосновывается целесообразность создания Евразийского экономического союза. На основе анализа современных геополитических и геостратегических тенденций мирового развития предлагается новая модель цивилизационного развития в виде Евразийского экономического союза. Это развитие предлагается на инновационной основе и новом региональном монетарном инструменте. В этом проекте обосновывается ключевая роль России в условиях ускоренного преобразования системы общественных отношений и трансформации мировой финансовой структуры под влиянием глобализационных процессов.

 

Постановка проблемы. Практически невозможно формировать внешнеэкономическую политику и стратегию развития государства, не осознавая природу истоков и основополагающих принципов формирования быстроменяющегося мира, без познания теоретико-методологических основ будущих тенденций развития трансформационных процессов.

Для определения Украиной своего места в новой мирохозяйственной системе координат и непопадания в зону прохождения будущих фронтов, необходимо предопределить, как национальное пространство впишется в региональное, а региональное – в глобальное, которое в свою очередь вступает в сложные взаимоотношения и взаимодействия с другими пространствами, прежде всего с геоэкономическими, геополитическими и военно-стратегическими.

Сложность возникших проблем заключается не только в определении места, стратегических ниш и новых экономических горизонтов в системе геокоординат, а также получении научного видения, для ситуации, когда изменятся сами координаты цивилизационного развития и появится новая неоэкономическая модель. Что она собой представляет, что для этого необходимо сделать для осуществления перехода на новую модель развития? Каким путем нам стоит идти, какие угрозы и опасности ждут, кого взять в соратники, где брать ресурсы для осуществления инновационного прорыва?

Решению именно этих проблем, а также выявлению новейших перспективных точек мирового роста для динамичного и безопасного включения в мировые интернационализированные воспроизводственные циклы, обеспечению адаптивности глобальных циклов с региональным развитием путем создания Евразийского экономического союза и новой резервной валюты следовало бы Украине вместе с Россией и другими странами СНГ приложить совместные согласованные усилия.

Анализ последних исследований и публикаций. Данная проблематика является очень актуальной. Глобализация дала мощный импульс для зарождения новейших отраслей знания: глобалистики, геополитики, геоинформатики, геоэкономики, геофинансов, геологистики, геостратегии, геокультуры и др.

Исследованием современных процессов глобализации и регионализации занимались как зарубежные, так и отечественные ученые: Барлыбаев Х.А., Валовая Т.Д., Валлерстайн И., Глазьев С.Ю., Кастельс М., Кочетов Э.Г., Кузык Б.Н., Кротов М. Й.  Яковец Ю.В., Хантингтон С., Тоффлер Э., Похомов Ю.М., Сиденко В.Р., Мунтиян В.И. и др.

Теория Евразийства сегодня возвращает свою актуальность и привлекает к себе исследователей всего мира.

Как зарубежные так и отечественные исследователи данной проблематики посвятили громадное число исследований, существует огромное количество публикаций, но сделать окончательный выбор, что проблема исследована, нельзя, так как данные постоянно находятся в динамике и сама проблема является многоуровневой и многофакторной. Существенную роль в ней играют этнонациональные, культурологические, морально-этические и другие факторы, которым еще не дана количественная оценка и ее еще предстоит раскрыть.

Кроме того пока не предложена новая цивилизационная модель, которую можно было бы реализовать на практике, которая видится автору, как сохранение этнонациональной среды обитания государств Содружества  и на этой основе построение новой инновационной и нравственной  экономической модели на ноосферных принципах.

Цель статьи. Целью данной статьи является оценка влияния мирового финансово-экономического кризиса, спровоцировавшего глобальные процессы хаотизации и перераспределения центров влияния. И в этих сложных условиях неопределенности при существовании нескольких вариантов выбора помочь Украине сделать правильный выбор своего исторического пути.

Изложение основного материала. Выбор это, прежде всего разрешение неопределенности в условиях множественности альтернатив. Эта задача может показаться простой лишь на первый взгляд. От правильного выбора зависит будущее государства и судьба его народа, поэтому для Украины – это приоритетная задача.

Цель данной статьи – на основе приведенных итогов научных расчетов, разговаривая языком цифр, экономических оценок, исключая политиканство и пустую демагогию, постараться вместе с читателем превратить неопределенность выбора пути в целенаправленный процесс поиска лучшего варианта из существующих.

За 20 лет независимости государства из-за неопределенности в стратегическом векторе развития, который привел к кризису в системе управления, отсутствия реальных реформ и неспособности своевременно противостоять внутренним и внешним угрозам привело к тому, что за данный период времени Украина растеряла свой уникальный потенциал. Это в целом негативно отобразилось на мощи государства, социально-экономической ситуации, обороноспособности и безопасности Украины.

От развала СССР только в экономической сфере общие убытки союзных республик составили 2,2 трлн. долл. США. Это колоссальные и неоправданные потери, которые страны Запада и прежде всего США, превратили в свои выгоды. На момент развала СССР, по оценкам экспертов Великобритании, Украина имела самый высокий потенциал развития, который превышал даже стартовые возможности России.

Сегодня чрезвычайно много критики, в большинстве своем не обоснованной и не конструктивной, раздается в сторону стран СНГ и ТС. В связи с этим необходимо отметить, что несмотря на влияние мирового финансово-экономического кризиса и на то, что ТС работает всего 1,5 года, статистика как в стоимостном, так и натуральном выражении показывает положительную динамику роста товарооборота и увеличение доходной части бюджетов государств-участников.

Если сравнить динамику основного интегрального показателя, которым является ВВП, то страны СНГ вышли на 127% от объема 1990 года уже в 2007 году. А объем ВВП Украины по состоянию на 01.01.2012г. составил лишь 69,5% от уровня 1990 года.

Самые крупные потери ВВП Украины– 14,8% были в 2009 году, а рост в 2010 году на 4,1% и 2011 – 5,2% не дал возможности покрыть это падение.

Что касается текущего года, то к большому сожалению ситуация не улучшилась, а риски выросли.

Усиление действия на протяжении последних месяцев негативных процессов как внешнего, так и внутреннего характера отразилось на показателях деятельности почти всех сфер экономики, в том числе производственного сектора.

В III квартале 2012 года объем ВВП сократился по сравнению с III кварталом 2011 года на 1,3 процента. ВВП с учетом сезонной компоненты в III квартале 2012 года по сравнению со II кварталом 2012 года тоже уменьшился - на 1,2%.[1]

В целом по расчетам Минэкономразвития по итогам 9 месяцев 2012 года экономический рост составил 1,1%, которое поддерживалось в основном расширением внутреннего спроса, в то время как прецессионные тенденции в отдельных странах Европы и, соответственно, снижение спроса на традиционную продукцию отечественного экспорта (в частности, металлопродукцию) выступало в основном сдерживающим фактором.

Как следствие, по итогам января-сентября сокращения в промышленности составило 1,2 процента.

Главными внутренними сдерживающими факторами остаются ограниченное кредитование реального сектора экономики и высокие процентные ставки по кредитам. Данные явления усиливаются девальвационными тенденциями на валютном рынке многих стран мира, в то время как курс гривны относительно доллара США находится на одном уровне в течение длительного периода.

Среди ключевых подвидов промышленности прирост объемов производства наблюдался в добывающей промышленности – 2,8%. В производстве и распределении электроэнергии, газа и воды – 5,1%. Объемы производства в перерабатывающей промышленности сократились на 3,4%.

Наибольшее отрицательное влияние от сдерживающих факторов как внешнего, так и внутреннего характера получили экспортноориентированные отрасли и отрасли инвестиционного направления, в частности падение на 4,5% за 9 месяцев 2012 года металлургического производства и производство готовых металлических изделий, а также падение на 4,8 процента машиностроения.

Вместе с тем, динамика производства во внутриориентированных отраслях промышленности выступает в текущем году поддерживающим фактором развития промышленного комплекса преимущественно за счет роста спроса в условиях высокой потребительской активности населения (в январе-сентябре 2012 года оборот розничной торговли вырос на 16 процентов). Так, среди внутриориентированных видов промышленной деятельности позитивную динамику продемонстрировали пищевая и целлюлозно-бумажная промышленность (рост за 9 месяцев на 0,3 и 0,2% соответственно).

Среди основных отраслей перерабатывающей промышленности наибольший прирост производства наблюдался в химической и нефтехимической промышленности. Так, по итогам января-сентября 2012 прирост производства составил 9,5%. Доминирующим двигателем развития химической промышленности в январе-сентябре, в первую очередь, была благоприятная ценовая конъюнктура на мировых рынках удобрений. Наряду с этим, спрос на продукцию отрасли поддерживался со стороны предприятий агропромышленного комплекса.

По итогам января-сентября 2012 сокращение объемов производства сельскохозяйственной продукции составило 4,6%.

Грузовые перевозки. Снижение спроса на транспортные услуги со стороны отдельных видов промышленной деятельности негативно сказалось на транспортной сфере, что привело к сокращению в январе-сентябре 2012 года объемов грузовых перевозок на 3,4%.

Сокращение объемов транспортировки магистральными трубопроводами связано с уменьшением объемов транзита: газа - на 19,7%, нефти - на 19,6% и аммиака - на 8,2%.

Сдерживающим фактором динамики грузоперевозок железнодорожным транспортом было сокращение производства продуктов нефтепереработки и металлургической продукции.

Рост ускоренными темпами реальной заработной платы в текущем году на фоне уменьшения склонности населения к сбережениям (до 14,8% в январе-октябре 2012 года против аналогичного периода 2011 года) обеспечил расширение внутреннего потребительского спроса и способствовал развитию розничной торговли, которая в текущем году демонстрировала высокие темпы роста среди ключевых ВЭД.

По итогам января-сентября 2012 года объем оборота розничной торговли по сравнению с соответствующим периодом прошлого года вырос на 16%.

В то же время, в январе-сентябре наблюдался рост объемов выполненных строительных работ в "Работах по завершению строительства" - на 1,5 процента.

Положительная динамика роста объемов строительства в январе-сентябре 2012 года наблюдалась только в строительстве предприятий энергетики, добывающей и обрабатывающей промышленности и в некоторой степени была обусловлена необходимостью реконструкции и дальнейшего технического перевооружения производственного комплекса новыми генерирующими мощностями с использованием современных технологий и обеспечивалась увеличением капитальных инвестиций в экономику (в I полугодии 2012 года к I полугодию 2011 года капитальные инвестиции в производство электроэнергии, газа и воды выросли на 49,6%, добывающей промышленности на 54,1%), а также строительства водных сооружений, которое проводилось в рамках расширения пропускной способности водных путей, морских и речных портовых сооружений.

Также положительным моментом является то, что по итогам I полугодия 2012 года общая площадь введенного в эксплуатацию жилья выросла на 55,4%.

За январь-сентябрь в расчете до декабря 2012 года потребительские цены снизились на 0,3% (за аналогичный период 2011 года выросли на 4,2%, в 2010 году выросли на 7,4%, в 2009 году - на 9,1%) , что является самым низким показателем за годы статистических наблюдений, кроме дефляционного 2002 года.

По данным НБУ, по состоянию на 01.10.2012 по сравнению с началом года монетарная база увеличилась на 3,3%, денежная масса - на 6,3%, наличные в обращении - на 3,7%.

Официальный курс гривни к доллару США на конец сентября остался на уровне конца августа и составил 7,993 грн. / долл. США, девальвировав с начала года только на 0,04%.

По итогам II полугодия 2012 года произошло сокращение уровня безработицы, определенной по методологии МОТ, до 7,8% против 8,2% в I квартале 2011 года.

В целом в январе-августе 2012 года экспорт товаров и услуг вырос на 2,5% по сравнению с январем-августом 2011 года (товаров - на 2,9%). Рост экспорта был обеспечен, в основном, увеличением поставок продукции агропромышленного комплекса (на 37,4%) и машиностроения (на 15%). Также наблюдался рост экспортных поставок продукции химической промышленности (на 6,4%).

Вместе с тем в отчетном периоде было зафиксировано уменьшение экспорта продукции металлургической отрасли (на 11,5%) и минеральной продукции (на 20,6%), в основном вследствие низких спроса и цен на мировом рынке металла (в частности в Евросоюзе и странах Ближнего Востока), прекращения переработке давальческого сырья (нефти) из Российской Федерации на украинских НПЗ и сохранения значительной неопределенности относительно перспектив развития мировой экономики.

По данным Госкомстата экспорт товаров из Украины в январе-августе 2012 года вырос на 3% по сравнению с январем-августом 2011 года. Экспорт товаров вырос в Республику Казахстан - в 1,52 раза и Республики Беларусь - на 14,5%. В то же время экспортные поставки сократились в страны Европы - на 11,4% и Российской Федерации на 8,3%.

По данным Госкомстата импорт товаров в январе-августе 2012 года вырос на 6,3% по сравнению с январем-августом 2011 года. Импорт товаров из стран Европы вырос на 5,4%, Республики Беларусь - на 44,7% и Республики Казахстан - на 4,3%. В то же время, импортные поставки уменьшились из Российской Федерации - на 5,1%.

В целом по итогам января-августа 2012 года было зафиксировано отрицательное сальдо торговли товарами и услугами на уровне 8 563 млн. долл. США (в январе-августе 2011 года - «минус» 5 269 млн. долл. США).

Сальдо торговли товарами составило «минус» 12 655 млн. долл. США («минус» 9 483 млн. долл. США соответственно), и было сформировано, в основном, отрицательным сальдо по следующим группам:

минеральные продукты - «минус» 13 248 млн. долл. США («минус» 12 850 млн. долл. США в январе-августе 2011 года);

машины и оборудование, транспортные средства и приборы - «минус» 5 905 млн. долл. США («минус» 4 316 млн. долл. США соответственно);

химическая промышленность - «минус» 4 011 млн. долл. США («минус» 4 023 млн. долл. США соответственно).

По данным Госкомстата в январе-августе 2012 году отрицательное сальдо торговли товарами было сформировано на уровне – 10 100,3 млн. долл. США. Отрицательное сальдо торговли товарами со странами Европы составило – 6 460,1 млн. долл. США, Российской Федерацией – 6 405,1 млн. долл. США и Республикой Беларусь – 2 125,7 млн. долл. США. Положительное сальдо было в торговле товарами с Республикой Казахстан (698,1 млн. долл. США).

По итогам I полугодия 2012 года капитальные инвестиции реально увеличились на 29,1% против роста на 12,3% в первом полугодии 2011 года. Рост объема инвестиций был поддержан финансовыми возможностями предприятий, за счет сформированного в 2011 году положительного финансового результата, а также бюджетными ресурсами, которые направлялись на подготовку объектов для проведения финальной части чемпионата по футболу Евро-2012.

Для сравнения, отрицательная динамика инвестиций наблюдалась в Испании (сокращение на 9,6%), Нидерландах (на 3,2%), Германии (на 1,5%) и Дании (на 0,8%).[1]

Несмотря на усилия, прилагаемые правительством Украины по обеспечению макроэкономической стабилизации, обстановка продолжает оставаться сложной в основном из-за ухудшения мировой конъюнктуры продолжающегося мирового финансово-экономического кризиса, из-за внешнего политического и экономического давления на Украину, в том числе через международные финансовые организации, а также и через внутренние факторы, которые возникли с ухудшением политической стабильности, теневой экономикой, несанкционированным оттоком капитала за рубеж, коррупцией и другими отрицательными факторами.

Так по состоянию на 01.11.2012 года средства правительства в НБУ составили 5,6 млрд. грн., что равняется 46,4% от объема к началу года. Задолженность правительства – 198,3 млрд. грн., что составило рост к началу года в 116,7%. Задолженность правительства по ОВГД выросла к началу года на 118,6% и составила 187,8 млрд. грн. Отрицательное сальдо по выполнению госбюджета за девять месяцев 2012 года составило 24,4 млрд. грн.

Государственный и гарантированный государством долг составил 62,0 млрд. долл. США. Отрицательное сальдо платежного баланса за I полугодие т.г. составило 6,19 млрд. долл. США и отрицательное сальдо внешней торговли товарами за восемь месяцев т.г. составило 10,1 млрд. долл. США. Процентные ставки по кредитам коммерческих банков по состоянию на 05.11.2012 выросли на 4,7 процентных пункта и составили 21,9%. В такой ситуации возникает логичный вопрос, как при такой дороговизне кредитных ресурсов можно обеспечить конкурентоспособность отечественных производителей?

Кроме того, необходимо добавить, что идет давление на правительство со стороны международных финансовых организаций, что зачастую приводит к неэквивалентному товарному обмену и давлению через ценовой фактор. Для примера, МВФ приостановил кредитование, а в 2013 году только этой организации необходимо будет выплатить за ранее взятые кредиты 9 млрд. долл. США.

Несмотря на текущую неутешительную финансово-экономическую ситуацию, ход жизни останавливать нельзя. С правительства не снимаются обязательства по обеспечению населения пенсиями, зарплатами, стипендиями, по финансированию социальных программ, науки, образования, здравоохранения, оплате расходов на обороноспособность, поддержание должного внутреннего порядка в стране и других функций, предусмотренных Конституцией Украины. В такой ситуации при наличии различных вариантов необходимо проявить разум, мудрость и волю для поиска и реализации стратегически верного выбора.

С экономической точки зрения выбор должен соответствовать оптимальному задействованию рациональной экономики Украины с другими государствами в трех основных формах: международная торговля, международное кредитование и международное инвестирование.

Проанализировав состояние и тенденции международного разделения труда, распределения природных запасов в мире и в первую очередь энергетических, продовольственных, водных ресурсов, климатические условия в различных регионах мира и экономическое, географическое положение Украины, объем и квалификацию трудовых ресурсов, уровень технологий, экономическую политику, товарную структуру экспорта регионов мира, макроклиматические показатели стран мира, пришли к умозаключению, что для Украины на данный момент наиболее выгоден вариант углубленной экономической интеграции со странами Содружества. Вместе, безусловно, мы сильнее и тогда можно будет решать вопросы с глобальными игроками.

Прежде всего это создание полноценной зоны свободной торговли, Таможенного союза, Единого экономического пространства и Евразийского экономического союза при сохранении независимости и суверенитета Украины. От интеграции с Украиной выиграют и другие государства-Содружества, но это конечно не нравится мировому капиталу и закулисью, которые безусловно боятся усиления России, появлению нового центра силы и сильной Украины.

Яростная кампания прозападных политиков была направлена против подписания и ратификации Договора о зоне свободной торговли госудаств-участников СНГ, но когда были объективно просчитаны экономические выгоды, то оказалось, что они значительно превышают риски.

Например, для Украины по оптимистическому сценарию для ЗСТ СНГ увеличение объема выпуска составляет «плюс» 3%, ВВП – «плюс» 2,5% по основным 38 отраслям народного хозяйства - рост объемов выпуска, увеличение доходной части госбюджета и создание дополнительных рабочих мест. Проведенные же расчеты ЗСТ Украины с ЕС показали, в основном, отрицательные экономические результаты: сокращение темпов роста ВВП, снижение объема Выпуска (темпы роста импорта почти в 2 раза выше экспорта), сокращение рабочих мест, т.е. потери превышают выгоды.

Для изучения ситуации и разработки стратегии развития взаимодействия Украины с Таможенным союзом Президентом Украины подписано распоряжение от 06 июня 2011 года № 190/2011-рп «О Рабочей группе по вопросам развития взаимодействия Украины с Таможенным союзом Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации» в которую вошли ведущие ученые Украины.

Стоит отметить, что ни одна незаангажированная научная организация, ни рабочая группа не высказались против сотрудничества Украины с ТС, а лишь подтвердили явные экономические выгоды. Среди участников были разногласия лишь в части различности форм сотрудничества Украины и ТС.

Так Национальный институт стратегических исследований при Президенте Украины в проведенном научном исследовании сделал вывод, что с учетом имеющихся ЗСТ между Украиной и Россией, Беларусью и Казахстаном, а также достаточно высокого уровня сотрудничества и кооперации Украины со странами Таможенного союза, потенциальные выгоды от членства в Таможенном союзе для Украины довольно ограниченные, но именно на этих выгодах формируется большинство положительных прогнозов относительно эффектов ТС для Украины.

Следовательно, учитывая вышеупомянутые риски и новые геополитические реалии, Украине необходимо выйти с инициативой о формировании новой модели отношений с ТС, предусматривающие «особые отношения» в сферах взаимного интереса. Национальные интересы Украины заключаются в том, чтобы сохранить и стратегические отношения с партнерами, и диверсификацию и многовекторность внешнеэкономического сотрудничества, следовательно, формат «особых отношений» с Таможенным союзом может формироваться по формуле «3+1». В частности перспективны подписание нового соглашения о свободной торговле, создание «свободных экспортных зон» и секторальных таможенных союзов, реализация совместных программ развития инфраструктурных отраслей и транзитных коридоров и т.п..[2]

Как видим даже в самом пессимистическом прогнозе, который сделал НИСИ Украины, объективно нужно сотрудничать с ТС. Правда предложенный формат «3+1» не устраивает страны-участницы ТС, так как противоречит их нормативно-правовой базе. Поэтому Украине нужно вступать в члены ТС и ЕЭП.

Департаменты Минэкономразвития Украины, провели аналогичные расчеты и получили следующие результаты.

 

Прирост (снижение) объемов выпуска продукции по ВЭД и ВВП в целом в условиях вступления Украины в Таможенный союз с РФ, Республикой Казахстан и Республикой Беларусь, в %

 

Вид экономической деятельности

1-ая волна*

2-ая волна*

Сельское хозяйство, охота и связанные с ними услуги

2,12

2,43

Лесное хозяйство и связанные с ним услуги

1,6

2,71

Рыбалка, рыборазведение

0,15

2,61

Добыча угля, лигнита, торфа; добыча урановой и ториевой руд

3,56

4,09

Добыча углеводов и связанные с ним услуги

4,45

4,32

Добыча полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических

3,97

4,18

Производство пищевых продуктов, напитков и табачных изделий

1,11

2,09

Легкая промышленность

0,65

1,94

Обработка древесины и изготовление изделий из древесины; целлюлозно-бумажное производство; полиграфическая деятельность

0,73

2,03

Производство кокса; производство ядерных материалов

0,41

3,62

Производство продуктов нефтепереработки

0,71

3,48

Химическая и нефтехимическая промышленность

2,97

3,13

Производство другой неметаллической минеральной продукции

5,02

3,38

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

4,12

3,69

Машиностроение

6,21

4,07

Другие сферы промышленности

2,07

2,93

Производство и распределение электроэнергии

3,40

3,49

Производство и распределение газа

2,43

4,04

Поставка пара и горячей воды

1,85

4,06

Сбор, очищение и распределение воды

4,39

4,73

Строительство

6,94

3,98

Торговля; ремонт автомобилей, бытовых изделий и предметов личного использования

2,64

4,36

Деятельность отелей и ресторанов

0,90

1,37

Деятельность транспорта

5,75

3,7

Деятельность почты и связи

2,87

3,64

Финансовая деятельность

0,30

1,56

Операции с недвижимым имуществом

10,87

6,46

Аренда машин и оборудования, прокат бытовых изделий и предметов личного использования

5,17

4,35

Деятельность в сфере информации

1,05

3,24

Исследования и разработки

5,69

4,77

Деятельность в сфере права, бухгалтерского учета, инжиниринга; предоставление услуг предпринимателям

1,98

3,74

Государственное управление

5,76

3,55

Образование

2,85

2,39

Охрана здоровья и предоставление социальной помощи

3,88

3,13

Санитарные услуги, уборка мусора и утилизация отходов

9,68

4,79

Деятельность общественных организаций

0,19

1,21

Деятельность в сфере культуры и спорта, отдыха и развлечении

1,00

1,36

Предоставление индивидуальных услуг

1,83

2,85

Валовой выпуск (всего)

3,26

3,35

Валовой внутренний продукт

2,2

2,06

 

*- первая волна учитывает прямое влияние на выпуск продукции.

* - вторая волна учитывает дальнейшее посредственное лаговое влияние Украины в ТС.

 

Кроме того, для исследования вопросов вступления и подготовки соответствующих предложений правительством были созданы экспертные группы высокого уровня, эти экспертные группы возглавлялись первыми вице-премьер-министрами, в их состав входили ведущие специалисты по данной проблематике. Было проведено 5 заседаний экспертных групп, в процессе которых был согласован проект преференций для Украины в случае вступления в ТС:

1. Отмена экспортных пошлин на нефть даст 3 млрд. долл. США в год.

2. Отмена экспортных пошлин на нефтепродукты – 490 млн. долл. США в год.

3. Снижение цен на газ до уровня российских внутренних цен – 4,6 млрд. долл. США в год.

4. Отмена российских защитных мер против Украины приведет к увеличению украинского экспорта в РФ на 670 млн. долл. США в год.

5. Компенсация Украине за возможные санкции со стороны ВТО – 1,9-2,3 млрд. долл. США.

6. Обеспечение загрузки ГТС Украины.

Кроме того, ведущими академическими институтами РАН и НАНУ (Институтом народнохозяйственного прогнозирования РАН, Институтом экономики и прогнозирования Национальной академии наук Украины) была проведена комплексная оценка макроэкономического эффекта различных форм глубокого экономического сотрудничества Украины со странами Таможенного союза и Единого экономического пространства в рамках ЕврАзЭС, показавшая следующее:

1. Макросценарная оценка экономического эффекта от вступления Украины в ТС показала, что процесс интеграции может принести, существенные эффекты в следующих областях:

а) Энергетика:

• обеспечение условий устойчивой параллельной работы энергосистем;

• координация торговой политики на рынках энергоносителей и транзитных тарифов;

• возможность снижения потерь от колебаний валютных курсов и других коммерческих рисков при переходе на расчеты на основе национальных валют;

• организация трансграничного учета и контроля за потоками энергоресурсов;

• осуществление проектов общего строительства и эксплуатации нефте- и газотранспортных коридоров, строительство и модернизация электростанций и других энергетических объектов;

• расширение практики осуществления общих инвестиционных проектов, в т.о. на концессионной основе;

• согласование стандартов в энергетической сфере;

• осуществление программ повышения квалификации и обмена специалистами.

б) Наука и технологии:

• эффективное согласование политики в сфере науки и технологий и формирование единого научно-технического пространства, ориентированного на достижение высокой международной конкурентоспособности в избранных отраслях высоких технологий;

• формирование общего фонда фундаментальных научных исследований;

• создание общих технопарков и технополисов в ряде ключевых отраслей высоких технологий;

• создание эффективного механизма коммерциализации передовых научно-технических достижений и льготных условий обмена ими среди государств-участников;

• осуществление общего выхода на внешние рынки продуктов высоких технологий.

Также эффекты от интеграции Украина получит и в других секторах национальной экономики.

2. Наиболее динамичное изменение структуры украинской экономики в пользу отраслей с более высоким уровнем переработки достигается в сценарии вступления в ЕЭП с последующим технологическим сближением между странами. В этом случае доля машиностроительных видов деятельности в валовом выпуске Украины увеличится с 6 до 9%.

3. Присоединение Украины к ЕЭП означает, что за счет торговых эффектов объем годового ВВП к концу прогнозного периода будет превышать объем ВВП в базовом сценарии на 1%. В условиях технологической интеграции и развития кооперационных связей оценка экономического эффекта к 2030 году может быть повышена до 6-7% объема ВВП. При реализации этого сценария величина ВВП Украины к концу прогнозного периода будет примерно на 6-7% выше, чем ВВП Украины в сценарии, исключающем интеграцию с ЕЭП.

4. Одной из ключевых проблем интеграции является выработка единой валютно-финансовой политики стран ЕЭП. Как показывают расчеты, сохранение нескоординированной валютной политики в странах ЕЭП может существенным образом минимизировать положительные эффекты от интеграционных связей. В связи с этим гармонизация валютной политики требует создания механизмов трансфертного перетока капитала внутри стран ЕЭП для минимизации возможных диспропорций во внешней торговле и платежных балансах. При условии создания таких механизмов гармонизация валютных курсов является наиболее предпочтительным сценарием дальнейшего углубления интеграции на постсоветском пространстве.

5. Суммарный накопленный эффект от создания ЕЭП и последующего присоединения к нему Украины за период 2011-2030 годов может достигнуть для четырех стран $1,1 трлн. (в ценах 2010 года), в разрезе стран эффект составит около 14% ВВП Беларуси, 6% ВВП Украины, 3,5% ВВП Казахстана и 2% ВВП России. В расчете на душу населения основными выгодополучателями от этой интеграции станут Беларусь, Украина и Казахстан; в абсолютном значении — Россия.[3]

Рост ВВП в целом и на душу населения, безусловно, является основным показателем, но не менее важными показателями являются структура ВВП, а также структура технологического развития, глобальный уровень конкурентоспособности, уровень технологического развития и инновационности. Эти показатели при интеграции Украины в ТС и ЕЭП имеют тенденцию к росту.

 

Отраслевая структура украинской экономики в постоянных ценах
(% к валовому выпуску)

 

 

2010

2015

2020

2025

2030

Сельское хозяйство

8,1

8,1

7,8

7,6

7,4

Добывающая промышленность

5,8

5,4

5,0

4,7

4,5

Пищевая промышленность (вкл. табак)

9,5

9,9

10,1

10,2

10,2

Текстильное и швейное производство
(вкл. производство кожи)

1,1

1,14

1,1

1,1

1,2

Деревообработка и целлюлозно-бумажное производство

1,6

1,7

1,8

1,8

1,9

Производство кокса и нефтепродуктов

4,2

2,8

1,7

1,0

0,5

Химическое производство

4,4

4,5

4,7

4,8

5,0

Производство прочих неметаллических минеральных продуктов

1,7

1,9

2,1

2,3

2,4

Металлургия

9,2

8,7

8,5

8,3

8,2

Машиностроительные виды деятельности

5,9

6,5

6,9

7,3

7,6

Электроэнергетика

4,9

4,5

4,2

3,9

3,7

Строительство

3,5

4,6

5,7

6,6

7,0

Транспорт и связь

9,0

9,1

9,2

9,2

9,4

Торговля

10,5

10,7

10,7

10,8

10,8

Услуги

20,6

20,6

20,5

20,4

20,3

Всего

100

100

100

100

100

[4]

Аналогичные исследования провели ученые стран-членов Таможенного союза Клоцвог Ф.Н, Сухотин А.Б, Чернова Л.С, которые, сопоставляя уровень ВВП, прогнозируемый на 2015 г. по двум сценарным вариантам, получили оценку величины интеграционного эффекта. Относительно более высока эта величина для Украины, где прогнозируемый объем ВВП на 2015 г. во втором варианте более чем на 33 млрд. гривен, или на 8% превышает уровень первого варианта. Достаточно высокий интеграционный эффект ожидается для Республики Беларусь, где в 2015 г. ВВП по второму варианту превышает уровень первого варианта почти на 2 трлн. бел. руб., или на 7,3%. Несколько меньший интеграционный эффект ожидается для России: к 2015 г. прогнозируемый уровень ВВП во втором варианте будет почти на 560 млрд. руб., или на 5,7% выше, чем в первом варианте. Наименьший интеграционный эффект ожидается для Казахстана, где прогнозируемый на 2015 г. уровень ВВП во втором варианте примерно на 200 млрд. тенге, или на 2% выше, чем в первом.[5]

 

Среднегодовые темпы прироста ВВП стран ЕЭП, %

 

Страна

2006-2015 гг.

 

I вариант

II вариант

Россия

Беларусь

Казахстан

Украина

3,2
7,0
9,0
4,5

3,8
7,7
9,2
5,3

 

Проведенные исследования позволяют сделать следующие выводы.

1. Углубление экономического взаимодействия между Россией, Беларусью'', Казахстаном и Украиной может стать достаточно сильным фактором противодействия негативным тенденциям, связанным с экономическим кризисом.

2. Активизация интеграционного процесса создания ЕЭП России, Беларуси, Казахстана и Украины имеет высокую экономическую эффективность как для всех интегрируемых стран в целом, так и для каждой из этих стран в отдельности. Суммарный интеграционный эффект, измеряемый дополнительным производством ВВП, к 2015 г. составит примерно 170 млрд. долл., или 5,8% прогнозируемого уровня суммарного ВВП четырех стран по первому варианту. При этом каждая из стран будет иметь значительный интеграционный эффект. Россия за счет интеграционного фактора в 2015 г. получит дополнительно 7,4% современного уровня ВВП (разница ВВП за 2015 г. по первому и второму варианту, отнесенная к уровню ВВП в базовом году), Украина - 12,4%), Беларусь - 14,3% и Казахстан - 4,5%.

3. Интеграционный эффект достигается, прежде всего, за счет расширения рынка взаимного товарообмена продукции обрабатывающих отраслей промышленности и продукции сельского хозяйства, которая по своим конкурентным возможностям не может быть реализована на рынке других стран. Это относится в первую очередь к машиностроительной продукции, продукции сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности. Для Украины интеграционный эффект в значительной мере обусловлен расширением поставок из стран СНГ энергоресурсов, а для Беларуси - ростом закупок из стран СНГ зерна.

4. Активизация интеграционного процесса требует переориентации российского экспорта топливно-энергетических и сырьевых ресурсов с рынка стран Запада на рынок стран ЕЭП. Увеличение поставок российских топливно-сырьевых ресурсов в эти страны будет способствовать дополнительному росту их экономики и, следовательно, расширению емкости рынка для экспорта российской продукции.

5. Активизация интеграционных процессов создания ЕЭП стран России, Беларуси, Казахстана и Украины требует принципиального изменения интеграционного механизма, перехода от преимущественно микроэкономической интеграции к эффективному применению методов макроэкономической интеграции, обеспечивающих максимальное использование совокупного ресурсного потенциала интегрируемых стран для достижения согласованных конечных целей социально-экономического развития.

6. Первым практическим шагом по реальному созданию ЕЭП стран России, Беларуси, Казахстана и Украины должна стать совместная разработка специалистами этих стран согласованного макроструктурного прогноза на среднесрочную перспективу. Эту работу целесообразно начать с обсуждения результатов прогноза, разработанного в ИНП РАН, и внесения в него необходимых корректив, отвечающих интересам каждой из четырех стран.

7. Создание ЕЭП стран России, Беларуси, Казахстана и Украины может стать катализатором интеграционных процессов на всем постсоветском пространстве. Постепенно к нему могут присоединяться и другие заинтересованные страны СНГ и мира, что приведет к созданию на постсоветском пространстве нового крупного центра мировой экономики.[5]

Теперь, чтобы вовсе развеять и исключить несправедливо часто складывающееся, порой навязываемое, негативное отношение к поднятому вопросу, приведем следующие статистические данные за 2011 и 2012 годы.[6]

 

 

Темпы мнимого и реального роста объема внешней торговли государств-членов Таможенного союза со всеми странами, 2011 г. в % к 2010 г.

 

 

Оборот

Экспорт

Импорт

Таможенный союз со всеми странами

В стоимостном выражении, долл. США

133,0

134,2

131,1

В натуральном выражении, кг

104,3

102,8

116,6

Индекс инфляции, %

127,5

130,5

112,4

Республика Беларусь со всеми странами

В стоимостном выражении, долл. США

148,3

174,8

124,1

В натуральном выражении, кг

128,3

137,7

104,5

Индекс инфляции, %

115,6

126,9

118,8

Республика Казахстан со всеми странами

В стоимостном выражении, долл. США

143,3

151,7

118,5

В натуральном выражении, кг

115,3

115,8

109,2

Индекс инфляции, %

124,3

131,0

108,5

Российская Федерация со всеми странами

В стоимостном выражении, долл. США

130,9

129,9

132,7

В натуральном выражении, кг

101,8

99,8

118,7

Индекс инфляции, %

128,6

130,2

111,8

 

Темпы мнимого и реального роста объема внешней торговли государств-членов Таможенного союза со странами СНГ, 2011 г. в % к 2010 г.

 

 

Оборот

Экспорт

Импорт

Таможенный союз со странами СНГ

В стоимостном выражении, долл. США

138,0

137,4

139,1

В натуральном выражении, кг

113,4

111,1

118,7

Индекс инфляции, %

121,7

123,7

117,2

Республика Беларусь со странами СНГ

В стоимостном выражении, долл. США

155,3

161,2

145,9

В натуральном выражении, кг

115,2

128,2

105,4

Индекс инфляции, %

134,8

125,7

138,4

Республика Казахстан со странами СНГ

В стоимостном выражении, долл. США

164,2

176,8

146,4

В натуральном выражении, кг

157,5

173,2

115,9

Индекс инфляции, %

104,3

102,1

126,3

Российская Федерация со странами СНГ

В стоимостном выражении, долл. США

133,4

131,1

137,4

В натуральном выражении, кг

107,0

101,4

121,4

Индекс инфляции, %

124,7

129,3

113,2

[5] расчеты выполнены под руководством д.э.н., проф. Симчеры В.М.

 

Как видно из приведенных таблиц в условиях мирового финансово-экономического кризиса и падения объемов международной торговли как в ведущих странах и экономических союзах, государства-участники ТС продемонстрировали увеличение объемов товарооборота и доходной части своих госбюджетов и это факт.

Украина является одним из ведущих торговых партнеров ТС, занимая по объему взаимной торговли первое место среди государств СНГ и пятое - среди всех стран после Китая, Нидерландов, Германии и Италии. Внешнеторговый оборот между Украиной и ТС в 2011 году составил 65,6 млрд. долл. США, что составило 38,4% от общего объема товарооборота, а с ЕС-27 соответственно 50,6 млрд. долл. США и 29,6%. За период январь-сентябрь 2012 года внешнеторговый оборот между Украиной и ТС составил 47,3 млрд. долл. США, что составило 37% от общего объема товарооборота, а отрицательное сальдо -5,5 млрд. долл. США, со странами ЕС-27 составил 36,6 млрд. долл. США и 28,6 % соответственно, а отрицательное сальдо -6,5 млрд. долл. США.[1] Таким образом, около 40% товарооборота Украины приходится на страны Таможенного союза, что на 23% больше, чем со странами ЕС-27. Потерять исторически сложившиеся рынки в условиях глобальной конкуренции и мирового финансово-экономического кризиса, для Украины просто недопустимо.

Внешнеторговый оборот товарами с Украиной в 2011 г. по сравнению с 2010 г. вырос на 40,4% и составил 61,2 млрд. долл. США. На долю Украины приходилось в 2011 г. 6,7% общего товарооборота ТС. Совокупный экспорт государств-членов ТС в Украину в 2011 г. составил 37,3 млрд. долл. США и увеличился по сравнению с 2010 годом на 41,6% (удельный вес в общем объеме экспорта ТС - 6,4%). Основными статьями импорта являются минеральные продукты, прежде всего газ и нефть (61%) и химическая продукция (10%).

Импорт из Украины в ТС в 2011 г. составил 23,9 млрд. долл. США и увеличился по сравнению с 2010г на 38,5% (удельный вес в общем объеме импорта ТС - 7,3%). Основными статьями импорта являются машины и оборудование (34%), металлургическая продукция (21%), минеральные продукты (14%) и продукция АПК (12%).

Сальдо взаимной торговли с Украиной положительно для ТС и составляет 13,4 млрд. долл. США, увеличившись по сравнению с 2010 годом на 4,3 млрд. долл. США.

Во взаимной торговле государств - членов ТС удалось достичь более высокой степени диверсификации товарной структуры, чем во внешней торговле с третьими странами. Большую долю занимает продукция с высокой степенью переработки. Так, если во внешней торговле 72,6% экспорта приходится на минеральные продукты, то во взаимной торговле только 41,1%. Машины, оборудование и транспортные средства занимают 19% объема взаимной торговли, в то время как доля продаж этих товаров за пределами Таможенного союза составляет лишь 2,4% совокупного экспорта.

В I полугодии 2012 года суммарный объем внешней торговли государств-членов Таможенного союза с третьими странами составил 459,6 млрд. долл. США, в том числе экспорт товаров - 302,9 млрд. долл. США, импорт - 156,7 млрд. долл. США. По сравнению с I полугодием 2011 года внешнеторговый оборот увеличился на 8,0%, экспорт - на 9,7%, импорт - на 4,8%. Сальдо внешней торговли сложилось положительное в размере 146,2 млрд. долл. США, что на 19,7 млрд. долл. США больше, чем в аналогичном периоде 2011 года.

В I полугодии 2012 года в рамках интеграционного объединения две трети объема взаимной торговли (66,3 %) приходилось на Российскую Федерацию. Доля Республики Беларусь составила 24,1 %, Республики Казахстан - 9,6 %.

В товарной структуре взаимной торговли государств-членов ТС наблюдается более высокая степень диверсификации по сравнению с товарной структурой торговли с третьими странами.

Так, удельный вес топливно-энергетических ресурсов, оставаясь важнейшей статьей экспорта в I полугодии 2012 г., занимал во взаимной торговле 40,6%, тогда как в экспорте в третьи страны - 72,9%.

Доля машин, оборудования и транспортных средств в экспорте товаров стран Таможенного союза в I полугодии 2012 года составляла 19,3% (18,6% в I полугодии 2011 г.), металлов и изделий из них - 12,2% (12,5%), товаров химической промышленности - 8,7% (9,3), продовольственных товаров и сырья для их производства - 9,9% (9,7%).

Достигнутый интеграционный эффект связан со структурными изменениями в экономиках стран, входящих в Таможенный союз, обусловленными установлением тесных кооперационных связей в различных отраслях, объединением конкурентных преимуществ, снижением производственных и реализационных издержек, отсутствием административных барьеров. При этом интеграционный эффект будет усиливаться по мере создания полноценного единого рынка товаров, капиталов, услуг и рабочей силы. Для этого проводится работа по переводу в практическую плоскость существующих между странами Таможенного союза соглашений в макроэкономике и финансах, транспорте и энергетике, торговле и инвестициях, промышленном и агропромышленном комплексах.

По расчетам Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития интеграция в рамках единого экономического пространства к 2030 году может дать ежегодный прирост ВВП России на 75 млрд. долларов, Белоруссии - на 14 млрд. долларов и Казахстана - на 13 млрд. долларов в ценах 2010 года.

Важным направлением интеграционных процессов, имеющих значительный экономический эффект для ТС и ЕЭП, является развитие единой транспортной политики. 5 сентября 2012 г. был представлен проект Концепции транспортной политики Единого экономического пространства. Документ разработан с учетом текущего состояния и развития транспортных комплексов государств-членов ТС и ЕЭП, анализа национальной договорно-правовой базы, а также международного опыта интеграции. В перспективе Единое экономическое пространство может стать основой транспортного коридора из Юго-Восточной Азии в Европу.

Таким образом, исходя из проведенных прогнозов тенденций мирового развития, существующих глобальных угроз и опасностей, экономических трансформаций, и негативного влияния мирового финансово-экономического кризиса, перспективным вариантом нормализации ситуации для Украины есть углубление интеграции с государствами СНГ – вступление в Таможенный союз Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации.

Теория и практика подтверждают перспективу данного выбора, при котором для Украины открываются новые возможности и горизонты, достичь которые самостоятельно она практически не сможет из-за негативного вмешательства и влияния мировых игроков.

Современная система международных отношений характеризуется тенденциями к глобализации, она все более полицентрична и взаимозависима на глобальном и региональном уровнях, а отношения ведущих государств состоят из сложного и переменного сочетания сотрудничества и соперничества, которые могут перерасти в военный конфликт. Поэтому нужно экстренно определиться с ролью и местом в мировой системе координат, четко сформулировать новую идеологию развития и создать наиболее приемлемую перспективную модель.

Мир уже живет в геоэкономической системе координат, а мы все продолжаем пристально всматриваться в политическую карту мира, нагнетая геополитические страсти, подогреваемые психозом суверенизации. На политической карте мира нет экономических границ, поэтому мы не понимаем, что национальные образования уже давно разорваны экономической интернационализацией и хозяйственной транснационализацией на отдельные части, ставшие звеньями разных глобальных воспроизводственных интернационализированных циклов (ядер). Эти ядра предопределяют экономические границы, поскольку ядра подвижны, вслед за ними смещаются и экономические границы, которые уже давно увлекли за собой национальные интересы государств на новые экономические рубежи и плацдармы, а мы всё еще разыскиваем их на политических картах.

Геоэкономика давно оттеснила геополитику на второй план, она все более сращивается с геостратегией, вплетая военную компоненту в геоэкономические (внешнеэкономические) доктрины. Мир вступил в фазу здорового прагматизма, сформировалась новая, геоэкономическая картина мира, которая требует своей карты, не плоской, политической, а объемной, т. е. геоэкономического атласа мира, где политическая карта выступит только одной из его «страниц».[7]

Как при происходящих трансформациях правильно выбрать направление развития, избежать стратегических ошибок, при этом недопустив втягивания в конфликты и навязывания чужого видения и копирования чуждого нам опыта, когда самые передовые и благополучные страны мира расшатали свою некогда непоколебимую позицию в результате ряда последовательных в корне неверных экономических шагов.

Именно эти решения попутно и привели к неустойчивому колебанию экономико-географических весов, чаши которых теперь замерли, готовые склониться в пользу развивающегося мира. Если в ближайшие десять лет не произойдут радикальные политические перемены, то право решать, кто чем владеет, быстро перейдет к Китаю, Индии, России или Ближнему Востоку, а сегодняшнему индустриализованному Западу гарантирован бесповоротный экономический упадок.

Крах оказался кульминацией целого ряда ошибок и недочетов политики, которые накапливали инерцию в течение последних пятидесяти лет и прорвались наихудшим финансовым кризисом со времен Великой депрессии. И сейчас, как ни странно, многие государства не отказались от этого ущербного курса, как будто не замечая истинных причин краха 2008 года. По существу дела, то, что произошло в 2008 году, ознаменовало очередной этап фундаментального перехода от одной экономической силы к другой; от Запада к остальному развивающемуся миру.[8]

Но возможен и более равновесный сценарий развития событий в рамках новой, неоэкономической модели. Россия способна, исходя из огромных инновационных воспроизводственных заделов и с учетом большой этнонациональной, духовной, культурологической палитры, сформировать такую этноэкономическую систему, которая позволит войти в более гармоничное русло цивилизационного развития.[7]

Теория целостности наиболее подходит под теоретическую основу создания Евразийского экономического союза. Целостность этого союза возникает в результате углубленной интеграции между отдельными государствами Содружества, другими государствами, социально-политическими и этнополитическими системами, при взаимодействии их свойств, признаков, функций и т.п., но в рамках единого, общего, целого.

Целостность – первичный доминирующий и детерминирующий фактор как целого, как системы. Нужно честно признать, что во многих странах происходит кризис основополагающих нравственно-правовых ценностей общества, духовной нищеты, политической стагнации, экономического застоя, идеологического догматизма, что грозит в конечном итоге развалом общества и государственности. На словах мы провозглашаем, что интеграция приведет к потере независимости, а на практике игнорирование интеграционных процессов, в первую очередь с государствами Содружества, реально ускоряет зависимость из-за потери стратегических эффектов и мощи государства.

Поэтому мы имеем уникальный шанс при вхождении в Евразийский экономический союз избавиться от негативных свойств прежней системы, которые должны в новой системе рассеяться, а остаться те, которые качественно преобразуются и адаптируются к своему новому состоянию.

Во-первых, в социально-политической и экономической системе объективно необходима центр-сила (верховенство) целого над частями и элементами, целостности целого над целостностями частей и элементов. Проанализировав создавшуюся ситуацию в мире и мощь государств, мы пришли к выводу, что объединить части и элементы в единое целое и самой стать центром-силой способна и Россия. На втором же месте по показателям после России среди государств Содружества идет Украина, но ее реальный объем ВВП более чем в 10 раз ниже чем в России, не говоря уже о других государствах.

Во-вторых – целостная социо-эколого-этно-экономическая система – единственно возможная форма существования Евразийского экономического союза.

В-третьих – потеря целостности граничит с деградацией.

Принимая судьбоносные для наших стран и народов решения, нельзя также игнорировать теории национальной безопасности, теории развития народов, теории управления, не учитывать вопросы войны и мира и отрицать при этом закон борьбы каждой нации за жизненное пространство.

После развала СССР мы все по отдельности стали слабее, понесли колоссальные потери, упустили 20 лет своего развития, чтоб возвратиться на уровень лишь 1990 года, а мир то ушел далеко вперед. Разумеется, еще рано праздновать, победу потому что на прочность у нас еще не было настоящих испытаний, слава Богу, (ни наводнений, землетрясений, голода, техногенной катастрофы, ни войны) и неизвестно как мы сами с ними справились бы и вышли бы вообще победителями? Наоборот, Бог дал нам время, чтобы мы стали опытнее и мудрее, а мы его преступно растратили.

Большинство же объективных критериев подтверждает, что мы постепенно скатились в зону неоколониализма – форму современного экономического империализма, когда сильные нации ведут себя как колониальные силы империализма, бесцеремонно вмешиваются в дела более слабых стран, используют их ресурсы и осуществляют экономический контроль, а порой и диктат разными способами и формами.

Пока мы бездарно растрачиваем время на непродуктивные дебаты – нужна нам экономическая интеграция или нет, мировой финансово-экономический кризис не ждет того, когда мы примем правильные решения, а другие страны и регионы в это время интегрируются. Так министр иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle) призвал Евросоюз и США к созданию зоны свободной торговли в целях преодоления долгового кризиса как для  Европы, так и для Америки. "ЕС должен теснее сотрудничать с Соединенными Штатами не только в сфере внешней политики и безопасности, но и в экономике", - сказал он в интервью газете Neue Osnabrücker Zeitung, опубликованном 27 октября т. г. "Я призывают Европу и Северную Америку к скорейшему началу переговоров о создании трансатлантической зоны свободной торговли. Свободная торговля - вот многократно и надежно испытанный мотор экономического роста", - подытожил глава внешнеполитического ведомства ФРГ.

Исходя из теории и практики мирового экономического развития можно сделать главный вывод, что в настоящий период складывается благоприятная ситуация, когда необходимо ускорить процесс создания Евразийского экономического союза, внедрить проект нового монетарного инструмента, обеспечить переход российского рубля на региональную валюту. Тогда Россия сможет о себе заявить как центр-сила на Евразийском континенте. А государства Содружества получат реального лидера, способного мобилизовать вокруг себя государства по возрождению новой цивилизации на базе этноэкономической транснационализации, на ноосферных принципах, законах гармонии и инновационной экономики.

Евразийский экономический союз – как экономическая основа новой цивилизации должен создать мощный потенциал и необходимую энергию для того, чтобы справиться, прежде всего, с основными глобальными вызовами такими как:

- становление постиндустриальной цивилизации;

- демографический вызов;

- экологический императив;

- технологический переворот;

- экономические трансформации;

- преобразование политических и государственно-правовых отношений;

- переход к интегральному социокультурному строю;

- радикальные инновации;

- революции, связанные с бионикой и психонетикой.

Для этого необходимо принять на высшем уровне – Совете Глав государств Содружества – политическое решение и утвердить план мероприятий по реализации данной стратегической цели, тем более, что уже существует утвержденная Стратегия экономического развития Содружества Независимых Государств на период до 2020 года и Межгосударственная  Программа инновационного сотрудничества государств-участников СНГ на период до 2020 года.

Безотлагательность разработки и реализации указанных мероприятий объясняется создавшимися на данный период времени благоприятными предпосылками для осуществления качественного прорыва России на мировой арене, как внутренней, так и внешней ситуацией, вызывается мощными мотивационными силами и следующими основными условиями: внутреннее социально – экономическое и политическое напряжение, вызванное структурными диспропорциями, требует немедленной разрядки; исчерпал себя потенциал производственных мощностей, благодаря которым происходило оживление производства при улучшении экономической конъюнктуры; накопившиеся ожидания государств Содружества в отношении центральной объединяющей роли России достигло апогея – или Россия станет центром-силой и сохранит единое этноэкономическое пространство Содружества, или оно будет разорвано другими центрами – силы; благоприятная для России мировая конъюнктура; макроэкономическая стабилизация и финансовая устойчивость государства, громадные международные золотовалютные резервы; смена технологических укладов; мировые геополитические процессы; системный кризис мировой финансово-экономической системы; глобальные угрозы планетарного масштаба, с которыми без привлечения ресурсов и потенциала России мировому сообществу не справиться, вопросы безопасности и территориальной целостности без России уже тоже не решить.

И самое главное, что сегодня появился в мире реальный спрос на то благо которого ждут от России как развивающиеся, так и развитые страны и их народы. Этим благом является спасение, спасем себя, спасем и мир от катастрофы планетарного масштаба. Другая сила, способная обеспечить спасение человечеству, пока не просматривается, ни в одной страны мира нет такого потенциала, нет такой духовной и материальной мощи.

В условиях громадного дефицита ресурсов, являясь сокровищницей мира, Россия априори не может быть периферийным государством, а только центром.

Как бы ни старались исказить действительность и запугать нас зарубежные конкуренты, проведенные научные прогнозы и экспертные оценки подтверждают, что в среднесрочной перспективе не предвидится резких изменений в структуре потребляемых ресурсов.

Не прогнозируется также масштабного сокращения роли углеводородов, металлов, химических удобрений и т.п. Как следствие, не изменится глобальная архитектура финансовых потоков, связанных с топливом, энергией, конструкционными материалами, продовольствием, транспортными перевозками. А в таких странах как Япония, Германия  и др., которые отказались от атомной энергетики, доля экспорта традиционных углеводородов увеличится на 25-28%. Поэтому Россия, как самая мощная в мире страна по резервам природных ресурсов, будет формировать большую часть своих финансовых ресурсов за счет сырьевого экспорта, одновременно наращивая рост инвестиций в инновации.

Россия обладает огромным запасом природных ресурсов, составляющих 15-20% мировых запасов,  что предопределяет сырьевую ориентацию России в мировой экономике на ближайшее десятилетие. Европа не может существовать без российского сырья.

Но сможем ли мы сырьевую модель  экономики сразу заменить на инновационную? Нет, не сможем. Сразу поменять сырьевую модель не то что сложно, а нереально. Но и использовать ресурсы без инноваций сегодня расточительно и уже преступно. Поэтому на инновационных принципах будут функционировать все сферы национальной экономики, финансов и госуправления.

Исходным пунктом инновационного прорыва будет использование достижений научно-технического прогресса, итогом которого будет становление новой постиндустриальной научной парадигмы. Чтобы наука стала первоисточником инновационно-технологического прорыва, необходимы более ощутимая поддержка государством фундаментальных исследований, научных школ мирового уровня, органический синтез академической и отраслевой науки и высшей школы, что обеспечит приток инноваторов в эту сферу.

Приоритетные направления инновационно-технологического прорыва где он может принести наибольший экономический, социальный, экологический эффект, стать основой ускорения экономического роста, это модернизация и опережающие развитие высокотехнологического сектора – локомотива распространения современного 5 и освоение перспективного 6 технологических укладов, основы безопасности страны. Это реструктуризация энергосектора, переход к энергосберегающему типу воспроизводства, освоение принципиально новых технологий генерации, передачи и использования энергии.

Необходимо наполнить поток инвестиций инновационным содержанием, создать максимально благоприятный инвестиционный климат для притока частных отечественных и иностранных инвестиций к приоритетным направлениям инновационно-технологического прорыва, осуществлять прямые бюджетные вложения в освоение базисных инноваций в производственной сфере и в инновационное обновление нерыночного сектора.

Межгосударственное инновационное сотрудничество государств - участников СНГ является объективной необходимостью и предполагает получение стратегических эффектов в этноэкономике.

Именно инновационная экономика должна стать основой формирования Евразийского экономического союза потому, что в условиях формирую­щейся инновационной экономики новые научные знания напрямую определяют приоритеты и темпы экономического развития, реализуясь в инновациях, освоение которых обеспечивают трудовые ресурсы новой генерации.

Потому, что именно инновации являются важнейшим фактором воспроизводственного процесса в современной экономике, пронизывая все его фазы, а также определяя переход от экстенсивного к интенсивному спо­собу воспроизводства.

Потому, что инновации составляют основу развития социально-экономических систем, определяют темпы и масштабы их роста, а также структурные изменения.

По мере повышения уровня экономического развития нарастает противоречие между ограниченностью ресурсов и возрастающей потребностью населения. Данное противоречие решается переходом на инновационную экономику.

Приоритеты экономического развития лежат в сфере расширения экономического сотрудничества по улучшению использования имеющихся природно-ресурсного, научно-технического потенциалов, топливно-энергетического комплекса, отраслей современного машиностроения, промышленного и агропромышленного комплексов, здравоохранения и сферы услуг.

Приоритетными направлениями являются:

1. Освоение современных геофинансовых технологий.

2.  Освоение современных информационных технологий.

3.  Развитие нанотехнологий и создание наноматериалов с заранее заданными свойствами.

4.  Развитие биотехнологий, генной инженерии, обеспечивающих эффективность здравоохранения, АПК, фармакологической, пищевой и других видов промышленности.

5.   Развитие солнечной, ветровой, водородной энергетики, а других возобновляемых источников энергии.

6.  Развитие комплекса технологий ядерного цикла, расширение сферы их использования.

7.  Развитие лазерных технологий.

8.  Применение технологий регенерации тканей.

9.  Комплексное развитие ракето-космической промышленности.

10.                    Психо-биологические и Мета-психологические технологии.

Международное инновационное пространство государств Содружества будет содействовать росту экономической эффективности научных исследований и разработок, создаст основу для формирования инновационного кумулятивного эффекта с целью осуществления инновационного прорыва Евразийским экономическим союзом.

Начинать следует с создания своеобразного контура, который не допустит несанкционированного вывоза капитала, искусственное наращивание долгов и занижение активов и резервов, тенизацию экономики и неэквивалентный товарно-денежный обмен путем повышения стоимости и капитализации ресурсов, увеличения природной ренты, чтобы обеспечить эквивалентный обмен и получить доступ как к формированию, так и распределению мирового дохода. А для этого нужна новая денежно-кредитная и ценовая политика. Но формировать эту политику нужно не в Лондоне и Нью-Йорке, а уже в Москве. Еще раз обращаю внимание на то, что успех может быть обеспечен, если цены на ресурсы будут определять страны-собственники этих ресурсов, т.е. мы.

Реализацию стратегического замысла планируется осуществить в два этапа: этап выживания и этап возрождения. Срочно необходимо разработать стратегию выживания в переходной период. Главными задачами для этого периода должны стать: переоценка и индексация национального богатства;  капитализация национальной экономики; внедрение системы эквивалентного внешнеэкономического обмена; прекращение несанкционированного оттока капитала из страны, экспорта капитала за рубеж и инвестирования зарубежных стран; создание конкурентоспособного, платежеспособного и защищенного внутреннего рынка; создание благоприятных условий для возвращения и привлечения мозгов и внутреннего инвестирования; превращение рубля в расчетную, деверсификационную, свободно конвертированную и региональную резервную валюту; вхождение создаваемого Евразийского экономического союза в мировую геофинансовую систему на новых принципах.

Если не предусмотреть переходный период, то эффективно трансформировать социально-экономическую систему будет нереально, со временем за счет cил инерционности она откатится в исходное положение. К этому нужно тщательно готовиться, чтобы не допустить ошибок, не растерять потенциал, не упустить исторический шанс и не быть втянутым в чужие игры мировой закулисы.

Необходимо провести всеобщую инвентаризацию финансовых и материальных ценностей, резервов, национального богатства, осуществив их реальную оценку в мировых ценах, срочно поменять бумажные обязательства на реальные активы, вернуть в страну золото и другие драгоценные металлы.

Также следует сохранить уже устоявшееся место в системе международного разделения труда, сберечь завоеванные ниши на мировых рынках сырья, энергоресурсов, продовольствия, машиностроения, военно-технической продукции, но и нельзя дальше мириться с высокими регулятивными издержками, при которых невозможно осуществить инновационный прорыв.

Основную нагрузку в регулировании данных процессов должно взять на себя государство. Как бы Запад не захлебывался в измышлениях, призывая нас забрать у государства функции управления и регулирования и отдать на откуп рынку, следует четко понимать, что это путь к хаосу. Государство не должно быть в стороне, когда интересы собственников превалируют над общегосударственными и общественными, когда олигополистическая структура производства и высокие страновые риски подталкивают к тому, чтобы сохранялась сырьевая модель российской экономики как операционного центра для производства добавочной стоимости и вывоза ее за рубеж, как базы для зарубежной экспансии крупных собственников при минимизации прибыли во внутренней экономике.

Кроме того, без влияния государства невозможно обеспечить справедливое распределение национального дохода и защиту малоимущих слоев населения.

Сложившуюся в России типичную модель развивающейся экономики, настроенной на вывоз сырья, денежного и человеческого капитала необходимо срочно менять. В экономической конструкции, составляющими которой являются крупная концентрированная собственность, олигополия, масштабные потоки сырья и связанные с ними денежные ресурсы, высокие регулятивные издержки, все официальные усилия государства, направленные на усиление инновационной составляющей, неизбежно останутся подчиненными частным интересам, не изменяющим главное в экономике и ее финансовой системе.

И как следствие – сохранение сырьевой финансовой системы, зависящей от мировых цен на сырье, с основными денежными потоками и финансовыми институтами, базирующимися на добыче, транспортировке и экспорте нефти, газа, металлов, удобрений, древесины, сегодня для развития страны уже не приемлемо, поэтому необходимо построить принципиально иную модель на качественно новой природе современных финансов.

Необходимо также развеять привносимые из вне мифы насчет нашей нерадивости, ущербности, несостоятельности и бесперспективности, ведь наши недруги только и ждут, чтобы мы совершили ошибку, поддались клеветникам и пошли по ложному пути. Тогда они и зайдут на нашу суверенную территорию и завладеют национальными богатствами наших стран. Как известно, на осуществление этой мега операции брошены громадные ресурсы. Хотелось бы напомнить слова из программного выступления перед Конгрессом США в 1945 году директора ЦРУ Аллена Даллеса.. «Мы бросим все , что имеем, - все золото, всю материальную мощь, ресурсы на оболванивание и одурачивание людей. Человеческий мозг, сознание людей способны к изменениям. Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти ценности поверить...».

Поэтому в приоритеты инновационного развития мы отнесли не только овладение геофинансовыми технологиями, но и психо-биологическими технологиями. Дело в том, что у нас в памяти еще живо, когда из-за политической недальновидности мы не подготовились должным образом к революции, связанной с кибернетикой, считая данную науку лженаукой. Теперь нам необходимо учесть ошибки прошлого и подготовиться к революциям, связанным с бионикой и психонетикой.  Овладения данными технологиями – это гарантия обеспечения прежде всего безопасности государства.

Вооруженные новейшими достижениями социальной психологии, владея ее возможностями в области манипулирования поведением и сознанием людей, американские центры психологической войны навязывают России стереотипы и ценностные ориентации, противоречащие ее интересам, но выгодные США. Все это декорируется  принципами гуманизма, как это было во время натовской агрессии в Югославии.[9]

Разве можно согласиться с мнением, что Россия инвестиционно не привлекательная страна? Наоборот, как в современных условиях, так и на перспективу она может и должна стать центром инвестиционной и инновационной активности, одним из крупнейших и перспективных рынков Евразии. Для этого Россия обладает всем необходимым, нужна только политическая воля, чтобы это все собрать и  организовать. Россию ждет неизбежный приток инвестиций во все виды активов с последующим ростом стоимостной оценки активов и капитализации рынков, а также инноваций в прорывные секторы ее национальной экономики.

Циклический подъем после третьей волны мирового финансово-экономического кризиса неизбежно распространится на Россию не только как на один из ключевых поставщиков сырья на мировые рынки, а прежде всего как на государство, которое может предложить миру новую экономическую модель и новый монетарный инструмент.

На самом деле сегодня в мире не существует дефицита финансовых ресурсов, наоборот их излишек: так называемое дрейфующее инвестиционное ядро уже превысило 40 трлн. долл. США, но оно пока не задействовано, потому что не может найти надежного пристанища. Убеждены, что наиболее подходящей площадкой для этого ядра должно стать СНГ, но к этому необходима соответствующая подготовка и такая роль отводится Евразийскому экономическому союзу, который будет способен принять минимум 1 трлн. долл. США прямых инвестиций.

Откуда источники такого оптимизма? Во-первых, исходя из оценки основных общепринятых 9 параметров мощи любого государства: Россия по 3-м таким как территория, природные ресурсы и вооруженные силы является сверхдержавой, а по остальным 6-ти – управлению, населению, экономике, культуре и религии, науке и образованию, внешней политике – великой державой. Нижний порог численности населения для современной сверхдержавы составляет 300 млн. человек. Понятно, что достичь этого порога можно только со всеми государствами Содружества. Это свидетельствует, что Россия, как великая держава, способна объединить возле себя региональные и малые государства.

Во-вторых, геополитическая и геостратегическая роль России в новой системе мировых координат, ее новое позиционирование в глобальном пространстве как страны с формирующимся постиндустриальным обществом, стремящейся войти в развитый Север, растет. Россия увеличивает свою прочность и значение в мирохозяйственной системе. Так, она уже на сегодня является членом G-8 и заняла в нем 6-е место по паритету покупательной способности (ППС).

Россия является активным участником G-20 – стран, которые производят 80% мирового ВВП. Кроме того, она является членом АТЭС – стран, которые производят 2/3 ВВП мира, а в текущем году она председательствовала в этой организации.

Российская Федерация является активным членом и в БРИКС. Через 10 лет объем ВВП входящих в это объединение стран будет превышать вдвое ВВП США. Из пяти стран – членов БРИКС в рейтинге ВВП по ППС Россия занимает 3-е место.

Она также входит в Е-7 (страны, которые быстро развиваются, – Китай, Индия, Россия, Бразилия, Мексика, Индонезия, Турция). По результатам прогнозов на основе базового сценария к 2050г. экономика стран Е-7 будет на 64% больше, чем текущий масштаб экономик G-7 в долларовом выражении по рыночным обменным курсам (РОК) и в 2 раза превысит по ППС.

В-третьих, потенциал экономического роста России оценивается в 2- 2,5 раза выше, чем в индустриальных странах и реальные темпы экономического роста также будут выше, несмотря даже на то, что характер их будет неравномерным из-за эксцессии в динамике мирового спроса на сырье, колебаний мировых цен на сырье и стагнации экономики ЕС – самого крупного на сегодня рынка для России.

В-четвертых, находясь на первом месте в мире по территории и шестом по численности населения, современная Россия, как и прежний СССР, занимает лидирующее место в мире по запасам ключевых видов сырьевых ресурсов (электроэнергии, нефти, газа, леса, воды). Почти половину (45%) территории Российской Федерации занимают леса, 4% – водоемы, 13% –сельскохозяйственные угодья, 19% – оленьи пастбища и 19% – прочие земли, около 70% площади занято равнинами, остальные 30% приходятся на горы и реки.

На территории страны около 120 тыс. рек длиной более 10 км каждая, их суммарная протяженность – 2,3 млн. км, в стране примерно 2 млн. пресных и соленых озер. А ведь проблема пресной питьевой воды вышла на первое место в мире. Сегодня из-за недостатка пресной воды гибнет в 10 раз больше людей, чем от войн и военных конфликтов. Кроме того, Россия является одной из самых крупных в мире страной, щедро обеспеченной пресной водой; также здесь добываются все виды минерального топлива, из них основную массу составляют уголь, нефть и газ.[10]

Россия самая обеспеченная и, следовательно, самая богатая запасами полезных ископаемых страна мира.

Только разведанными богатствами недр обеспечена на 50-75 лет, тогда как развитые страны совокупными запасами – всего на 15-16 лет. Большие запасы полезных ископаемых в России – основа основ, своеобразный надежный фундамент ее экспорта, за счет чего Россия покрывает более 70% всех валютных поступлений.

Природно-ресурсный потенциал России по объемам запасов полезных ископаемых не имеет аналогов в мире. Отсюда и оптимизм, поэтому и прогнозируется, что Российская Федерация, как одна из важнейших сырьевых экономик в международном разделении труда, станет крупнейшим получателем иностранных инвестиций.

Но нам нужны не портфельные и спекулятивные инвестиции, а реальные и в  реальный сектор для создания инновационной экономики.

В-пятых, громадные резервы роста за счет повышения эффективности использования ресурсов, производительности труда и уменьшения энергоемкости продукции. При российских запасах полезных ископаемых, которые в 3,5 раза больше, чем в США (в том числе в 4,1 раза больше по нефти, в 4,7 раза – по лесу), и практически на порядок больше, чем в Европе (в том числе в 34,9 раза больше по нефти, 17,9 раза –  по газу, 15,8 раза – по углю и в 26,6 раза – по лесу). Но очень важен вопрос, а какая же эффективность использования этих ресурсов? Общие затраты энергоресурсов в расчете на единицу ВВП в России в 4,5 раза больше (в этом случае – хуже), чем в США, в 6,4 раза больше, чем в странах ОЭСР, в 8 раз больше, чем в странах ЕС и в 10,6 раза – чем в Японии. Соответственно, Россия на единицу общих энергозатрат получает лишь 0,63 единицы ВВП, тогда как США – 2,9, страны ОЭСР – 4, страны ЕС – 5, а Япония – все 6,7 единиц, т.е. на целый порядок больше.[10]

То есть также большой резерв в вопросах неэффективного использования ресурсов, уменьшении энерго- и материалоемкости продукции, в проведении общегосударственной и общенародной политики бережного отношения к национальному богатству, к окружающей природной среде.

Почему такое стало возможным? Да потому, что и после кризиса мы продолжили развитие по изжившей себя модели социально-экономического развития, основанной на устаревшей материально-технической базе народного хозяйства, на отсталой структуре промышленного производства с преобладанием топливно-энергетических, сырьевых, материалоемких отраслей, на неудовлетворительном инвестиционном климате, что приводит к оттоку капитала при непрерывно растущих иностранных заимствованиях и плохо используемых внутренних средствах, которые обесцениваются, лежа в Центробанке. Старая модель развития, имеющая серьезные диспропорции, которые в кризис усилились, тянут экономику назад.

Если все это позволит устойчиво поднять темпы прироста ВВП до 5-6% в год, то за 5-7 лет Россия сумеет по объему экономики обогнать Германию, выйдя на 5-е место в мире, в 2020-2025 гг. по основным экономическим и социальным показателям войти в число развитых стран мира, став вровень с Испанией и опередив Грецию, Португалию и Израиль. При таких темпах, вдвое превышающих показатели развитых стран, к 2030-2035 гг. Россия войдет в узкий круг самых передовых стран мира стран G7, достигнув экономического и социального уровня Германии, Великобритании, Франции и Италии.[11]

Все эти аргументы – за региональное будущее рубля. Но также существует и другая сторона медали, т.е. вопросы, без решения которых региональную валюту не создашь.

Российская экономика, чтобы стать базой одной из 2-3 региональных валют, должна формировать по международным экспертным критериям не менее 5% мирового ВВП. По данным МВФ за 2011 год мировой объем ВВП по ППС составил 78,9 трлн. долл. США, а России – 2,4 трлн. долл. США, или 3,04% от мирового ВВП.[12]

В-шестых, российские активы составляют примерно 60% финансовых активов Центральной и Восточной Европы, 80-90% – постсоветского пространства. Россия имеет активное сальдо торгового баланса в 200 млрд. долл. США.

Постоянно активный торговый баланс недостаточен. Сырая нефть, нефтепродукты и природный газ составляют 63-65% товарного экспорта России, металлы – 11-13%, древесина и целлюлозно-бумажные изделия – 3-4%. Поставки машин, оборудования и транспортных средств не превышают 13-16% экспорта. Сырьевая, ориентированная на вывоз ресурсов, экономика, подверженная конъюнктурным колебаниям в ценах, объеме и структуре спроса, не может создать устойчивую региональную валюту. Такая валюта – индикатор признания уровня технологий, способности к устойчивому росту на базе масштабных инноваций. Она может появиться только в результате глубокой модернизации экономики России. Поспособствовать этому должно объединение ресурсов и усилий государств Содружества. Поэтому и необходима углубленная интеграция, направленная на создание Евразийского экономического союза. Так удельный вес СНГ в мире: по территории – 16%, населению – 4%, ВВП – 5,1%.[13]

Как видно, это тот необходимый минимум, который дает возможность занять определенную нишу в мирохозяйственной системе, сохранить жизненно важное пространство, участвовать как в формировании, так и распределении мирового дохода, учитывая геоэкономическую природу трансграничних финансовых потоков. Выжить в этих сложных условиях современности, а тем более противостоять глобальным угрозам ни одной отдельно взятой стране Содружества просто нереально.

В-седьмых, исходя из природы теории цикличности можно сделать вывод, что время повернуло колесо истории в исходную точку для того, чтобы мы определились с выбором насчет евразийства. Дело в том, что проблематика евразийства для нас не новая. Ее изучали такие видные ученые как К.С.Трубецкой, П.Н.Савицкий, В.И.Ильина, К.Н.Алексеева, М.В.Шахматова, П.П.Сувгинский, Г.В.Вернадский, Л.Н.Гумелев и другие. Очень важно для осуществления выбора учесть работы по данной проблематике украинских ученых, таких как М.С. Грушевский, В.К.Липинский, Г.В.Вернадский.

Не могу не обозначить настоящее открытие Г.Вернадского относительно обнаружения им в евразийской истории "периодичности, ритмичности государственно-образующего процесса", определенной цикличности в процессах образования единой государственности Евразии (Скифская держава, Гуннская империя, Монгольская империя, Российская империя и СССР) и ее распада на систему государств той или иной конфигурации. Г.Вернадскому казалось, что в случае СССР создаются необратимые условия для всеевразийского государственного единства, выразившиеся в создании русским народом "целостного место-развития". Однако логика выявленной закономерности оказалась сильнее оптимистических прогнозов ученого: распад Советского Союза на "систему государств" оказался так же неизбежен, как и предшествующие фазы распада общеевразийской государственности. Наряду с цикличностью ученый выявлял в истории Евразии преемственность ее типологически общих, сквозных структурных компонентов - "исключительно крепкой государственности", "сильной и жесткой правительственной власти", "военной империи", обладающей достаточно гибкой социальной организацией, авторитаризма, опирающегося на почву и потому не отрывающегося от своего народа; в тех случаях, "когда когда-либо из перечисленных принципов нарушались, единая евразийская государственность распадалась или становилась на грань катастрофы (удельные усобицы, смутное время, канун революции и т. д.). С внутренней стороны для сохранения единства было необходимо единое, целостное и органичное миросозерцание, которое представляет собой осознание народом своего месторазвития как исторической и органической целостности; подобное миросозерцание также периодически то обреталось народом и его правящей элитой, то утрачивалось, разбивалось. Историческая концепция Вернадского, соединявшая черты циклического ритмичности и целеустремленной поступательности развития, воплощала в себе идею номогенеза, т.е. целесообразности национально-культурного развития, запрограммированного изначально присущими свойствами и внутренними причинами цивилизационного саморазвития, жизненной энергией народа, осваивающей окружающую этническую и географическую среду, территориальное и смысловое пространство - месторазвитие. В исторических и культурологических сочинениях историк оставался верен основным принципам евразийства как культурно-философской доктрины и методологии культурно-исторических исследований.[14]

В XXI веке евразийство приобретает все большую актуальность, новое качество, и смысл принципиально нового цивилизационного выбора, путем этноэкономической транснационализации.

Посткризисные темпы восстановления мировой экономики резко замедлились. После роста в 2010 году на 5,2% в 2011 году мировой рост снизился до 3,7%. Динамика развитых стран снизилась вдвое – с 3,2% до 1,6%, торможение развивающихся стран и стран с переходной экономикой было меньше: темпы снизились с 7,5% в 2010 году до 6,2% в 2011 году.

В 2012 году торможение экономики продолжилось. Темпы роста США снизились во 2 квартале до 1,7%. Вошла в рецессию экономика Европейского Союза. Больше всего усугубилась ситуация в зоне евро, так как уже 4 квартала подряд рецессия усиливает свое влияние. Рецессия уже господствует в самых мощных странах ЕС. Так экономика Франции четыре квартала подряд фиксирует нулевые темпы роста. Позитивную динамику среди ведущих стран этого монетарного союза пока сохраняет экономика Германии – 0,3%.

Вне зоны евро спад наиболее сильно затронул Великобританию, экономика которой находится в рецессии также 4 квартала подряд и во 2 квартале 2012 г. по отношению к предыдущему кварталу сократилась на 0,5 процента. Спад в зоне евро привел к существенному ухудшению других макроэкономических показателей, так как рост госдолга по октябрь 2012 года составил 90% от ВВП, дефицит бюджета – 4,1% от ВВП, уровень безработицы – 11,6%, что очень сильно разбалансировало микроэкономическую стабилизацию.

"Европе еще предстоит несколько лет болезненных корректировок, – заявил главный экономист по суверенным рынкам Moody's Люсио Винхас де Соуза – Примерно половина этих корректировок была сделана за последние три года. С учетом этого мы можем ожидать, по крайней мере, еще три года дорогостоящей и болезненной адаптации еврозоны". По сентябрьскому прогнозу ЕЦБ, ВВП еврозоны снизится в 2012 году на 0,4%.

Среди развивающихся стран более сильным, чем ожидалось, стало торможение экономики Китая: по отношению к предыдущему кварталу темпы роста ВВП составили в 1 квартале 2012 г. 1,6% и во 2 квартале 1,8%, что на 0,6 пп. ниже прошлогодних показателей.

Согласно оценкам, рост мировой экономики в 2012 году будет находиться в пределах 3-3,2%, динамика развитых стран снизится до 1,4%, это в два раза ниже необходимого уровня.

В 2012 году и среднесрочной перспективе глобальная экономическая конъюнктура будет оставаться нестабильной под влиянием роста суверенного долга развитых стран, увеличения стоимости обслуживания долга проблемных стран зоны евро, усиления политической нестабильности и рисков перебоев с поставками нефти из основных нефтедобывающих регионов, прежде всего Ближнего и Среднего Востока. Сохраняются риски сильного фискального сжатия в США, неплатежеспособности нескольких стран в зоне евро и сопряженными с ними рисками сдутия финансовых пузырей на рынках развивающихся стран, обвала их производства и экспорта.

Прогнозируется период достаточно высоких рисков, обусловленных как объективными факторами большой величины накопленных долгов, так и особенностями национальных правовых систем США, стран зоны евро, статуса и полномочий созданных и создаваемых антикризисных институтов. Темпы роста американской экономики с 2013 г. по 2014 г. станут отрицательными на уровне 0,3-1%.

В зоне евро реализация Европейским Центральным Банком полномочий, необходимых для прямой поддержки рефинансирования долгов проблемных стран, может быть блокирована странами, которые сочтут подобные меры  ущемлением их национальных интересов. В итоге сразу несколько стран в 2012-2013 гг. будут продолжать балансировать на грани дефолта, что приведет к подавлению деловой активности в большинстве стран региона. Темпы сокращения ВВП Еврозоны в 2012 году составят 0,6%, а в 2013 году спад усилится до 1,0%. Существуют риски, в т.ч. дефолта даже в таких странах как Китай и США.

Именно дефолтного сценария Китай должен и бояться больше всего. По оценке компании Standart Chartered, целых 82% из 2 триллионов долларов, которые Китай держит в валютных резервах, приходится на доллары. Международные золотовалютные резервы Китая на начало 2012 года резко выросли и составили 3,2 трлн. долл. США, что делает его одним из крупнейших держателей ценных бумаг казначейства США, которое иногда выплескивает по 10 миллиардов долларов в месяц.

В случае дефолта американская экономика пострадает, если зарубежные инвесторы ее покинут но, все же его можно рассматривать как необходимую и временную перезагрузку экономики.

И пострадают не только США. Китай не только потеряет стоимость всего американского долга, но, что еще важнее, дефолт США одним ударом поставит под угрозу собственную стратегию развития Китая, в основе которой расчет, что США (и на государственном уровне, и на частном) продолжат занимать деньги, чтобы покупать китайские товары и предоставлять рабочие места китайцам. Возможно, предчувствуя это, еще несколько лет назад Китай начал поощрять увеличение внутреннего спроса (рост внутреннего спроса, по прогнозам, должен был достичь 15% в Китае и 10% в Индии и Бразилии) и продвигать свои товары на других (не американских) иностранных рынках.

Европейскому региону по-прежнему угрожает системный упадок, которому пытаются сопротивляться с помощью мер, направленных на достижение общественного единства, невзирая на серьезные расхождения. О Европе в общем смысле можно сказать, что ей не хватает сохранности капитала, решительной трудовой политики и технических инноваций, что делает ее шансы на длительное экономическое превосходство довольно призрачными.

Наконец, остается Китай. Да, у него огромное население и прогнозы сулят ему место крупнейшей экономики мира к 2017 году. Но перед Китаем еще лежит долгий путь, прежде чем подушевой доход среднего китайца сравняется с доходом американского потребителя.

Лидер Китая Ху Цзиньтао, уходя с поста генсека, обозначил важные шаги курса правящей Коммунистической партии Китая: не копирование западной политической системы; удвоение ВВП уровня 2010 года к 2020 году; «решительная защита» своих прав и становление Китая военно-морской державой (в связи с продолжающимися территориальными спорами с рядом стран Юго-восточной Азии).

1,3-миллиардное население Китая вынуждено обходиться всего лишь 7% пахотной земли. И хотя экономически присоединенные к Китаю регионы Африки и Южной Америки предоставляют ему небольшую отсрочку, афро-китайские и латино-китайские связи всегда будут достаточно непрочными, в отличие от спаянного американского блока.

Так или иначе, но в ходе опроса, проведенного FТ/Harris в мае 2010 года, на вопрос: «Есть ли, по вашему мнению, вероятность того, что в ближайшие десять лет правительство США объявит дефолт, то есть не сможет вернуть взятые у кредиторов деньги?» — почти 50% опрошенных ответили «есть».[8]

Базовый сценарий предполагает снижение темпов роста мировой экономики в 2013 году до 2,5% и восстановление мирового выпуска до уровня, превышающего 3%, только к 2015 году.

Важное значение для российской экономики будет играть ситуация на мировом рынке нефти.

Прогноз цены нефти до 2015 года будет определяться разнонаправленными факторами: сдержанными темпами восстановления мировой экономики, активной позицией Организации стран-экспортеров нефти (ОРЕС), усилением влияния финансовых инвесторов, возможными геополитическими рисками.

В основных вариантах прогноза цены на нефть в 2013-2015 гг. будут оставаться на достаточно высоком уровне. Динамика мировой экономики обеспечит устойчивый рост потребления нефти населением и индустриальным сектором.

Значительную поддержку ценам на нефть будет оказывать стимулирующая денежно-кредитная политика ведущих центральных банков: ФРС США, ЕЦБ, Банка Японии и Банка Англии, Народного Банка Китая, которые планируют продолжение нынешней политики практически свободного предоставления ликвидности вплоть до конца 2014 года. Кроме этого в ближайшие годы следует учитывать фактор отсутствия гарантий стабильных поставок из стран Арабского региона и Ирана – из-за эмбарго.

В соответствии с консенсус-прогнозом цена на нефть будет удерживаться в диапазоне 105-107 долларов за баррель на протяжении прогнозного периода до 2015 года.

Существенно возросла вероятность затяжной рецессии европейской экономики, когда странами-должниками и странами-донорами не будут приняты эффективные меры по выработке единой тактики выхода из кризиса, усилится ограниченность собственных финансовых ресурсов стержневых стран Еврозоны: Германии и Франции. Повышается вероятность жесткой бюджетной консолидации в США, что усилит европейские проблемы и приведет к замедлению восстановления экономик по всему миру, сократятся возможности для роста экономики Китая.

Со стороны предложения в среднесрочной перспективе факторами быстрого снижения цен на нефть могут стать существенный рост добычи сланцевой нефти в США и значительное сокращение импорта нефти со стороны США. Риски реализации падения цен на нефть поддерживаются возможностью интенсивного роста предложения за счет полномасштабного выхода на рынок иракской нефти и сохранения высоких квот добычи странами ОПЕК.

Реализация этих рисков может потребовать существенных корректировок цен на нефть и другие сырьевые ресурсы.

Учитывая большую зависимость российской экономики от внешнеэкономической конъюнктуры, этот сценарий обостряет риски для устойчивости банковской системы, платежного баланса и общего уровня уверенности экономических агентов.

Вместе с тем, оптимистичный сценарий отражает сохранение относительно высоких темпов роста мировой экономики и мировых цен на нефть – в 2013-2014 гг. на уровне 110-115 долл. США за баррель с ускорением роста до 120 долларов за баррель в 2015 году. Темпы роста ВВП в 2013-2015 гг. могут быть выше базового сценария на 0,2 п.п. и оцениваются на уровне 3,9-4,6% в год.

Эти темпы выше общемировых, но ниже реального потенциала России и темпов роста, определенных Стратегией. Громадный потенциал в увеличении объема экономического роста находится, прежде всего, в эффективности использования внутреннего рынка и расширении внутреннего спроса, а также в ускорении процессов по углублению и расширению экономической интеграции.

Само собой напрашивается, во-первых, логический вопрос, раз все сценарии Российской экономики привязаны и разработаны на основе прогноза роста  цен на нефть, почему бы не привязать валюту к энергоресурсам? Тогда было бы возможно ликвидировать спекулятивные ножницы и сдуть финансовые пузыри. Во-вторых, пессимистический сценарий снижений цены на нефть до 80 долл. США маловероятен, потому что не выгодно в условиях кризиса нарушать ценовую устойчивость мировых товаров 7-й группы, что может спровоцировать конъюнктурный шок мировых рынков.

Кроме того, если снизить цены, то не существует других товарных групп, которые способны связать денежную массу, эмиссированную ФРС США. Если же США развяжут торговую войну и создадут условия для снижения цены на нефть, что ударит по экономике РФ, то это бумерангом ударит и по самим США. Дело в том, что в РФ золотовалютных резервов на 14,7 месяца критического импорта, 10% в которых – монетарное золото, в Китае приблизительно такая же пропорция, а вот в ЕС-27 резерв – 1,7 месяца, то есть упадет сначала ЕС, за ним через 3, максимум 6 месяцев обвалится экономика США, а Россия выстоит.[15]

Безопасность общества характеризуется прежде всего как взаимосвязь следующих составляющих: политической стабильности, экономического процветания и обороноспособности государства. Сегодня Россия все это обеспечивает и проводит политику укрепления этих составляющих.

И все же еще остается надежда исправить ситуацию до ее превращения в катастрофу. Как бы банально это ни звучало, для этого необходимо поощрять международное сотрудничество между организациями гражданского общества, правозащитными группами и другими неправительственными организациями, поддерживающими перемены. При этом надо найти силы справиться с финансовой олигархией без социальной дезинтеграции. Срочно должны быть созданы международные механизмы борьбы с налоговыми убежищами и уклонением от уплаты налогов, мошенничеством и коррупцией. Придется также инициировать согласованные акции за повышение корпоративных налогов, введение налога на финансовые операции. Необходимо далее поддерживать все меры, направленные на отделение бизнеса от политики. Наконец, надо восстановить решающую роль социальной сферы и подчинить экономику обществу, так как именно она должна служить обществу, а не наоборот.

Понимание того, что пора объединиться против финансовой олигархии и обслуживающих ее интересов должно не только войти в сознание ущемленных неравенством, но и побудить их цивилизованно отстаивать свои права. История уже подвела стороны к баррикадам. Так что и тем, и другим самое время вспомнить предупреждение Джона Кеннеди: «Тот, кто противится мирной революции, тот получит насильственную»...[16] Поэтому Евразийский экономический союз должен создать благоприятную среду и внедрить такие регуляторы, при которых будет обеспечиваться социальная справедливость, и не будет существовать бесконтрольно не подотчетна обществу в автономном режиме финансовая олигархия.

Несмотря на мировой финансово-экономический кризис, руководство России обеспечило политическую стабильность, которая является основой экономического роста. Она также является основой для благоприятного действия всех других факторов.

Второй фактор – экономическое развитие и благоприятная экономическая конъюнктура.

Третий фактор – обороноспособность, постепенное восстановление позиций высокотехнологического комплекса в связи с увеличением финансирования армии и флота, увеличением экспорта оружия. Это объясняется не только выделением суммы в объеме 23 трлн. руб. на оборону на период до 2020 года, но и связано с большой реалистичностью и сбалансированностью внешней политики в отстаивании национальных интересов России. Без инновационной экономики мы не сможем удержать свои позиции в военно-технической сфере, в которой происходит технологическая революция.

Четвертый фактор – увеличение реальных доходов населения, улучшение финансирования расходов, предусмотренных в бюджете, а также расширение финансовых ресурсов корпораций и банков, способствующих формированию платежеспособного спроса как у населения, так и в корпорациях.

Номинальная заработная плата в Российской Федерации по состоянию на июль текущего года составляет 27 219 руб., а рост реальной заработной платы к соответствующему периоду предыдущего года – 110,7%. Среднемесячная заработная плата на одного работающего в России самая высокая среди государств Содружества – 838 долл. США, тогда как, для примера, в Украине – 394 долл. США.[17]

Анализ четырех вышеуказанных основополагающих факторов подтверждает наличие как экономических резервов, так и политической стабильности, необходимых для организации Евразийского экономического союза и создания площадки для инновационного прорыва. Выше изложенный вывод подтверждают проведенные расчеты основных индикаторов финансово-экономической России.

1. Основные индикаторы финансово-экономической России

Динамика реального объема ВВП в % к соответствующему периоду предыдущего года за 2010 год – 104,3%, за 2011 год – 104,3%. Т.е. Россия уже преодолела кризис 2008 года и превысила докризисные объемы, а ЕС-27 не преодолел потери от кризиса и вступил в новую фазу рецессии. За 1 полугодие 2012 года реальный рост объемов ВВП России – 104,5%, что тоже выше общемирового уровня.

 

 

ВВП

Индекс выпуска товаров по базовым видам экономической деятельности

Индекс промышленного производства

Продукция сельского хозяйства

Грузооборот транспорта

Оборот розничной торговли

Внешнеторговый оборот

Реальная среднемесячная з/п

2011 г.

в % к

2010 г.

104,3

105,1

104,7

122,1

103,4

107,2

131,9

103,5

7 мес.

2012 г.

в % к 7 мес. 2011 г.

104,4

103,9

103,2

102,1

101,6

106,8

105,7

110,7

[17]

В мировом рейтинге по объему ВВП Россия занимает 7 место (2,414 трлн. долл. США за 2011 год), 2-е место – по экспорту нефти и газа, 5-е место – по торговому балансу, 3-е место – по золотовалютным резервам и 1-е место – по резервам природного газа.

 

2. Уровень монетизации экономики рассчитывается как отношение М2X к ВВП

 

m=M2X/Y

где m – уровень монетизации, M2X – денежный агрегат, Y – ВВП страны.

Денежный агрегат М2Х составляет за 2011 год 24,5 трлн. рублей (Банковский бюллетень № 6 2012 года). При этом ВВП России за 2011 год составляет 54,6 трлн. рублей.

Т. о. (24,5 трлн. рублей / 54,6 трлн. рублей) × 100% = 45%.

Монетизация положительного сальдо счета операций с капиталом и финансовыми инструментами в условиях квазификсированного  обменного курса приводит к наращиванию международных резервов и денежной массы, а с некоторым лагом – к ускорению инфляции. Некоторая корреляция между прочими инвестициями в Российскую Федерацию и денежной массой М2, т.е. приток капитала в страну сопровождается увеличением денежного предложения.[18]

Для России коридор уровня монетизации должен составлять не менее
50-70%, т.о. на 10-35% занижен реальный уровень монетизации от порогового значения. Это свидетельствует о том, что экономика РФ недофинансирована, недокапитализирована, кроме того уровень монетизации – обратная величина скорости денежного обращения; таким образом, данная пропорция показывает, что средства, в основном, направляются не в реальный сектор экономики, а в сферу обращения. Чтобы ликвидировать данную диспропорцию, необходимо норму прибыли в реальном секторе сделать выше, чем в банковском и финансовом секторах, тогда инвестиции из финансового сектора будут перетекать в реальный сектор экономики. Кроме того данный индикатор свидетельствует о том, что когда в странах – конкурентах наблюдается чрезмерное расширение денежной массы, то Россия имеет существенные преимущества. Что касается скорости оборота денег, то можно отметить, что произошло существенное снижение инфляции с одновременным наращиванием инвестиционной активности и скорость оборотов денег снизилась до уровня 2,5 раза в год (ВВП/ М2; 54,6 трлн. руб. / 21,96 трлн. руб.), с которого их можно направлять в сферу производства. Если отношение М2Х/У растет быстрее, чем М2/Х, то сбережения в иностранной валюте растут быстрее, чем в национальной. Обнадеживает, что удалось сменить данную тенденцию в положительную сторону. Денежный мультипликатор М2/В (21,96 трлн. руб. / 8,644 трлн. руб. = 2,54 раза) составляет для российской экономики темпы прироста денежного агрегата М2 за 2011 год 9,7%, а за 7 месяцев 2012 года – 0,4%. Учитывая также существующий коэффициент эластичности по денежной массе, можно сделать вывод, что экономика РФ не накапливает, в отличие от экономики стран ЕС-27 и США, ни инфляционные, ни курсовые риски.

 

3. Уровень обеспечения денежной базы золотовалютными резервами

 

Нормальный уровень обеспечения национальной валюты золотовалютными резервами Российской Федерации должен быть:

80% В ≥ GER

Денежная база РФ по состоянию на 01.07.2012 составляет 8129,3 млрд. рублей[1], а обеспечение золотовалютными резервами – 514,32 млрд. долл. США. Курс одного долл. США равен 32,82 рубля[2].

Т. о. 514,32 млрд. долл. США × 32,82 рубля = 16,88 трлн. рублей – обеспечение золотовалютными резервами РФ.

8 129,3 млрд. рублей × 80% = 6503,44 млрд. рублей.

16,88 трлн. рублей – 6,50 трлн. рублей = 10,38 трлн. рублей

16,88 трлн. рублей / 6,50 трлн. рублей × 100% = 259,7%

Т.е. 10,4 трлн. руб. может быть не зарезервировано для обеспечения денежной базы, а включено в экономический оборот. Таким образом, уровень обеспечения национальной валюты Российской Федерации золотовалютными резервами  выше минимально необходимого уровня на 260%.

 

4. Критерий достаточности золотовалютных резервов

 

Прирост денежной базы за 1-е полугодие 2012 года рассчитывается следующим образом:

денежная база (8 129,3 млрд. рублей - 8 644,1 млрд. рублей[3]) = -514,8 млрд. рублей.

Прирост золотовалютных резервов рассчитывается следующим образом:

международные резервы по состоянию на 1 июля 2012 года – 16,88 трлн. рублей (514,32 млрд. долл. США[4]× 32,82 = 16,88 трлн. рублей) – 16,06 трлн. рублей (498,65 млрд. долл. США × 32,2 = 16,06 трлн. рублей) = 0,82 трлн. рублей.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что прирост денежной базы значительно ниже прироста золотовалютных резервов, что свидетельствует об отсутствии эмиссионного финансирования экономики, и, как следствие, нет предпосылок для роста базовой инфляции и заимствования дополнительных валютных средств. Это также свидетельствует о том, что Правительство и Центробанк России контролируют инфляцию и правильно ее регулируют, для этого также есть все необходимые условия и этот критерий подтвердил достаточность обеспечения устойчивости золотовалютного курса.

 

5. Критерий минимального (порогового) уровня золотовалютных резервов

 

MinGER ≥ стоимость критического импорта за 1 квартал + Сумма, необходимая для погашения краткосрочной задолженности (до 1 года) государственного, банковского и корпоративного секторов и процентных выплат по ней

Золотовалютные резервы РФ – 514,3 млрд. долл. США[5](данные на начало 4-го квартала 2011 года, Банковский бюллетень № 4 2012 года)  0,9 млрд. долл. США (Краткосрочные долговые обязательства органов госуправления) + 3 млрд. долл. США (Краткосрочные долговые обязательства органов денежно-кредитного регулирования) + 43,4 млрд. долл. США (Краткосрочные долговые обязательства органов денежно-кредитного регулирования) + 20,2 млрд. долл. США (Краткосрочные долговые обязательства прочих секторов)

Золотовалютные резервы РФ – 514,3 млрд. дол. США  67,5 млрд. долл. США.

Уровень достаточности международных резервов составляет 14,5 месяцев критического импорта, исходя из данных за 1 полугодие 2012 года, это второе место в мире, тогда как у ЕС-27 – 1,7 месяца критического импорта, т.е. не в состоянии обеспечить даже предельные 3 месяца критического импорта уже третий год подряд. Согласно империческому правилу должен быть достаточный объем ликвидных резервов, либо для выполнения всех иностранных обязательств в течении следующих 12 месяцев, либо для покрытия шестимесячного объема импорта. В Российской Федерации обеспечивается и первое и второе условие, что в целом гарантирует снижения рисков, связанных с либерализацией счета движения капитала и служит залогом защиты при спекулятивных атаках на валюту, тем самым уменьшая вероятность финансовых кризисов. Таким образом установлено, что Российская Федерация обеспечила устойчивость своей национальной валюты и способна выполнять свои обязательства по иностранным заимствованиям без угрозы обвала валютного курса и заимствования дополнительных денежных средств.

 

6. Уровень нелегального оттока капиталов (cf)

 

Пороговое значение уровня нелегального оттока капиталов для Российской Федерации не должен превышать 50% сальдо счета текущих операций платежного баланса.

Сальдо счета текущих операций платежного баланса РФ – 98,8 млрд. долл. США[6]

Т. о. 50% Сальдо счета текущих операций составит 39,26 млрд. долл. США.

Фактически чистый вывоз частного капитала из России в 2011 году достиг 80,5 млрд. долл. США (в 2 раза превысив пороговое значение), в 2010 году – 33,6 млрд. долл. США, в 1-м полугодии 2012 года составил 43,5 млрд. долл. США, что характеризует развитие негативных тенденций в этом секторе, в связи с чем немедленно нужно принять меры, чтобы остановить вывоз капитала, в первую очередь несанкционированный. Вызывает тревогу тот факт, что самый большой вывод капитала в размере 108,5 млрд. долл. США иностранных активов осуществлен прочими секторами, а 32 млрд. долл. США – через капиталы банков. Такой сценарий напоминает ситуацию, которая была применена Западом к Республике Беларусь для объявления ей дефолта. Поэтому нужно быть предельно осторожными и контролировать вывод капитала, исходя из пороговых значений экономической безопасности России.

Ведь объемы оттока капитала из России существенно снижают эффект увеличения торгового баланса и уменьшают поступления в страну валютной выручки, что может привести к ослаблению национальной валюты. Быстрый отток чистого капитала приводит к сокращению предложения валюты.

Нельзя не учитывать реальную раскладку мировых финансовых сил, а также природу мотивации и долговременные стратегические устремления ведущих игроков на мировой геофинансовой арене. Сложившаяся схема формирования и перераспределения мирового дохода через разветвленнейшую систему финансовых международных организаций в силу конкурентной борьбы будет жестко сохраняться и оберегаться от проникновения какого-либо другого «пришельца». Здесь в рамках сложившихся систем пойти на лобовое столкновение неразумно. Но эффективный выход из существующей ситуации уже просматривается: ведь сама западная экономическая и финансовая системы подвергаются в настоящее время глубочайшей трансформации.

Нужно немедленно прекратить растратную политику, когда фактически просто разбрасываются финансовыми активами. Что же получается: нас обманывают, когда идет купля-продажа и происходит неэквивалентный обмен реального ценного ресурса на эмиссионные доллары, а затем мы еще и кредитуем их экономики при хронической недостаче финансовых активов для внутренних потребностей и в первую очередь – государственных. Анализируя международную инвестиционную позицию РФ видим, что объем активов по состоянию на 1.01.2012 года составлял 1 241 млрд. долл. США, а по состоянию на 1.01.2002 года составил 259,5 млрд. долл. США, т.е. рост в 4,8 раза.

Прямые инвестиции за границу – 362,1 млрд. дол. США, портфельные инвестиции – 44,2 млрд. долл. США, прямые – 457,5 млрд. долл. США, а портфельные – 226,35 млрд. долл. США. Следовательно, в Россию вложено портфельных инвестиций в 5 раз больше, чем Россия вложила их за рубеж.

При рассмотрении притока капитала покомпонентно статистически значимое влияние обнаруживается лишь для прямых инвестиций в Российскую Федерацию: увеличение прямых инвестиций на 1 п.п. ВВП вызывает ускорение темпа прироста инвестиций в основной капитал на 0,86 п.п. Портфельные инвестиции в РФ и привлеченные российскими компаниями кредиты и займы на 5%-м уровне не оказывают статистически значимого влияния на темп прироста инвестиций в основной капитал. Увеличение портфельных инвестиций и привлеченных кредитов и займов приводит к ускорению экономического роста, можно предположить, что средства, привлеченные в Российскую Федерацию по данным статьям, вызывают в краткосрочном периоде рост неинвестиционных компонент ВВП,прежде всего потребления. [18]

Международные эксперты отмечают опережающие темпы роста полноценного золотого капитала над инфляцией, поэтому снова возрос в мире спрос на инвестиционное золото. Монетарное золото выросло в 12 раз за 10 лет и составляет по состоянию на 1.08.2012 года 48678 млн. долл. США (или 30,1 млн. тройских унций). Но для РФ, которая должна сделать рубль региональной валютой, объем монетарного золота необходимо увеличивать, вывести его на уровень порогового значения – 68, 25 млрд. долл. США, или увеличить еще на 12,04 млн. чистых тройских унций, т.е. на 40% по текущим котировкам Банка России. Сейчас в мире наблюдается возврат к золоту, ведь за последние 80 лет лидирующие мировые валюты потеряли до 90% своей покупательной способности, а золото сохранило. Необходимо обратить внимание, что Китай в последнее время вышел на 5-е место в мире по добыче золота и 1-ое место по его скупке. Добычу золота Китай сделал военизированную, сведения по государственному запасу засекретил. За последние 13 лет золотовалютный запас Китая вырос в 45 раз, это дало ему возможность ввести в обращение денежную единицу золотой юань. Из-за способности государственных запасов золота амортизировать национальные инфляционные процессы и дефициты платежного баланса и на долгосрочной основе обеспечивать национальный суверенитет, в большинстве стран мира эти запасы уверенно укрепляют свои позиции в качестве основного фактора финансово-экономической безопасности. Кроме того, с целью сплочения мусульманского мира по предложению бывшего Премьер-министра  Малазии М. Мохамада создана новая международная валюта – золотой динар, планируемая в первую очередь в качестве единой расчетной единицы для 1,3 млрд. мусульман всех стран мира. Планируется вернуться к золотому стандарту и в США с одновременной девальвацией доллара, золотой запас которых составляет 10 тыс. тонн. Так что России все эти тенденции в финансовом мире при создании региональной валюты необходимо учитывать.

Глобализация ускоренно преобразует всю систему общественных отношений, в том числе общественного разделения труда, включая международное, трансформирует сложившуюся мировую финансовую структуру. На смену традиционному общественному разделению труда в международной сфере идет система всемирных обязанностей (СВО), как правило принудительного характера («принуждение к партнерству и сотрудничеству»).

Система всемирных обязанностей (СВО) — геоэкономическая категория, идущая на смену категории «общественное разделение труда», в том числе международного. Зачастую СВО выступает в форме принуждения к разделению труда. Тем самым в определенной мере снимаются (подрываются) рыночные отношения.[3]

В связи с этим очень важно контролировать как государственный, так и корпоративный долг, не доводить ситуацию до технического дефолта, подходить прежде всего с позиций финансовой безопасности к работе с международными финансовыми организациями. Нужно быть очень осторожными с кредитными дефолтными свопами – именно они способны сыграть роль Троянского коня в разрушении финансово-денежной системы государств. Внешний долг России по состоянию на 01.04.2012 года составил 565,5 млрд. долл. США, по состоянию на 01.04.2011 года составлял 509,63 млрд., т.о. объем его вырос на 56 млрд. долл. США, но объективных причин для такого роста не было. Поэтому необходимо мониторить образование внешнего долга, повысить долговую дисциплину и не допускать раскачки финансовой системы, а также внезапной остановки притока капитала, чтобы не возникло серьезных проблем по рефинансированию обязательств, что может привести к еще большему оттоку капитала и падению обменного курса национальной валюты. Если увеличивается доля прямых иностранных инвестиций и уменьшаются заимствования, выраженные в иностранной валюте, то тем самым уменьшается риск при либерализации счета движения капитала. А если обязательства выражены в национальной валюте, то это гораздо безопаснее для страны, предоставляющей займы, так как их покупка сопряжена с меньшим риском дефолта.

 

7. Критический уровень изменения реальной процентной ставки как по кредитным ресурсам, так и по депозитам

 

При снижении кредитных ставок предприятиям выгодно инвестировать средства в производство, но при этом падает прибыльность банковского сектора и происходит сжатие кредитного портфеля банков в пользу безрисковых финансовых инструментов. При повышении ставки по кредитам предприятиям невыгодно инвестировать в основные средства производства, а если это сопровождается повышением ставки по депозитам, то может начаться перекачка средств из реального сектора экономики в финансово-банковский. Поэтому очень важно определить оптимальный уровень процентной ставки и осуществлять правильное регулирование, исходя из темпов роста ВВП, уровня инфляции, рентабельности экономики, а также с учетом направления потоков трансграничного движения капиталов.

Коэффициент при показателе сальдо счета операций с капиталом и финансовыми инструментами является статистически значимым и положительным: при расширении сальдо счета на 1 п.п. ВВП темп прироста реального эффективного курса растет на 1,05 п.п. как результат укрепления рубля в номинальном выражении и повышения цен. [18]

Процентная ставка это очень мощный рычаг финансовой и инвестиционной политики. В Федеральной резервной системе США ставка рефинансирования банков составляет 0,25%, Японии – 0,1%, Швейцарии – 0%, Великобритании – 0,5%, Еврозоны – 0,75%, Канады – 1%. В России – 8,25%, а соответственно для субъектов предпринимательской деятельности стоимость кредитных ресурсов еще в 2 раза выше ставки рефинансирования. Как же можно обеспечить глобальную конкурентоспособность при таких дорогих деньгах? Необходимо снижать риски и издержки, ликвидировав структурную диспропорцию в экономике, формируя рубль как полноконвертируемую, диверсификационную, резервную и региональную валюту, а государствам Содружества переходить на расчеты в рублях.

Однако Великая рецессия 2000-х гг. вынудила ФРС и другие центробанки радикально переосмыслить ставшие привычными механистические модели и без раздумий вступить на обширную неразмеченную территорию. Политика нулевой ставки перестала быть теоретическим конструктом ФРС, когда в конце 2008г. Центробанк снизил ключевую ставку до 0-0,25% (фактический нижний предел FFR) и, исчерпав стандартный инструментарий, запустил первую программу скупки ценных бумаг.

Председатель Совета управляющих Федеральной резервной системы США Б. Бернанке, похоже, осознает, что дальнейшее применение нестандартных инструментов сопряжено с новыми рисками. 31 августа в программной речи, от которой рынки ждали четких сигналов на тему QE3, он признал, что "В совокупности выгоды и издержки нетрадиционных денежно-кредитных мер неизвестны; по всей вероятности, они также варьируются в зависимости от таких факторов, как состояние экономики и финансовых рынков и масштабов предшествующих покупок активов". А уже 13 сентября ФРС США объявило о новой неограниченной по времени эмиссии доллара с ежемесячным объемом в 40 млрд. долл. США, которые будут направляться на приобретение ипотечных облигаций. Т.е в США решили покрыть свои громадные долги за счет обесценивания национальной валюты путем эмиссионной накачки, что в целом еще более ухудшит финансовую устойчивость остальных стран мира. Нужно также учитывать, что процентная ставка вещь опасная, когда конечным источником ее оплаты служат резервы чужого центрального банка.

 

8. На базе показателя рентабельности рассчитываются следующие критерии

 

Расчет зависимости отношения производственной рентабельности к стоимости кредитных ресурсов:

1) в целом ситуация на рынке считается удовлетворительной, если значение рентабельности превышает уровень инфляции

P>i;

2) рентабельность ключевых отраслей должна быть как минимум выше уровня инфляции или же в наилучшем варианте превосходить инфляцию на
3-5%;

3) соотношение рентабельности и уровня процентных ставок должно соблюдаться в соотношении

 

P>il> id>i

где il – ставка по кредитам,

      id– ставка по депозитам.

Это соотношение с учетом уровня мировой инфляции логически выстраивается следующим образом:

ставка по депозитам должна быть больше инфляции, потому что в противном случае не будет стимула для притока и аккумулирования банками сбережений, средства уйдут на потребительский рынок;

ставка по кредитам должна быть больше ставки по депозитам, в противном случае банковский сектор потерпит убытки, а при длительном процессе произойдет размывание банковского капитала;

рентабельность предприятий должна быть больше ставки по кредитам, так как в противном случае предприятие будет инвестировать себе в убыток.

В российской экономике можно наблюдать следующую картину:

в целом рентабельность экономики = 10,28% (за 2011г.);

ставка по кредитам (в рублях) = 18%;

ставка по депозитам для нефинансовых организаций свыше 1-го года на июль 2012 г. – 8,6%, для физических лиц со сроком привлечения выше 1-го года на июль 2012 года – 7,3%;

инфляция = 8,4% за 2011 год, за 7 месяцев 2012 года = 4,5%.

Привлечение кредитными организациями депозитных вкладов физических лиц в рублях на срок более 1-го года составляют 46% от общей суммы вкладов, а в иностранной валюте – 70%.

Таким образом, приведенное соотношение при внимательном анализе объясняет многие существующие на сегодняшний момент проблемы российской экономики, прежде всего отсутствие мотивации кредитуемых реальных секторов экономики, осуществление управления денежными потоками, исходя из приоритетов стратегии социально-экономического развития, связанные с недостаточным инвестированием и уходом капитала в спекулятивные операции, а также его оттоком за рубеж.

 

9. Соотношение сбережений и инвестиций в экономику

 

1) в соответствии с методикой системы национальных счетов

S=I+∆TRF+∆BP

где I – внутренние капитальные инвестиции,

∆TRF – сальдо счета капитальных трансфертов,

∆BP – прирост валютных резервов государства;

2) как накопление основных субъектов экономической деятельности: населения, корпораций, банков и финансовых организаций.

Инвестиции в основной капитал за 2011 год составили 10 776,8 млрд. руб.[7]Динамика инвестиций в основной капитал в 2012 году в сравнении с первым полугодием 2011 года улучшилась, но вызывает тревогу то, что инвестиции в объеме интеллектуальной собственности составили лишь 0,4% к общему итогу.

Сальдо счета капитальных трансфертов за 2011 год составляет – 0,5 млрд. долл. США.

Прирост валютных резервов за 2011 год составил 31,531 млрд. долл. США, за 8 месяцев 2012 года – 15,944 млрд.

S = (10776 млрд. руб. / 30,12) - 0,5 млрд. долл. США + 31,531 млрд. долл. США = 388,79 млрд. долл. США.

Для активной фазы развития экономики необходимо обеспечить условие, чтобы инвестиции превышали сбережения I > S. Накопленный иностранный капитал в экономике России в первом полугодии 2012 года составил 334,7 млрд. долл. США, что на 6,2% больше, чем за аналогичный период прошлого года. В обрабатывающее производство вложено 102 млрд. долл., в добычу полезных ископаемых – 62 млрд. долл. США, в оптовую и розничную торговлю – 59 млрд. долл., в операции с недвижимостью – 32 млрд. долл., в образование – 4 млрд. Доля прямых инвестиций в накопленом капитале составила 38,5%, портфельных – 2,5%, прочих инвестиций, осуществляемых на возвратной основе, – 59%. Динамика темпа прироста инвестиций в основной капитал статистически значимо зависит от темпа прироста сбережений в виде депозитов в национальной и иностранной валюте: увеличение темпа роста таких сбережений на 1 п.п. приводит к повышению темпа роста инвестиций на 0,54 п.п.[18]

Постиндустриальная экономика вовсе не значит деиндустриальная. Растущий сектор услуг и отраслей, не связанных с разного рода физической обработкой предметов и изготовлением из них полезных вещей, базируется в развитых странах на колоссальном промышленном фундаменте. Возьмем для примера США. Занимая лишь 13 с небольшим процентов в ВВП, американская обрабатывающая промышленность создает добавленной стоимости на 1,76 трлн. долларов в год – это почти пятая часть мировой обработки, или 5,8 тыс. долларов на душу населения. Россия же, занимая 9-ю строчку в мире по абсолютному объему продукции обрабатывающих отраслей, по душевому показателю отстает от США более чем в четыре раза, а от лидеров – в 6-8 раз.[19]

Эту диспропорцию необходимо ликвидировать путем проведения новой индустриализации страны через модернизацию прежде всего перерабатывающих отраслей, а также развитие инфраструктуры энергетики, транспорта и связи.

Долгосрочный, устойчивый и быстрый рост возможен только в процессе обустройства собственной страны, то есть с приоритетной ставкой на развитие внутреннего рынка. Это вовсе не означает закрытости экономики. Во-первых, имея долю экспорта в ВВП порядка 30%, не просто неразумно, а даже физически трудно закрыться. Во-вторых, быстрый рост, реиндустриализация страны, не говоря уже о переводе экономики на инновационные рельсы, невозможны без систематического заимствования иностранных технологий, компетенций и их носителей. В-третьих, только имея «крепкий тыл» в виде развитого, разветвленного, конкурентного, требовательного внутреннего рынка, можно успешно отвоевывать позиции на международном несырьевом рынке. Поэтому неудивительно, что у крупнейших мировых экспортеров (единственное исключение – Германия) экспортная квота существенно меньше, чем у России (по итогам 2010 года доля экспорта в ВВП у США составила менее 9%, у Японии – 14%, у Китая – 27%). Также очень важно выдерживать пропорцию валовых накоплений и валовых сбережений. Динамика валового накопления основного капитала свидетельствует о том, что с 2000г. она выросла в 2,4 раза. Доля инвестиций основного капитала в ВВП составила 19,8%, при необходимых 22-25%, что ниже на 10-25% пороговых значений. Больше 55% инвестиций направлено в основной капитал в Центральном, Уральском и Приволжском федеральных округах. Значительные объемы инвестиций в основной капитал направлялись на осуществление деятельности в сфере операций с недвижимым имуществом, аренды и предоставления услуг (15,4%), развития и добычи топливно-энергетических полезных ископаемых (13,3%), трубопроводного транспорта (10,3%), производства и распределения электроэнергии, газа и воды (9,0%). Инвестиции нужно направлять в создание и развитие высокопроизводительных продуктов. Для России очень важно обрабатывающее производство. Если в целом по экономике за 2011 год производительность труда выросла на 3,8%, добыча полезных ископаемых на 1,2%, то обрабатывающее производство на 5,9%, а сельское хозяйство – на 19,9%, которые и необходимо инвестировать в первую очередь.

 

10. Структура сбережений в национальной и иностранной валюте

 

Сбережения в национальной валюте / Сбережения в иностранной валюте =70/30

Указанное соотношение вытекает из их фактически сложившейся и перспективной доли импорта в размере 30% общего объема инвестиций. Критический уровень, после которого можно говорить о долларизации экономики, составляет 30/70.

Низкая конкурентоспособность России связана, по убеждению нерезидентов, с чрезмерно высокими рисками – низким уровнем защиты прав собственности, чрезмерными регулятивными издержками и завышенной ролью государства, эксцессивной нестабильностью, в том числе на финансовом рынке. В сочетании с высокой инфляцией, дороговизной в главных промышленных центрах, тяжелыми налогами и снижающимся качеством рабочей силы – всё это провоцирует у внешних, да и внутренних инвесторов психологию временщиков, ориентирует на вложения только в те области, где возможно быстро получить сверхприбыль. Этот фактор присутствует, но такая ситуация меняется к лучшему, и инвесторов отпугивать не будут.

Из всего этого следует, что для преодоления низкой конкурентоспособности необходим переход на динамичный, инновационный ряд, на диверсификацию собственности, на настройку налогов на стимулирование экономического роста, на создание исключительно благоприятного режима для прямых инвестиций, прежде всего в технологичные и наукоемкие отрасли.

Обнаруживается статистически значимая зависимость темпов роста отечественного ВВП и инвестиций в основной капитал от притока инвестиций в нашу страну. В частности, увеличение притока частного капитала в Российскую Федерацию по статьям «прямые инвестиции», «портфельные инвестиции», а также «привлеченные ссуды и займы» на 1 п.п. ВВП приводит к ускорению темпа роста ВВП на 0,3-0,35 п.п., а увеличение прямых инвестиций на 1 п.п. ВВП вызывает ускорение темпа прироста инвестиций в основной капитал на 0,86 п.п.[18]

Важным звеном является создание атмосферы открытости, свобод, поддержки точек роста, ослабления монополизма, резкого сокращения регулятивных издержек.

Наконец, очень важно добиваться увеличения нормы накопления, ведь она низка для динамичной экономики.

И, конечно же, обеспечить рост рождаемости. Необходимо реализовать стратегию, направленную на преодоление демографического кризиса. На страны с динамично растущим населением инвесторы смотрят совершенно по-иному.

 

11. Недоиспользование инвестиций для капитальных вложений

 

Уровень порогового значения

(S-I)/S≥30%

Критерий показывает, какая часть сбережений в экономике не трансформируется в инвестиции, и т.о. недоиспользуется экономический потенциал страны.

(388,79 млрд. долл. США. - 357,0 млрд. долл. США.) / 388,79 млрд. долл. США. × 100% = 8,17%

Приток капитала при одно временном профиците текущего счета платежного баланса при водит к тому, что ЦБ РФ для поддержания курса скупает иностранную валюту, увеличивая тем самым денежную массу, что также вызывает рост цен. Увеличение притока капитала вызывает рост потребительских цен, но с лагом 2 квартала: расширение сальдо счета операций с капиталом и финансовыми инструментами на 1 п.п. ВВП приводит к увеличению темпа роста потребительских цен на 0,07 п.п. в результате влияния притока капитала на рост денежной массы с лагом 1 квартал.[18]

 

 

12. Отношение совокупных активов банковской системы к ВВП

 

Оптимальный уровень для развивающихся стран с позитивной экономической динамикой

A/Y=80-100%

Совокупные банковские активы по состоянию на 01.01.2012 составляли 41,6 трлн. руб., при этом ВВП Российской Федерации за 2011 год составил 54,6 трлн. руб.

Таким образом, рассчитываем отношение совокупных активов банковской системы к ВВП:

41,6 трлн. руб. / 54,6 трлн. руб. × 100% = 76,2%, т. е. ниже оптимального уровня на 4,8-23,8%.

 

13. Средние сроки привлечения и размещения средств – кредитов

 

Теоретически сроки привлечения депозитов и выдачи кредитов должны совпадать TL ≈ TD, на практике в рублях эта пропорция отличается на 10%, в валюте этот уровень отличается почти на 50% при пороговом значении не более 30%. Это свидетельствует о критическом значении риска по срокам, по валютным активам и пассивам банков, который может быть усугублен существующими валютными рисками.

 

14. Временная структура кредитов и депозитов

 

Оптимальный уровень:

кредиты и депозиты до одного года ≤ 30%;

кредиты и депозиты сроком свыше одного года ≥ 70%.

Кредиты и депозиты сроком свыше одного года составляют 50%, т.е. на 28,6% ниже оптимального уровня.

 

15. Иностранная совокупная банковская позиция по отношению к совокупному собственному капиталу банковской системы.

 

Уровень порогового значения

│EA-EL│/EK < 20%

Превышение данного индикатора, резкое изменение соотношения иностранных пассивов к совокупному собственному капиталу банковской системы может изменить спросовые предпочтения участников рынка на иностранную валюту, что может непосредственно сказаться на валютном обменном курсе, уровне инфляции, устойчивости финансовых компаний и банковского сектора, резко усилить отток банковского капитала из страны.

Номинальное и/или реальное укрепление национальной валюты имеет слишком сильныенегативные последствия для экономики, чтобы денежные власти сохраняли приверженность свободному плаванию или фиксированному курсу, национальной валюты. Приток экспортной выручки в страну 1 вызывает рост предложения денег, так как денежные власти стараются выкупать избыток (в краткосрочном периоде) предложения валюты, не допуская роста номинального курса национальной валюты. Эмиссия приводит к накоплению свободных резервов в банковской системе, что, в свою очередь, увеличивает риск спекулятивной атаки на курс национальной валюты (при фиксированном курсе) и затрудняет достижение низкого уровня инфляции, снижает эффективность стабилизационных программ.[18]

 

16. Динамика активов банковского сектора в ВВП по отношению к уровню монетизации экономики

 

Уровень нормального значения

((А1 / А0) 100) / (М2Х1 / М2Х0) ≈ 100%

Данные условия в Российской экономике в основном выдержаны, что подтверждает наличие в банковском секторе потенциала и возможности роста по аккумуляции денежных ресурсов в экономике.

 

17. Структура ресурсов банковского сектора: корпоративных, населения, межбанковского сектора, собственных средств.

 

Если доля межбанковского сектора в ресурсах банковской системы превышает 25%, то это опасно, так как кредитование начинает осуществляться путем трансформации коротких межбанковских кредитов в длинные кредиты реальному сектору экономики.

 

18. Доля кредитного портфеля в активах

 

Уровень оптимального значения

L/A≥45%

меньшее значение данного критерия свидетельствует о том, что предпочтения в деятельности банков смещаются в сторону как иностранных, так и спекулятивных операций с фондовыми инструментами.

 

19. Рентабельность собственного капитала

 

Уровень порогового значения

ROE = Pr / EK > 15%,

где Pr – прибыль после вычета налогов.

Этот критерий совместно с показателями банковского капитала, анализируя современные тенденции, подтверждает достаточность, прибыльность и устойчивость банковской системы в целом по 8 пределам пороговых значений безопасности.

 

20. Рентабельность активов

 

ROА=Pr/А>1-2%

ROА соответствует среднему показателю TOP-1000 банков в рейтинге "The Banker" и в целом определяет оптимальный рычаг капитала для банковского сектора России.

 

21. Доля «плохих» кредитов в кредитном портфеле

 

Уровень порогового значения

Кb/К=10%

Значение данного критерия для России свидетельствует о том, что в современных условиях доля «плохих» кредитов не превышает пороговое значение. Даже при негативном сценарии развития экономики данная сумма может быть списана на убытки, а вероятность развития системного банковского кризиса невелика.

 

22. Уровень концентрации банковской системы

 

При определении этого критерия используется принцип Парето 80/20, т.е. на 20% банков приходится 80% активов банковской системы в целом. Данная пропорция в Российской банковской системе соблюдена.

 

23. Зависимость банков от межбанковского кредитования

 

Уровень порогового значения

МБК/Пассивы>25%

если более четверти банковских ресурсов формируется за счет межбанковского рынка, то это свидетельствует о том, что значительная часть банков не выполняет свои функции кредитных организаций, а также то, что локальный кризис  межбанковского рынка может спровоцировать общий кризис банковской системы по принципу домино.

 

24. Критическое изменение фондового индекса

 

Пороговым значением считается рост/падение индекса РТС за одну торговую сессию более чем на 5%.

Если этот индекс больше – рекомендуется сессию закрывать.

 

25. Объем рынка производных финансовых инструментов по отношению к объему рынка первичных финансовых инструментов

 

Уровень порогового значения определяется в соответствии с принципом Парето 80/20

Объем рынка вторичных финансовых инструментов/объем рынка первичных финансовых инструментов = 80/20 и в основном соответствует пороговому значению.

 

26. Доля иностранных портфельных инвестиций в ценных бумах по отношению к иностранным инвестициям в целом

 

Уровень порогового значения

IPS/I≥25-30%

Необходимо учитывать зависимость фондового рынка РФ от фундаментальных экономических характеристик. Рост портфельных инвестиций на 1 п.п. ВВП вызывает увеличение темпов роста фондового индекса РТС на 2,93 п.п. Увеличение темпов роста депозитов на 1 п.п. ведет к повышению темпа роста индекса фондового рынка на 2,29 п.п., т.е. прирост доступных для инвестирования средств, попадающих на фондовый рынок, вызывает рост спроса на активы.

Бурный рост портфельных инвестиций может интерпретироваться как искусственный разогрев рынка для массовой скупки и последующих перепродаж акций российских эмитентов, что само по себе может привести к дестабилизации на других денежных и финансовых рынках.

 

27. Темпы прироста капитализации фондового рынка по отношению к темпам прироста ВВП

 

((САР1/САР0)-1)/((Y1/Y0)-1) ≥10%

где САР1 – капитализация фондового рынка в текущем периоде;

САР0 – капитализация фондового рынка в базовом периоде;

Y1 – объем ВВП в текущем периоде;

Y0 – объем ВВП в базовом периоде.

Капитализация российского рынка на 01.09.2012 составила 1203 млрд. долл. США. В годовом исчислении капитализация российского фондового рынка выросла на 273 млрд. долл. США, или на 29,31%. Темпы роста рыночной стоимости российских компаний с начала года составляют (по состоянию на 01.09.2012) 15,5%.

Динамика капитализации в целом положительна, но недостаточна для объема российского рынка.

 

28. Доходность государственных ценных бумаг по отношению к темпам роста ВВП

 

(GS / ((1 - (Y1 - Y0) / Y0)) × 100) ≤ 1

Существует также аналог данного критерия

Ставка рефинансирования ЦБ РФ / Темпы прироста ВВП в номинальном выражении

ВВП в рыночных ценах в 2010 г. был 45172 млрд. руб., в 2011 году –54585 млрд. руб., то есть прирост в номинальном выражении составил 8,3%. Как видно, ставка рефинансирования ЦБ РФ ниже темпов прироста номинального ВВП. Это свидетельствует о том, что не существует тенденций на рынках внутреннего и внешнего долга, которые бы привили к росту долговой нагрузки консолидированного и федерального бюджетов, возрастанию процентных ставок и развитию инфляционных процессов в экономике.

 

29. Соотношение темпов роста курса доллара в рублях ikR/$ и темпов роста индекса РТС IRTSI

 

Оптимальный уровень критерия составляет

IRTSI / ikR/$ > 1,

в среднесрочной перспективе темпы роста индекса RTSI должны превышать темпы роста валютного курса.

В целом эта пропорция в среднесрочной перспективе будет выдержана.

 

30. Уровень инфляции

 

В нормальной экономике развитых и развивающихся по промышленному и постиндустриальному типу стран уровень инфляции составляет 2-5% в год.

За весь 2011 год инфляция в России составила 6,1% (-2,7%), что является рекордно низким показателем за последние двадцать лет российской истории. Наиболее низкие показатели индексации потребительских цен были в 2009 и 2010 годах - по 8,8% в год. (Данные Росстата России).

 

31. Динамика цен на различные типы товаров и услуг

 

Уровень пороговых значений должен определяться в зависимости от структуры доходов и потребления отечественных и импортных потребительских товаров и товаров производственного назначения, а также платных услуг, в том числе социального назначения; ценовыми соотношениями на российских и зарубежных рынках по основным группам экспортных и импортных товаров.

При разработке стратеги необходимо сбалансировать промышленную, амортизационную, ценовую и денежно-кредитную политику России в целом.(9)

 

32. Счет текущих операций (балансы)

 

Здесь важно, что бы торговый баланс был положительным и сальдо счета текущих операций также. В России за последних 12 лет торговый баланс не только положительный, но и улучшилась его динамика, и объем вырос за данный период в 3,3 раза (в 2000г. – 60,17 млрд. долл. США и в 2011г. – 198,18 млрд.). Положительнее сальдо счета увеличилось в 2,05 раза (в  2000г. – 46,8 млрд. долл. США и 2011г. – 96,8 млрд.). Постепенно структура платежного баланса Российской Федерации улучшается. Если раньше нефть и газ в экспорте товаров составляли 72-75%, то сейчас составляют 65,3% в структуре экспорта товаров и 59,2% в структуре экспорта товаров и услуг. Экспорт товаров и услуг составляет 31% от объема ВВП за 2011 год.

Таким образом, некоторые перекосы существуют, но о них известно и само правительство со временем их устранит, но катастрофичности нет.

 

33. Бюджетная безопасность

 

Авторитет современного государства – это авторитет бюджета, ведь государственные финансы рассматриваются как ключевой сегмент современной экономики, реально участвующий на всех этапах воспроизводственного процесса.

Доля государственных расходов в ВВП не должна превышать 30% потому, что при сохранении современных тенденций, при их увеличении запас прочности бюджетной системы может быстро приблизиться к исчерпанию, а этого допустить нельзя.

Расходы консолидированного бюджета РФ и бюджетов государственных бюджетных фондов за 2011 год составили 19,99 трлн. руб., что составляет 36,7% от объема ВВП. Расходы Федерального бюджета составляют 10,92 трлн. руб., или 20,03% ВВП. У госрасходов РФ такая же пропорция, а вот в ведущих странах ЕС она достигла 50%, что свидетельствует об истощении их бюджетной прочности.

Важными вопросами по обеспечению финансово-бюджетной безопасности является повышение эффективности государственного управления бюджетными ресурсами, имущественными правами, повышение финансовой дисциплин, а также уменьшение значительных масштабов теневой экономики, снижающих объемы поступлений доходной части бюджетной сферы, деформирующих структуру налоговой нагрузки на субъектив экономики; необходимость сбалансировать имеющиеся обязательства с реальными ресурсами бюджетной системы. Необходимо проведение реформы детенизации и декриминализации экономики. Без этих мер позитивного результата не достичь.

 

34. Дефицит бюджета

 

Пороговым значением для дефицита центрального бюджета принято условие, что его величина не должна превышать 3% от ВВП. Это сегодня катастрофическая проблема для многих правительств мира, особенно США и ЕС-27. Дефицит ЕС-27 – 4,5%, Ирландии – 13,1%, Греции – 9,1%, Испании – 8,5%, Англии – 8,3%, Франции – 5,2%. Что касается Российской Федерации, то за 2011 год профицит консолидированного бюджета составил 860,7 млрд. руб., профицит федерального бюджета – 442 млрд. руб. За январь-июль 2012 года профицит бюджета 1 402 млрд. и 285,1 млрд. руб. соответственно.

Таким образом анализ выше исследованных критериев, несмотря на то, что отдельные индикаторы не соответствуют пороговым значениям, свидетельствует о том, что фактически угрозы экономической безопасности России в целом не существует. Состояние банков, финансовых и валютных рынков, макроэкономической и макрофинансовой устойчивости свидетельствуют о том, что Россия имеет необходимый потенциал для превращения рубля в региональную валюту. Что касается разработки методологической и методической базы, украинские ученые готовы принять непосредственное участие в разработке и оказать необходимую помощь. Ведь от внедрения нового монетарного инструмента выиграет не только Россия, но и Украина, а также другие участники Содружества. Но еще раз необходимо напомнить, что времени на осуществление стратегического замысла почти не осталось, завтра  может так сложиться, что ситуация изменится и мы можем потерять устойчивую позицию, поэтому стартовать необходимо безотлагательно. Формировать Евразийский экономический союз необходимо только на инновационных финансовых и геофинансовых технологиях.

Необходимо проанализировать, почему в России кризис оказался  глубоким и что необходимо сделать, чтоб устранить структурные диспропорции. В социально-экономической системе страны оказалось много «черных дыр»:

во-первых, одностороннее развитие с ориентацией на топлив­но-энергетические запасы, на производство ресурсов, сырья, полуфабрикатов и материалов. Их доля в экспорте - около 90%, чего нет ни в одной крупной державе мира;

во-вторых, внешний экономический долг России, в основном корпоративный, в начале кризиса оценивался в 540 млрд. долл., и в условиях кризиса ликвидности нашим предприятиям и организациям пришлось ежегодно возвращать иностранным инвесторам, причем с процентами, более чем по 100 млрд. долл. в год, что обескровило экономику;

в-третьих, Россия единственная из крупных стран встретила кризис с годовой инфляцией 14,1%, которая в кризисном 2009 г. составила 11,9%. Поэтому мы стали единственной крупной страной, перешедшей в кризис к негативному процессу стагфляции, в ходе которого при сокращении производства и спроса цены на товары растут и сосуществуют с дорожающими деньгами (в кризисные годы проценты на капитал поднялись в 1,5 раза до 18%). Это усугубило кризис и затрудняет выход из него. Причина перехода к стагфляции сильная монополизация нашей экономики, прежде всего со стороны госорганизаций и олигархических корпораций. Само государство в наиболее острый период кризиса в январе 2009 г. - провело небывалое в предкризисные годы повышение цен на газ, электричество, железнодорожные тарифы;

в-четвертых, крайне негативное значение в кризис приобрела переоценка рубля по отношению к другим валютам. Курс рубля к доллару до кризиса – 23,5 руб. был явно завышен. В острой фазе кризиса курс доллара стал расти по отношению ко всем другим валютам, поскольку доллар (самая главная мировая валюта) был востребован в тот период, когда шла массовая продажа активов транснациональных компаний в других странах и перевод этих денег в валюту США. В среднем доллар подорожал на 20% по отношению к евро и к другим валютам, а по отношению к рублю – на 55% (с 23,5 до 36 руб. за 1 долл.). Чтобы предотвратить панику, государство было вынуждено истратить огромную массу золотовалютных резервов с целью затормозить падение рубля и это удалось.[11]

Поэтому вопрос №1 – создание необходимых условий для использования рубля РФ как свободно конвертируемой валюты в качестве расчетной, диверсификационной и резервной валюты за пределами РФ.

Для этого необходимо: провести либерализацию рынка углеводородов и продовольствия с переводом экспортных потоков на оплату в рублях РФ;

обеспечить создание универсальных продуктов и инструментов, обслуживающих систему управления рисками всех уровней,;

создать универсальную информационно-технологическую и финансово-экономическую модель расчетно-клиринговой системы, обеспечивающей максимальную привлекательность национальной валюты для инвесторов.

Эксперты прогнозируют, что глобальные финансовые рынки будут основаны на олигополии 20-25 крупнейших финансовых групп «первого круга» глобальных финансовых посредников и инвесторов. Увеличится число национальных рынков, на которых они занимают доминирующее положение. 75-100 финансовых групп «второго круга» будут формировать олигополию на финансовых рынках региональных кластеров. Будет продолжаться изменение баланса центров экономического и финансового влияния,  сужение доли США и развитых стран как группы в мировом ВВП и глобальных финансовых активах, рост роли Китая, развивающихся стран Азии, группы БРИКС, что свидетельствует о том, что продолжится тенденция к мультиполярности мировой резервной системы.

России предстоит найти собственное окно возможностей в этих процессах с тем, чтобы не остаться на периферии мировой экономики и глобальных финансов в качестве поставщика сырья, потребителя товаров более высокой степени обработки, держателя крупной финансовой системы, являющейся экспортером низкорискованного капитала в государственные финансы развитых стран, потребителем «горячих денег» и наличной валюты, источником сверхвысокой доходности и эксцессивных системных рисков.

Будучи неразделимой составной частью мировой хозяйственной системы, Россия не может, с одной стороны, не испытывать влияния новейших геофинансовых тенденций мирового развития, а с другой стороны, не оказывать существенного воздействия на эти тенденции. Возвращение к привязке денежной эмиссии к приобретению иностранной валюты в условиях уже начавшегося становления нового технологического уклада лишит российскую экономику возможностей завоевания своей ниши в его структуре, которая при должной активизации имеющегося научно-технического потенциала может быть весьма значительной. Для формирования внутренних источников долгосрочного кредитования модернизации и развития экономики необходим переход к принципиально иной политике денежного предложения, обеспеченной внутренним спросом на деньги со стороны реального сектора экономики и государства.

При всех сценариях глобального кризиса возможности развития российской экономики будут зависеть не столько от внешних факторов, сколько от внутренней экономической политики. При реализации предлагаемых ниже мер Россия могла бы существенно улучшить свое положение в мировой экономике, добившись:

1) опережающего становления нового технологического уклада и подъема экономики на длинной волне его роста;

2) создания нового финансового инструмента, перевод рубля в резервную региональную валюту, модернизация отечественной банковско-инвестиционной системы;

3) экономической стабилизации и создания зоны устойчивого развития государств Содружества.

Опережающими темпами будут развиваться сегменты венчурных инвестиций, компаний малой и средней капитализации, рынок корпоративного контроля.

Впереди – поток инвестиций на развивающиеся рынки на подъеме длинного экономического цикла. Как осуществить правильный выбор между евро, долларом США и китайским юанем?

Стабильность евро в качестве одной из основных расчетно-резервных валют является малореалистичной и может быть нарушена под влиянием многочисленных негативных факторов, накапливающихся в экономиках стран ЕС-27.

Учитывая, что страны ЕС имеют высокую степень интеграции, а страны  еврозоны имеют все 5 уровней интеграции, в том числе и валютный союз и проводят  единую финансово-экономическую политику этого союза, то эффект домино может вызвать финансово-экономический кризис или дефолт в любом из государств еврозоны, и не только малых как Греция, но и больших – таких как Испания, Италия или даже Франция.

В случае отказа от преодоления кризиса в любой из этих стран, либо недостаточности помощи, оказываемой ей Евросоюзом, рынок обязательств, а затем и рынок капиталов, и как следствие, единая валюта, будут испытывать колоссальную депрессию, что с неизбежностью приведет к оттоку капиталов из зоны и поиску новых рынков для диверсификации базовых рисков. Экономика ЕС-27: объем ВВП за 2011 г. составил 15,39 трлн. долл. (ППС), а реальный уровень роста – 1,6%, т.е. 165 место в мире. В 2009 падение было – 4,1%, в 2010 рост – 1,9%, таким образом, ЕС за два года не перекрыл падение объемов ВВП. Уровень безработицы по ЕС – 11,4%, при пороговом значение – 8-10%. И куда распределить рабочую силу, которая составляет 228,4 млн. чел., при том, что структура ВВП следующая: сельское хозяйство – 1,8%, производство – 27,1% и услуги – 73,1%. По уровню безработицы ЕС на 106 месте в мире.

По обеспечению энергоресурсами: производство нефти составляет – 2,26 млн. бар./день – 14 место, а потребление – 13,73 млн. бар./день – 2-е место в мире. Производство природного газа – 182.3 млрд. куб. м, а потребление – 522,7 млрд. куб.м. Европейский Союз импортирует 420,6 млрд. куб. м. и занимает первое место в мире по импорту природного газа. Да и в целом по ЕС отрицательное сальдо торгового баланса.

Госдолг ЕС-27 за 2011 год составил 82,5%, а Еврозоны – 90%, бюджетный дефицит ЕС-27 составил 4,4% ВВП.

Худшие показатели бюджетного дефицита в Ирландии (13,4% ВВП), Греции (9,45), Испании (9,4%), Великобритании (8%), Франции (5,2%).

С целью спасения стран ЕС-27 от технического дефолта в начале года был создан фискальный союз, в нормативных актах которого определено пороговое значение для дефицита бюджета не выше 0,5% от ВВП, хотя ранее по общеевропейскому законодательству дефицит бюджета не должен был превышать 3% от ВВП.

Сегодня для спасения банковской системы ЕС лидеры европейских стран приняли решение о создании единого банковского регулятора, который сможет вмешиваться в дела любого коммерческого банка в Еврозоне. Полномочия нового регулятора будут распространяться за пределы еврозоны, но при этом не коснутся главного финансового центра Европы – Великобритании. Мировые регуляторы могут сократить список системно-важных банков. Группа европейских юристов считает, что создание мегарегулятора является незаконным, т.к. «наделение» ЕЦБ правами по надзору за всеми банками еврозоны будет невозможно осуществить без изменения существующего в ЕС законодательства.

Внешний долг ЕС составляет 16,08 трлн. долл., по которому он также занимает первое место в мире.[20]

Таким образом, мировой финансово-экономический кризис является глобальным и системным, пять лет он господствует на планете и его окончание по всей видимости будет не скорым. В связи с этим усугубилась и без того крайне сложная ситуация, сложившаяся на международных рынках капитала.

Уменьшилась масштабность и ограничились зоны  для маневра в виду практически биполярного рынка основных резервных валют, что только  усилило негативные  ожидания.

Стагнация экономик стран ЕС, а также непосильная долговая и бюджетная нагрузка для банковской системы и правительств государств еврозоны привели к эмиссионным процессам в отношении евро, что говорит об одновекторности политики Евробанка в отношении способов преодоления финансового кризиса. По существу была скопирована политика США, которые за годы кризиса выпустили ничем не обеспеченных $ 7,4 трлн. эмиссионных долларов. Что касается еврозоны, то стратегия ликвидации причин кризиса там также отсутствует, зато появилось согласие на выпуск около 3 трлн. эмиссионных, ничем не обеспеченных евро. И хотя планируется эти ресурсы направить в банковскую систему, а не распределить между правительствами, все равно формируется инфляционный навес и громадный очередной финансовый пузырь, который обязательно лопнет.

Что касается доллара США. Хоть валюта уходит в виртуальную сферу, нельзя игнорировать те позиции, которые сегодня занимает доллар. Доля доллара в расчетах на мировом валютном рынке около 80%, в накопленной массе международных долговых бумаг, ссуд и депозитов, процентных деривативов – 35-40%, в международных расчетах за товары в Европейском Союзе – 30-40%, в Азии – 50-90%, в валютных резервах – примерно 60% и т.д.

Большая часть международной торговли США приходится на Еврозону – 57,6%, далее следуют Япония – 13,6%, Великобритания – 11,9%, Канада – 9,1%, Швеция – 4,2% и Швейцария – 3,6%.

Важно понимать, что доллар США диктует тренды основных мировых валют, поэтому его индекс является отправной точкой для определения силы или слабости доллара США в валютных парах.

Как правило, изменение тенденции индекса приводит к изменениям в тенденциях тех валютных пар, в которых сам USD и присутствует. К примеру, во время восходящего тренда USDX пары с прямой котировкой также будут повышаться (например, USDCHF, USDCAD), а пары с обратной - снижаться (EURUSD, GBPUSD).

2. Доллар занимает превалирующий сектор поливалютной мировой финансовой системы.

3. Доллар превалирует в золотовалютных резервах большинства экономик мира, включая РФ.

4. Взаиморасчеты по экспортно-импортным потокам РФ превалируют в долларе.

5. Экспортируемое сырье, в частности, углеводороды, которое используется на первом этапе проекта в качестве базового актива, обеспечено оплатой в долларе.

6. Использование доллара при построении системы носит геофинансовый, геоэкономический и  геополитический характер, так как заинтересованность США в стабильном присутствии своей валюты на рынках РФ и государств Содружества становится очень существенной, что позволяет достичь иных геоэкономических и геополитических компромиссов, как следствие – реализации данного проекта.

7. Капитализация доллара значительно стабильнее капитализации евро и прогноз существования этих валют во времени не в пользу евро как минимум в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Таким образом, включение в мировую валютно-финансовую систему новой валюты не будет иметь сопротивления ни самой системы, ни основных ее игроков в том случае, если данная валюта покажет способность и возможность новационных функций и запросов рынка с точки зрения диверсификации основных рисков и возможностей управления ими.

Нужно понимать, что данный алгоритм на сегодняшний момент наиболее приемлем. Его необходимо пройти, иначе нам могут помешать более мощные силы реализовать проект, кроме того мы не сможем оценить национальную валюту как товар на мировом рынке и соответственно обеспечить рублю правильную и свободную конвертацию, хотя могут существовать другие резервные варианты  реализации данных функций. Ведь необходимо учитывать, что экономика в целом, как и доллар США, также находится в предшоковом состоянии, и только традиционное отношение к доллару как к основной резервной и расчетной валюте, а также то, что доллар является эталоном мировой валютной системы и пока еще нет другой валюты, которая могла бы взять на себя эти функции, а также существующие опасения краха мировой геофинансовой системы в целом пока временно и искусственно поддерживают и экономику, и национальную валюту США.

Необеспеченность резервных валют, негативные ожидания с пониманием их природы и виртуальной достаточности, страх перед хаосом формируют спрос на появление на рынке принципиально новых, надежных продуктов и инструментов, обеспечивающих реальную возможность управления валютными и экономическими рисками, в особенности геофинансового и геоэкономического порядков. Появление на рынке валюты, которая стала бы более обеспеченной и менее уязвимой по сравнению с традиционными, интерес к таковой и спрос на ее приобретение не просто породило бы интерес инвестиционного рынка и рынка капиталов, а также дало бы спасительную надежду на нейтрализацию хаотических процессов и на обеспечение долгожданной стабильности.

Рассмотрение корзины высоколиквидных активов, которые могут быть использованы в качестве основы, либо комбинаторной части обеспечения новой валюты, показывает, что наиболее оптимальными являются энергетические активы, в частности, углеводороды, пресная питьевая вода и продукты питания.

Эта группа активов имеет стабильно перспективную востребованность и является основой продовольственной, энергетической и экономической стабильности и безопасности практически во всех странах мира.

Построение финансово-экономической и технологической моделей, основанных на комбинаторном подходе взаимосвязи финансового продукта, технологической последовательности построения системы, взаимоотношений этого продукта с инструментами дополнительного обеспечения, открывают возможность использования базового актива на принципиально ином уровне. Новационные технологии взаимодействия между базовыми активами, финансовыми продуктами, обязательствами и деривативами являются системообразующими элементами построения платформы, позволяющей использование расчетной валюты, т.е. рубля РФ в качестве диверсификационной и резервной.

Часть функций рубль выполняет уже сегодня:

 - выполнение рублем части функций резервной валюты (валюта иностранных эмиссионных ценных бумаг, резервная валюта для центральных банков стран крупных торговых партнеров РФ и стран из географически близких регионов, валюта расчетов по ряду торговых операций РФ);

- минимальная долларизация сбережений и долговых обязательств российских экономических агентов на территории РФ;

- расчет российскими рублями за поставки природного газа в Украину.

Некоторые наблюдатели предлагают идти другим путем и, ссылаясь на необходимость защиты от внешних шоков, в том числе от падающего доллара, призывают превратить российский рубль в международную валюту резерва и платежа, а также деноминировать в рубли продажи основных товаров российского экспорта. Похоже, эта идея не отвергается и в выс­ших эшелонах власти.

Разумеется, в категориях теории международных финансов подобная трансформация нашей валюты имела бы определенные преимущества. Укрепление рубля увеличивает внутренний спрос, тогда как ослабление его сокращает. Страна могла бы платить за импорт не только экспортной выручкой, но и национальной денежной эмиссией, тем самым сокращая внешние заимствования. В коммерческом плане это существенно снизило бы курсовые риски и издержки по хеджированию сделок, расширило возможности для экспорта капитала и создания сети маркетинга отечественных товаров за рубежом. Вероятно, это позволило бы перевести на рублевую базу и часть биржевой торговли по основным товарам российского экспорта. Могло бы упроститься и администрирование внешнеэкономических операций. Активнее пошло бы «вымывание» иностранной валюты из внутреннего оборота. Снизились бы риски, связанные с возможными недружественными акциями иностранных государств в отношении наших зарубежных валютных активов. Стали бы ненужными столь масштабные резервы Центробанка в чужих валютах.

Однако, как справедливо отмечает С. Борисов, «превращение национальной валюты в резервную — сложный многофакторный процесс. Зарубежные партнеры в силу складывающихся взаимоотношений должны ощутить нужду в новом расчетно-платежном и резервном средстве, проявить доверие и в повседневном деловом общении привыкнуть к этой новой единице. Должно произойти насыщение валютного оборота этой единицей, сформироваться и четко проявиться ее преимущество перед другими средствами международных расчетов. На этой основе должно сложиться взаимодействие с другими средствами международных расчетов и платежей, а возможно, и преобладание над ними».

Нетрудно увидеть, что перечисленные выше качества и потенции у рубля пока отсутствуют, и потому придание ему резервных функций может рассматриваться ныне исключительно как комплексная задача на стратегическую перспективу. Для ее решения понадобятся, во-первых, совершенно иное качество развития отечественной экономики и финансов, а во-вторых, система специальных мер, имеющих свою этапность и график реализации. Очевидно и то, что достижение подобной цели потребует пе­редачи отечественной финансовой и внешнеэкономической политики в руки подлинных профессионалов, а не просто бухгалтеров, в чьих руках она находится сейчас. Необходим также принципиально иной уровень продуктивного диалога и объединения сил государства и бизнеса. Иначе новая ипостась рубля не укрепит, а, напротив, ослабит его международные позиции, увеличит открытость внешним рискам, расширив при этом их набор. Не может быть резервной и валюта, если ее функции в пределах собственной страны параллельно выполняют доллар и евро, а она сама опирается на монопродуктовый экспорт и поражена инфляцией.

Для начала нужно было бы задуматься о том, насколько рационально придавать рублю новые функции в торговле с СНГ (или в рамках ЕврАзЭС) и стоит ли строить здесь обособленную рублевую зону. Дело вполне может кончиться тем, что в этой зоне от нас либо вновь будут ждать преференциальных цен, либо ее формирование приведет к масштабной рублевой задолженности партнеров, которую нам в итоге придется списывать. Главное же в том, что хозяйственная реинтеграция в СНГ пока носит межправительственный, верхушечный характер, не заглублена в производственный базис стран-участниц, и потому она не создает потребности в применении каких-то опережающих практику форм расчетов.

Наконец, международная обратимость рубля станет реальностью только тогда, когда выведенную за рубеж рублевую массу при обратном предъявлении можно отоварить конкурентоспособной и диверсифицированной продукцией и услугами, иначе валютный курс рубля начнет падать вместе с его привлекательностью. Нужно будет иметь финансово-кредитную систему, способную выплачивать проценты зарубежным держателям российских государственных ценных бумаг. Понадобятся наши собственные эталонные товары для биржевой торговли, типовые биржевые контракты, эквиваленты рублевых цен для таможенных и расчетных нужд. Необходимо будет эффективно подавить инфляцию (с выплатой вкладчикам положительного процента). Основу отечественного фондового рынка должны составить неспекулятивные капиталы национальных и отечественных участников, а главным источником кредитования бизнеса должна стать отечественная ликвидность. Любые недоработки, поспешность действий и ошибки в управлении на пути к подлинной обратимости рубля в условиях нестабильности на мировых финансовых рынках могут привести лишь к убыткам и неудаче эксперимента в целом. С целью обуздания набирающей силу спекулятивной стихии крайне желательна и реформа МВФ, причем при самом непосредственном участии России и с учетом ее интересов. Перечень необходимых условий и предпосылок можно было бы продолжить, но и так достаточно ясно, что продвижение к поставленной цели должно быть органичным, а никак не декретируемым.

Поэтому на данном этапе правильнее было бы сосредоточиться на менее амбициозных, но насущных задачах, а именно «расшить» за счет внутренних источников возникшие в связи с кризисом на международных кредитных рынках проблемы ликвидности и «длинных денег»; снизить внешние риски и инфляцию, не допускать импорт инфляции извне; стимулировать разумное импортзамещение, не говоря уже об океане организационной работы, в которой обычно тонут многие благие начинания.[21]

Беспокойство автора данных строк нужно учитывать. Безусловно, в таком мощном проекте существуют риски, конкуренция, а соответственно и большое сопротивление. Поэтому нужно принимать меры по минимизации рисков.

Еще одно условие на пользу рубля – нормализация финансовой системы. Избыточные валютные резервы, профицитный при высоких ценах на нефть, газ, металлы бюджет, аккумуляция крупных нефтяных фондов правительства – все это позитивная сторона, создающая потенциал рубля как региональной резервной валюты.

В целом Россия пока располагает достаточными валютными резервами и запасами природных ресурсов для финансирования новой индустриализации российской экономики, ее модернизации на основе высоких технологий современного технологического уклада с последующим переходом к инновационной экономике и экономике знаний. Российская финансовая система еще не встроена окончательно в глобальные финансовые пирамиды. Это позволяет перекрыть каналы «отравления» собственной финансовой системы спекулятивными «токсичными» инструментами, переориентировав ее на внутренние источники кредитования и направив сбережения на поддержку инновационной и инвестиционной активности в перспективных направлениях развития российской экономики.

Наличие природно-сырьевого и оборонного потенциала дает объективные возможности для проведения самостоятельной политики и даже при негативных сценариях возобновления глобальной рецессии Россия имеет необходимые ресурсы не только для выживания, но и для опережающего развития. Построение такой модели позволит отработать все необходимые методологии и методики, разработать регуляторную базу, выстроить систему управления и обеспечения рисками и создать платформу для использования в дальнейшем локальной модели в границах необходимостей геоэкономического и геофинансового уровней.

Почему только один ЦБ РФ способен на адекватное взаимодействие с мировыми финансовыми институтами, а другие национальные финансовые институты находятся в стороне от такого взаимодействия? Объяснение этому лежит в организационно-функциональном построении современных глобализированных финансовых институтов, сочетающих управленческие, финансово-контрольные и имущественные элементы. Они являются не межправительственными финансовыми организациями, а мировыми финансово-корпоративными структурами, созданными на условиях долевой собственности и имеющими отношение к долевому участию в мировой собственности, на основе которой формируется мировой доход. Данный проект выступит комбинаторным инструментом, который даст возможность осуществить прорыв к мировому доходу и принимать участие не только в его формировании, но и распределении.

Продукт является результатом использования стандартных финансовых технологий, применяемых на новой методологической основе, но в рамках действующего законодательства и не в противоречии с бюджетной и фискальной политикой государства.

Ядро индустрии глобальных инвесторов находится в США, Великобритании а, во вторую очередь, – в других индустриальных странах, формируя одну из форм олигополии, отмеченной выше. В предкризисный период (2007 г.) индикатор «Финансовые активы институциональных инвесторов/ВВП» составлял в США и Великобритании более 200%, во Франции – более 170%, в Японии – выше 150%, в Германии – около 120%, в Канаде – примерно 150%. В Ирландии (международный финансовый центр) – более 550%. По развитым странам ОЭСР в 1995-2007 гг. активы институциональных инвесторов выросли в 1,3 – 4,0 раза.[19] Эти активы быстро восстанавливаются в посткризисный период.

Глобальные инвесторы – не обязательно финансовые институты, созданные специально для инвестиций на международных рынках. Чаще всего в развитых странах – это финансовые посредники.

Рублевые операции нерезидентов составляют, по оценкам, 25-30% внутреннего финансового рынка.

Стоимость хеджирования для международных портфельных инвесторов в 5-летние кредитные инструменты, цена которых зафиксирована в рублях, составляет около 7% годовых. Более ликвидная и более плоская кривая (с меньшей премией ликвидности) позволит снизить стоимость хеджирования и процентные расходы по долгосрочным инвестициям в рублях и рублевых инструментах, что положительно отразится на экономическом росте страны.

На негативной стороне – низкая финансовая глубина экономики: в 2-3 раза ниже, чем в индустриальных странах (денежная масса/ВВП = 45%), политика искусственного закрепления рубля при сверхвысоком проценте и открытом счете капитала, спекулятивный финансовый рынок, производный от горячих денег нерезидентов. Но этот негатив легко устраняем, и при внедрении нового денежного инструмента, с определенным лагом, исходя из экономической ситуации, превращается в позитив.

 Еще одна экономическая реальность – высокий потенциал роста внешнего долга. Корпорациям и государству выгодно занимать за рубежом при выводе прибылей и бюджетных излишков за границу. Плюс механизм эмиссий рубля против валютных поступлений в экономику. Как следствие – значимая зависимость российской экономики от доступа к мировым рынкам капитала и сверхвысокая волатильность.

Страны СНГ неизбежно были долларизированы/евроизированы. Причины – острая финансовая нестабильность при переходе к открытой экономике. Россия – один из крупнейших в мире держателей наличных долларов.

Согласно модели, изменение внутреннего кредита происходит в результате как изменения чистых внешних активом денежных властей, так и динамики таргетируемой переменной (обменный курс, инфляция, денежное предложение). Такая зависимость предполагает, что денежные власти имеют возможность проводить независимую денежно-кредитную политику и располагают доступным набором инструментов для стерилизации внешних шоков.

Банк России не смог в достаточной степени стерилизовать колебания денежного предложения из-за притока/оттока средств на внутренний валютный рынок. При этом денежно-кредитная политика в большей степени была неэффективной при высоких ценах на нефть. Соответственно при росте цен на нефть внешние факторы оказали сильное влияние на динамику реального ВВП, реального курса рубля и доходы федерального бюджета.[18]

Эмиссия рубля долгие годы была привязана к валютным поступлениям. Динамика его курса к доллару – один из ключевых регуляторов внутренних цен. Широкое распространение иностранной валюты во внутренней экономике – не лучшая стартовая точка в стремлении к региональной валюте.

Инструменты денежно-кредитной политики должны обеспечивать адекватное денежное предложение для расширенного воспроизводства и устойчивого развития экономики. В настоящее время денежная система предоставляет экономике меньше денег, чем она получает от экспорта, иностранных кредитов и инвестиций, сужая ее воспроизводство и сдерживая развитие. В целях устранения искусственной ограниченности денежной политики Центрального банка РФ необходимо расширить его функции задачами обеспечения экономического роста, инвестиционной активности, инновационного развития и поддержания занятости, как это установлено во многих развитых, и успешно развивающихся странах.

Из теории экономического развития и практики развитых стран следует необходимость комплексного подхода к формированию денежного предложения в увязке с целями экономического развития и задачами бюджетной, промышленной, амортизационной, ценовой и структурной политики с опорой на внутренние источники денежного предложения и механизмы рефинансирования кредитных институтов, включающие оперативное обеспечение текущей ликвидностью, расширение возможности формирования длинных денег, обеспечение целевого направления ликвидности в приоритетные сферы.

Несмотря на то, что изменения объемов прямых поступлений от продажи нефти и газа представляют для бюджета высокий риск, опасность, связанная с колебаниями цен на нефть, в действительности еще выше. Понижение или повышение цен на нефть имеет эффект домино в отношении внутреннего спроса – другого существенного источника финансирования бюджета. Таким образом, несмотря на то, что динамика поступлений от нефти и газа в определенной степени сглаживается колебаниями обменного курса, это не означает, что в контексте более гибкого обменного курса будет сглаживаться динамика бюджетного дохода в целом. Поэтому считаем, что в интересах бюджета более целесообразно искать альтернативные источники хеджирования рисков доходной базы, связанных с изменениями цен на нефть.

Вопросы влияния экзогенно заданных внешних цен на денежную и курсовую политику менее популярны. В ряде работ авторы исследуют преимущественно взаимосвязь между ценами на нефть и реальным курсом национальной валюты.

Цены на нефть оказывают влияние на сальдо счета текущих операций через реальный обменный курс и внутренний выпуск, мировой выпуск определяет несырьевой экспорт, а реальный обменный курс — импорт. Сальдо счета движения капитала зависит от уровня процентной ставки на внутреннем рынке и от ожидаемого изменения номинального курса национальной валюты.[18]

Кроме того, стабильный источник рублевых поступлений от продажи нефти и газа обеспечит более точное прогнозирование бюджета и пополнит нефтяной стабилизационный фонд.

Внедрение Россией нефтяных фондов с целью смягчения воздействия цен на нефть на бюджет явилось разумной мерой. Считаем, что основным преимуществом политики использования стабилизационного фонда является ограничение воздействия нефтяных цен на рост, а также снижение при цикличности роста.

Хотелось бы отметить, что колебания долларовых цен на нефть фактически приводят к импорту волатильности в сфере банковской ликвидности посредством нескольких каналов (например, посредством вкладов), а это в свою очередь влияет на процентные ставки. Во время повышения (понижения) цен на нефть растет (снижается) ликвидность в банковской системе и снижаются (повышаются) процентные ставки.

Аналогичным образом это может значительно осложнить использование стабилизационного фонда в период спада экономики. Проблема заключается в том, что стабилизационный фонд содержится в долларах. Во время падения цен на нефть правительство снимает средства с этих счетов, но, как правило, обменивает их не на рынке, а в ЦБ РФ. В условиях кризиса это оказывает давление на ЦБ РФ в плане изыскания рублевой наличности. Хотя можно было бы прибегнуть к печатному станку. Очевидно, что это было бы нецелесообразно при падающем обменном курсе, поэтому он фактически осуществляет стерилизацию этих операций путем выпуска облигаций внутреннего займа, приобретаемых в значительной степени российскими банками. С другой стороны, при высоких ценах на нефть имеет место обратный процесс.

На практике, в силу неустойчивой денежной массы и неопределенности в отношении будущей волатильности, выпуск облигаций серьезно влияет на участников рынка, в том числе в таких сферах, как кредитная политика банков и процентные ставки. Это является еще одним веским основанием в пользу хеджирования ценовых рисков нефтяных доходов. Вышеизложенные риски нивелируются через механизмы и инструменты предложенного проекта, эмиссионная масса рубля будет иметь товарное покрытие, покрывать инвестиционный спрос и соответствовать маякам монетарной инфляции.

На преобладающую роль рубля как международной резервной валюты и средства обмена будет влиять его фактическая и воспринимаемая физическая применимость.

Дестабилизация мировой валютно-финансовой системы и риски, связанные с этим, привели к серьезным дисбалансам в отношении к основным резервным валютам в качестве инструментов управления валютно-финансовыми рисками и связанными с ними рисками разных уровней и значений.

Как следствие этого процесса резко возросла стоимость активов, являющихся базовыми с точки зрения инвестиционной стабильности и привлекательности.

Продолжающаяся рецессия, которая опустилась на второй уровень поглощения, привела к нестабильному состоянию стоимостные выражения резервных валют и, как следствие, переоценке деривативов всех уровней.

Невозможность оптимизации расчета стоимости валютной корзины в условиях затруднительного прогноза в среднесрочной и долгосрочной перспективе приводит к поиску иных инструментов и продуктов диверсификации и управления рисками как на национальном, так и на наднациональном уровнях.

Стадии поиска иных инструментов гарантирования и управления рисками. До настоящего момента альтернативы доллару, евро и другим резервным валютам не найдено, что только усугубляет сложившееся положение и приводит к еще более негативным ожиданиям.

С другой стороны, рынок капиталов не может находиться в стагнационном состоянии длительное время и оживляется достаточно искусственными методами, по сути косметического характера, что не изменяет тренда в целом, а дает лишь видимость изменений и позитивных процессов.

Технологии же и методологии возможности реализации программы и ответа на основные вопросы о возможности использования резидентской валюты в качестве инструмента управления рисками не только для страны-эмитента, но и для реципиентов этой валюты, в данном случае привязаны к степени обеспеченности и самодостаточности данного инструмента и продукта.

Предлагаемый проект основан на использовании возможностей рубля при ином способе его обращения и комбинаторном обеспечении рисков, связанных с использованием рубля на третьих рынках в качестве расчетной, диверсификационно-резервной, и, в конечном итоге, резервной валюты.

Вследствие хаоса, возникшего в процессе рецессии на рынках капиталов и в период особо острой нестабильности, как никогда ранее обострился вопрос о финансовой и струткурно-стратегической безопасности государственного устройства и прочности валютно-финансовых моделей на национальном и наднациональном уровнях.

Поиск уникальных способов разрешения проблем и построения моделей капитализации экономики является одной из основных задач как геоэкономического и геофинансового порядков, так и на уровне национальной безопасности всех уровней.

Данный проект, который предлагается для реализации в сжатые сроки, напрямую связан с вопросами экономической, финансовой и геополитической безопасности Российской Федерации, а в перспективе — Евразийского экономического союза в целом.

Цивилизационный фактор все более и более довлеет над этим процессом. И вот здесь для России очень важно своевременно уловить зарождение и развитие этих глубинных процессов и, используя стратегическую паузу (ее отсчет идет с начала 90-х годов, с момента окончания «холодной войны»), совершить стратегический маневр исторического масштаба. Речь идет об опережающем формировании новейшего класса структур, в частности, российских финансово-промышленных групп со стратегическим статусом, отражающих новый класс ценностей и мотиваций; выравнивании отношений национальных и наднациональных структур, о совместной борьбе против общемировых вызовов, рисков, угроз и опасностей, в том числе отходе от опасности глобальной милитаризации и окончательного экологического подрыва среды обитания. Своевременный переход на неоэкономическую цивилизационную модель может стать залогом формирования России как первоклассной этноэкономической системы мирового масштаба. Здесь мировой доход получает совершенно другую окраску, меняется также вся палитра высоких геофинансовых технологий, обеспечивающих доступ к перераспределению мирового дохода.

Исходя из вышеизложенного стратегического замысла, финансовая система России должна обеспечивать:

– рост финансовой глубины экономики и конкурентоспособности финансовой системы до уровней, сопоставимых с новыми индустриальными странами;

– переход от спекулятивной модели финансовой системы и финансового рынка, зависимых от внешних инвестиций, к устойчивой модели, основанной на балансе внутреннего и внешнего денежного спроса, ориентированной на длинные инвестиции, модернизацию экономики и финансирование инноваций, а самое главное – на реальные ресурсы и резервы;

– нормализацию состояния и обеспечение устойчивости финансовой системы и финансового рынка на уровне новых индустриальных стран (рост объемов финансовых активов и насыщенности ими экономики, резкое увеличение средне- и долгосрочной компоненты в структуре активов, нормализация цены денег и уровня рисков и волатильности, снижение до минимальных значений инфляции при обеспечении устойчивости валютного курса);

– привлечение масштабных объемов прямых иностранных инвестиций на волне долгосрочного роста мировой экономики в посткризисный период при обеспечении устойчивости финансовой системы к финансовым инфекциям, спекулятивным атакам, перегревам рынка и иным рыночным шокам;

– создание нового международного финансового центра, расширение использования рубля в международном финансовом обороте, усиление роли Российской Федерации в мировой финансовой архитектуре.

Для достижения перечисленных целей необходимо реализовать ряд идей. Главное содержание в них – рост конкурентоспособности российской финансовой системы.[19]

Динамика последних лет отличается раскачиванием в сторону евро или доллара в зависимости от экономических геоцентрирующих трендов, однако евро не в состоянии отыграть основное поле у доллара в виду многих причин, среди которых: нестабильность  на европейских рынках и внутренние процессы стагфляции в ряде государств-членов Евросоюза.

Исходя из сущности мировой валютной системы, дестабилизация ее контуров безопасности в случае кризисного развития отношений внутри модели приводит  к дисфункции и нарушению контуров безопасности всех членов системы, через систему обратных связей, но особенно государств-потребителей и покупателей основных мировых валют, не имеющих собственной свободно конвертируемой валюты.

Государства с сильными экономиками, такие как Россия и Китай, в состоянии продвинуть на рынок капиталов с включением в систему взаимоотношений свои валюты в качестве инструмента диверсификации валютно-финансовых рисков в виду имеющихся экономических резервов и потенциалов обеспечения своих валют с большей достаточностью, нежели иные экономики.

Появление нового денежного товара является необходимым и обоснованным фактором для стабилизации всей мировой валютно-финансовой системы, и новая валюта может с большой степенью вероятности привести к стабилизирующим процессам системы. И в этом заинтересованными могут быть не только страны СНГ, но ЕС-27 и даже США, только нужно правильно объяснить логику процесса и правила как будет функционировать предложенный механизм.

Учитывая необходимость бивалютного характера первого этапа реализации этого проекта, рубль ставится перед выбором парного агента, которым может быть либо евро, либо доллар США.

Целевые аргументы в пользу доллара выглядят более весомыми и с точки зрения геофинансового характера будущей валюты, и с точки зрения прогнозной стабильности доллара и евро.

Выводы:

1) Проведенные научные обоснования и расчеты научно-исследовательских институтов дали теоретическое подтверждение целесообразности вхождения в ТС и ЕЭП, показав расчетные выгоды и эффекты от экономической интеграции как для Украины, так и для других участников межгосударственного соглашения.

Кроме исследований теоретических выгод, целесообразность и перспективность интеграции подтверждена на практике как подтверждение факта фигурирования Украины на постсоветском пространстве ведущим партнером ТС, так и существованием статистической базы как в стоимостных, так и натуральных показателях положительной динамики его работы.

2) Напрашивается логический вывод, что останавливаться на уровне интеграции ТС и ЕЭП в условиях быстроменяющихся глобальных трансформаций уже не достаточно, так как это не сможет полностью защитить от негативных факторов системного мирового финансово-экономического кризиса и предоставить возможность перейти на новую модель развития. Реализовать эту возможность реально при создании полноценного Евразийского экономического союза на ноосферных принципах и внедрения нового монетарного инструмента.

3) Рубль может и должен занять стабильную нишу в международном финансовом обороте, в противном случае это может сделать юань, который в последнее время ведет себя достаточно агрессивно.

С точки зрения усиления всех контуров безопасности государственного уровня превращение рубля в валюту даст крайне сильный импульс экономике РФ, повлияет на уровень капитализации экономики, привлечет внимание инвесторов на рынках капиталов и будет способствовать дальнейшей интеграции России в мировую систему взаимоотношении при сохранении национальной уникальности и обеспечении абсолютно иного уровня конкурентоспособности.

4) Реализация этого проекта должна послужить эффективным механизмом превентивной защиты от гипотетического краха необеспеченного доллара США как мировой расчетной валюты.

Появление на рынке нового продукта, обеспеченного поддержкой мировых финансовых институтов, даст возможность приведения национальной расчетной единицы к положению валюты, признанной восьмым элементом поливалютной корзины резервных валют через страны Евразийского экономического союза в ЕС, что приведет к принципиально иному уровню отношения к РФ в качестве государства-лидера новой восходящей волны.

5) Данный проект параллельно с комплексом других мероприятий обеспечит эквивалентный товарообмен РФ и государств-участников Содружества, а также устойчивое развитие Евразийского экономического союза – экономической основы нового цивилизационного выбора.

Подводя итог вышеизложенному приведу слова одного из выдающихся представителей евразийства Н.С. Трубецкого: «Евразия есть географическое, экономическое и историческое целое. Судьбы евразийских народов переплелись друг с другом, прочно связались в один громадный клубок, который уже нельзя распустить, так что отторжение одного народа из этого единства может быть произведено только путем искусственного насилия над природой и должно привести к страданиям». Поэтому цель создания Евразийского экономического Союза состоит в том, чтоб не допустить насилия и страдания народов наших стран и обеспечить развитие, процветание, безопасность, справедливость и гармонию.

 

 

Список литературы:

1. Сведения Государственного комитета статистики Украины.

2. Перспективы взаимоотношений Украины и Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации / ред. Жалило Я. А.. - К.: Национальный институт стратегических исследований, 2011. 72с. С. 65.

3. Кочетов Э.Г. Глобалистика. М.: ОАО «Прогресс», 2001. 704 с., С. 7.

4. Комплексная оценка макроэкономического эффекта различных форм глубокого экономического сотрудничества Украины со странами Таможенного союза и Единого экономического пространства в рамках ЕврАзЭС (аналитическое резюме) СПб. 2012. 44с. Главный редактор серии докладов ЦИИ ЕАБР: Винокуров Е. Ю.

5. Клоцвог Ф.Н., Сухотин А.Б., Л.С. Чернова Л.С. Прогнозирование экономического развития России, Беларуси, Казахстана и Украины в рамках единого экономического пространства. С.29,35.

6. Внешняя торговля товарами государств-членов Таможенного союза / Статистический бюллетень – М.: «Onebook», 2011. – 412с.

7. Кочетов Э. Г. Геоэкономика. Освоение мирового экономического пространства./ Раздел IV. Стратегический анализ национального развития: Учебник для вузов. – М.: Норма, 2006. – 528 с. С.270,300.

8. Мойо Дамбиса. Как погиб Запад. 50 лет экономической недальновидности и суровый выбор впереди / Пер. с англ. Т.М. Шуликовой; вступ. С.П. Бараненко. М.: 2012. ЗАО Издательство «Центрполиграф», 2012.287 с. С. 11,15,273,276.

9. С.И. Илларионов, Никулина О.В., Рукосуев Г.Н. Евразия – геостратегический ориентир России (Выбор XXI века). – М.: «Русская книга», 2001. – 176 с. С.41.

10. Симчера В.М. Развитие экономики России за 100 лет: 1900-2000. Исторические ряды, вековые тренды, периодические циклы / В.М. Симчера. – М.: ЗАО «Издательство Экономика», 2007. – 683 с. С. 75,76,77.

11. Аганбегян А. Г. Размышления о современном кризисе в России и ее послекризисном развитии. Международный научно-общественный журнал Мир перемен. 190 с. С. 10,15. 2/2012, июнь 2012, М.

12. Социально-экономическое положение стран СНГ в январе-июле 2012 года / ред. Соколина В.Л. и др. с. 101. Москва.

13. Мир содружества, декабрь 2011, С. 88 Журнал, Москва.

14. Вернадский Г.В. Культурология. XX век: Энциклопедия / Левит С.Я. сост. СПб. Университет, 1998. т. 1, С. 114-117.

15. Бюллетень Банковский статистики № 8 (231) за 2012 год.

16. Гринберг Р.С. Международный научно-общественный журнал Мир перемен. 190 с. С. 6. 2/2012, М.

17. Межгосударственный статистический комитет Содружества Независимых Государств. Главный редактор – Соколин В.Л. и др. Социально-экономическое положение стран Содружества Независимых Государств в январе-июле 2012 года. С.5.

18. Дробышевский С.М. Количественные измерения денежно-кредитной политики Банка России, издат. «Дело» РАНГИГС, 2011, 392 с. С.290,304,308,316,326,336,371.

19. Миркин, Я.М. Финансовое будущее России: экстремумы, бумы, системные риски – М.: GELEOS Publishing House; Кэпитал Трейд Компани, 2011. – 480 с. С. 300,306, 326,438.

20. Сайт Евростата.

21. Иванов И.Д. Россия в глобальном мире: 2000-2011: Хрестоматия в 6 томах. / Раздел 4. Россия и глобальные экономические тенденции. Рубль – валюта международного резерва и платежа? М.: Аспект Пресс, 2012. – 1440 с. С.1047-1049.

 

Источник: Мунтиян В.И. Модель цивилизационного развития на основе Евразийского экономического союза // Проблемы развития внешнеэкономических связей и привлечения иностранных инвестиций: региональный аспект.  Сборник научных трудов.- Донецк: ДонНУ, 2013.



[1]              В соответствии с данными Банковского бюллетеня № 6 за 2012 год

[2]              В соответствии с данными Центробанка РФ на 01.07.2012

[3]              В соответствии с данными на начало 4-го квартала 2011 года Центробанка РФ http://www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/MB.asp?Year=2011

[4]              В соответствии с данными Банковского бюллетеня № 6 за 2012 год

[5]              В соответствии с данными Банковского бюллетеня № 8 по состоянию на 01.07.2012

[6]              В соответствии с данными Банковского бюллетеня № 4, 2012 года

[7]              По данным Банковского бюллетеня № 9 2012 года

Источник: ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ СНГ
Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС