на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  

ПРОБЛЕМЫ ОБЪЕКТИВНОГО УПРЕЖДАЮЩЕГО УЧЁТА НЕГАТИВНЫХ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ ИННОВАЦИЙ И ОПТИМИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННЫМ РАЗВИТИЕМ

Тезисы выступления К.Б. Норкина на международной научно-практической конференции МГУУ и фонда Конрада Аденауэра: “Инновационные стратегии ЕС”, 28 марта 2013 года

Глубокоуважаемые участники конференции!

Несмотря на некоторые проблемы, мною было сделано всё возможное, для того чтобы принять участие в этой интереснейшей конференции. Однако, честно сказать, не без колебаний было принято решение не только слушать докладчиков, но и выступить по проблеме инновационных технологий именно в ЕС. Дело в том, что, в соответствии, некоторыми, представляющимися весьма достоверными, прогнозами, Россия станет членом ЕС не ранее чем через 10-20 лет. Из-за этого появились сомнения: будет ли участникам интересно слушать мнение, пока ещё, “стороннего наблюдателя”. Ведь мне не раз приходилось слышать от дочери: “не учи меня жить, лучше помоги материально”.

Обозначенные сомнения разрешились в пользу выступления. Во-первых, последние годы пришлось много размышлять над этой проблемой и изучать глобальный опыт, как положительный, так и отрицательный. Во-вторых, некоторые вещи со стороны виднее, чем изнутри системы. Всего сильнее повлияло то, что некоторую часть выступления захотелось непосредственно посвятить рассмотрению вопросов взаимодействия в этой сфере ЕС и России.

Как показали уже состоявшиеся выступления, особенно выступления А.М. Марголина и Ю.В. Росляка, российские взгляды на инновационную проблематику участникам конференции в высшей степени интересны. Надеюсь, что и меня участники не осудят, за то, что я, в конце концов, тоже оказался у микрофона.

Сразу оговорюсь, что, в соответствии с основной тематикой Института Проблем Управления РАН, где я работаю не один десяток лет, основное внимание будет уделено проблемам управления, рассматриваемым на конференции сектором социально-экономического развития.

Начну с эпатирующего заявления о том, что сами по себе инновации – никому не нужны. Они не цель, а лишь мощное средство повышения качества жизни, но как всяким сильнодействующим средством, им надо пользоваться с умом.

Если по-современному относиться к обязанностям государства, то нужно признать, что граждане страны нанимают его не для перманентных инноваций, а совсем для другого. Граждане предоставляют государству право собирать налоги и пользоваться национальными ресурсами (трудовыми и материальными), право устанавливать законы и регламенты для всех видов деятельности, и право расходовать собираемые ресурсы для создания общественной инфраструктуры и исполнения иных расходных обязательств, исключительно ради достижения некоторой главной, сугубо прагматической, цели. Им нужно обеспечение высокого качества жизни в условиях глобальной конкуренции за ограниченные ресурсы Земли и они вправе требовать, чтобы этот контракт с государством обеспечил им более высокое качество жизни, чем они смогут добиться, не пользуясь его услугами.

Именно, исходя из приведенной предпосылки, вначале было сказано, что инновации это не цель, а средство повышения качества жизни, причём далеко не всегда этому способствующее. Мы помним, например, что инновационный уровень в СССР был в некоторых сферах деятельности весьма высоким, но качество жизни в стране отнюдь не соответствовало потенциалу территории СССР и населяющего её народа. Это, по нашим оценкам, определялось повсеместным применением патологической, командно-админтстративной системы управления. Есть и другие примеры того, что отнюдь не любые инновации - благо. Думается, что каждый из присутствующих может вспомнить примеры, когда основная цель инноваций состояла в том, чтобы пользователь выбросил приобретённый ранее товар и приобрёл новый. Не будем развивать эту тему дальше.

Хрестоматийная структура эффективной системы управления требует наличия устройств или институтов осуществляющих следующие функции:

- назначение (выбор) цели управления и создание системы оценки состояния объекта управления, в соответствии с этой целью;

-реализацию управляющих воздействий на объект, позволяющих изменить, как говорят, его “фазовую траекторию” и обеспечить фазовые координаты (показатели состояния) отвечающие цели управления;

- выбор, с помощью модели объекта, из множества возможных управлений такого, которое, с учётом ограничений наилучшим образом реализует цель управления.

Поскольку точная модель объекта управления известна только очень в редких случаях, в современных системах государственного управления, помимо трёх, перечисленных выше, должны быть реализованы инструменты, позволяющие, на основе сопоставления прогнозов и реальных результатов, уточнять модель объекта, постепенно приближаясь к управлению на основе точных знаний. На сегодня в ИПУ уже относительно детально проработана системе мер ведущая к этой амбициозной цели.

Разумеется, представить все необходимые детали в десятиминутном выступлении невозможно. Поэтому далее будут приведены лишь некоторые общие соображения, наиболее существенные для рассматриваемой задачи управления. Подробности можно найти в книге [1], которая, в частности, имеется в библиотеке МГУУ. Есть также и много других публикаций, ссылки на которые будут даны по ходу изложения. Много полезных ссылок можно найти и в [1].

Поскольку, повторимся, мы придерживаемся позиции, согласно с которой обязанность государства – сделать всё возможное и разумное для обеспечения высокого качества жизни граждан с учётом ограничений и глобальной конкуренции, - необходимо сказать несколько слов о способах объективной оценки этого показателя. Поскольку мы имеем в виду глобальную конкуренцию, очевидно, что важно оценивать качество жизни не только в конкретной стране, но и сравнить результат с другими странами. Эта информация, даже просто сама по себе, может стимулировать развитие в желательном направлении.

Уже подчёркивалось, что при выборе управленческих решений совершенно необходимо прогнозировать последствия на значительную перспективу, по нашим соображениям, не менее 25 лет. В [1] вопрос оценки прогнозируемых изменений качества жизни в увязке с управленческими решениями обсуждается достаточно подробно. Сейчас возможно отметить лишь то, что для

правильного управления инновациями, в пределах выбранного горизонта планирования, необходимо искать компромисс между ухудшением качества жизни, вызываемого государственным управлением (усиление налоговой и иной нагрузки на бизнес, дополнительные ограничения и регламентации) и общим ростом качества жизни. В [1] предлагается конструктивная методика позволяющая выполнить эту работу с одновременным использованием экспертных оценок и методов макроэкономического моделирования. Некоторое представление об этой методике можно получить из записи [2] в блоге, размещённом на сайте: “Политическое образование” [3].

Представляется что при управлении инновациями (сказать точнее: при включении в контракт с гражданами соответствующих расходных обязательств органов государственного управления) альтернативы индексному управлению [4] нет. В процессе обоснования расходных обязательств, нужно, в пределах горизонта планирования, оценивать приращение качества жизни на единицу вреда, связанного с поддержкой инноваций и выбирать решение, обеспечивающее максимальный рост. Качество жизни это, вектор, включающий (упрощенно) такие показатели, как: среднее рабочее время, затрачиваемое на воспроизводство адекватного трудового ресурса и обеспечение достойного уровня жизни граждан, продолжительность продуктивной жизни, качество досуга и другие известные факторы, приведенные, в частности и в [4] .

Для большей наглядности расчётов мы приняли в качестве меры качества жизни виртуальные рубли на человека в месяц. Это отнюдь не только прямые доходы граждан. Например, если кто-то имеет квартиру стоимостью 10 млн. руб. и её не продаёт, то можно считать, что он имеет от этой квартиры приращение качества жизни выше, чем рентный доход от размещения этой суммы в банке. Конечно, это лишь упрощенное пояснение. В [1] обсуждению деталей данного подхода посвящена специальная глава.

Вопросам эффективного управления развитием в [1] также посвящён специальный раздел, в котором рассмотрена возможная адаптация к российским условиям “каталитических” и иных методов управления развитием, отработанных в ходе американской “перестройки” начала 90-х годов (проект Reinventing Government).

Совокупность этих методов является основой, так называемого, “нового федерализма”.

Для активных систем (системы включающие человека в контуре управления) нами рекомендуются три группы методов управления:

- экономико-правовое (каталитическое) управление;

- инвестиционное управление (финансовые стимулы):

- административно-командное управление.

Экономико-правовое управление меняет социально-экономическое поведение людей с помощью законов, нормативов, регламентов, а также за счёт создания и развития инфраструктуры. По многим причинам, мы включаем в инфраструктуру также и человеческий потенциал. Разумеется, такое управление требует назначения адекватных налогов и повинностей и формирования норм морали и массового сознания, что также воздействует на это поведение. В разумно устроенной экономико-правовой системе участники выбирают свои действия и решения исключительно в своих частных интересах. При этом, однако, экономико-правовая среда устроена так, что установленная цель управления достигается как бы “самопроизвольно”. Одним из первых на перспективность такого метода управления обратил внимание Фридрих фон Хайек [5]. В этой книге он экономико-правовую среду называет “расширенным порядком”.

Чтобы правильно сконструировать экономико-правовую среду очень важно понимать, что каждый фактор этой среды влияет на качество жизни различных социальных страт самым разным, иногда противоположным образом. Помимо проблем партнёрского согласования интересов разных социальных групп, здесь возникает ещё угроза недобросовестного лоббирования.

Несмотря на все перечисленные и многие другие трудности, экономико-правовое управление является, на наш взгляд предпочтительным методом из трёх перечисленных. Известны случаи, когда весьма успешные руководители проводят свои совещания лишь по одному вопросу: “какой дефект нашей системы приводит к тому, что результаты, которых мы добиваемся на данном совещании, не произошли сами собой, без нашего вмешательства?” Управление через интересы людей наиболее эффективно, но помимо сложностей, вызванных недобросовестным

лоббированием, недостатком знаний, и непростой задачей организации их накопления, возникает задача упреждающей коррекции конфликта личных (региональных) и системных интересов, которые, как известно, могут породить серьёзные проблемы, конфликты и даже масштабные кризисы.

Из несметного количества известных примеров упомянутых конфликтов рассмотрим только два. Первый – полушутливый. Мы видим на столах в нашем зале воду, разлитую в пластиковые бутылочки. Именно интересы людей толкнули на использование такой технологии. В момент её изобретения, все восторгались этой инновацией. А то, что в результате этого, утрируя, вся планета оказалась заваленной пластиковыми бутылками, - это, по существу, плата за недальновидность и недостаточные знания о процессе управлении через интересы людей.

Существенно более серьёзный пример можно привести из китайского опыта. Там, в самом начале экономических реформ, была введена стимулирующая система налогообложения землепользования. В результате резко возросла урожайность риса, и Китай не только решил собственную продовольственную проблему, но и начал экспорт риса. Однако, недостаток предусмотрительности в организации управления через интересы привёл, в данном случае к массовой деградации сельскохозяйственных земель. В [1] можно найти перечень ещё десяти наиболее частых и опасных примеров.

Экономико-правовой метод управления, несмотря на все свои достоинства, императивно требует грамотного учета стратегических последствий, которые могут принять даже характер глобального кризиса. Если развитие конкретного социума определяется исключительно частными интересами людей, не ограниченных системными нормами, - это неизбежно приводит к фатальным последствиям. Например, именно из-за недоучёта этой особенности, “частный интерес” в банковской сфере и широкие возможности злоупотребления монопольным положением на рынке такого специфического товара, как деньги, привели к вопиющему дисбалансу оплаты труда и нормы прибыли в финансовой и производственной деятельности. В результате банковская сфера стала разорять производительную сферу, главный источник своего богатства. На наш взгляд, именно в этом причина развивающегося глобального кризиса.

Инвестиционное управление состоит в использовании бюджетных средств, для прямой или косвенной оплаты деятельности, недостаточно выгодной частному сектору, но системно полезной. Такое управление менее предпочтительно, чем экономико-правовое, так как чревато коррупционными злоупотреблениями, особенно лёгкими в инновационной сфере. Здесь должны применяться методики снижающие возможность таких злоупотреблений [7,8]. Должны быть обеспечены: научная обоснованность целесообразности соответствующей нагрузки на социум, на основе комплексной оценки её влияния на качество жизни. Также должны обеспечиваться: тотальная транспарентность целей и затрат, объективная оценка достигнутых результатов и бескомпромиссная ответственность за эти результаты, как для тех кто обосновывает целесообразность соответствующих расходных обязательств, так и для тех, кто их реализует. В [2] можно увидеть простейший пример количественного обоснования решений о бюджетной поддержке инноваций с использованием прогностической модели.

Административно-командное управление – самое неэффективное из перечисленных способов. Ему особенно часто сопутствуют и серьёзные злоупотребления и низкая эффективность и полная безответственность, а значит и повышенный риск ошибок. Однако всякий, кто читал басню: “Кот и повар”, знает, что иногда разумно: “там речей не тратить по-пустому, где нужно власть употребить”.

Административно-командного способа управления, в обозримой перспективе, по крайней мере, в зоне действия советских управленческих традиций, избежать не удастся, но его грамотное применение должно сопровождаться некоторыми жесткими условиями и ограничениями [1].

Лицо, уполномоченное применять административно-командные управляющие воздействия (ЛПР), обязательно должно чётко объявить ожидаемые результаты управления и отвечать за несовпадение прогноза и реалий, причём совместно с теми советниками, которые такое решение рекомендовали. Советники, разумеется, если они были, должны быть обязательно объявлены в тексте решения. Более того, ЛПР, обладающее такими правами должно действовать в рамках закона об уголовной ответственности за не декларирование ситуации конфликта интересов.

Каждый случай использования в чрезвычайных ситуациях административно-командного управления должен обязательно порождать критический анализ действующей системы управления и, если это окажется целесообразным, приводить к адекватным изменениям экономико-правовой среды или инвестиционных решений. Эти меры должны снижать вероятность возникновения необходимости применения административно-командного управления в перспективе.

В заключение, несколько слов о некоторых конкретных управленческих решениях, которые могут способствовать повышению качества жизни за счёт инноваций. Подчеркнём специально, что мы говорим о “повышении качества жизни за счёт инноваций”, а не о “повышении инновационной активности”.

Приоритетным является стимулирование спроса на инновации. В рамках экономико-правовых методов, главное - добиться снижения возможностей высоких доходов за счёт вовлечённости предпринимателей в процесс проедания национального имущества и национального дивиденда и, наоборот, облегчить получение высоких доходов за счёт использования главного возобновляемого ресурса любой страны – высокопроизводительного труда. Не следует забывать также, что повышение качества человеческого потенциала страны повышает спрос на инновации и прямо, и косвенно.

Применительно к внутреннему рынку ЕС, как следует из многих публикаций и, в частности, из сегодняшних выступлений участников, для инноваций есть относительно хорошие стимулы. Поэтому хотелось бы обратить особое внимание на возможности экспорта инноваций, и особенно, - именно в Россию. Последнее время здесь, благодаря уникальным стимулам для “экономики проедания” национального имущества и национального дивиденда, разработка и применение инноваций отстают от стратегических потребностей страны, что создаёт очень хорошие перспективы для экспорта в Россию инновационных технологий и продуктов. Важно, однако, чтобы эта деятельность осуществлялась не на конфронтационной, а на партнёрской основе, позволяющей реализовать синергетику партнёрства. Наши государственные структуры должны обеспечить именно такой характер взаимодействия.

К сожалению, сложившаяся на глобальных рынках ситуация может подтолкнуть некоторых близоруких политэкономистов каждой из сторон к стратегически недальновидному злоупотреблению своими монопольными преимуществами. Россия может злоупотреблять преимуществами своей ресурсной базы, а ЕС - преимуществами в инновационной сфере. Это стратегически недальновидно. Нужно искать синергетические эффекты, Даже опыт СССР в этой сфере не нужно сбрасывать со счетов. Это отнюдь не оговорка. Ещё Н. Бердяев говорил: "Всё существо ваше полно памятью о зле прошлого, вы не можете освободиться от него. Но у вас нет памяти о добре прошлого, о нетленной истине и красоте в нём, у вас нет памяти творческой и воскрешающей".

Что бы ни говорилось о дефектах советской системы, нельзя не признать, что первая ТНК была создана в СССР. По нашим оценкам, только плодотворность этой идеи обеспечила столь длительное существование государства, полностью основанного на патологической административно-командной системе управления. Например, Госплан никогда бы не допустил, чтобы сырьё, добывалось в одном месте, потом с большими затратами перевозилось в другое место, там перерабатывалось, а готовые продукты опять перевозились бы к местам добычи сырья. А вот в международных экономических отношениях это практикуется. Организация производства вблизи мест добычи сырья очень выгодна и, если будут найдены приемлемые для обеих сторон механизмы распределения этой выгоды, это может стать одним из каналов использования синергетики партнёрства.

Из опыта СССР полезно, например, также осмыслить синергетику единой электроэнергетики. Расположение партнёров в разных часовых поясах позволяет за счет переброски электроэнергии существенно снизить установленные мощности. Думается, для данной аудитории нет необходимости перечислять другие каналы. Госплан уже почти вымер, но использовать его опыт ещё можно и нужно. Разумеется, не в части директивного планирования, а в части анализа производственных балансов и развития межрегиональной кооперации.

Госплан обязательно учёл бы, что каждая страна обладает имманентными конкурентными преимуществами и партнёрство должно давать партнёрам максимальный эффект от их использования. Такие возможности, несомненно, есть, и в СССР, в

ряде случаев удавалось этого добиваться. Сейчас такие возможности даже увеличились. В частности, некоторые вопросы эффективной коммерциализации имманентных конкурентных преимуществ Москвы обсуждались на конференции ВЭО России в Монтрё [10].

Для того, чтобы реализовать указанные заманчивые возможности, необходимы, повторимся, меры, стимулирующие повышенный спрос на инновации в России. В [1] даны соответствующие рекомендации. Они сводятся к увеличению налогообложения доходов от продажи природных ресурсов и к одновременному выводу из налогообложения той части этих доходов, которая реинвестируется в высокотехнологичные производства. При этом также рекомендуется не применять антимонопольные меры регулирования для компаний, первыми предложивших на рынок продукцию этих производств. Предусматриваются также специальные меры, разоряющие компании, воспользовавшиеся этими льготами, но не добившиеся ожидаемых результатов. Предварительные оценки показывают, что эти меры, за счёт активизации частной инициативы обеспечат прирост национального дивиденда, полностью перекрывающий потери от данной налоговой льготы. К сожалению, нет возможности детализировать эти предложения.

Важнейшим фактором стимулирования спроса на инновации должно стать повышение широты образования и внедрение высоких моральных норм в сознание молодого поколения, Об этом говорили многие выступавшие. Особенно приятно, что этой точки зрения придерживается принимающий участие в нашей конференции член Совета Федерации Ю.В. Росляк. Сейчас невозможно много распространяться на эту тему. Придётся ограничиться всего лишь двумя замечаниями.

Вопрос о пользе широкого образования рассмотрен в брошюре «Пифагор – восьмое чудо света» [6]. Говоря упрощенно, лишив молодое поколение широкого образования, мы можем никогда не узнать, что в России родился новый Пифагор или Ломоносов. Подходить к образованию по рецепту: “лишь были б жёлуди, ведь я от них жирею” совершенно недопустимо.

Немножко больше хотелось бы сказать о пользе морального воспитания подрастающего поколения. Нам нужны не только “оказывальщики образовательных услуг”. Нужны также и Учителя, с заглавной буквы. Это императивная необходимость. Приведём аргументы в обоснование этого утверждения.

Последнее время всё шире распространяется понимание того, что ключевым фактором устойчивого развития мирового сообщества является опора на партнёрские, а не на конфронтационные взаимоотношения. В наших работах показано, что для такой ориентации есть серьёзные, хотя и не всегда действующие причины. Поясним это утверждение.

Если, для краткости, назвать сторонников партнёрства альтруистами, а сторонников конфронтационных подходов эгоистами, то на базе теории игр удалось доказать теорему о том, что альтруизм это дальновидный эгоизм. Этот тезис, в том или ином виде, присутствует почти во всех религиозных или морально-этических системах мира. В христианстве, в частности, общество с философией альтруизма даже называется “царством Божьим на земле”.

К сожалению, в современном мире, несмотря на упомянутую, и в высшей степени авторитетную поддержку, доля конфронтационных решений на всех уровнях отнюдь не падает. Математика даёт ясный ответ на причину этого феномена. Легко доказать, что, рассуждая чисто теоретически, сообщество, основанное на альтруизме неустойчиво, а построенное на эгоизме – устойчиво, хотя и не может дать такого качества жизни, как сообщество альтруистов. Действительно, альтруист не наносит никакого вреда сообществу эгоистов, но зато всего один эгоист, теоретически говоря, может разрушить всё сообщество альтруистов. По нашему мнению, современные проблемы в ЕС убедительно показывают, что при доказательстве упомянутой теоремы использовалась вполне адекватная модель ситуации.

Единственным известным способом обеспечения устойчивости партнёрских общественных взаимоотношений является соответствующее формирование общественного сознания. Поэтому так важны Учителя. Невозможно углубляться в детали, но важно подчеркнуть, что для устойчивости партнёрства нет необходимости убедить в этом 100% граждан. Цепная реакция конфронтационных взаимоотношений не развивается, если против этой философии иммунизировано достаточная доля членов сообщества. Какой это процент, точно неизвестно и это ещё больше требует внимания к формированию общественной морали,

ориентированной, как говорил ещё Пифагор два с половиной тысячелетия назад, на утверждение “Божественной справедливости”. Прошу простить за пафос, может быть чрезмерный, но он продиктован особой, можно даже сказать, фатальной, значимостью формирования общественной морали, гарантирующей устойчивость развития цивилизации.

В заключение хочется выразить убеждённость в том, что наша конференция породит и новые практические предложения, и новые научные проработки на благо наших народов.

Спасибо за внимание!

ЛИТЕРАТУРА И ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ В ЭЛЕКТРОННОЙ ФОРМЕ

1. Норкин К.Б. Системные роблемы борьбы с коррупцией в России. – Калуга: Издательство ГП «Облиздат», 2011. – 320 с.

2. Концептуальные основы государственного стратегического оптимизационного управления в условиях формирования либеральной экономики. http://www.lawinrussia.ru/node/199351

3. Блог К.Б. Норкина на сайте «Политическое образование»: www.politobraz.ru/blog/482

4. Индексное управление региональным развитием: возможности и перспективы для России: http://www.politobraz.ru/node/107380

5. Хайек Ф.А. фон: Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. – М.; Новости, 1992 6. Пифагор – восьмое чудо света: http://www.politobraz.ru/node/108007

7. Норкин К.Б. Бюджетная поддержка инновационного развития: дело не в деньгах. «Экономика мегоаполисов и регионов, №6(30), декабрь 2009 г.

8. Как обеспечить устойчивое инновационное развитие регионов России? http://www.politobraz.ru/node/111314

9. Норкин К.Б. Глобальные конкурентные преимущества Москвы и их учёт при разработке стратегии развития и управлении её реализацией. «Экономика мегаполисов и регионов, №5(23), декабрь 2008 г.

Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС