на главную
 
  Искать Написать в редакцию Добавить в избранное   Колонка редактора Обзоры Без комментариев Новости Официально Документы
 
  

Статья Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «Россия-Евросоюз: перспективы партнерства в меняющемся мире», опубликованная в «Journal of Common Market Studies Annual Review»

13-08-2013


С удовольствием пользуюсь возможностью выступить на страницах ежегодника авторитетного «Journal of Common Market Studies» и поделиться взглядами на отношения между двумя крупнейшими игроками на европейском пространстве – Российской Федерацией и Европейским союзом. Актуальность этой темы трудно переоценить. Ведь именно от ЕС и России, от их взаимодействия в первую очередь зависит будущее нашего общего континента в XXI веке.

Европейскую историю невозможно представить без России, также как историю России – в отрыве от Европы. На протяжении веков Россия участвует в формировании европейской реальности в ее политическом, экономическом, культурном измерениях. Но одновременно веками дебатируется вопрос о том, каковы пределы возможного сближения России и ее западноевропейских партнеров, в какой степени Россия является «Европой». Данный вопрос как бы отошел в тень в годы «холодной войны», когда европейский континент оказался по сути поделенным на сферы влияния между двумя сверхдержавами. Но в последний период, когда европейцы договорились оставить позади эпоху самых кровопролитных и разрушительных войн в истории человечества, когда были разрушены стены непримиримого идеологического противостояния, появились беспрецедентные возможности реализовать мечту о единстве Европы.

Потенциал партнерства России и ЕС, без преувеличения, огромен. Ведь наши страны – это почти 650 млн. человек, живущих на территории площадью свыше 21 миллиона квадратных километров. Нас объединяет многое – взаимодополняемость и взаимозависимость экономик, объективная неделимость европейской безопасности, обширные человеческие контакты, общие культурные корни. Безусловным историческим достижением России является то, что ареал распространения европейской культуры в ее широком понимании простирается до берегов Тихого океана.

За прошедшие два десятилетия сделано немало. Достигнута договоренность о создании четырех общих пространств между Россией и ЕС, инструментом реализации оторых стали соответствующие «дорожные карты». Объем взаимной торговли России и Евросоюза превысил 400 млрд.долл. – это цифра того же порядка, что показатели торговли ЕС с США или Китаем. Сегодня общий объем накопленных инвестиций из стран Евросоюза в российскую экономику превышает 260 млрд.долл., а российские инвестиции в странах ЕС достигают 75 млрд.долл. Активизации нашего взаимодействия, расширению его рамок на базе единых правил торговли призвано способствовать состоявшееся в августе прошлого года присоединение России к ВТО.

В формате запущенной в 2010 году совместной инициативы «Партнерство для модернизации» мы реализуем проекты в инновационной и научно-технологической областях. В таких сферах как энергетика, авиапромышленность, судо- и автомобилестроение, медицина, фармацевтика в перспективе речь может идти о создании производственно-технологических альянсов. А это – прямой путь к повышению конкурентоспособности отдельных отраслей промышленности и наших экономик в целом, их адаптации к новым вызовам глобализирующегося мира.

В рамках отраслевых диалогов мы сближаем технические регламенты, пытаемся устранить барьеры в торговле. В фокусе внимания – формирование более выгодных условий для взаимного инвестирования и взаимодействия на уровне мелкого и среднего предпринимательства. С удовлетворением отмечаем, что к предметной работе на основе синтеза потенциалов проявило интерес большинство государств-членов ЕС, заключивших с Россией отдельные двусторонние договоренности о модернизационном партнерстве.

Энергоресурсы занимают ведущее место в структуре российского экспорта, мы возглавляем список их основных поставщиков в страны ЕС. Россия удовлетворяет треть потребностей ЕС в нефти и природном газе, почти четверть – в угле и нефтепродуктах. Другого такого партнера, способного обеспечить стабильные поставки в необходимых объемах, у Евросоюза просто не существует. Даже во времена «холодной войны» наша страна неукоснительно выполняла все имеющиеся обязательства. Сегодня же возможности гарантировать бесперебойное снабжение европейских потребителей российским газом на ближайшие десятилетия неизмеримо возросли. В конце прошлого года на полную мощность заработал «Северный поток», который соединил газовые сети Германии и других стран ЕС с Единой системой газоснабжения России. Началось строительство газопровода «Южный поток».

Свидетельств того, что мы нужны друг другу, – не перечесть. И не только на земле, но и в космосе – 14 марта 2013 года в Париже Роскосмос и Европейское космическое агентство подписали соглашение о сотрудничестве в области исследования в 2016-2018 годах робототехническими средствами Марса и других тел Солнечной системы – Юпитера и Луны.

Однако фундаментальные вопросы, касающиеся глубины и перспектив отношений Росиия-ЕС, по-прежнему требуют ответа. В новой редакции Концепции внешней политики России, утвержденной Президентом В.В.Путиным 12 февраля 2013 года, закреплена стратегическая задача создания единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана. Хотел бы в этой связи процитировать слова, сказанные Председателем Еврокомиссии Ж.М.Баррозу на состоявшейся в марте с.г. в Москве конференции по проблемам взаимодействия России и Евросоюза: «Я думаю, важно, чтобы мы, принимая конкретные решения, касающиеся повседневной жизни, политики или бизнеса, обладали долгосрочным видением. Такое долгосрочное видение заключается в создании общего экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока со свободным передвижением людей, свободным обменом товаров и услуг, в целом в очень тесном сотрудничестве».

Можем ли мы таким образом сказать, что Россия и Евросоюз объединены в развитии двустороннего партнерства движением к общей, ясно осознанной цели? Очевидно, что сегодня такая констатация была бы преждевременной. Стратегические цели отношений Россия-ЕС все еще не превратились в реальность, оказывающую непосредственное влияние на повседневную политику. Используя выражение Ж.М.Баррозу, положение дел может измениться лишь в том случае, если взаимодействие между Россией и Евросоюзом из «партнерства по необходимости» превратится в ясно осознанный выбор. А это в свою очередь предполагает, что отношения должны опираться на фундамент стратегического доверия.

При этом переход на принципиально новый, более высокий уровень партнерства может быть достигнут исключительно на основе принципов равноправия, взаимного уважения и взаимного учета интересов. В подходах Евросоюза к отношениям с Россией нельзя не отметить известной инерционности, связанной с общей традицией выстраивать связи с соседями исключительно на основе приближения этих стран к стандартам ЕС, их движения в фарватере политики Евросоюза. Более того, в последнее время возникает ощущение, что наши европейские партнеры даже в чем-то отступают назад от имевшегося совместного представления о векторе поступательного развития сотрудничества между Россией и ЕС.

Россия, в частности, серьезно обеспокоена действиями Евросоюза, связанными с реализацией положений «Третьего энергетического пакета ЕС», который подается как элемент совершенствования антимонопольного законодательства. Мы, разумеется, не оспариваем право ЕС самостоятельно регулировать рынки, однако рассчитываем, что будут соблюдаться международно-правовые обязательства. В случае же с ТЭП, который имеет ретроактивный характер и распространяется на инвестиции российских компаний в странах Европейского союза, осуществленные до принятия этого документа, наши партнеры пошли на нарушение статьи 34 действующего Соглашения о партнерстве и сотрудничестве Россия-ЕС, а также двусторонних соглашений России с членами Евросоюза о поощрении и взаимной защите капиталовложений.

«Третий энергопакет» уже привел к накоплению проблем в практическом сотрудничестве – для российского бизнеса в Европе ухудшается инвестиционная привлекательность конкретных стран ЕС, возрастают системные риски. В отдельных случаях мы имеем дело с фактической экспроприацией активов российских компаний. Если где-то мы и могли ожидать подобных действий, то никак не в Евросоюзе. Подобные неосмотрительные шаги чреваты подрывом доверия и способны расшатать основы нашего партнерства.

В этой связи рассчитываем на положительную реакцию ЕС на переданные Еврокомиссии на прошедшем 20-21 декабря 2012 года саммите Россия-ЕС в Брюсселе российские предложения по исправлению данной ситуации. Речь идет о заключении специального соглашения, которое позволило бы минимизировать негативный эффект применения ТЭП для нашего энергосотрудничества. Новый импульс связям в энергетической области призвана придать совместная «дорожная карта» Россия-ЕС по энергетике на период до 2050 года, подписанная 22 марта 2013 года в Москве.

Нас также беспокоит начатое в прошлом году Еврокомиссией антимонопольное расследование в отношении работы ОАО «Газпром», который вносит весомый вклад в укрепление энергобезопасности европейского континента. Среди выдвинутых обвинений есть «навязывание покупателям цены на газ, основанной на «нефтяной привязке». Но данная формула, разработанная, к слову, голландцами, до сих пор никем не оспаривалась и применяется другими поставщиками газа в Европу. Если же в отношении «Газпрома» будут приняты санкции, то компании будет сложно работать на рынках, где ее откровенно дискриминируют.

В этой связи для нас небезынтересен активно обсуждаемый сейчас в ЕС вопрос о распределении полномочий между Брюсселем и государствами-членами. Насколько мы понимаем, Лиссабонский договор каталогизировал различные категории полномочий внутри ЕС, однако окончательно так и не расставил все точки над «i». В Евросоюзе высказывается мнение, что вмешательство ЕС в вопросы, которые могут быть более эффективно решены на местном или национальном уровнях, должно быть исключено, и в среднесрочной перспективе Евросоюзу, очевидно, необходимо навести порядок в этих вопросах

Сегодня негативные аспекты данной проблемы проявляются не только в сфере энергетики, в попытках Брюсселя навязать всем государствам-членам принципы «Третьего энергопакета», но и в вопросах упрощения визового режима между Россией и странами-членами ЕС.

Вместе с тем договорно-правовая база ЕС отнюдь не запрещает применение принципа субсидиарности и пропорциональности к отношениям с третьими странами. Более того, в Договоре о Евросоюзе говорится, что в тех сферах, где ЕС не обладает исключительными полномочиями, решения на уровне Евросоюза должны приниматься только в случае, если государства-члены не могут достичь своих целей на национальном уровне. Возможно, нашим партнерам стоило бы более активно руководствоваться смыслом этого мудрого принципа? Ведь большинство сфер нашего взаимодействия, включая транспорт, энергетику, трансъевропейские сети и вопросы свободы, безопасности и правосудия, не входят в категорию исключительной компетенции ЕС. Практика показывает, что попытки ограничить свободу действий государств-членов ЕС в отношениях с Россией зачастую лишь мешают развитию нашего стратегического партнерства, в то время как договоренности, достигнутые сначала с отдельными странами, затем могут быть с успехом реализованы на общеесовском уровне.

Наше сотрудничество давно переросло рамки, установленные Соглашением о партнерстве и сотрудничестве 1994 года. Однако в ходе работы над новым базовым соглашением мы столкнулись со стремлением Брюсселя воспользоваться переговорами для получения дополнительных уступок в торгово-экономической сфере по сравнению с условиями присоединения России к ВТО. Здесь не должно быть иллюзий – Россия на заключение несбалансированного соглашения не пойдет. В целом рассматриваем его как рамочный, стратегический документ, который определил бы векторы развития нашего взаимодействия, цели на перспективу и способы их достижения.

Мы разочарованы темпами продвижения к отмене виз для взаимных краткосрочных поездок граждан России и ЕС. Визовый режим давно стал анахронизмом в наших отношениях. Технически и Россия, и страны-члены ЕС уже долгое время готовы к взаимной отмене виз. Это – знаковый вопрос, в нем как в капле воды отразились проблемы, существующие в отношениях между Россией и Евросоюзом. Ситуация складывается парадоксальная – наши западные партнеры, настаивавшие при согласовании Хельсинкского заключительного акта на обеспечении свободы передвижения людей, теперь тормозят работу по созданию условий для свободного человеческого общения на европейском континенте.

Разумеется, в размышлениях о будущих отношениях России и ЕС мы должны постоянно учитывать стремительно меняющийся глобальный контекст. Не покидает ощущение, что далеко не всегда такого рода соображения принимаются во внимание в полном объеме. А ведь мир находится на переходном этапе. Происходит перераспределение глобального баланса сил, формируется новая полицентричная международная система, в которой Европа не занимает привычного когда-то центрального места. Международные отношения становятся более сложными и менее предсказуемыми, в них нарастают факторы нестабильности.

Радикально меняются казавшиеся незыблемыми понятия и взгляды. Развитые государства утрачивают роль локомотива глобального роста, повышается значение фактора цивилизационной идентичности, очевидной становится множественность моделей развития. Изменения происходят на всех уровнях и во всех областях. Многие отметили, например, что на фоне кризиса отчетливее проявилась дихотомия между Севером и Югом Европы, в то время как привычное ее деление на Запад и Восток отошло на второй план. В этих условиях попытки руководствоваться застывшими, коренящимися в минувшей эпохе воззрениями неизбежно обернулись бы крупными просчетами. В нынешней текучей ситуации вряд ли стоит принимать как само собой разумеющуюся сложившуюся систему межгосударственных альянсов – ясно, что ход событий заставит на многое взглянуть по-новому.

Ответственных, консолидированных действий требует ситуация в глобальной экономике, на которой сказываются финансовые неурядицы в ряде ведущих экономик. Остаться в стороне от мировых экономических процессов невозможно, а противостоять современным вызовам в одиночку не в состоянии ни одна страна или группа государств, какими бы крупными и мощными они ни были. Международный валютный фонд прогнозирует, что 2013-2014 годы будут отмечены ростом мирового ВВП соответственно на 3,3 и 4,0%. При этом в зоне евро в нынешнем году предполагается падение на 0,3%, а в 2014 г. – рост на 1,1%. Россия по итогам прошлого года продемонстрировала самый значительный экономический рост среди стран «Группы восьми» – 3,4%. Привожу эти цифры с одной целью – призвать европейских коллег в полной мере учитывать, как принято говорить, реалии «на земле».

Мы искренне желаем нашим европейским партнерам скорейшего выхода из полосы стагнации, уверены, что им удастся найти правильные решения. Поэтому около 40% наших золотовалютных резервов по-прежнему номинированы в евро. И мы не только озвучиваем благие пожелания – Россия подключилась и последовательно участвует в выработке коллективных решений по линии МВФ по оказанию поддержки пострадавшим европейским экономикам, в многосторонних усилиях по преодолению последствий глобального финансово-экономического кризиса. Программа действий российского председательства в «Группе двадцати» нацелена на обеспечение устойчивого, сбалансированного роста глобальной экономики, создание новых рабочих мест. Наши приоритеты – стимулирование инвестиций, повышение прозрачности и эффективного регулирования. Видим основную задачу «двадцатки» в укреплении институтов глобального управления, создании новых эффективных инструментов для ликвидации накопившихся дисбалансов и стимулирования роста во всех регионах мира, тесной координации экономической политики.

При этом очевидно, что магических решений ни для Европы, ни для других регионов мира не существует. Необходимы серьезные и долговременные усилия, предполагающие поиск нестандартных подходов, включая внесение изменений в модели экономического развития, в целом восстановление доверия к системе экономического регулирования.

В отношениях Россия-ЕС, без сомнения, должны учитываться и новые реалии, которые создаются в результате продвижения евразийской интеграции на пространстве Содружества Независимых Государств. Россия, Казахстан и Белоруссия образовали Таможенный союз и Единое экономическое пространство, рынок которых объединяет 165 млн. потребителей, опирается на универсальные интеграционные принципы в соответствии с нормами ВТО и гармонизирован с точки зрения макроэкономической политики, правил конкуренции, системы технического регулирования, транспорта, тарифов естественных монополий, сельскохозяйственных и промышленных субсидий.

В прошлом году начала работу Евразийская экономическая комиссия – единый постоянно действующий орган этих двух форматов. В ее ведение перешли вопросы таможенно-тарифного и технического регулирования, установления торговых режимов в отношении третьих стран, конкурентная, макроэкономическая и энергетическая политика, ряд других позиций. Постепенно ей будут делегироваться новые полномочия.

Для того, чтобы пройти путь от Европейского объединения угля и стали до полноценного Европейского союза, потребовалось сорок лет. Становление ТС и ЕЭП идет гораздо динамичнее, в том числе потому, что мы учитываем опыт ЕС как самого успешного на сегодняшний день интеграционного проекта. Намерены всемерно способствовать дальнейшему развитию и совершенствованию механизмов евразийской интеграции, кодификации договорно-правовой базы ТС и ЕЭП.

Наше объединение уже приносит вполне конкретную практическую отдачу. Достаточно взглянуть на показатели прироста ВВП и взаимной торговли. В течение 2012 года объем взаимной торговли государств-участников ТС вырос на 8,7%, а в 2011 году – на 33,9%. Функционирование ТС и ЕЭП способствовало улучшению общего инвестиционного климата в трех странах, обеспечению более комфортных условий ведения бизнеса, в том числе малого и среднего, созданию новых рабочих мест. Количество безработных, состоящих на учете в органах занятости населения на конец декабря 2012 года, в целом по странам ТС и ЕЭП было ниже аналогичного показателя 2011 года на 16,8%, а уровень безработицы составил 5,2%. Думаю, многие наши европейские партнеры могли бы по-доброму позавидовать таким показателям.

Речь не идет, да и не может идти о воссоздании в том или ином виде Российской Империи либо СССР – это было бы наивно и бесперспективно. Однако тесная интеграция на новой ценностной, политической, экономической основе – это веление времени, отражение объективных тенденций эпохи глобализации, включая укрепление роли региональных объединений. Мы здесь ничего не выдумываем. Просто идем от жизни, руководствуясь прагматическим подходом и здравым смыслом. Абсолютно естественно использовать сравнительные преимущества хозяйственного, инфраструктурного, логистического, транспортного комплексов, созданных в период, когда наши страны были частью единого государства.

Новый союз будет открыт для присоединения заинтересованных стран и должен стать эффективным связующим звеном между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. Разумеется, определение параметров евразийской интеграции – задача исключительно для участвующих в ней государств точно так же, как лишь страны-члены ЕС могут определять вектор развития Евросоюза. Однако убежден, что продвижение интеграции на евразийском пространстве во взаимодополняемых и совместимых форматах с процессами, проходящими в ЕС, отвечает нашим общим интересам.

Отталкиваясь от результатов работы ТС и ЕЭП, ведем дело к формированию к 1 января 2015 года Евразийского экономического союза, призванного максимально задействовать взаимовыгодные хозяйственные связи на пространстве СНГ. Для нас эта задача имеет приоритетный характер. Рассчитываем, что ЕАЭС станет моделью объединения, которое определит будущее не только наших трех стран, но и других государств на постсоветском пространстве.

Насколько мы понимаем, в ЕС исходят из того, что евразийские интеграционные процессы представляют собой объективную реальность, и высказываются за выработку механизмов взаимодействия с ними по линии общеесовских структур, прежде всего Еврокомиссии, с переходом от уже де-факто апробированного экспертного на более высокий уровень. Такой подход мы можем лишь приветствовать. Уместно сослаться в этой связи на мнение депутата Европейского парламента, бывшего французского министра Рашиды Дати: «Не стоит размахивать красной тряпкой новой холодной войны «блок против блока». Нужно стремиться к «союзу союзов», к альянсу между Европейским и Евразийским союзами. Очевидно, что это произойдет не завтра. Но нужно иметь смелость поставить перед собой такую долгосрочную цель развития отношений с Россией и ее евразийскими партнерами».

В целом нет сомнений, что определение дополнительных источников экономического роста на новой, высокотехнологичной базе при максимально возможном сложении усилий России и ЕС могло бы стать одним из наиболее перспективных направлений нашей совместной работы на предстоящие годы. При этом очевидно, что добиться вывода связей Россия-ЕС на более качественный уровень одним рывком невозможно. Развивать двустороннее партнерство мы можем только постепенно, шаг за шагом. Первоочередными, на наш взгляд, могли бы быть действия на следующих направлениях:

– укрепление энергосотрудничества вплоть до создания в перспективе единого энергетического комплекса Европы. Россия готова двигаться в этом направлении на прозрачной основе, без политизации вопросов сотрудничества в энергетической сфере. Рассчитываем, что здравый смысл и мудрость, которые всегда отличали государственных деятелей, стоявших у истоков евроинтеграции, в конечном итоге возобладают;

– скорейшее заключение нового базового соглашения Россия-ЕС, которое определило бы векторы развития нашего взаимодействия на перспективу и способы достижения совместных целей;

– скорейшее заключение соглашения об отмене виз для краткосрочных поездок, что стало бы серьезным подтверждением действительного стратегического характера партнерских взаимоотношений партнерства России-ЕС, реальным вкладом в устранение все еще существующих разделительных линий на европейском континенте;

– развитие сотрудничества в сфере внешней политики и безопасности. Задача обеспечения единой неделимой безопасности Евро-Атлантики предполагает активное участие в ее решении всех, кто определяет положение дел в данной сфере в Европе и прилегающих регионах. При наличии политической воли мы могли бы найти формулу, которая позволяла бы идти по пути углубления сотрудничества в области внешней политики и безопасности, не затрагивая ни автономию ЕС на принятие решений в рамках ОПБО, ни самостоятельность России как страны, не претендующей на членство в Евросоюзе.

Потребность в этом очевидна. Достаточно взглянуть хотя бы на то, что происходит к югу от Европы в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Полагаем, что расхождения между нами в походах к урегулированию проблем этого региона, включая сирийский кризис, преувеличены, а возможности совместных действий в интересах укрепления стабильности и политического урегулирования конфликтных ситуаций остаются недооцененными.

Выступаем за налаживание равноправного сотрудничества в вопросах кризисного регулирования. Убеждены, что на смену «севильским модальностям» ЕС, определяющим подключение России к операциям/миссиям кризисного регулирования ЕС в качестве единственно возможной формы нашего взаимодействия, должны прийти отношения равноправного сотрудничества, отражающие характер стратегического партнерства между Россией и Евросоюзом. Подписание Евросоюзом равноправного соглашения стало бы проявлением взаимного уважения, как и подобает стратегическим партнерам, не создавая при этом для ЕС обязательств по участию в операциях кризисного регулирования, ведомых Россией, равно как и для России – в операциях, ведомых ЕС. Ведь решения о сотрудничестве на основе соглашения будут приниматься в каждом отдельном случае с учетом специфики конкретной ситуации.

В качестве важного элемента укрепления доверия между Россией и ЕС рассматриваем активизацию сотрудничества по военной линии. Созданная в 2010 году по инициативе ЕС рабочая группа по военным вопросам гармонично вписалась в структуру диалога Россия-ЕС, взяв «под свое крыло» ряд таких вопросов, как обмен оценками состояния и перспектив развития военно-политической ситуации в кризисных регионах, использование миротворческих потенциалов России и Евросоюза, борьба с пиратством.

Россия будет и далее придерживаться двухтрекового подхода, предполагающего одновременное развитие партнерства с Европейским союзом и отдельными входящими в него государствами. Однако стабильность, непрерывность этого движения вряд ли может быть обеспечена без общего понимания нашей совместной миссии, заключающейся в обеспечении достойного места Европы в мире и повышении ее вклада в международную стабильность и глобальное развитие.

Уверен – настало время мыслить творчески, не упираясь в заранее затвержденные позиции. Логика синергии усилий, объединения потенциалов, отказа от попыток отмежеваться друг от друга на общеевропейском пространстве в полной мере отвечает требованиям эпохи глобализации, отражает растущую взаимозависимость современного мира. И, кстати, такие подходы могли бы помочь государствам, которые в ЕС принято называть «странами общего соседства», избавиться от необходимости выбирать между восточным и западным векторами сотрудничества.

Думаю, что проработка глубокого обоснования перспектив и основных направлений формирования единого российско-есовского пространства – тема, достойная пристального внимания экспертного сообщества России и Евросоюза. Выкладки, подтверждающие экономическую и иную целесообразность сложения усилий России и ЕС, могли бы стать важным вкладом в процесс формирования двустороннего стратегического альянса.

Вместе мы можем добиться многого – и в политике, и в экономике, и в решении ключевых международных проблем. В отношениях Россия-ЕС – насыщенная повестка дня. От того, насколько мы будем открыты для взаимодействия, для совместной выработки компромиссных решений, учитывающих интересы друг друга, будет зависеть, каких результатов и в какие сроки удастся добиться.


Источник: МИД России
Новости
117 15.07.2014 Владимир Путин принимает участие в работе саммита БРИКС

подробнее
116 14.07.2014 Россия приняла эстафету проведения чемпионата мира по футболу

подробнее
архив новостей
Официально
46 14.07.2014 Заявление для прессы по итогам российско-бразильских переговоров

подробнее
45 12.07.2014 Заявления для прессы по итогам российско-аргентинских переговоров

подробнее
архив новостей
Документы
3 15.07.2014 ФОРТАЛЕЗСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ (принята по итогам шестого саммита БРИКС)

подробнее
2 20.05.2014 Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия

подробнее
архив новостей
Полезные ссылки



Арт-школа "Одарёные дети мира"

8 (495) 567 06 16


http://www.youtube.com/watch?v=GvmOA91OOyk


Новогодний мюзикл
"Сердце Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU +



Новогоднее представление
"В гостях у Снегурочки"

WWW.SNOWMAIDEN.NGMC-CINEMA.RU






Поддерживая плюрализм мнений, редакция не несет ответственности за содержание материалов рубрики "Без комментариев"

АСЕАН, АТЭС, ЕВРАЗЭС, Единая Россия, ОПЕК, СНГ, ШОС